Типы взаимодействия поэзии и прозы в русской литературе первой трети XIX века (22.03.2010)

Автор: Поплавская Ирина Анатольевна

Цели и задачи исследования. Цель диссертационной работы – рассмотреть процесс развития и взаимодействия поэзии и прозы как органичный и системный, отражающий особенности национального теоретико-эстетического мышления и литературного творчества в эпоху первой трети XIX в. Поставленная цель определяет и задачи диссертационного исследования, которые сводятся к следующему:

- представить развитие поэзии и прозы как органичную и динамичную систему, обнаруживающую свою связь с национальным литературным процессом 1800 – 1840-х гг.;

- рассмотреть поэзию и прозу как особые типы художественного (архитектонического) мышления, моделирующие соответствующую им эстетическую реальность;

- систематизировать теоретико-литературные представления о поэзии и прозе в русской эстетике и критике XVIII – первой трети XIX вв. как особых типах художественного мышления, речевых и жанрово-стилевых формах;

- выделить и описать основные модели (типы) взаимодействия поэзии и прозы в творчестве В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя;

- наметить основные этапы (эволюцию) взаимодействия поэзии и прозы в творчестве отдельных авторов и в литературном процессе этого периода в целом;

- показать специфику взаимодействия поэзии и прозы в контексте романтической и реалистической эстетики и поэтики;

- осмыслить процессы взаимодействия поэзии и прозы в тесной связи со спецификой художественной образности, стиля, жанра, коммуникативно-нарративных стратегий;

- раскрыть значимость этого явления для последующего развития русской поэзии и прозы во второй половине XIX – начале XX веков.

Материал исследования. Намеченные цели и задачи определили отбор материала для исследования, особенности его методологии и структуры. Материалом исследования становятся русские эстетические трактаты, учебные пособия и критика XVIII-первой трети XIX вв. (М. В. Ломоносов, В. К. Тредиаковский, И. С. Рижский, А. С. Никольский, А. Ф. Мерзляков, А. И. Галич, Н. Ф. Кошанский, К. Н. Батюшков, А. А. Бестужев-Марлинский, В. К. Кюхельбекер, В. Г. Белинский и др.), поэтические и прозаические произведения Н. М. Карамзина, Г. Р. Державина, В. А. Жуковского, А. И. Мещевского, А. С. Пушкина, П. А. Вяземского, Е. А. Баратынского, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя и др. Отбор художественного материала обусловлен хронологическими границами исследования. Начальная точка отсчета здесь связана с 1808 г. и совпадает с изданием журнала «Вестник Европы» (1808-1810) периода редакторства и активного сотрудничества в нем В. А. Жуковского. Конечная точка определяется временем выхода из печати поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» (1842). Таким образом, хронологически материал исследования охватывает три десятилетия в развитии русской литературы первой трети XIX в. В историко-литературном смысле этот период характеризуется сменой романтических форм взаимодействия поэзии и прозы в рамках метатекстового образования журнального типа формами индивидуально-авторскими, к которым относятся, в частности, синтез поэзии и прозы в романе «Евгений Онегин» и явление поэтической центрации в поэме «Мертвые души». Круг имен и отбор произведений мотивирован их определяющей ролью в историко-культурном процессе, выраженной репрезентативностью в плане взаимодействия поэзии и прозы, определенностью типологических признаков.

Методология исследования. В работе используются несколько взаимосвязанных подходов в осмыслении и анализе эстетического и литературного материала. Эстетический подход (М. М. Бахтин, Ю. Н. Тынянов) исходит из понимания произведения как эстетического объекта с преобладающим типом образности, отношением автора к герою, эстетически понятой природы художественного слова и его функций, с характерными языковыми и жанровыми стратегиями. Структурно-семиотический (Ю. М. Лотман, Б. А. Успенский) предполагает восприятие словесного искусства как вторичной моделирующей системы, в которой поэзия и проза противопоставляются друг другу как функциональные стили, а стих и проза воспринимаются как конструктивные принципы организации текста. Теоретико-типологический подход (Н. Д. Тамарченко, В. И. Тюпа) позволяет выделить продуктивные модели взаимодействия поэзии и прозы, значимые как для русской литературы первой трети XIХ в., так и для последующих этапов ее развития. Нарративный подход (Р. Барт, Ж. Женетт, В. Шмид) используется при анализе отдельных прозаических произведений, авторских прозаических циклов и сборников и раскрывает диалектику поэтических и прозаических принципов повествования в связи с особенностями коммуникативных установок в художественном целом. Историко-литературный подход (Г. А. Гуковский, Б. М. Эйхенбаум, Ю. В. Манн, А. И. Журавлева) позволяет рассмотреть типы взаимодействия поэзии и прозы в связи с творческой эволюцией отдельных авторов и в связи с общими тенденциями развития литературного процесса 1800 – 1840-х гг. Мифопоэтический метод (К. Г. Юнг, А. Ф. Лосев, О. М. Фрейденберг, Е. М. Мелетинский, В. Н. Топоров, М. Элиаде) раскрывает представление об особенностях формирования авторской литературной мифологии в творчестве ведущих писателей исследуемого периода.

