Фармакологическая коррекция функционального состояния спортсменов на базовом этапе тренировочного процесса в условиях дизадаптации (22.08.2011)

Автор: Лиходеева Вера Александровна

Палочкоядерные нейтрофилы, % 6,35 ± 0,24 5,20 ± 0,31*

Сегментоядерные нейтрофилы, % 65,50 ± 0,73 59,14 ±1,62*

Лимфоциты, % 20,00 ± 0,46 27,40 ± 0,52*

Моноциты, % 6,42 ± 0,27 5,80 ± 0,32

С- реактивный белок +++

Заболеваемость (ОРВИ, ОРЗ), % 87 14,3

Уровень здоровья ( Г.Л. Апанасенко, 1988 ) Средний Выше среднего

Примечание: Примечание: n-число наблюдений; * - изменения достоверны

относительно значений пловцов 1-й группы, р <0,05; (+) – соответствует 1мм осадка

С – реактивного белка.

Изучение особенностей вегетативного гомеостаза с использованием метода вариационной пульсометрии в клиностазе через 20 мин отдыха после разминки у спортсменов 1-й группы выявило более высокие значения: индекса напряжения (ИН=164,0±30,9 усл.ед.), амплитуды моды (АМо=42,6±2,9%) и пульса (ЧСС=93,5±2,3 уд/мин), что свидетельствовало о дизадаптации спортсменов. При этом у пловцов 2-й группы ЧСС равная 72,6±1,1 уд/ мин и выраженная синусовая аритмия [вариационный размах (ВР)= 345,5±26,0 мс] свидетельствовали о напряжении адаптации.

Результаты впоследствии проведенной пловцами 2-й группы ортопробы отражали достоверное увеличение ЧСС на 20,0 уд/мин. Амплитуда моды (АМо), возросшая на 82,8% и индекс напряжения (ИН) – в 4,2 раза (рис.2), согласно авторам (Товбушенко М.П. и соавт., 1996; Кудря О.Н., 2002), являлись признаками дизадаптации и у спортсменов этой группы.

Рис.2. Некоторые показатели вариационной пульсосметрии при ортопробе пловцов

2-й группы.

* - изменения достоверны относительно в клиностазе.

В тесте на сердечно-сосудистую выносливость (ССВ) у пловцов 1-й группы наблюдался сдвиг (относительно значений клиностаза) значений Мо влево на 8,4% (р<0,05). Повышение значений АМо на 16,7% и ИН – на 89,1% (р<0,05) увеличивало вклад хронотропного компонента в насосную функцию сердца: ЧСС возрастала от 93,5±2,3 уд/мин до 99,8±2,3 уд/мин, что соответствовало низкой оценке сердечно-сосудистой выносливости (рис.3) и указывало на наличие в организме спортсменов дизадаптационных изменений.

У пловцов 2-й группы после теста на сердечно-сосудистую выносливость (ССВ) также отмечался достоверный сдвиг моды влево на 22,5%, что отражало снижение активности автономной и повышение вклада центральной вегетативной регуляции: При этом АМо после выполненного теста достоверно увеличилась на 39,0 %, а ИН возрастал в 4,0 раза (р<0,001). Увеличение ЧСС от 72,6±1,1уд/мин до 94,1±3,3 уд/мин также подтверждало низкую сердечно-сосудистую выносливость у пловцов этой группы (Кучкин С.Н. и соавт.,1998) (рис. 3).

Рис. 3. Динамика показателей вариационной пульсометрии в клиностазе, в тесте на

сердечно- сосудистую выносливость (ССВ) и при плавании 6х50 м.

* - изменения достоверны относительно значений в клиностазе;

** - изменения достоверны относительно значений в тесте на ССВ.

Плавательный тест 6х50 м (интервал отдыха между отрезками 20с) в 1-й группе, сопровождался достоверным сдвигом Мо влево относительно значений теста ССВ на 23,5%. При этом ИН достоверно повышался на 67,6% (р<0,05) относительно значений теста на ССВ и на 216,9% (р<0,01) относительно клиностаза. Выраженность синусовой аритмии после выполнения теста на ССВ и плавания дистанции 6х50 м по сравнению с клиностазом уменьшалась на 19,4% и 29,3% соответственно. При этом ИН возрастал соответственно тестам приблизительно в 2,0 и 3,0 раза. Такое увеличение ИН, по мнению Товбушенко М.П. и соавт. (1996), указывало на значимое снижение функциональных резервов ССС спортсменов. У пловцов 2-й группы в клиностазе отмечалась выраженная синусовая аритмия. В тесте на ССВ ее выраженность заметно снижалась, а после плавания теста 6х50м, наоборот, увеличивалась, сопровождаясь достоверным увеличением АМо и ИН приблизительно в 3,0 раза и 4,0 раза. Таким образом, неудовлетворительное течение процесса адаптации сопровождалось неудовлетворительной оценкой выполнения теста пловцами обеих групп.

Исследование типологических особенностей вегетативной регуляции выявило, что наибольшее количество (53,5%) дизадаптированных пловцов имело симпатикотонический тип вегетативной регуляции, минимальное (17,9%) – нормотонический.

