Трансформация мирового рынка нефти в условиях финансовой глобализации (22.03.2010)

Автор: Разумнова Людмила Львовна

Проблема поддержания конкурентоспособности нефтяных компаний, с нашей точки зрения, может быть решена путем более активного участия российских компаний в международном разделении труда и получения дополнительных выгод от глобализации мирового производства, а именно путем создания международных производственно-сбытовых цепочек. При создании глобальных транснациональных цепей многонациональные нефтяные компании интегрируют в них малые и средние предприятия, используя различные формы аутсорсинга. Поэтому российские нефтяные компании совместно с государственными структурами должны разработать стратегию встраивания национальных компаний в такие международные производственные цепи.

В России цепочкам создания стоимости компаний свойственно наличие значительных слабых мест, а именно: низкая эффективность индивидуальных видов деятельности и ориентированность на ограниченный перечень видов основной деятельности. При этом логика стратегии диверсификации часто определяется не целями приращения стоимости, а неэффективностью рынков капитала, нехваткой управленческих навыков и получением доступа к политическим рычагам.

В рамках новой энергетической стратегии необходимо разработать программу для поддержки аутсорсинга вспомогательных видов деятельности лидирующих нефтяных компаний, в частности сервисных услуг, обеспечивающих рост конкурентных преимуществ не только за счет снижения издержек, но и создания дополнительной ценности. Одним из возможных вариантов развития горизонтальной конкуренции в отрасли может стать дезинтеграция ВИНК путем выделения нефтеперерабатывающих компаний в независимые бизнес-единицы, что снизит общий уровень концентрации в отрасли, повысит конкуренцию и качество нефтепродуктов и приведет к снижению цен.

Другим направлением развития производственных цепочек в России может стать создание пересекающихся кластеров. Исследования М.Портера и К. Кетелса выявили наличие у России сравнительных преимуществ в шести категориях кластеров: нефте- и газопродукты, уголь и угольные брикеты, добыча металла, лесоматериалы, строительные услуги, электроэнергетика и энергетическое оборудование. На субкластерном уровне Россия имеет дополнительные преимущества за пределами указанных четырех категорий кластеров в таких областях, как сельскохозяйственная продукция (удобрения, сырье для удобрений), химические вещества (неорганические химические вещества), ювелирные изделия (алмазы), пластмассы (эластомер), оборудование для выработки электроэнергии (ядерные реакторы), тяжелое оборудование (железнодорожное оборудование), аналитические приборы (поисковое и навигационное оборудование) и производственные технологии (производство деталей металлической обшивки). Российские ВИНК могут стать основой для развития интеграции и на субкластерном уровне, используя опыт развитых стран, в частности США.

С нашей точки зрения, для поддержания стабильности цен на энергоресурсы и нефтепродукты также необходимо:

создать государственный резерв нефти и нефтепродуктов методом государственного бронирования;

провести демонополизацию розничной торговли нефтепродуктами в целях снижения барьеров входа на розничные рынки для новых компаний-трейдеров;

продолжить развитие биржевого рынка на территории России;

повышать качество российской нефти с целью изменения существующей биржевой системы ценообразования на мировых товарных биржах и введения нового эталонного сорта на основе российских марок;

провести преобразования национальной институциональной структуры государственных органов, осуществляющих контроль над торговлей нефтью для того, чтобы вовлечь государство в качестве активного участника в биржевую торговлю на вторичных рынках энергоресурсов с целью развития инструментов страхования нефтяных доходов, позволяющих снизить ущерб государства от усиления волатильности мировых цен.

В целях диверсификации использования энергетических ресурсов предлагается законодательно закрепить систему нормативов и стимулов для использования альтернативных источников энергии (в частности предоставлять налоговые каникулы на 3-5 лет предприятиям, занимающимся разработкой и внедрением альтернативных технологий производства энергии), ввести налоговые и иные стимулы для привлечения иностранных инвестиций и создания совместных предприятий в этой сфере, оказывать государственное содействие приобретению и созданию российскими компаниями новейших технологий нефтепереработки, в том числе на основе нанотехнологий.

