Медико-психологические и нейробиологические детерминанты профессиональной деятельности в экстремальных условиях (22.08.2011)

Автор: Родыгина Юлия Кимовна

Для оценки профессиональной пригодности проводилась, целенаправленная беседа анкетного характера с непосредственными руководителями сотрудников (экспертами) с применением предложенной нами 7-балльная анкета профессиональной пригодности.

Для выявления и последующего исключения из исследования лиц имеющих расстройства связанные со злоупотреблением алкоголя использовался вопросник AUDIT, состоящий из 10 пунктов (рекомендован ВОЗ, 2007).

Для определения состояния здоровья, семейного положения, стажа службы, образовательного уровня, изучались личные дела и медицинские карты сотрудников экстремальных служб.

Лабораторные методы исследования. Нейробиологическому исследованию лиц экстремальных профессий и контрольной группы предшествовал осмотр врача. К обследованию были допущены практически здоровые лица. Исследование проводили в рабочие дни, на базе медицинского кабинета подразделений. Забор венозной крови осуществлялся в утреннее время (с 8 до 10 часов), натощак из локтевой вены. Лица, предъявлявшие жалобы на состояние здоровья, а также после ночного дежурства, к обследованию не допускались. Каждым испытуемым заполнялась и подписывалась карта информированного согласия.

Выбор применяемых методов нейробиологического исследования был обозначен его комплексным характером в соответствии с целью и задачами научной работы. Этому предшествовал анализ литературы и пилотное исследование, где были определены наиболее информативные показатели лабораторных исследований на изучаемой выборке.

Оценка цитокинового статуса проводилась по результатам определения концентрации в периферической крови (плазме) таких цитокинов как, интерлейкин – 1?, интерлейкин – 8 (метод ИФА, реактивы производства «Вектор БЕСТ», РФ).

Исследование факторов гуморального иммунитета при помощи определения концентрации в сыворотке крови иммуноглобулинов Ig G, Ig E, IgM, IgA (метод ИФА, реактивы производства «Вектор БЕСТ», РФ ).

Оценка гормонального статуса. Количественное определение концентрации кортизола, тироксина, трийодтиронина, тиреотропного гормона (метод ИФА, реактивы производства «Вектор БЕСТ», РФ). Анализ результатов проводился на риддере «Anthos 2020» (Швеция).

Исследование биохимических показателей крови. Определялось содержание аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы, креатинина, активность гамма-глютамилтранспептидазы (кинетический метод), общий и прямой биллирубин в сыворотке крови (фотометрический тест с 2,4 дихлоранилином, «Diasys», Германия).

Статистическая обработка полученных результатов. Статистический анализ данных осуществлялся с использованием пакета статистических программ Statistica, v 7.0. Поскольку распределение практически всех показателей было далеко от нормального, для сравнения групп использовались методы непараметрической статистики — тест Краскэла-Уоллеса для рангов совместно с методом множественных сравнений рангов и медианный тест, тест Вилкоксона для сравнения зависимых выборок, U-тест Манна-Уитни. Для описания показателей в группах в качестве характеристик положения и рассеяния использовались медиана и квартили. Для оценки корреляций использовались коэффициенты корреляции Спирмена; связь между показателями оценивали как сильную при абсолютном значении коэффициента корреляции r > 0,70, имеющую среднюю силу - при r от 0,69 до 0,3, и как слабую - при r > 0,29.

Уменьшение размерности данных достигалось факторным анализом (вариант АГК, анализ главных компонент) и варимакс-вращением с изучением факторной нагрузки. Для построения алгоритма прогнозирования профессиональной пригодности использовался дисперсионный метод и метод линейного регрессионного анализа с пошаговым отбором информативных показателей.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Исследование функционального состояния психических процессов проводилось с учетом принадлежности к определенной профессиональной группе, в которой достаточно велика и доказана доля профессионального стресса (Павлов А.С., 2002; Измеров Н.Ф., 2006; Калягин Ю.С. и др., 2006).

При обследовании сотрудников, имеющих различные специальности, было выявлено, что медиана и (квартили) для объема кратковременной зрительной памяти составили 6,0 и (5,0; 7,0) у.ед., что находится в нормативных значениях (Данилова Н.Н., 2000). Наибольший результат параметра демонстрировали военнослужащие и контрольная группа, а наименьший – наблюдался у сотрудников МВД и МЧС (рис. 1) (p<0,0001).

Значимость различий по способности к запоминанию между профессиональными группами повышалась на последних этапах предъявления стимульного материала, а динамика умственной работоспособности (проба Шульте) оказалась малоразличима.