Научная новизна диссертации определяется тем, что в ней впервые в отечественном литературоведении предпринята попытка системного описания наиболее репрезентативных моделей и механизмов взаимодействия поэзии и прозы в русской литературе первой трети XIX в. Выбранная проблематика обусловила и новые аспекты исследования, которые можно сформулировать следующим образом.

Поэзия и проза впервые рассматриваются как особые типы художественного мышления, формирующие автоцентрическую и логоцентрическую эстетические модели мира. Критерием для выделения этих моделей служат особенности художественного образа и слова в поэзии и прозе, категории автора и читателя, жанрово-стилевые тенденции.

В рамках историко-литературного процесса первой трети XIX вв. поэзия и проза впервые исследуются одновременно и как типы художественного (архитектонического) мышления, и как речевые, и как жанрово-стилевые категории. Поэзия и проза осмысляются в работе как тернарное целое в единстве всеобщего, особенного и единичного.

Показан онтологический смысл поэзии и прозы, сопрягающий родовые понятия состояния, события и процессуальности через «эстетику тождества» (поэзия) и «эстетику сопротивопоставления» (проза).

Систематизирован обширный теоретико-эстетический и литературно-критический материал конца XVIII-первой трети XIX вв., связанный с пониманием сущности и природы поэзии и прозы и их взаимодействия, раскрыта их роль в становлении национальной литературы и критики.

Впервые выделены устойчивые типы взаимодействия поэзии и прозы в творчестве русских писателей первой трети XIX в.: метатекстовая интеграция, межтекстовая интерференция, гипертекстуальное образование, межтекстовый параллелизм, синтез поэзии и прозы, прозиметрия, поэтическая центрация.

Взаимодействие поэзии и прозы в творчестве Жуковского существенно дополняется рассмотрением его философии жизнестроительства, поэтической философией имени и философией пути, изучением авторской литературной мифологии, в которой важная роль отводится сотериологическим мифам поэта.

Синтез поэзии и прозы в романе Пушкина «Евгений Онегин» исследуется в единстве основного поэтическиго текста и прозаических эпиграфов, предисловий и примечаний к роману. Роман «Евгений Онегин» воспринимается как тип становящегося текста, неотделимый от процесса его написания и первоначальной публикации отдельными главами. «Повести Белкина» впервые рассматриваются как оригинальный авторский прозиметрический текст.

Осмыслена роль эстетики «невыразимого» в механизме взаимодействия поэзии и прозы в творчестве Лермонтова. Показана ее связь с формированием образа «героя времени» и с основными формами выражения авторского сознания в его лирике и прозе.

Своеобразие творчества Гоголя существенно дополняется через использование эстетической категории избыточной вненаходимости автора по отношению к герою. Раскрыта связь поэтических и прозаических стратегий с категорией повествования и текстообразования в сборниках «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Миргород», в петербургских повестях.

Теоретическое значение диссертационного исследования определяется 1) осмыслением эстетических механизмов классического миромоделирования в русской литературе XIX века; 2) пониманием поэзии и прозы как архитектонических и как композиционных художественных форм; 3) особенностями функционирования поэзии и прозы в типологических (романтизм, реализм) и авторских художественных системах; 4) развитием парадигматического и синтагматического подходов в изучении литературного процесса; 5) раскрытием механизмов межтекстуального и внутритекстуального диалога поэзии и прозы; 6) выделением характерных типов взаимодействия поэзии и прозы.

Основные положения, выносимые на защиту.

Представленная в работе целостная парадигма значений поэзии и прозы, сложившаяся в русской эстетической и литературно-критической практике XVIII - первой трети XIX веков, рассматривается как многоуровневая система. Основу этой системы составляет понимание поэзии и прозы как двух типов художественного мышления, двух типов речевой организации и разнообразных жанрово-стилевых форм их проявления.

