Трансформация мирового рынка нефти в условиях финансовой глобализации (22.03.2010)

Автор: Разумнова Людмила Львовна

В настоящее время определились некоторые контуры будущего пространственного размещения производства неконвенциональных углеводородов:

крупнейшим производителем сверхтяжелой нефти станет Венесуэла, которая за 25 лет может удвоить свое производство;

Канада в случае сохранения высоких цен на нефть сможет довести добычу нефти из нефтяных песков до 6,5 млн барр. в день, что превышает современную добычу всех видов неконвенциональной нефти;

основными производителями биотоплива станут три страны ( США, Бразилия и Китай, что обеспечит от 40 до 60% мирового производства биотоплива.

крупнейшими производителями сжиженного угля станут Китай (48-63% мирового производства), США и Южная Африка.

По прогнозам, к 2030 г. около 50% нетрадиционной нефти будет производиться четверкой стран ( США, Канадой, Бразилией и Китаем (около 7 млн барр. в день).

Таблица 4. Мировое производство неконвенциональной нефти, 1980(2030 гг., млн барр. в день

Нефтяные пески Супертяжелая нефть Биотопливо Сжиженный уголь Сжиженный газ Другие виды Всего

1980 0,2 0,0 0,1 0,0 0,0 0,0 0,2

1990 0,4 0,0 0,2 0,1 0,0 0,0 0,7

2000 0,7 0,2 0,2 0,1 0,3 0,2 1,7

2004 1,1 0,6 0,4 0,08 0,3 0,2 2,6

2006 1,2 0,6 0,8 0,2 0,0 0,3 3,2

2010 1,9 0,9 1,3 0,3 0,2 0,0 4,5

2030 (1) 3,6 1,7 1,7 2,4 1,2 0,0 10,5

2030 (2) 4,2 1,2 5,9 1,2 0,4 0,6 13,4

2030 (3) 3,7 3,1 4,8 0,3 0,2 0,5 12,3

2030 (4) 6,5 0,8 7,2 2,0 0,7 0,6 17,7

Источник: составлено автором по International Energy Outlook 2007, International Energy Outlook 2009

. Прим.:(1) – прогноз базового сценария IEO 2007, (2) – прогноз базового сценария IEO 2009 при цене 130 долл. за барр., (3) – прогноз IEO 2009 при цене 50 долл. за барр., (4) – прогноз IEO 2009 при цене 200 долл. за барр.

Россия является третьей после Канады и Венесуэлы страной по объемам тяжелых углеводородных ресурсов (запасы составляют 13,4 млрд т). Около 71% от общего объема залежей тяжелой высоковязкой нефти находятся в двух регионах ( Волго-Уральском и Западно-Сибирском нефтегазоносных бассейнах. По мнению К. Хартукова, производство оримульсии могло бы стать одним из направлений сотрудничества российских компаний с венесуэльской PDVSA. В России также разработаны собственные технологии производства синтетической нефти, некоторые из которых, по мнению авторитетных экспертов, имеют превосходство над зарубежными технологиями.

Однако, по нашему мнению, для России в настоящее время в свете рационализации использования углеводородных ресурсов наиболее остро стоит проблема утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ), который является ценнейшим иcтoчником cыpья для пpoизвoдcтва pяда xимичеcкиx продуктов, а также источником получения дешевой электрической и тепловой энергии. По данным Минприроды, только 26% ежегодно извлекаемого ПНГ направляется в переработку, около 36% сжигается в факелах и 38% используется компаниями-недропользователями для нужд промыслов или списывается на технологические потери, тогда как в других нефтедобывающих странах использование попутного газа достигает 95-98%. По оценкам экспертов, возможные потери экономики России от такого нерационального использования топлива превышают 13 млрд долл.

Одним из основных источников восполнения мировой ресурсной базы нефтедобычи за последние двадцать лет стали месторождения нефти и газа дна Мирового океана, потенциальные запасы которого оцениваются в 1,8-2,1 трлн т у. т. ( разведанные ( свыше 2,6 млрд т у.т.) и насчитывают около 1000 месторождений нефти и газа. В текущем десятилетии около 70% вновь вводимых месторождений являются глубоководными.

К настоящему времени сложилось три центра глубоководных работ ( у берегов Бразилии, вдоль западного побережья Африки (от Сенегала до Намибии) и в американском секторе Мексиканского залива. В глубоководной части бассейна Кампос (Бразилия) разрабатывается более 40 нефтяных месторождений. В 2006(2008 гг. были открыты гигантские глубоководные месторождения Тупи и Йара (начальные запасы ( 1,4 и 0,7 млрд т соответственно, глубина залегания ( 5,1-5,3 км). С высокой эффективностью изучение глубоководной акватории ведется у побережья Западной Африки, прежде всего Анголы и Нигерии. Крупнейшие месторождения ( Джирасол, Бонга, Диканза. В Мексиканском заливе темпы освоения ресурсов глубоководной области являются наиболее высокими в мире, однако средние запасы месторождений здесь ниже, чем у побережья Бразилии и Африки.

