Социальные функции теневой экономики в институциональном развитии постсоветской России (22.09.2008)

Автор: Латов Юрий Валерьевич

«Вторая» теневая экономика

Использование рабочего времени в личных целях

0,128 – 0,113

Использование казенного имущества в личных целях.

– 0,107

Подношения ответственным лицам – 0,112 0,156

Подношения ответственным лицам под их давлением

Выплата зарплаты из «черной кассы», без выплаты налогов – 0,117

– 0,100

«Серая» теневая экономика

Кредитование знакомым без расписки

– 0,139

Предоставление услуг без формального договора

– 0,124

Предоставление услуг без выплаты налогов

– 0,122 – 0,148

* Речь идет об ответах респондентов на вопросы «Как вы считаете, насколько часто в жизни происходят следующие явления…?»

Таблица 13

Сравнение разных оценок зависимости восприятия

коррупционных отношений от хофстедовых индексов

Оценки Высокий уровень коррупции наблюдается, если хофстедовы индексы

Индивидуализма (IDV) Дистанции власти (PDI) Маскулинности (MAS) Избегания неопределенности (UAI)

«Transparency International», 1998 г. Будут низкими Будут высокими Будут, предположительно, высокими Будут высокими

Б. Хастид, 1999 г. Будут низкими Будут высокими Будут низкими Связь не отмечена

Исследование диссертанта, 2004 г. Будут низкими Будут высокими Связь не отмечена Связь не отмечена

Получены значимые корреляции и для некоторых других видов теневых экономических отношений (использование служебных ресурсов в личных целях, приобретение контрфактной продукции и др.).

Критической оценке неоинституциональной парадигмы теневых экономических отношений служит проведенный в диссертации анализ роли правоохранительных органов в системе формальных институтов, контролирующих и сдерживающих теневую экономику. Показано, что прогибиционистская политика, основанная на вере в силу формального закона, практически никогда не давала успешного результата. Более того, занимающиеся «наведением порядка» правоохранительные органы имеют тенденцию активно втягиваться в теневые экономические отношения.

Как доказывает диссертант, добиться реальных успехов в сдерживании теневой экономики удается лишь тогда, когда формальные запреты опираются на систему неформальных норм деловой этики и запретов на нарушения правил хозяйственной деятельности.

В финале диссертации автор предлагает рассматривать как основные направления противоборства с теневой экономикой следующие меры социальной инженерии, направленные на изменение ментальных стереотипов:

формирование позитивного образа легальной хозяйственной деятельности – представлений о бизнесе как сфере честной конкуренции и социальной ответственности, а не соревнований в обмане;

формирование негативного образа теневой экономики – осуждающего отношения к тем видам хозяйственной деятельности, которые связаны с нарушением закона;

формирование представлений о дозволенности и моральности инициативной помощи рядовых граждан правоохранительным органам в пресечении теневой экономической деятельности.

Важность этих мер доказывается от противного – демонстрацией того, что в современном российском обществе преобладают противоположные тенденции, что и создает ощущение «неискоренимости» теневых отношений.

Действительно, в 1990-е гг. сформировался порочный круг отчуждения российского бизнеса от общества (Рис. 2), что привело к превращению бизнеса в зону едва ли не тотального нарушения закона. Лишь в 2000-е гг. появились признаки улучшения имиджа предпринимателя в глазах рядовых российских граждан, что дает надежду на постепенную декриминализацию бизнеса.

Рис. 2. Порочный круг отчуждения российского бизнеса от общества

Таблица 14

Степень критичности мнений респондентов

о допустимости «серой» теневой экономики

теневых

экономических отношений Мнения респондентов


загрузка...