Общая концепция правонарушений: проблемы методологии, теории и практики (22.08.2011)

Автор: Гогин Александр Александрович

Второй параграф «Объективная сторона состава правонарушения» заключает выводы, что обычно в научных исследованиях рассматривается классическая конструкция объективной стороны состава правонарушений: внешне выраженное деяние, его вредные последствия и наличие причинной связи между ними. Подобные противоправные деяния принято называть материальными. Вторую группу составляют правонарушения с нематериальным (формальным) составом, которые не ставят вопрос привлечения виновного лица к ответственности в зависимость от наступления тех или иных вредных последствий. Такие положения закреплены во многих нормах административного, бюджетного, публичного банковского и налогового законодательства, где практически все составы правонарушений (проступков) разработаны по формальному признаку. По нашему мнению, значение объективной стороны состоит в том, что именно она позволяет разграничивать преступления и иные проступки: административные, финансовые, налоговые и др.

Третий параграф «Субъект состава правонарушения» содержит авторскую позицию, что едиными категориями субъектов правонарушений являются физические лица, юридические лица и должностные лица. Задача научной классификации сводится к тому, чтобы определить в какой степени они несут юридические последствия противоправных деяний, поэтому их детальное разграничение проводится по общим и специальным признакам. Общие признаки, присущие физическим лицам, немногочисленны и прямо указываются в законе, а в случае необходимости устанавливаются в ходе деятельности компетентных органов: возраст правонарушителя и вменяемость. Вместе с тем, в юридической науке отсутствует единство в определении признаков специального субъекта правонарушения, хотя они имеют существенное значение при квалификации противоправных деяний. Например, в сфере публичной банковской деятельности таковыми следует считать тех лиц, которые обладают особыми свойствами, связанными с их служебным статусом в кредитной организации, кругом полномочий, образованием, наличием или отсутствием судимости и др. Поэтому назначение особых признаков специального субъекта правонарушения есть уточнение и дополнение общих признаков, которыми наделен виновный субъект.

Отдельные законы указывают на тенденцию увеличения круга коллективных субъектов правонарушения. Так, ответственность юридических лиц предусмотрена нормами административного, антимонопольного, бюджетного, публичного банковского, налогового и иного законодательства. По мнению диссертанта, в настоящее время сложилась потребность в установлении уголовной ответственности коллективных субъектов, например, в области экономики и экологии физические лица не причиняют и не способны причинить вред, сравнимый с последствиями деяний юридических лиц. Расширение круга коллективных субъектов правонарушений - есть позитивное явление, обусловленное развитием и усложнением современных социальных отношений.

Четвертый параграф «Субъективная сторона состава правонарушения» посвящен анализу вопросов, которые многими специалистами трактуются неоднозначно, поскольку речь идет о наиболее сложном элементе в структуре противоправного деяния. Данный признак состава правонарушения - это волевая направленность личности на совершение деяния и содержит в себе следующие качественные элементы: а) психическое отношение субъекта к собственному поведению в сфере права и его последствиям; б) наличие сознания, воли, мотивов, целей, эмоций. Свобода воли – есть одно из основных проявлений человеческой сущности, заключающееся в способности поступать адекватно своим взглядам и выводам. Принимая решение совершить противоправное деяние, индивид осуществляет выбор, не являющийся изолированным от социальных условий. Внутренние установки, убеждения, желания правонарушителя в значительной мере формируются под негативным воздействием окружающей общественной среды, предоставляющей ему объект приложения соответствующих интересов.

В диссертационном исследовании подробно анализируются мотив, цель, эмоции, т.е. факультативные признаки субъективной стороны состава, т.к. именно они отвечают на вопрос, почему и зачем виновный совершил правонарушение. Мотив – это осознанные, побудительные причины, через которые устанавливается истинный характер негативного поведения. В каждой непосредственной ситуации мотив сообщает, в какой мере на действие (бездействие) лица оказывали влияние внешние (объективные) обстоятельства, в какой – субъективные (психологические) причины. В свою очередь, цель – это заключительный этап правонарушения, определенная, мысленная модель будущего результата, конечный итог, к достижению которого стремится виновный субъект. Мотивы, цели, эмоции являются противоправными только в случаях, когда законодатель придает им точное юридическое значение: а) закрепляет как обязательный признак состава правонарушения (корысть, личный мотив); б) обозначает в качестве квалифицирующего признака (рецидив, преднамеренное банкротство); в) признает обстоятельствами, смягчающими или отягчающими ответственность.