Активно ведутся работы по освоению глубоководных месторождений в Западной Гренландии, в водах Атлантики вблизи Ирландии, западной Шотландии и Фарерских островов и Баренцевом море. Перспективным месторождением ученые считают российское Vladimir Filanovsky (Каспийское море, запасы нефти ( 1,6 млрд барр. нефти). Крупнейшим месторождением 90-х годов считают газоконденсатное месторождение Кашаган (казахстанский сектор Каспия, общие геологические запасы ( 38 млрд барр.). Развитие глубоководной разведки повлечет в будущем дополнительную добычу нефти в таких странах, как США, Нигерия, Филиппины и Малайзия, а также продление жизни морских нефтяных полей Северного моря.

В целом отсутствие ясности в отношении общего уровня производства неконвенциональной нефти будет сохраняться в основном из-за неопределенности выбора геополитического вектора развития таких стран как Ирак, Иран, Венесуэла и Нигерия. В силу растущей диверсификации нефтяных запасов также значительно возрастает неопределенность, связанная с темпами мирового спроса на нефть и размерами необходимых инвестиционных вложений в нефтедобычу.

Одной из ключевых мировых тенденций является процесс гармонизации национальных классификаций нефтяных запасов на основе западных стандартов, что связано как с необходимостью проведения достоверной переоценки запасов в условиях их истощения, так и определения степени риска инвестиционных вложений и их оптимального размера. В случае отсутствия единой классификационной системы, ориентированной на рентабельность вложенных средств, угрозой для нефтяных компаний может стать не только недоинвестирование в разведку и сокращение запасов, но и возможно избыточные вложения капитала в дорогостоящие проекты по разработке труднозалегаемых запасов, которые в долгосрочной перспективе окажутся нерентабельными. Освоение многих труднодоступных крупных месторождений в будущем будет возможным только при координации совместных усилий нескольких крупных участников проекта, в том числе за счет привлечения иностранного капитала, что также требует унификации законодательства разных стран, регулирующих разработку природных запасов.

Комплексная оценка имеющихся западных и российских исследований проблемы истощения мировых нефтяных ресурсов, основанных на методике Хубберта, а также проведенный в работе анализ динамики добычи в различных регионах мира и качественной структуры мировых нефтяных запасов позволили сделать вывод о том, что нефтяной пик мировой нефтедобычи, который может быть пройден в период 2008(2018 гг., будет связан не с физической ограниченностью углеводородных ресурсов и падением ее предложения, а с постепенным переходом к новым видам топлива и энергии.

Факторный анализ получил свое дальнейшее развитие в третьей главе работы, которая посвящена разработке эконометрической модели, объясняющей характер среднегодовых колебаний цен в долгосрочном периоде. Основными результатами проведенного исследования являются следующие положения.

В настоящее время единый подход к пониманию современного механизма роста мировых цен на нефть в условиях «третьего нефтяного шока» пока не выработан. Уточним, что под «нефтяным шоком» (oil price shock) понимается резкое изменение цен на нефть, оказывающее сильное влияние на условия производства и/или уровень жизни населения, вызванное или сдвигом кривой спроса, произошедшим в результате действия экзогенных факторов («шок спроса»), или сдвигом кривой предложения («шок предложения»). Вследствие нефтяных шоков происходит резкое падение темпов роста производства, прежде всего в странах – крупнейших потребителях нефти. В отличие от двух предыдущих нефтяных шоков третий нефтяной шок, во-первых, был более продолжительным; во-вторых, стал результатом резкого изменения спроса, а не предложения, как в 70–80 годы; в-третьих, оказал нетипично мягкое воздействие на основные макроэкономические показатели стран – крупнейших потребителей нефти (при высоких ценах на энергоресурсы в 2005–2007 гг. поддерживалась высокая инвестиционная активность и сохранялись достаточно высокие темпы экономического роста).

На различных фазах ценовой динамики ключевую роль в установлении более высокого уровня цены играли различные факторы. На начальном этапе (1999(2003 гг.) действовали традиционные факторы, отражающие глобальный дисбаланс спроса и предложения на рынке реального товара. Повышение цен началось в условиях продолжающегося роста спроса со стороны азиатских стран и кратковременного сокращения добычи в рамках ОПЕК в 1999 г. На завершающей фазе цикла в 2004(2008 гг. превалировали спекулятивные факторы, обеспечившие 40-50% роста мировых цен.