Необходимо сформировать государственный фонд, предоставляющий гранты для подготовки специалистов в области разработки и использования альтернативных технологий, для проведения НИОКР в этой сфере, создания необходимой научной, производственной и информационной инфраструктуры (например, воссоздать научно-производственные комплексы в рамках нефтехимических кластеров или технопарков).

В последнее десятилетие возникли и сформировались новые внешние факторы влияния и вызовы времени для российского энергетического сектора как структурной составляющей экономики России, так и органической составляющей мировой энергетики.

К числу таких вызовов относятся:

усиление геополитических позиций России в обеспечении глобальной энергетической безопасности;

обострение глобальной конкуренции за энергоресурсы;

достижение мирового нефтяного пика, установление более высокого уровня мировых цен на углеводороды и новые оценки их возможной динамики;

политическая нестабильность в основных регионах добычи энергоресурсов;

непредсказуемость и высокая волатильность мировых цен на основные энергоресурсы;

опережающее развитие неуглеводородной энергетики (атомная энергетика, ВИЭ и пр.) и др.

Военные угрозы России в XXI веке по сравнению с периодом блокового противостояния претерпели существенное изменение. К настоящему времени сложилась система угроз более ограниченного и целенаправленного характера по контролю за топливно-энергетическими ресурсами, проявляющихся, однако, на всех геостратегических направлениях.

Для России, экономика которой зависит от экспорта топливно-энергетических ресурсов, очень важно не потерять свои позиции на традиционных для нее европейских рынках энергоресурсов и завоевать соответствующую нишу на новых перспективных рынках. Географическое положение России определяет ее особую роль в транзите энергоресурсов в пределах евразийского континента, обеспечивая наиболее эффективное построение энергетической инфраструктуры не только по оси запад-восток, но и в направлениях юг-север и юг-северо-запад континента.

Сохранению и укреплению российских позиций на внешних энергетических рынках будет способствовать трубопроводная система транспортировки нефти, интегрированная с трубопроводными системами соседних государств: Казахстана, Азербайджана, Беларуси и др. Строительство новых трубопроводов должно осуществляться по нескольким географическим направлениям: в Северную и Центральную Европу, в страны АТР, в южном направлении ( в Турцию и страны, располагающиеся на юге Европы.

Одним из приоритетных для отечественного нефтегазового комплекса является вопрос обеспечения надежного и экономически эффективного транзита нефти и газа через территорию России и третьих стран. Решить проблему транзита следует прежде всего за счет расширения Балтийской трубопроводной системы (БТС), снизив таким образом поставки по нефтепроводу «Дружба», и одновременно зависимость России от Белоруссии как транзитного государства.

Строительство нефтепроводов в южном направлении, например Трансбалканский трубопровод (нефтепровод Бургас ( Александруполис) позволит расширить поставки в обход проливов Босфор и Дарданеллы, пропускная способность которых в настоящее время достигла предела (110 млн т нефти и 40 млн т нефтепродуктов в год). Основной проблемой проекта является достаточность каспийской нефти для заполнения обоих трубопроводов, поэтому первоначально этот проект являлся конкурирующим с проектом строительства нефтепровода Самсун(Джейхан. Однако в октябре 2009 г. в результате проведенных переговоров между Турцией и Россией были найдены определенные компромиссы.

Развитие восточного направления зарубежных поставок нефти связано со строительством Восточного нефтепровода ( «Восточная Сибирь ( Тихий океан», ВСТО), который должен соединить нефтяные месторождения Западной и Восточной Сибири с портами Приморского края и обеспечить поставки нефти на рынки США, Японии и Китая в объеме 80 млн т в год (30% экспорта РФ). Ввод в эксплуатацию первой очереди ВСТО осуществлен в декабре 2009 г.

Перспективным направлением развития интегрированной трубопроводной системы России, Казахстана и Туркмении является Южная Азия. В настоящее время прорабатывается проект транспортировки российских, казахских и туркменских углеводородов в Иран по маршруту Омск(Павлодар(Чимкент(Туркменбад (бывший Чарджоу)(Нека(Тегеран.