ГЛАВА ПЯТАЯ «Характеристика видов правонарушений». Первый параграф «Критерии классификации правонарушений» посвящен проблемам, связанным с поиском способов и приемов разграничения преступлений и проступков. В диссертации выделены два критерия классификации: а) предмет правового регулирования; б) наличие или отсутствие вредных последствий. В работе обосновывается вывод, что предмет правового регулирования обособленной группы социальных отношений является главным материальным критерием классификации правонарушений, а не нормативный акт, в котором сформулированы составы противоправных деяний. Предмет имеет объективное содержание, т.к. предрешен самим характером социальных связей, по своей природе не зависящих от воли законодателя. Поэтому каждая отрасль права характеризуется наличием независимой нормативной базы, своеобразием ответственности, собственными видами правонарушений и санкциями за их совершение.

Практически только за последние годы общепризнанными стали конституционная, финансовая и экологическая ответственность, а в ряде законов были закреплены понятие, признаки и конкретные составы правонарушений. Полагаем, что юридической науке необходимо постоянно уточнять и пересматривать предмет правового регулирования не только в отдельных отраслях права, но и в правовых институтах. Так, в период реформ образовалась отдельная группа отношений, потребовавшая от государства принятия нормативных актов, регулирующих вопросы конкуренции и антимонопольной политики. Это позволяет говорить об объективно сложившихся в сфере предпринимательства особых противоправных деяниях, субъектами которых выступают, прежде всего, хозяйствующие структуры.

В качестве второго критерия в исследовании выделяется наличие или отсутствие вредных последствий. В частности, это объясняется тем, что в УК РФ закреплено около ста составов преступлений, имеющих соответствующие аналоги в КоАП РФ. Разница между ними состоит в том, что преступление влечет за собой определенные, социально значимые вредные последствия (имущественный ущерб, моральный и физический вред), а для административных правонарушений наиболее типичны формальные составы деяний, не связанные с реальным вредом, т.к. для привлечения к административной ответственности достаточно наличия виновного невыполнения властных предписаний. Процесс раскрытия содержания правонарушения – это сравнение деяния с нормально и последовательно развивающимися социальными явлениями; определение их взаимодействия, установление механизма причинения вреда; разработка и реализация путей и способов ликвидации неблагоприятных последствий.

Второй параграф «Конституционное правонарушение» представляет собой авторскую позицию, согласно которой в современных условиях сложился новый, но уже признанный, самостоятельный вид юридической ответственности - конституционная ответственность. Под данным явлением понимается ответственность властных и других полномочных субъектов за ненадлежащее осуществление публичной власти, неправильный курс внутренней или внешней политики, за неэффективные, нерациональные решения, принимаемые ими в процессе своей деятельности, которые нарушили закон и причинили или могли причинить существенный вред правам, свободам и законным интересам граждан, организаций, обороноспособности и экономике России, ее международному авторитету, обществу и государству в целом. Анализ показывает, что конституционному правонарушению свойственны признаки, разработанные общей теорией права: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Вместе с тем, указанное деяние имеет свои особенности, поскольку объект конституционного правонарушения непосредственно связан с объектом конституционных отношений, имеющих фундаментальные социальные ценности, закрепленные в Конституции РФ. Это основы конституционного строя, человек, его права и свободы, интересы общества и государства, полновластие и самоуправление народа, национальный и государственный суверенитет, федерализм, демократия, идеологическое и политическое многообразие, многопартийность, избирательные права граждан и т.д. Таким образом, конституционное правонарушение это противоправное, особо вредное, виновное деяние органов государственной власти РФ, ее субъектов, их должностных лиц, политических партий, общественных движений и иных образований, за которое положениями Конституции РФ и других федеральных законов установлены меры юридической ответственности.

