Трансформация мирового рынка нефти в условиях финансовой глобализации (22.03.2010)

Автор: Разумнова Людмила Львовна

Повышение мировых цен на нефть, значительное сокращение нефтяных запасов в традиционных центрах добычи и изменение геополитической обстановки оказали существенное влияние на энергетическую стратегию крупнейших потребителей нефти – США, Китая, Японии и стран ЕС, на которые в совокупности приходится около 55% мирового потребления этого энергоресурса. Выбор в качестве объекта изучения энергетических стратегий США и КНР, которые представляют четвертый блок проблем, обусловлен рядом обстоятельств. Во-первых, эти страны являются крупнейшими импортерами нефти, объем закупаемой нефти в 2008 г. оценивался в 11,0 и 3,9 млн барр. в день соответственно (см. рис.3). Во-вторых, эти страны имеют огромный экономический потенциал и обладают собственными нефтяными ресурсами. В-третьих, на мировой арене эти страны выступают равновесными представителями двух групп государств (развитых и развивающихся), чьи интересы в энергетической сфере с каждым десятилетием приходят во все большее противоречие в условиях углубления глобализационных процессов, приводящих к ослаблению одних экономик и возвышению других.

Так, еще в 2006 г. потребление энергии в странах ОЭСР превышало аналогичный показатель группы стран вне этого региона, также как и потребление энергии в США (100,0 квадр. BTU) превышало этот суммарный показатель в КНР и Индии (91,5 квадр. BTU). Но уже к 2010 г. превышение наблюдалось в пользу стран вне ОЭСР, а потребление в КНР и Индии (109,6 квадр. BTU) на 10% превысило показатель в США (99,9 BTU).

Источник: составлено по данным Министерства энергетики США URL: http://tonto.eia.doe.gov/country/index.cfm

Рис.3. Крупнейшие импортеры нефти в 2008 г., млн барр. в день

Наконец, на выбор группы стран для сравнительного анализа повлиял и тот факт, что США, которые становятся чистыми импортерами в 70-х года, уже имеют значительный опыт в стратегическом планировании внешней и внутренней энергетической стратегии, тогда как Китай, ставший чистым импортером в 90-х годах, в этом направлении делает свои первые шаги. Сравнение этих двух стран в данном контексте может иметь практическое значение для разработки энергетической стратегии России.

Основные положения энергетической политики США были разработаны в первой половине 80-х годов после двух нефтяных шоков и включали четыре основных направления: снижение энергопотребления; расширение использования альтернативных источников энергии; диверсификацию поставок нефти; увеличение и поддержание на высоком уровне стратегических запасов нефти.

В этот период США и другими крупнейшими импортерами нефти предпринимались усилия по снижению энергопотребления путем разработки и использования энергосберегающих технологий, а также за счет внедрения альтернативных энергоисточников.

Возобновление интереса к мерам энергосбережения в США происходит начиная с 2003 г., когда мировые цены на нефть превысили 30 долл. за барр., и наметилась устойчивая тенденция их роста. Большое значение для развития политики энергосбережения на современном этапе сыграли Закон об энергетической политике 2005 г. (Energy Policy Act of 2005) и Закон об Энергетической независимости и безопасности 2007 г. (Energy Independence and Security Act of 2007).

и др.

Закон об Энергетической независимости и безопасности 2007 г. первоначально названный Clean Energy, воплотил новые инициативы в области энергетической политики США, первоначально сформулированные в призыве президента Дж. Буша «Двадцать через десять».

а также эффективности использования энергии в общественных зданиях и при освещении. В частности, предполагается:

увеличение объемов использования возобновляемых и альтернативных видов топлива путем установления обязательных стандартов;

введение стандартов на использование таких источников, как кукуруза, этанол, целлюлозный этанол, биодизельное топливо, метанол, бутанол, водород;

расширение использования легких грузовиков, что приведет к общему сокращению использования бензина до 20% к 2017 г. Последняя цель отражает сущность инициативы Буша (20% экономии бензина через десять лет).