Казахстан является вторым после России крупнейшим нефтеэкспортером на пространстве СНГ. Отсутствие надежных экспортных коммуникаций являлось одной из главных проблем Казахстана на протяжении 90-х годов. Внешние поставки с использованием трубопроводов до 2006 г. были возможны только через территорию России и сегодня ограничены квотами на транзит. Практически вся нефть из разрабатываемых казахстанских месторождений на протяжении ближайших десяти лет будет транспортироваться через Российскую Федерацию.

По мнению казахстанских экономистов и политиков, строительство разветвленной сети экспортных трубопроводов, становится одним из самых насущных вопросов.

При выстраивании энергетического диалога на пространстве СНГ России следует учитывать, что освоение природных богатств в сопредельных странах потребует колоссальных капитальных затрат. Так, по оценкам казахстанских специалистов, только на разработку нефтяных месторождений на шельфе Каспия потребуется около 150 млрд долл. Казахстанские руководители тесно увязывают получение западных инвестиций с вопросами национальной безопасности. Напомним, что на сегодняшний день треть всех инвестиций в Казахстане – американский капитал, присутствие которого в стране рассматривается как гарантия безопасности. В последние годы руководство Казахстана стремилось добиться максимальной независимости от России в вопросах, связанных с развитием нефтегазового сектора. Зачастую именно этот момент, а не экономические соображения оказывал основное влияние на содержание принимаемых решений казахской стороной. Вследствие того что Казахстан не имеет прямого выхода к открытому морю, его нефтегазовая маркетинговая стратегия основывается на эффективном многовекторном использовании стратегического расположения Казахстана в сердце Евразии. По мнению главы Казахстана Н. Назарбаева, «такая тенденция благоприятна и для политического будущего, и для экономического процветания страны, и для ее интеграции в мировое сообщество».

Таким образом, для поддержания конкурентных преимуществ российских нефтяных компаний на мировом рынке нефти и нефтепродуктов, с нашей точки зрения, необходимо особое внимание уделить трем проблемам: формированию и развитию новых крупных центров добычи нефти, в первую очередь в восточных районах России и на шельфе арктических и дальневосточных морей; развитию транспортной инфраструктуры нефтяного комплекса для повышения эффективности экспорта нефти и нефтепродуктов, ее диверсификации по направлениям, способам и маршрутам поставок на внутренние и внешние рынки; своевременному формированию транспортных систем в новых нефтедобывающих регионах.

Новая парадигма развития российской нефтяной отрасли должна основываться на повышении эффективности функционирования всей логистической цепочки ( разработки нефтяных месторождений, добычи, переработки, сбыта нефти, а также внедрения результатов НИОКР и строительства инфраструктурных объектов, что должно привести к системной трансформации всего нефтяного комплекса на основе синергетического эффекта. Необходимым условием является изменение методов государственного регулирования НГК и взаимодействия государства и бизнеса.

III. Основные выводы и результаты работы

В результате проведенного исследования автор пришел к следующим выводам.

Одним из главных долгосрочных факторов динамики мирового рынка нефти является природоресурсная обеспеченность нефтяной отрасли. Результаты проведенного в работе исследования свидетельствуют о качественных и количественных изменениях в обеспеченности отрасли углеводородном сырьем и доказывают наличие признаков, с наибольшей вероятностью подтверждающих наступление мирового «нефтяного пика» в 2008(2017 гг. Среди этих признаков ( замедление восполнения мировой ресурсной базы традиционной нефти, в том числе за счет снижения прироста сверхкрупных месторождений, сокращение размеров и доли крупнейших месторождений нефти в мировых конечных извлекаемых запасах, прирост мировой ресурсной базы в течение исследуемого периода в основном за счет переоценки запасов, доразведки нефтегазоносных полей и вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов и неконвенциональной нефти, уменьшение средних размеров открываемых новых месторождений, снижение темпов роста добычи более чем в половине нефтедобывающих стран и др.