Третий параграф «Преступление» содержит выводы, что среди правонарушений особое место занимают уголовно наказуемые деяния. Это объясняется не только их тяжкими последствиями, но и значимостью социальных отношений, различных благ и интересов физических и юридических лиц, общества и государства, подвергшихся негативному воздействию. Присутствие у государства широких полномочий, связанных с наказанием виновных в совершении преступлений, обусловлено его обязанностью, имеющей в нашей стране конституционное основание. Это - признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, а равно иные ценности, закрепленные в Основном законе: суверенитет РФ, федеративное устройство, экономические устои, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, мир и безопасность человечества. Совокупность перечисленных ценностей следует рассматривать в качестве общего объекта противоправных посягательств, что позволяет раскрыть социальную направленность преступления как уголовно-правового явления. Совершение преступлений предполагает не только уголовную ответственность виновных лиц, но и их моральное осуждение обществом.

В условиях рынка в структуре криминальных явлений доминируют преступления корыстного характера, причиняющие огромный вред физическим и юридическим лицам, нормальным условиям развития предпринимательской деятельности. В исследовании излагается позиция, что значительный рост преступлений - есть следствие упадка духовных, нравственных, социальных, идеологических, культурных и религиозных факторов. Вместе с тем, только при наличии решительности и твердой воли власти, опирающейся на поддержку активной части российского социума, общество и государство в состоянии эффективно контролировать и минимизировать уровень противоправных деяний.

Четвертый параграф «Административное правонарушение» содержит авторские выводы, что ответственность за данные деяния должна наступать в случаях, если они по своему характеру и последствиям не влекут уголовной ответственности. Конечная цель наказания за административные проступки - воспитательное воздействие на правонарушителя и других лиц; превенция новых проступков и уголовно-наказуемых деяний. В диссертации значительное внимание уделено анализу вопросов, связанных с административной ответственностью должностных лиц в сфере экономических отношений, т.к. лишь в гл. 15 КоАП РФ включено 26 составов административных правонарушений в области финансов, налогов и сборов, ценных бумаг, публичной банковской деятельности, что подчеркивает рыночный характер российской экономики.

Противоправность деяний выражается в нарушении указанными субъектами правил поведения, установленных нормами закона, выполнение которых является их прямой служебной обязанностью. По мнению диссертанта, в качестве позитивного момента следует воспринимать тот факт, что законодатель устранил пробелы прежних нормативных актов, признав юридических лиц самостоятельными субъектами административной ответственности. Данное условие - это принципиальная новелла, отражающая настоятельное требование времени, изменение и усложнение социальных отношений в стране. К числу признаков, присущих административному правонарушению, относятся: противоправность, социальная вредность, виновность, наказуемость.

Пятый параграф «Гражданское правонарушение (деликт)» представляет собой характеристику противоправных деяний, создающих серьезные препятствия правовому положению участников гражданского оборота в различных сферах общественной жизни. Деликты - есть особые юридические факты, порождающие правовые последствия в виде гражданско-правовых санкций, режим реализации которых значительно строже порядка осуществления обычных гражданско-правовых обязательств. Отличительное свойство объекта деликта в гражданском праве – первичность нарушения частных и личных интересов. Ни одна из сторон в гражданском правоотношении не может предопределять поведение другой стороны исключительно в силу занимаемого ею положения, что свойственно публичному правоотношению, базирующемуся на началах властности и субординации. Возмещение убытков является общим видом ответственности в частных отношениях, поэтому основанием ее применения является правонарушение при определенных условиях: а) противоправное поведение; б) реальность убытков; в) наличие причинной связи между убытками и противоправным поведением; г) вина в форме умысла или неосторожности; д) в исключительных случаях, прямо установленных законом, при отсутствии вины.

Шестой параграф «Финансовое правонарушение» содержит авторские выводы, согласно которых в юридической науке не сложилось единой позиции, что следует понимать в качестве финансового правонарушения. Как правило, в научной литературе значительное внимание уделяется деяниям в области бюджетных, налоговых и валютных отношений. Вместе с тем, к числу финансовых правонарушений также относятся противоправные деяния в сфере страховой деятельности; нарушения, связанные с обязанностью применения контрольно-кассовых машин. По мнению диссертанта, среди деяний финансового характера особое место занимают нарушения публичного банковского законодательства, т.к. за их совершение во многих случаях предусмотрено применение санкций специфического характера (отзыв лицензии, принудительное разделение юридического лица).

