Современные политические процессы в странах Юго-Восточной Азии: экологическая составляющая (21.11.2011)

Автор: Рогожина Наталия Григорьевна

Действующая в странах региона система управления лесными ресурсами не ориентирована на их рачительное использование и отражает приоритетные установки правящей власти на рост экономического производства в ущерб охране окружающей среды. Поэтому переход стран ЮВА к устойчивому ведению лесного хозяйства, как это ими продекларировано, осложняется отсутствием у государства политической воли и слабой заинтересованностью в этом предпринимательских кругов.

В главе 6 "Проблема освоения бассейна реки Меконг: политический аспект" внимание акцентируемся на рассмотрении проблемы управления трансграничными водными ресурсами, к каковым относится река Меконг, в условиях нарастания соперничества стран Индокитая за доступ к ним.

В ситуации, когда спрос на ресурсы реки чреват их переэксплуатацией, а трансграничный характер Меконга таит в себе опасность появления межгосударственного конфликта вокруг водных ресурсов, актуализируется задача создания системы совместного управления рекой. Она нашла свое разрешение в учреждении Комитета по Меконгу, переименованного впоследствии в Комиссию по Меконгу в соответствии с принятым в 1995 г. Соглашением о сотрудничестве по устойчивому развитию бассейна реки Меконг.

С учреждением Комиссии по Меконгу, деятельность которой поддерживается Национальными комитетами по Меконгу, была оформлена институциональная и политическая основа осуществления региональной политики по водным ресурсам. К финансово-техническим функциям, выполняемым комиссией, прибавилась и оперативно-правовая деятельность – принятие мер по разрешению спорных проблем и согласованию позиций.

Тем не менее, именно в этой сфере проявляется институциональная и политическая слабость Комиссии по Меконгу как структуры, не обладающей соответствующими полномочиями для урегулирования возникающих межгосударственных противоречий в сфере управления водными ресурсами и предупреждения возможных экологических рисков реализации национальных водных проектов. Хотя попытки подобного рода стали предприниматься в последнее время, когда было принято решение о введении моратория на строительство новых гидроэлектростанций в бассейне Меконга.

Однако и сегодня вопрос о том, как осуществлять координацию многоцелевым развитием бассейна Меконга в условиях предпочтительной реализации национальных планов, остается спорным и сложным в практическом отношении, так же как и сама деятельность Комиссии, которая, в основном сводится к обмену информацией и мнениями.

Создание Комиссии – политический шаг, опережающий существующие на сегодня объективные потребности стран региона в совместном управлении трансграничной рекой. Национальные интересы в сфере развития водного хозяйство доминируют над региональными, что чревато возникновением межгосударственных разногласий по характеру использования ресурсов реки.

Возможности Комиссии по Меконгу выполнить возложенные на нее функции по координации деятельности стран в сфере управления трансграничной рекой в интересах всех заинтересованных сторон будет зависеть от готовности последних наделить эту структуру соответствующими полномочиями и повысить ее роль в экологической деятельности.

В главе 7 "Экологическое измерение международных политических отношений в рамках АСЕАН" анализируются роль региональной организации АСЕАН в решении трансграничных экологических проблем. Экологическое сотрудничество стран АСЕАН насчитывает не одно десятилетие, развиваясь в соответствии с теми изменениями в экологической сфере, которые происходят на национальном и глобальном уровнях, и охватывает такие области как охрана природных ресурсов и их рациональное использование, морская экология, совершенствование системы экологического управления, контроль над загрязнением, развитие экологической сферы экономики, распространение экологической информации и экологического образования.

Проверкой способности АСЕАН провести скоординированную экологическую политику по преодолению трансграничных экологических проблем стали предпринятые ею меры по борьбе со смогом, вызванным пожарами в Индонезии. Однако, несмотря на попытки скоординировать действия всех заинтересованных стран по решению этой трансграничной проблемы, АСЕАН не смогла адекватно ответить на возникшие экологические вызовы. Причину этого следует искать не столько в недостатках финансов и технических ресурсов, сколько в традициях асеановского способа политического управления, в том числе и в сфере охраны окружающей среды.

Развитие регионального экологического сотрудничества остается заложником основополагающего принципа деятельности АСЕАН ? невмешательства во внутренние дела стран-членов организации даже тогда, когда возникшая экологическая проблема принимает трансграничный характер.

Асеановский способ регулирования деятельности с его опорой на личную дипломатию, консультации и обсуждение вопросов в поисках достижения консенсуса формирует такой механизм принятия решений, который не обеспечивает эффективного решения экологических проблем, требующих быстрого реагирования. Принцип невмешательства проявился и в приоритетном значении национальных экологических законов, национальной экологический политики в сравнении с принимаемыми на региональном уровне решениями и проектами.

АСЕАН, созданная в политических и экономических целях, не приняла пока на себя роль активного субъекта в решении экологических вопросов, требующих наднационального подхода, оставаясь заложником экономических интересов стран-членов организации, не желающих передавать часть своего суверенитета на региональный уровень.