Повышательное давление на мировые цены оказывали также недоинвестирование нефтедобычи и истощение крупных месторождений. В этот период сформировалась новая тенденция роста издержек добычи, которые в предыдущем десятилетии значительно сократились в результате внедрения новых технологий разведки и разработки нефтяных месторождений. На современном этапе рост издержек был обусловлен двумя факторами ( инфляцией доллара и усложнением условий добычи по мере истощения доступных для разработки запасов и вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов как на суше, так и в глубоководных морских акваториях, арктических районах и других экстремальных зонах на основе внедрения сложнейших и дорогостоящих технологий.

По нашему мнению, не оказывали существенного влияния на среднесрочный ценовой тренд такие традиционные факторы как, состояние стратегических и коммерческих запасов в странах Запада, а также политика ОПЕК (на завершающей стадии). Достаточно трудно провести количественную оценку влияния таких факторов, как изменение геополитической ситуации, снижение надежности международных транспортных маршрутов поставок нефти (т.е. рисковой составляющей, за исключением оценки стоимости фрахта), наличие негласного сговора между ОПЕК и западными странами. Вместе с тем эти факторы также могли оказывать повышательное влияние на цены.

Исследования, проводимые западными экономистами в 90-х годах подтвердили, что динамика цен на нефть не оказывает сколько-нибудь существенное влияние на всю мировую экономику в целом в силу того, что доля нефтедобычи в мировом производстве слишком мала (в настоящее время не превышает 4%). Напротив, макроэкономическая ситуация в крупнейших странах мира может в значительной степени оказывать прямое влияние на состояние мирового рынка нефти, изменяя спрос на энергоресурсы таким же образом, как на другие товары, и создавать предпосылки для развертывания политических процессов в стратегически важных регионах добычи. Этот вывод лег в основу разработанной авторской модели ценообразования на мировом рынке нефти.

Результатами проведенного автором исследования влияния макроэкономических факторов на динамику мировых цен на нефть стали следующие выводы. На основе анализа корреляционной зависимости динамики двенадцати финансовых и нефинансовых факторов во временном периоде 1978(2008 гг. было установлено, что наиболее тесную взаимосвязь с нефтяными ценами, в порядке убывания значимости, в течение последних трех десятилетий имели следующие пять показателей: портфельные обязательства США, портфельные активы США, валовой мировой продукт, прямые иностранные инвестиции США, ВВП США.

Также было установлено наличие двух качественно различных режимов функционирования финансового рынка в течение последнего тридцатилетия. В этих режимах реакция нефтяных цен на одни и те же изменения на финансовом рынке оказывалась противоположной. Причина состоит в различии источников формирования спекулятивного капитала. Если финансовые спекуляции отвлекают избыток капитала с нефтяного рынка из-за ограниченности на других рынках, то факторы, содействующие росту финансовых спекуляций, снижают цену нефти; возникает ситуация дефицита спекулятивного капитала. Если же наиболее привлекательным инструментом финансовых спекуляций становятся нефтяные фьючерсы и финансовые средства поступают с других рынков, то рост спекуляций вызывает рост цены нефтяных активов, то есть возникает ситуация избытка спекулятивного капитала.

Рис.1 иллюстрирует достаточно тесную, но неоднородную связь между среднегодовым размером портфельных обязательств США текущего года и средними ценами на нефть будущего года, что объясняется наличием двух описанных режимов функционирования рынка. Выявленным режимам соответствует собственная линия регрессии, причём наклон этих линий противоположный (положительный ( для ситуации избытка капитала, отрицательный ( его дефицита).

Источник: составлено Н.М. Светловым и Л.Л. Разумновой.

Рис. 1. Распределение цен на нефть следующего года в зависимости от размера портфельных обязательств США текущего года

Эмпирически подсчитано, что ситуация дефицита возникает, когда отношение портфельных обязательств США к ВВП не превышает 1,5% (годы 1977(1984, 1987(1988, 1990(1992), ситуация избытка, когда этот показатель выше  1,5% (годы 1985, 1986, 1989, 1993(2007). Поэтому было предложено две различные модели. Границы коридора, в пределах которого действует данная модель, достоверно неизвестны и были определены на основе гипотезы, предложенной И. Башмаковым. Согласно его расчетам, цены на нефть колеблются в интервале от 6 до 14% доли расходов на энергию в ВВП США и стран ОЭСР. При преодолении порога в 10 и 11% темпы экономического роста соответственно в США и странах ОЭСР замедляются и спрос падает.


загрузка...