У нормотоников в клиностазе ИН и АМо хотя и оказались в пределах средневозрастных значений, но значения вариационного размаха указывали на выраженное напряжение в работе механизмов адаптации. У спортсменов с парасимпатикотоническим типом регуляции выявлены самые низкие значения ИН и АМо (19,28±1,79 усл. ед. и 20,88±0,85% соответственно), указывавшие на перенапряжение и дезинтеграцию в работе регуляторных механизмов (Кучкин С.Н. и соавт., 1998; Ивянский С.А., 2006; Шлык Н.И., 2009). У пловцов с симпатикотоническим типом регуляции ИН оказался более 100,0 усл. ед. и указывал на сдвиг нейрогуморального равновесия в сторону симпато-адреналовой активности.

В процессе исследования типологических особенностей системного кровообращения было установлено, что б?льшая доля дизадаптированных пловцов приходилась на ГрКТ (41,0%) и ГпКТ (36,0%) кровообращения, а меньшая – на ЭуКТ (23,0%). При этом оптимизации АД у пловцов с ГпКТ обеспечивалась преимущественно за счет эффективной регуляции периферического сосудистого тонуса, а у дизадаптированных пловцов с ЭуКТ и ГрКТ гемодинамики имели место незначительные типологические различия (рис. 4).

У спортсменов с разными типами системного кровообращения отмечались характерные особенности мозгового кровотока. Так установлено, что у спортсменов с ГпКТ системной гемодинамики тонус крупных магистральных церебральных артерий оказался более низким, чем в других типах, а суммарное кровенаполнение мозга (РСИ), наоборот, несколько большим (рис. 5). У пловцов этого типа наблюдалось б?льшее повышение тонуса мелких, резистивных церебральных артерий и артериол (по ДИ, РДИ и В/А) и улучшение венозного оттока крови из региона относительно других типов гемодинамики (рис. 6).

У пловцов с эукинетическим типом кровообращения отмечалось значительное увеличение тонуса артерий крупного и среднего диаметра, что способствовало уменьшению суммарного кровенаполнения мозга. Увеличение диаметра артерий и артериол мелкого калибра провоцировало ухудшение условий венозного оттока крови из церебрального бассейна, что могло в последующем приводить к риску венозного застоя крови в регионе и нуждалось в коррекции мозгового кровотока, направленной на умеренное повышение тонуса мелких артерий с целью устранения функциональной церебральной гипотонии.

При гиперкинетическом типе системного кровообращения в мозге отмечалось снижение тонуса крупных, средних артерий и повышение тонуса артерий и артериол мелкого диаметра, более выраженное относительно других типов гемодинамики. Учитывая, что венозный отток крови из региона у пловцов с ГрКТ соответствовал верхней границе нормы, можно говорить о кумуляции утомления спортсменов на уровне ЦНС. Это требовало коррекции кровотока в мозге через уменьшение притока крови в регион.

Рис. 6. Показатели тонуса мелких артерий и артериол головного мозга дизадаптиро

ванных пловцов с разными типами системной гемодинамики.

* - изменения достоверны относительно ЭуКТ.

При изучении влияния нейрометаболических препаратов на состояние вегетативной нервной системы дизадаптированных спортсменов выявлено увеличение парасимпатической активности, что согласно С.Н. Кучкину (1994), А.В. Чоговадзе и соавт. (1998), Н.И. Шлык (2009),что способствует улучшению функционального состояния спортсменов. Аминалон, фенибут и пикамилон в ортопробе приводили к снижению вегетативной реактивности. Так, ЧСС при приёме этих препаратов достоверно уменьшалась на 31,4%, 33,1% и 41,9% соответственно относительно значений у пловцов группы “плацебо”.

Вариационный размах, являясь одним из показателей, характеризующих состояние автономной регуляции в контрольной группе пловцов, а также у пловцов, принимавших плацебо, аминалон, фенибут и пикамилон, в клиностазе после разминки достоверно не изменялся. Его величина оказалась достаточно значительной, свидетельствуя о выраженной синусовой аритмии и значительном напряжении адаптационных механизмов спортсменов (рис.7).

При выполнении теста на ССВ у пловцов в группах контроля и “плацебо” вариационный размах (ВР) уменьшился на 60,0% (р<0,01) и 45,0% (р<0,001) относительно клиностаза. При этом в работе сердца у части контрольных спортсменов отмечалась изоритмия, а в группе “плацебо” – слабо выраженная аритмия. После использования аминалона, фенибута и пикамилона выраженность синусовой аритмии достоверно возрастала на 39,5%, 31,7% и 55,8% (соответственно) относительно значений у пловцов группы “плацебо”, свидетельствуя об оптимизации функционального состояния миокарда.

Рис. 7 Влияние нейрометаболических препаратов на длительность вариационного

размаха.

*- изменения достоверны относительно клиностаза;

**- изменения достоверны относительно значений “плацебо”;

***- изменения достоверны относительно значений в тесте на сердечно-сосудистую

выносливость (ССВ).


загрузка...