Показатели функционирования психических процессов у различных профессиональных групп в условиях экстремальной деятельности, в целом, отставали от параметров лиц контрольной группы (p<0,001), в пределах принятого нормативного разброса. Специфичность функционирования сферы психических процессов в зависимости от рода и продолжительности экстремальной деятельности наиболее характерна была для произвольного запоминания. Практически неизменными оставались параметры конструктивного мышления и усредненные показатели проб на внимание. Неустойчивость и гиперстения умственной работоспособности, наблюдаемое в начале профессионального пути, с увеличением стажа службы приобретали нормостенический тип реагирования на умственную нагрузку. При этом динамическое наблюдение подтверждало специфику по стажу.

По сравнению с мужчинами, женщины – сотрудницы экстремального подразделения обладали большим объемом кратковременной зрительной памяти (р<0,001), более низким уровнем непосредственной произвольной памяти, комбинаторного мышления и временных показателей внимания (р<0,002).

Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельной личности. Предрасположенность к личностной тревожности активизируется при восприятии определенных внешних стимулов, расцениваемых человеком, как опасные для самооценки, самоуважения или жизни (Березин Ф.Б., 1988).

Рис. 1. Объем кратковременной зрительной памяти сотрудников различных групп занятых экстремальной профессиональной деятельностью, медиана и (квартили), (усл. ед.).

Примечание: различия при уровне значимости р < 0,0001 между группами: контроль – сотрудники МВД; военнослужащие-сотрудники МЧС; контроль – сотрудники МЧС.

Уровень ситуативной (СТ), и личностной тревожности (ЛТ) оказался достаточно умеренным (низкий и средний) у всех изучаемых групп (рис. 2). В динамике профессионального развития выявлена тенденция к увеличению уровня личностной тревожности у сотрудников, занятых экстремальным трудом. Экстремальная деятельность сотрудников различных профессиональных групп способствует переходу ситуативной тревожности на внутренний, более устойчивый, личностный план.

Рис. 2. Динамика уровня тревожности сотрудников милиции в процессе выполнения экстремальной профессиональной деятельности, медиана.

Примечание: статистическая значимость различий р<0,001 по параметрам ситуативной тревожности между исследованиями 2006-2009 гг.; р<0,05, между 2003-2006 гг.

Женщины занятые экстремальным трудом в большей степени, чем мужчины переживали беспокойство, тревогу, страх в контексте ситуации. Начало профессионального становления женщин экстремального подразделения способствовало большему количеству ситуативных и личностных тревожных переживаний.

Эффективность профессиональной деятельности опосредовано зависит от индивидуальной выраженности основных свойств нервной системы и их индивидуального сочетания (Бодров В.А., 2001; Ильин Е.П., 2004). Выявлено, что у всех исследованных групп наблюдались высокие показатели процессов возбуждения, торможения и подвижности нервной деятельности. Наибольшей силой процессов возбуждения обладали сотрудники МВД, а наименьшая – наблюдалась у ВС (р<0,0001), все исследованные профессиональные группы демонстрировали более высокие показатели по параметру силы возбуждения нервных процессов, чем лица контрольной группы.

Как и всякий физиологический показатель, свойства нервной системы подвержены изменениям из-за текущих состояний человека. Профессиональная деятельность с высокой долей витального риска, безусловно, воздействует на биологические составляющие нервной системы. Лонгитюдинальное исследование показало, что все основные свойства нервной системы нарастали с увеличением срока службы. При этом наблюдаемое плавное увеличение показателей от года к году оказалось малоразличимо статистически. Данное обстоятельство вполне вписывается в концепцию допустимых пределов изменчивости биологических структур (Ильин Е.П., 2004).

Благодаря корреляционному анализу было выявлено, что уравновешенность нервной системы взаимосвязана со стажем службы сотрудников. Так, в первое наблюдение шестилетнего динамического наблюдения обнаруживалась обратная корреляция средней силы между данными параметрами (r=-0,39), а спустя шесть лет службы коэффициент корреляции увеличился (r=-0,50).

Любая профессия накладывает отпечаток на личность человека, постепенно меняя ее поведение, в целом. При этом система личностно-деятельностных отношений обладает чертами динамичности и взаимной адаптации ее компонентов (Безносов С. П., 2004; Дикая Л.Г., 2007; Бодров В.А., 2008).

Нами были изучены личностные профили лиц экстремальных профессий в процессе профессиональной деятельности (рис. 3). По результатам СМИЛ, усредненные показатели всех изученных групп по шкалам достоверности и базисным шкалам находились в пределах нормативного разброса данных. При общей оценке конфигурации профиля лиц экстремальных профессий имелся наклон, который проявлялся подъемом 4-й, 6-й, 8-й и 9-й шкал. Такой тип личностной структуры отражает высокий риск поведенческих реакций и стенический тип реагирования. В соответствии с этим сотрудников «опасных» профессий характеризует активность, сила, преобладание возбудимых черт характера, выраженная тенденция к самореализации. С позиций требований к профессии с высокой степенью противодействия факторам экстремальной среды, тип характера с доминированием черт готовности к быстрым поведенческим реакциям достаточно оправдан (Бовин Б.Г. и др., 1997; Бодров В.А., 2008).