Все финансовые правонарушения характеризуются присутствием ряда общих признаков: а) посягают на наиболее значимые интересы общества и государства по формированию и целевому использованию бюджетных средств; установленный порядок уплаты налогов и сборов; валютного регулирования и валютного контроля; отношения в области страховой и публичной банковской деятельности; б) определяются одинаковыми социальными, экономическими, политическими и иными факторами; в) последствия финансовых правонарушений заключаются в снижении денежных поступлений в бюджет, что наносит реальный вред в деле решения многих социальных программ, имеющих важное общественное и государственное значение. Таким образом, финансовое правонарушение – это противоправное, социально-вредное, виновное деяние субъектов финансового права (физических и юридических лиц, должностных лиц организаций и иных структур, органов государственной исполнительной власти и органов местного самоуправления), за которое российским законодательством установлена юридическая ответственность.

Седьмой параграф «Правонарушения в сфере антимонопольных отношений» заключает авторские выводы о том, что переход к рынку невозможен без конкуренции, устраняющей из хозяйственного оборота все, не соответствующее уровню социальных потребностей. Конкуренция – это естественный путь регулирования экономического и научно-технического прогресса. Вместе с тем, особый вред для рыночных отношений представляет монополия, т.е. концентрация капитала, производства, торговли в руках одного или нескольких предприятий. Поэтому в силу требований времени введен в действие ФЗ РФ от 26 июля 2006 г. «О защите конкуренции», отличительная особенность которого состоит в том, что в нем предусмотрено не только правовое регулирование монополистической деятельности, но и пресечение недобросовестной конкуренции. Анализ показывает, что противоправные деяния в данной сфере социальных отношений характеризуются наличием всех обязательных признаков, присущих правонарушениям: а) противоправное действие (бездействие) в силу того, что оно нарушает предписания и запреты, установленные нормами антимонопольного законодательства; б) монополистическая деятельность наносит вред обществу и государству в целом, нарушая частные и публичные права и интересы; в) вина является обязательным элементом правонарушения и, как правило, выражается в форме умысла; г) данные правонарушения наказуемы.

Вышеозначенные нарушения является новым, самостоятельным видом противоправных деяний, т.к. наряду с традиционными санкциями (штраф, пеня), антимонопольное законодательство содержит ряд специфических санкций, что позволяет считать их особыми формами ответственности (принудительное разделение организаций, выделение из их состава одной или нескольких организаций, требования антимонопольного органа об изменении или расторжении договора, о признании торгов недействительными, о ликвидации юридического лица и т.д.).

Восьмой параграф «Процессуальное правонарушение» содержит авторскую позицию, что отдельную группу правонарушений составляют нарушения норм процессуального права, располагающего собственными санкциями. Многие годы советская юридическая наука основное внимание уделяла только правонарушениям в сфере отношений, регулируемых нормами уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства. В настоящее время в связи с интенсивным развитием российского законодательства объективно сложились административные процессуальные правонарушения, нарушения бюджетного процесса, налоговые процессуальные правонарушения. В частности, последнее может быть совершено как в форме активных действий (дача свидетелем ложных показаний), так и в форме бездействия (неявка свидетеля). Таким образом, в основе применения процессуальных санкций всегда лежит факт нарушения или неисполнения требований процессуальных норм. В ряде случаев, предусмотренных законом, процессуальное правонарушение образует состав преступления (умышленное уклонение свидетеля от явки по вызову суда); дисциплинарного проступка (небрежность следователя, повлекшая за собой превышение сроков расследования). На наш взгляд, процессуальное правонарушение – это противоправное, социально-вредное, виновное деяние деликтоспособного субъекта процессуальных отношений, за совершение которого предусмотрено применение мер юридической ответственности.

Девятый параграф «Экологическое правонарушение» посвящен вопросам, связанным с тем, что на грани ХХ - ХХI веков, в нашей стране резко обозначились негативные проблемы экологического характера, которые заставляют общество и государство подходить к данным явлениям самым серьезным образом, поскольку в ст. 9 Конституции РФ говорится, что «земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Автор полагает, что экологическое правонарушение есть противоправное, социально-вредное, виновное деяние хозяйствующих и иных субъектов различных форм собственности и организационных форм (юридических лиц), должностных лиц государственных и муниципальных органов, физических лиц (граждан), посягающее на общественные отношения в сфере охраны природной среды, рациональному использованию ее ресурсов, обеспечению экологической безопасности общества и государства, запрещенное российским законодательством под угрозой наказания.