В результате за счет повышения спроса на альтернативные источники энергии и снижения спроса на нефть в 2017 г. должно быть достигнуто снижение потребления нефти в США на 10% или на 2 млн барр. в день.

В законе предусматриваются меры по стабилизации поставок нефти путем расширения внутренней добычи и увеличения стратегических запасов.

Политика поддержания и развития стратегических запасов является важнейшим направлением энергетической стратегии США. В 2001 г. администрация Буша приняла решение увеличить СНЗ за счет использования программы «роялти в виде продукции» и заполнить все пятьдесят соляных каверн до их полного объема 700 млн барр. В 2007 г. этот показатель был практически достигнут ( СНЗ оценивались в 696,941 млн барр., что соответствовало 55 дням чистого импорта нефти США. Инициативы Буша 2007 г. в условиях беспрецедентного роста мировых цен предусматривали удвоение стратегических запасов США до 1,5 млрд барр.

Анализ динамики стратегического резерва США на протяжении всего периода их формирования показал, что планируемый объем СНЗ в 1975 г. (1 млрд барр.) никогда не был достигнут, однако в критических ситуациях стратегические запасы США эффективно выполняли функцию стабилизатора цен на мировом рынке нефти. После возобновления роста стратегических запасов с начала 2009 г. в июне этого же года все резервуары были практически заполнены на 99,6% – до 724,0 млн барр.

Последними решениями администрации США в области управления стратегическими запасами стало полученное от конгресса в начале ноября 2009 г. разрешение на их использование в связи с планируемым американо-израильским нападением на иранские ядерные объекты.

Сохранение курса на увеличение стратегических запасов нефти США, по-видимому, станет одним из факторов, оказывающих повышательное давление на мировые нефтяные цены. Вместе с тем динамика роста стратегических запасов будет в значительной степени обусловлена динамикой мировых цен на нефть.

Как показывает анализ энергетической политики президента Б. Обамы, она также нацелена на постепенное существенное изменение структуры американского энергетического баланса в рамках стимулирования энергосбережения и более активного использования возобновляемых источников, однако ее практическая реализация может встретить значительные трудности и потребует крупных инвестиционных ресурсов, реально доступных лишь после выхода страны из текущего финансового кризиса. Вызывает сомнения и цель стратегии Обамы ( достичь одностороннего энергетического лидерства.

Современная структура американского энергетического баланса обладает значительной инерционностью и по имеющимся прогнозам Министерства энергетики США на перспективу до 2030 г. существенно не изменится. Как полагают эксперты, сложившееся соотношение основных используемых видов энергоносителей смогло бы заметно трансформироваться лишь при начале массового применения топливного водорода, однако по техническим, ресурсным и финансовым причинам этот этап вряд ли сможет быть реализован ранее 2050 г. За последние 35 лет суммарные затраты на федеральные исследовательские проекты в области «чистой» возобновляемой энергетики составили около 117 млрд долл., но при этом так и не удалось обеспечить ее рентабельности. Не решает проблему самообеспечения топливом и производство биотоплива, так как производство этанола и других видов биотоплива требует больших собственных энергетических затрат, отнимает ограниченные посевные площади у продовольственных культур и способствует неоправданному росту цен на продукты питания.

Поддержание устойчивости вклада импорта нефти в энергобаланс США рассматривается как одно из важных направлений сбережения национального нефтегазового потенциала страны. Анализ проводимой в течение нескольких десятилетий политики диверсификации внешних поставок нефти, позволил автору выявить в качестве значимой тенденции повышение роли африканского региона в снабжении США жидкими углеводородами (до 21% против 16% из Персидского залива в 2008 г.). Одновременно с 2005 г. наметилась тенденция снижения импорта из Венесуэлы.

Новыми поставщиками на американский рынок стали Ливия (с 2004 г.), Чад ( 2007 г.) и Казахстан (2007 г.). Нефтяные компании США активно разрабатывают месторождения в странах Африки, рассматриваются новые возможности для разработки нефтяных и газовых месторождений в ее восточной части – Эфиопии, Кении, Уганде, Мозамбике, Танзании, Сомали.