Процессы взаимодействия поэзии и прозы в творчестве Жуковского рассматриваются как характерное явление романтического миромоделирования. Метатекстовая интеграция поэзии и прозы в «Вестнике Европы» (1808-1810), различные типы интертекстуальных связей в сборнике «Баллады и повести» (1831) отражают разные этапы творческой эволюции поэта от лирики к эпосу, раскрывают новые грани в его эстетике жизнетворчества и эстетике «невыразимого», передают особенности авторской литературной и биографической мифологии, имеющей выраженные апокалипсические («наполеоновский» и «александровский» мифы) и сотериологические черты (миф о поэте).

Художественные тропы в романтической литературе воспроизводят основные принципы текстопорождения. Разные типы взаимодействия поэзии и прозы оформляются по принципу метафоры (межтекстовая интереференция, межтекстовый параллелизм), метонимии (гипертекстовые и паратекстовые связи), синекдохи (претекстовые и метатекстовые отношения).

Явление межтекстовой интерференции свидетельствует о значимости первичных текстов («Наталья, боярская дочь» Карамзина, «Марьина роща» Жуковского) и об их способности продуцировать вторичные тексты («Наталья, боярская дочь», «Марьина роща» Мещевского), включая стихотворные переложения прозы, различные переделки, пародии.

Своеобразие романа Пушкина «Евгений Онегин» видится в одновременном использовании поэтических и прозаических способов моделирования художественной реальности. Эстетика стиха, звучащего слова преображается искусством сюжетного повествования о жизни героев и метатекстовыми включениями, предисловиями и примечаниями, раскрывающими процесс работы автора над произведением и объединяющими «роман героев», «роман автора» и философию жизнетворчества в нем.

«Повести Белкина» Пушкина как особый тип прозиметрического текста хранят в себе эстетическую «память» о стихе, об основных жанрах и формах поэтического художественного мышления и раскрывают под новым углом зрения особенности их «двойного» авторства и процесс циклообразования, своеобразие их сюжетной, жанровой и нарративной поэтики. Восполнимость поэзии прозой и прозы поэзией в прозиметрических текстах позволяет осмыслить мирообраз повестей Пушкина через сопряжение философии судьбы с философией «поприща» героев, через актуализацию глубинного смысла самой жизни, изначальной причастности героев к ней и их открытостью по отношению к изменяющемуся миру, к суверенному «я» в себе и другом.

Авторская модель взаимодействия поэзии и прозы в творчестве Лермонтова органично связана с поэтикой «неточного» стиля его ранней лирики и формирующейся эстетики «невыразимого», с особенностями прозиметрической структуры эпистолярия поэта, с преобладанием песенных и поэмных нарративов, с «песенным» изображением истории в сборнике «Стихотворения М. Лермонтова» (1840).

Поэтическая «составляющая» в романе Лермонтова «Герой нашего времени» формируется через повествовательный принцип «смены картин», автопсихологизм и автолейтмотивность, через ассимиляцию романом лирических (песня, пейзажная лирика) и лиро-эпических жанров (баллада, дума, поэма), использование исповедально-дневниковых нарративов. Особенности взаимодействия поэтической и прозаической картин мира в прозе поэта раскрываются через обращение к образу «героя времени», совмещение внешней и внутренней точек зрения в его описании, типологическое соответствие форм выражения авторского сознания в поэтическом сборнике «Стихотворения М. Лермонтова» (лирический герой, лирическое «я», лирический повествователь, герой ролевой лирики) многоликости образа Печорина и системе рассказчиков, использование поэтической (метафорической) и прозаической (метонимической) композиции.

Поэтическое и прозаическое начало в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» Гоголя рассматриваются в качестве ведущих принципов повествования. Категории поэтического и прозаического в «Миргороде» и петербургских повестях становятся определяющими принципами мировидения автора, раскрывающими утраченное тождество между героем и миром и получающими воплощение через подчеркнутое несоответствие поэтического способа мышления писателя и прозаического способа организации словесного материала.

Диалог поэзии и прозы в поэме Гоголя «Мертвые души» осмысляется через явление поэтической центрации. Эстетически оно связано с избыточной вненаходимостью автора по отношению к герою, что приводит к активизации авторского присутствия в тексте, повышении его ответственности за судьбу героя, а также раскрывает особенности мифологической, сюжетной, нарративной и жанровой поэтики этого произведения.