Десятый параграф «Дисциплинарный проступок» содержит авторские выводы о том, что дисциплина и ответственность выступают элементами социально-нравственного регулирования, направленного на поддержание организованности во всех жизненных сферах нашего общества и государства. В свою очередь, дисциплинарные проступки подрывают трудовую дисциплину и наносят вред нормальному функционированию организаций, учреждений, ведомств, специальных подразделений, силовых структур и пр. В исследовании констатируется, что система взысканий, закрепленная в ТК РФ и иных нормативных актах, представляет собой совокупность психологического, морального, материального и физического воздействия на сознание и волю виновного субъекта. Дисциплинарный проступок характеризуется следующими признаками: а) противоправность действий (бездействия); б) вредные последствия в широком смысле для работодателя (социальные, материальные, экономические); в) наличие причинной связи между действиями (бездействием) и наступившими вредными последствиями; г) наличие вины работника. По мнению диссертанта, особенность привлечения правонарушителя к дисциплинарной ответственности состоит в том, что уполномоченной стороной выступают должностные лица и органы, не обладающие функциями представителей государственной власти. Вместе с тем, властное принуждение заложено в самой сущности юридической ответственности, поэтому государство, интерес которого выражается в охране трудового распорядка, делегировало свои полномочия руководителям вышеуказанных образований.

Одиннадцатый параграф «Международное правонарушение» посвящен проблемам, связанным с такого видами противоправного поведения, как международный терроризм; поставленное на промышленную основу производство наркотиков преступными транснациональными сообществами и их распространение по всем регионам РФ; активное возрождение пиратства в различных районах Мирового океана и пр. Вредность подобных деяний многократно возросла в условиях глобализации политических, экономических и иных процессов начала ХХI века. По мнению автора, международное правонарушение – есть сложное социально-правовое явление, наносящее особый вред благу и интересам субъектов мирового сообщества, нациям и народностям, этническим и религиозным группам, организациям и отдельным гражданам, за которое на основании требований международных актов и национального законодательства установлены меры юридической ответственности.

Глава 6. Соотношение правонарушения со смежными понятиями. Первый параграф «Злоупотребление правом» посвящен вопросам дифференциации понятий «злоупотребление правом» и «правонарушение». Актуальность проблемы состоит в том, что, несмотря на известное внешнее сходство, это принципиально различные явления. Злоупотребление правом предполагает: а) наличие у определенного индивида субъективных прав, предусмотренных законом; б) осуществление непосредственной деятельности по реализации указанных прав; в) использование прав в противоречие их прямому назначению и причинение этим вреда общественным или личным интересам; г) отсутствие противоправности, т.е. нарушения конкретных юридических запретов, закрепленных нормативными актами; д) установление факта злоупотребления уполномоченным государственным органом; е) наступление негативных последствий, не связанных с существенным нарушением прав и интересов других лиц.

Злоупотребление своими субъективными правами и свободами совершается значительным числом субъектов: физическими лицами (гражданами); юридическими лицами (организациями); должностными лицами государственных и муниципальных органов, должностными лицами коммерческих и иных структур при выполнении ими определенных служебных обязанностей. В свою очередь, положения ряда статей УК РФ распространяются исключительно на противоправное поведение должностных лиц, наделенных властными или распорядительными полномочиями. Любое служебное преступление, в отличие от злоупотребления правом, представляет собой противоправное, социально-вредное, виновное, наказуемое деяние.

Второй параграф «Риск как правовая категория» содержит выводы диссертанта, что данное противоречивое, неоднозначное явление постоянно окружает человека и сопутствует всем видам его деятельности в различных сферах социальной жизни. В научных исследованиях риск толкуется односторонне, а именно в качестве прямой угрозы наступления тех или иных отрицательных последствий, которые могут быть непосредственно связаны как с собственным поведением субъекта, так и с внешним воздействием. Риск - это объективная реальность, возникающая и существующая самостоятельно, вне зависимости от ее восприятия и личностной оценки со стороны индивида, характеризующаяся одновременным присутствием объективных и субъективных факторов, к которым относятся: а) возможность достижения желаемого результата; б) вероятность наступления негативных последствий; в) допустимость отклонения от намеченной цели. Соотношение правонарушения и риска состоит в том, что границы первого, как правило, четко изложены в положениях нормативного акта; в свою очередь, риск - есть предполагаемое событие, обладающее признаками вероятности, трудности предвидения и случайности. По мнению диссертанта, в связи с неопределенностью данного явления меру оправданного (неоправданного) риска законодательно определить невозможно. Есть правонарушение или нет - для каждого конкретного случая окончательный вывод должен приниматься государственным уполномоченным органом или судом.