По прогнозам ОПЕК, экспорт из региона Ближнего Востока в страны Северной Америки к 2030 г. практически сохранится на уровне 2006 г. (не более 2,5 млн барр. в день), тогда как большая часть прироста ближневосточного экспорта нефти придется на поставки внутрирегиональной торговли и страны АТР. В рамках новой политики Обамы, нацеленной на снижение рисков зарубежных поставок углеводородов на американский рынок, ставится задача полного отказа через 10 лет от импорта нефти из Венесуэлы и стран Ближнего и Среднего Востока. С точки зрения геополитики Канада и Мексика по-прежнему рассматриваются как основные и наиболее надежные поставщики углеводородов. Развитие энергетического сотрудничества с этими странами включает не только закупку первичных энергоресурсов, но и расширение общего американо-канадского рынка электроэнергии, строительство регазификационных заводов в Мексике, реэкспорт сжиженного природного газа (СПГ) из Канады на рынок США, строительство заводов по производству этанола в Мексике, странах Латинской Америки и Карибского бассейна, ориентированных на американский спрос.

В целом расширение добычи в Мексиканском заливе, потребления биотоплива и сжиженного угля позволит снизить зависимость США от импорта с 58% в 2007 г. до 54% в 2030 г.

С точки зрения изменившихся геоэкономических реалий главная угроза энергетической безопасности США исходит из быстрого роста спроса на энергоресурсы со стороны развивающихся стран. Особое беспокойство вызывает стремительное увеличение спроса со стороны Китая, Индии и стран Ближнего Востока.

Переходя к анализу влияния Китая на формирование мирового спроса на нефть, следует отметить, что всего за десять лет ( с 1993 г. по 2003 г. Китай превратился из чистого экспортера нефти в его крупнейшего потребителя (после США) и импортера (третьего после США и Японии). В 2003 г. Китай превзошел по потреблению нефти Японию и в настоящее время по этому показателю в 2 раза превосходит страны СНГ и более чем в 2,5 раз Индию.

Анализ географической структуры поставок нефти в КНР за последние десять лет позволяет сделать вывод о том, что на фоне снижения значимости импорта из близлежащих азиатских стран возрастает зависимость китайского импорта от поставок из стран Ближнего Востока (50% всего импорта нефти в 2008 г.), при этом доля Саудовской Аравии (крупнейшего поставщика) увеличилась с 2,0 до 20,0%. В целом удельный вес ОПЕК в 1995(2008 гг. возрос с 9,6 до 56,0% .

Импорт нефти из Африки составляет 30%, что в десять раз превышает поставки из региона АТР (3%). Таким образом, два региона ( Африка и Ближний Восток ( обеспечивают 80% китайского импорта нефти. Наиболее перспективные направления роста импорта связаны с Анголой, Россией, Нигерией, Венесуэлой, Ираном и Ираком (в случае стабильной геополитической ситуации).

Для обеспечения стабильных внешних поставок нефти правительство Китая направляет свои усилия по двум направлениям. Во-первых, способствует заключению долгосрочных соглашений со странами ( крупными нефтеэкспортерами посредством предоставления так называемых нефтяных кредитов, сумма которых в настоящее время оценивается в 50 млрд долл. Во-вторых, оказывает содействие в приобретении китайскими государственными нефтяными компаниями прав на разработку нефтяных и газовых месторождений в разных районах мира, в том числе, на Ближнем Востоке, в Африке, России и Латинской Америке.

В настоящее время Китай добывает нефть в рамках концессионных соглашений в Азербайджане, Канаде, Казахстане, Венесуэле, Судане, Индонезии, Ираке и Иране. По оценкам министерства энергетики США, производство нефти китайскими компаниями за рубежом достигло в 2008 г. 820 тыс. барр. в день. Увеличение доли так называемой зарубежной «собственной нефти» стало одной из существенных тенденций в современной структуре импорта КНР.