Научно-практическая значимость работы определяется тем, что представленные в ней материалы и выводы могут быть использованы в обобщающих трудах по истории и теории русской литературы XIX века; при чтении лекционных курсов по истории русской литературы и критики первой трети XIX века. Научные результаты исследования могут учитываться в специальных курсах, посвященных истории, эстетике и поэтике русского романтизма и реализма, их взаимодействию и дальнейшей эволюции, в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных теории и истории поэзии и прозы XIX столетия, а также творчеству отдельных авторов: В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя. Кроме того, результаты исследования могут быть учтены и в эдиционной практике, связанной с работой над изданием Полного собрания сочинений и писем В. А. Жуковского.

Апробация работы. Основные положения и выводы работы апробированы на международных, всероссийских, региональных, межвузовских и кафедральных конференциях, чтениях и семинарах. В их числе Всероссийские научные конференции «Проблемы литературных жанров» (Томск, ТГУ, IV-IX, 1982-1998 гг.); Четвертые Алексеевские чтения (Иркутск, ИГУ, 3-5 октября 1988 г.); «Американский и сибирский фронтир» (Томск, 1996, 2001 гг.); Духовно-исторические Чтения памяти равноапостольных Кирилла и Мефодия (Томск, май, 1998-2008 гг.); «Мир и общество в ситуации фронтира» (Томск, ТГУ, 14-16 апреля, 2003 г.); «Американские идеи в гуманитарных исследованиях ученых Сибири» (Томск, ТГУ, 12-14 октября 2004 г.); IV Всероссийская научная конференция «Русская литература в современном культурном пространстве» (Томск, ТГПУ, 4-5 ноября 2004 г.); Международная научная конференция «Нарративные традиции славянских литератур» (Новосибирск, Институт филологии СО РАН, 28-30 июня 2006 г.); Первая Международная конференция «Н. В. Гоголь и славянский мир» (Томск, ТГУ, 26 – 28 октября 2006 г.); IX Международная конференция «Проблемы изучения творчества Николая Гоголя: итоги и перспективы» (Украина, Нежин, Нежинский государственный университет, 2 – 3 октября 2007 г.); Томские филологические чтения «Исследования русской и мировой культуры в языке и тексте» (Томск, ТГУ, 6 – 7 ноября 2008 г.); Вторая Международная конференция «Н. В. Гоголь и славянский мир» (Томск, ТГУ, 14-15 ноября 2008 г.); «Сюжеты и мотивы русской литературы» (Новосибирск, Институт филологии СО РАН, 21 – 22 апреля 2009 г.); Международная конференция «Творча спадщина Миколи Гоголя i сучасний свiт» (до 200-лiття вiд дня народження) (Украина, Нежин, Нежинский государственный университет, 13 – 15 мая 2009); Вторая конференция Международного Научно-исследовательского Центра «Россия-Италия» «Образы Италии в русской словесности» (Томск, Новосибирск, ТГУ, НГУ, 1 – 6 июня 2009 г.); V Всероссийская научная конференция «Русская литература в современном культурном пространстве» (Томск, ТГПУ, 2-3 ноября 2009 г.).

Структура работы. В освещении эстетических основ понимания и взаимодействия поэзии и прозы используется синхронический принцип; диахронический аспект присутствует в изложении материала как внутри отдельных глав, так и в общей эволюционной перспективе исследования. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, приложения и библиографического раздела.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы исследования и ее актуальность, дается обзор основных теоретико-эстетичесих концепций, раскрывающих понимание сущности поэзии и прозы и механизма их взаимодействия; обосновывается проблематика исследования, разные подходы и принципы в систематизации и осмыслении материала; формулируются научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации; определяются объект и предмет исследования, цели и задачи работы; излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Динамика восприятия поэзии и прозы в русской теоретико-литературной мысли XVIII – первой трети XIX веков» раскрывается целостная парадигма понятий «поэзия» и «проза», складывающаяся в рамках риторической и эстетической критики. Поэзия и проза осмысляются здесь как трехуровневая система, представляющая собой единство двух типов художественного мышления, двух типов речевой организации и многообразия жанрово-речевых форм их проявления.

В первом разделе «Основные тенденции в осмыслении поэзии и прозы в русском литературоведении XVIII века» представлено понимание поэзии и прозы в теоретико-литературных трудах русских авторов XVIII в., которое совершается в рамках риторической культуры. В трудах М. В. Ломоносова противопоставление «прозы» - «поэмы» (стихов) основано на их метрической упорядоченности / неупорядоченности. В восприятии В. К. Тредиаковского «стихи» и «проза» отличаются различной метрической организацией, а «поэзия» становится синонимом «изящной словесности».


загрузка...