Глава 8 "Экологическая дипломатия стран ЮВА на глобальном уровне" акцентирует внимание на позиции стран региона по обеспечению глобальной экологической безопасности, которая формируется, как и в большинстве других развивающихся стран, под воздействием двух начал – экономических и идеологических. Идеологический императив в экологической дипломатии отражает скорее традиции колониального прошлого, однако возрождается и усиливается в международных отношениях под воздействием экономического фактора. Многие экологические проблемы на глобальном уровне рассматриваются в контексте противостояния стран "третьего мира" странам индустриальным.

Если на национальном уровне произошли явные сдвиги в экологической деятельности стран ЮВА, то на международном уровне экологические процессы преимущественно рассматриваются ими через призму приоритетных экономических интересов и трактуются в рамках решения основной задачи по достижению экономического прогресса.

Именно на этом приоритете и основывается экологическая дипломатия стран ЮВА, которая, прежде всего, направлена на укрепление их экономической безопасности и является неотъемлемым компонентом их внешнеэкономической и внешнеполитической стратегии.

С одной стороны, это осложняет согласование их политических позиций с развитыми странами по решению глобальных экологических проблем, с другой стороны, не препятствует участию стран ЮВА в международных экологических соглашениях и развитию международного экологического сотрудничества. Однако последнее они привязывают к оказанию им со стороны развитых стран технической и финансовой помощи в решении экологических проблем.

Не играя значимой роли в политическом процессе по обеспечению глобальной экологической безопасности, страны ЮВА в то же время, руководствуясь принципом общей, но дифференцированной ответственности, активно включены в деятельность по решению таких глобальных экологических проблем, как защита озонового слоя Земли, изменение климата, сохранение биоразнообразия, охрана находящихся под угрозой уничтожения редких видов флоры и фауны, контроль над трансграничным движением и размещением опасных отходов. С присоединением к глобальным действиям, предпринимаемым в этой сфере, страны ЮВА связывают свои надежды на получение доступа к финансовым ресурсам, "чистым" технологиям и западной научной экспертизе.

Степень участия стран региона в обеспечении глобальной экологической безопасности определяется уровнем их интеграции в мировую хозяйственную систему. Учитывая усиление экологического императива на глобальном уровне, определяющего направления развития торговых и экономических взаимоотношений в мире, они пытаются извлечь преимущества из международного экологического сотрудничества в собственных экономических и политических интересах.

В то же время, как и другие развивающиеся страны, они не готовы брать на себя слишком большие экологические обязательства, способные сказаться на темпах их экономического роста, что наглядно проявляется в процессе переговоров по международным экологическим соглашениям. С одной стороны, ими четко осознается необходимость включения экологического интереса в национальную и региональную стратегию развития. С другой, – получает дальнейшее развитие противоречие интересов двух взаимосвязанных систем – региональной и национальной системы экономической безопасности и глобальной системы экологической безопасности. Но именно экономические интересы мотивируют рост заинтересованности стран ЮВА к участию в глобальных экологических проектах, которые становятся стимулом к усилению экологической направленности их внутренней политики, ориентированной на ускорение процесса экологизации развития.

В главе 9 "Становление института неправительственных экологических организаций в странах ЮВА" анализируются проблема зарождения и развития в регионе экологического движения, связанного с политической активностью среднего класса, которая в организационном плане проявляется в деятельности неправительственных организации (НПО).

В центре внимания исследования находятся такие вопросы, как типология НПО, стратегия и тактика их деятельности, взаимодействие с государством и другими субъектами политической деятельности, идеология НПО и их участие в политических процессах, направленных на экологизацию развития. Детальный анализ данной проблематики позволяет ответить на вопрос о потенциале воздействия движения НПО на проводимую государством экологическую политику.

Экологические интересы средних слоев отражают определенные идейно-политические предпочтения тех категорий населения, которые очень чутки к проблеме социальной справедливости, равенства и охраны окружающей среды. Участие в экологическом движении, которое развивается в контексте более широких требований за демократизацию политического устройства стран ЮВА, становится для них альтернативной формой выражения политического протеста и политического участия, а в ряде стран – Малайзия, Индонезия (в период правления президента Сухарто) – и способом выражения оппозиционных взглядов в условиях, когда в обществе отсутствуют возможности для открытой политической борьбы.

Защита экологических требований со стороны НПО обеспечивается главным образом посредством осуществления альтернативных проектов местного развития и лоббирования экологических интересов на национальном и глобальном уровнях. НПО считают себя сторонниками "низовой демократии", принципы которой они и хотят воплотить в обществе путем наделения его властью в управлении природными ресурсами и решении местных проблем развития.

В то же время НПО не замыкаются на программах местного развития, что, по их мнению, могло бы ослабить движение в целом, обнажив его "фундаменталистский" и "эко-анархический" характер, а организуют экологические кампании и выступают с требованиями проведения различных реформ в политической и экономической сферах в увязке с решением экологических проблем, что способствует расширению политического пространства экологических дебатов.