Выявленные признаки означают, что в ближайшем будущем мировая экономика будет испытывать растущий дефицит традиционной нефти, который к 2030 г. может составить 80 млн барр. в день. Образующийся недостаток нефти будет компенсирован как за счет дополнительного ввода в разработку новых месторождений традиционной нефти, так и за счет дальнейшей детализации разведочных работ на уже известных месторождениях и прилегающих к ним нефтяных площадях. Основным регионом добычи станет Ближний Восток, доля которого в мировом производстве превысит 50%. В региональном аспекте значительно возрастет роль Западной Африки как нового региона нефтедобычи. Расширение глубоководной разведки повлечет дополнительную добычу нефти в таких странах, как США, Нигерия, Филиппины и Малайзия, а также непродолжительное продление жизни морских нефтяных полей Северного моря. Крупнейшими производителями нетрадиционных видов топлива ( сверхтяжелая нефть, СПГ, сжиженный уголь, биотопливо) станут Венесуэла, Канада, Бразилия, США и Китай. Неопределенность в отношении общего уровня производства неконвенциональной нефти будет сохраняться в основном из-за неопределенности выбора геополитического вектора развития таких крупных нефтепроизводителей, как Ирак, Иран, Венесуэла и Нигерия.

Помимо истощения запасов традиционной нефти фактором, сдерживающим дальнейшее освоение углеводородных месторождений трудноизвлекаемых запасов и развитие международного инвестиционного сотрудничества в данной области, является отсутствие сопоставимости в национальных системах различных категорий нефтяных запасов, отражающих уровень рентабельности вкладываемых в разработку инвестиций. Поэтому необходимо, чтобы страны активно разрабатывали и внедряли сопоставимые национальные классификации нефтяных ресурсов.

Факторный анализ мировой цены на нефть, проведенный в работе, подтвердил финансовую природу волатильности мирового рынка нефти в изучаемой период. На основе авторской эконометрической модели, описывающей колебания среднегодовых мировых цен на нефть, было подтверждено, что границы колебаний цен на нефть определяются с одной стороны, объективно необходимыми издержками производства нефти, с другой стороны, размером источников финансирования, допускающих приобретение энергоносителей без существенного ущерба темпам экономического роста. В исследуемый период финансовые факторы, наряду с темпами мирового ВВП, оказывали доминирующее влияние на динамику мировой цены на нефть.

Направленность влияния финансовых факторов на цену нефти зависит от степени доступности спекулятивного капитала на мировом финансово рынке и подтверждается высокой корреляционной зависимостью между динамикой мировой среднегодовой цены на нефть и портфельными обязательствами США. Эта различная направленность (впервые выявленная в данной работе) объясняется двумя режимами функционирования мирового нефтяного рынка на протяжении 1978(2007 гг.: первый (годы 1977(1984, 1987(1988, 1990(1992) ( в условиях дефицита капитала, когда средства для финансовых спекуляций частично заимствовались на нефтяном рынке из-за ограниченности других источников, что порождало понижательное давление на нефтяные цены, и второй (годы 1985, 1986, 1989, 1993(2007) ( в условиях избытка капитала, когда финансовые средства поступали на рынок нефтяных фьючерсов с других рынков, что вызывало спекулятивный рост нефтяных цен.

Современный высокий уровень мировых нефтяных цен свидетельствует о возрастающей оторванности движения финансового спекулятивного капитала от процесса создания реальной стоимости в масштабах всего мирового хозяйства и неэффективности сложившейся институциональной структуры биржевого рынка, что не исключает появления институциональных ловушек, подобных ситуации 2004(2008 гг., завершившейся глобальным мировым финансовым и экономическим кризисом. Поэтому для осуществления контроля и внесения определенных корректировок с целью оптимизации правил регулирования финансового рынка необходимо расширение участия государства в биржевой торговле и усиление его регулирующих функций в различных сегментах финансового и биржевого рынков. В условиях российской действительности это означает необходимость дальнейшего развития биржевой торговли нефтью и нефтепродуктами, создания российского маркерного сорта нефти и присутствия государства на рынках вторичных финансовых инструментов, в частности на рынках нефтяных фьючерсов.


загрузка...