С годами службы в условиях повседневной стрессовой нагрузки нарастали значения по шкале F (р<0,01), что сопровождалось состоянием дискомфорта, усилением эмоциональной неустойчивости, а в сочетании с ведущими 4-й и 9-й шкалами – высокой вероятностью аффективных реакций и низкой конформностью.

Рис. 3. Усредненный личностный профиль лиц экстремальных профессий, медиана.

Примечание: статистическая значимость различий р<0,001 между группами по параметру шкалы К, шкалы 6; р<0,0001 по параметру шкалы 1, шкалы 3

Особенно повышение признаков социальной дезадаптации было характерно для группы со стажем 10 лет и более. Следует отметить, что в группе со стажем от 5 до 10 лет наиболее ярко отмечались черты смешанного типа личностного реагирования, а у лиц со стажем службы более 10 лет вновь происходило заострение стеничных качеств личности. Со стажем снижалась тревожность (r=-0,50), отгороженность и индивидуалистичность (r=-0,49) сотрудников. Анализ динамики личностных профилей показал прохождение периода личностного кризиса с неврастеническим паттерном переживаний на границе 10 лет службы в экстремальном подразделении. Для этого периода было характерно противоречивое сочетание ведущих 2-й (шкала «пессимистичности») и 4 – ой шкал (шкала «импульсивности») во второй период обследования (2006 г.), что поведенчески ослабляло агрессивность, нонконформность и импульсивность показателей 4-й шкалы из-за более высокого уровня контроля сознания над поведением. В то же время личность с таким двухпиковым сочетанием переживает внутренний конфликт, что психологически проявляется сочетанием высокого уровня притязаний с неуверенностью в себе, высокой активности с быстрой истощаемостью. При неблагоприятных социальных условиях данная предиспозиция может служить почвой для алкоголизации, а также для развития некоторых психосоматических расстройств, так как этот рисунок профиля отражает в известной степени черты личностного типа «А» (Jenkinson C.M., 1993; Собчик Л.Н., 1990). В дальнейшем адаптация личности к условиям повседневного профессионального стресса проходила по пути стенизации личностного реагирования с выраженной тенденцией к самореализации и противодействию средовому влиянию.

Исследование социальных параметров профессиональных групп экстремального профиля показало, что наибольшее количество сотрудников имеющих высшее образование было в группе военнослужащих (63%), а у сотрудников полиции таковых было 17%. Среди сотрудников экстремальных служб нами отмечено меньшее количество лиц состоящих в разводе по сравнению с группой контроля (р<0,01).

????????????$?„

1ентивного подхода к укреплению здоровья работающего населения.

Практически все метаболические показатели были выше в группе лиц занятых экстремальным трудом, статистически значимые различия с контрольной группой были характерны для показателей АлТ и ГГТ, которое можно рассматривать, как признак стрессорного напряжения гепатоцитов. В обоих случаях данные параметры у сотрудников полиции почти в два раза превышали таковые у лиц контрольной группы.

С увеличением стажа службы обнаружилось, что от 17% до 39% сотрудников со стажем более 10 лет имели увеличение активности трансаминаз, 46% – по показателю прямого билирубина, 41% лиц – по активности ГГТ. Тогда как в более молодой стажевой категории превышение по показателям активности трансаминаз было обнаружено только у 8,3% сотрудников и у четверти обследованных были повышены значения общего и прямого билирубина.

Параметры метаболических реакций были повышены у женщин-сотрудниц экстремального подразделения, в сравнении с выборкой женщин – курсантов. У всех женщин-курсантов уровень биохимических реакций был в норме, тогда как у 13% женщин-сотрудниц имели превышение физиологической нормы по активности АсТ и АлТ, у 6,4% был повышен общий билирубин, и практически у трети – уровень активности ГГТ превосходил допустимые физиологические нормы (29%).

В адаптации к неблагоприятным условиям среды и в патогенезе многих профессиональных заболеваний нейрогормональный фон организма имеет решающее значение, так как все процессы, в том числе микроциркуляция крови, тканевое дыхание на клеточном и субклеточном уровнях, интегрируются и координируются нейроэндокринными механизмами, при этом эндокринные изменения при деятельности человека в экстремальных условиях изучены еще недостаточно (Иванова С.А., 2000).


загрузка...