Выстраивая новую структуру внешних поставок нефти, КНР вносит определенный вклад в развитие транспортной инфраструктуры мирового рынка нефти. Наиболее значимыми проектами, с нашей точки зрения, являются строительство сухопутного нефтяного коридора Ближний Восток ( Центральная Азия ( Китай, где ключевым участником может стать Иран, а также проект строительства глубоководных портов вдоль северного побережья Индийского океана (Бангладеш, Камбоджа, Мьянма, Таиланд и Пакистан), получившего название «Нить жемчужин».

За последние несколько лет Китай обеспечивал от 60 до 80% всего мирового прироста спроса на нефть. Принимая во внимание незначительность собственных запасов нефти КНР, оценка динамики роста потребления энергоресурсов и увеличения спроса, предъявляемого со стороны экономики КНР на мировом рынке нефти, является особенно актуальной для всего мирового сообщества. Причем как в случае замедления китайского спроса, так и его опережающего роста.

В случае снижения относительных потребностей китайской экономики в жидких углеводородах ситуация начавшегося снижения мировых цен на нефть может оказаться устойчивой тенденцией в среднесрочной перспективе и изменить расстановку сил в пользу потребителей углеводородов. Для нефтеэкспортеров, особенно тех, которые планируют осуществить крупные инвестиции и нарастить производство нефти, дефицит спроса на фоне низких цен может иметь шоковые последствия. При условии сохранения высоких темпов потребления нефти в КНР будет возникать дополнительное давление на мировые цены со стороны спроса, что приведет к их дальнейшему росту и ускорит разработку и внедрение альтернативных источников энергии.

Стабильное возрастание спроса на нефть в Китае обусловлено действием ряда факторов: ростом населения (в 2005(2030 гг. на 145 млн чел), незавершенностью процессов урбанизации и индустриализации, продолжающейся бурной автомобилизацией, изменением структуры потребительского спроса и формированием среднего класса с более высоким уровнем доходов.

Прогноз спроса на нефть со стороны КНР, сделанный экспертами МЭА, в последние пять лет постоянно корректировался в большую сторону. Аналогичные корректировки были сделаны Департаментом США, экспертами института энергетики Японии, Академии социальных наук КНР, Университета Райса, ОПЕК и др. Таким образом, рост потребления нефти в КНР предполагается в диапазоне от 8 в 2009 г. до 12-16 млн барр. в день к 2030 г., что означает сохранение некоторой неопределенности в отношении доли китайского спроса в 2-4 млн барр. в день в общемировом спросе на жидкие углеводороды.

Для мирового сообщества широкомасштабный спрос на энергоносители со стороны Китая представляет определенную угрозу. Согласно МЭА, мировые потребности в жидких углеводородах к 2030 г. увеличатся на 21 млн барр. в день (с 85 до 106 млн барр. в день), из них около 50% будет обеспечено Китаем.

С одной стороны, повышение китайского спроса приведет к дальнейшему росту выбросов двуокиси углерода. По оценкам МЭА увеличение использования ископаемого топлива не позволит сократить выбросы СО2 и других загрязняющих веществ вплоть до 2030 г., которые возрастут в 2006(2030 гг. с 29,0 до 40,3 млрд т. КНР является мировым лидером по выбросам углекислого газа в атмосферу, опередив по этому показателю в 2006 г. США ( 6,01 против 5,90 млрд т. соответственно. Решение проблемы стабилизации концентрации парниковых газов в атмосфере во многом будет зависеть от вклада этих двух стран в сокращение роста выбросов. С другой стороны, китайский спрос будет способствовать росту зависимости стран-импортеров от поставок из двух нестабильных регионов – Ближнего Востока и России. При этом доля ОПЕК в мировом производстве к 2030 г. возрастет с 44 до 51%.

Существенное влияние на мировой рынок нефти будет оказывать Энергетическая стратегия Китая Свое формальное выражение она получила в двух принятых в 2007 г. документах: «Докладе о развитии энергетики Китая ( 2007» (так называемой «Голубой книге») и «О положении и политике Китая в сфере энергетики» («Белой книге»).


загрузка...