Третий параграф «Объективно-противоправное поведение» посвящен анализу вышеуказанной разновидности социальных отклонений. Несмотря на самые различные последствия, объективно-противоправное поведение от правонарушения отличается тем, что имеет неполный состав, т.к. в деянии отсутствует вина в форме умысла или неосторожности. По мнению автора, объективно-противоправное поведение – это невиновное, социально-вредное действие (бездействие) невменяемого или не достигшего возраста юридической ответственности физического лица. Действия положений норм штрафного характера не распространяется на данную категорию граждан. Вместе с тем, объективно-противоправное поведение – есть деяние, причиняющее вред физическим и юридическим лицам, обществу и государству. Поэтому в отношении указанных субъектов могут применяться лишь правовосстановительные меры в пределах строго установленных законом.

Четвертый параграф «Ошибка в правоведении» содержит авторские выводы, что сравнительный анализ ошибки с другими правовыми категориями позволяет разработать и предложить конкретные способы и средства ее предупреждения, фиксации и исправления. Ошибка – есть самостоятельное явление правовой действительности, не идентичное правонарушениям, таким как, злоупотребление служебным положением, халатность, небрежность и т.д. В частности, отдельные правоприменительные ошибки могут наступить из-за неправильного понимания норм, обусловленных неточностью и расплывчатостью законодательных формулировок, коллизией, низким уровнем профессиональной подготовки специалиста и пр. В подобной ситуации основной критерий отличия ошибки от правонарушения – отсутствие умысла у должностного лица, ее допустившего. Вместе с тем, виновный субъект, совершивший правовую ошибку, повлекшую тяжкие последствия, прежде всего, подлежит привлечению к дисциплинарной ответственности.

Пятый параграф «Правонарушение как юридический факт, обусловливающий правоотношение юридической ответственности» представляет собой авторскую позицию, согласно которой юридические факты призваны объективно отражать не только политическую, экономическую и криминогенную ситуацию, но и адекватно реагировать на позитивные и негативные изменения в духовной, нравственной, культурной, религиозной и иных областях социальной жизни. По мнению диссертанта, наличие лишь одного факта противоправного деяния недостаточно для возникновения правоотношения юридической ответственности. В основании данного правоотношения лежат два равнозначных юридических факта: правонарушение и первоначальное процессуальное решение, выражающееся в акте применения права. Правоотношение юридической ответственности принадлежит к числу «властеотношений», в которых отсутствует равенство сторон. К ведущим признакам субъектов правоотношения юридической ответственности относятся: а) обязательное участие государства как властного субъекта в лице его правоприменительных органов; б) субординационный характер сложившихся отношений; в) неравномерное распределение прав и обязанностей между сторонами; г) возникновение правоотношения юридической ответственности независимо от воли нарушителя.

В заключении формулируются основные выводы и предложения, направленные на решение исследованных в работе проблемных задач по совершенствованию российского отраслевого законодательства, касающегося правонарушений.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Теоретико-правовые вопросы налоговой ответственности: Монография. Тольятти: ВУиТ, 2003. – 10,4 п.л.

2. Правонарушения: понятие, сущность, виды. М.: NOTA BENE, 2007. – 15,2 п.л.

3. Банковские правонарушения: проблемы квалификации. М.: NOTA BENE, 2008. – 14,0 п.л.

4. Проблемы методологии и теории правонарушений. Тольятти: изд-во ТГУ, 2010. – 11,68 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих

рецензируемых научных журналах и изданиях,

указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии РФ

5. К вопросу об ответственности за нарушение банковского законодательства // Банковское право, 2005. - № 3.- 0,6 п.л.


загрузка...