НПО считают себя неполитическими структурами, отвергая партийные формы организации как неэффективные в рамках существующей модели развития. В соответствии с их видением будущего устройства общества роль НПО сводится к постепенному отвоеванию у государства сферы его влияния до полного его исчезновения путем укрепления системы местного самоуправления. Соответственно отпадает надобность в использовании политических средств борьбы. Но в реальности они не так уж равнодушны к политике, как говорят. Прежде всего, это относится к неправительственным организациям – сторонникам альтернативных моделей развития.

Процесс политизации части НПО отразился и в появлении в их рядах антиглобалистов, стремящихся выйти за узкие рамки социальной активности и продемонстрировать свои возросшие притязания на участие в политических процессах на глобальном уровне.

В отличие от развитых индустриальных стран обеспечение экологической безопасности в странах ЮВА требует одновременного решения комплекса социально-экономических и политических проблем, что и обуславливает расширение сферы деятельности экологических организаций за пределы охраны окружающей среды.

Сочетание различных функций, выполняемых НПО, обеспечивает им возможность прямо или косвенно влиять на политику развития в направлении ее большей увязки с решением экологических и социальных проблем. Это относится как к большинству НПО, участвующих в реализации различных экологических проектов в рамках проводимого государством курса на догоняющее развитие, так и к тем немногочисленным, но весьма влиятельным НПО, которые выступают за реализацию альтернативных программ развития как на местном, так и на глобальном уровне.

В последние годы общественное давление НПО становится все более реальной силой формирования государственной экологической политики в Таиланде и на Филиппинах. Поэтому здесь, в отличие от других стран Юго-Восточной Азии, экологическое движение приняло общенациональный характер, что способствовало его включению в политический процесс. Тем не менее, в ряде стран ЮВА, в том числе Малайзии и Индонезии, где институт НПО получил развитие, сдерживающим моментом в активизации его протестных выступлений является отсутствие массовой опоры в обществе.

Возможности участия НПО в экологизации политического процесса во многом ограничены узостью политического пространства, открытого для их деятельности, что характерно для авторитарных и квазидемократических политических режимов. Однако усиление экологического императива на глобальном уровне и заинтересованность в решении местных экологических проблем заставляют правительства многих государств ЮВА использовать НПО в качестве инструмента реализации экологических программ и артикуляции своих требований в переговорах с развитыми странами по проблеме охраны окружающей среды и развития, приоткрывая эту сферу для гражданских инициатив и политических дебатов.

Все же, несмотря на активизацию деятельности неправительственных экологических организаций в странах ЮВА, они еще не превратились в активных субъектов проэкологических изменений в регионе. Идеология и политические взгляды НПО, ограниченные реальные политические возможности для артикуляции своих позиций, отсутствие широкой поддержки в обществе исключают саму возможность создания на их основе партии зеленых. Они вынуждены действовать в условиях низкой правовой и экологической культуры общества, что ограничивает их социальную базу и потенциал воздействия на политическую власть.

В центре внимания главы 10 "Социальная база экологических протестов" – причины возникновения экологического движения на местном уровне, экологические конфликты и политические способы их разрешения, отличительные черты протестного экологического движения.

Характерной чертой развития экологического движения в странах ЮВА является включение в его состав представителей малоимущих слоев населения, для которых выступления в защиту природы являются выражением социального протеста, направленного на разрешение конфликта, связанного с изменением характера управления природными ресурсами и формы собственности на них.

Как правило, экологический лейтмотив их выступлений скрывает их преимущественно экономическое и социальное содержание, обусловленное проблемами местного развития, бедности и неравенства. В то же время в силу исключительной зависимости существования большинства беднейших слоев населения от среды обитания экологическая проблематика вписана в социально-экономический контекст их выступлений.

Здесь экологический конфликт, порожденный соперничеством за доступ к природным ресурсам, является, как правило, еще одной формой экономического конфликта, спровоцированного сложным процессом трансформации традиционного общества и неравенством положения этносов. Экологическое движение сегодня продолжает традиции крестьянского движения и по большому счету таковым и является. Экологические выступления на местном уровне в ряде стран Юго-Восточной Азии составляют основу экологического движения, определяя его доминантную социальную направленность

Отличает данное социальное движение и его преимущественно периферийный характер, что находит отражение в его целях, задачах, способах борьбы, определяемых социальным составом его участников. Периферийность, локальность и слабая организованность местного экологического движения не позволяет ему претендовать на значимую роль в формировании государственной экологической политики. Важнейшим условием его развития становится поддержка со стороны неправительственных организаций, средств массовой информации, среднего класса, а в Таиланде – еще и буддийского духовенства.

Но даже в отсутствие каких-либо позитивных конкретных результатов, эти экологические протесты выполняют ряд задач, способствуя развитию гражданского общества и демократии в странах ЮВА, расширяя политическое пространство экологических дебатов. Оперируя понятиями социальной справедливости, равенства возможностей, расширения прав и свобод местного населения, они ставят перед государством проблему поиска путей минимизация экологических и социальных рисков осуществляемой стратегии экономической модернизации.

Будучи ориентированным прежде всего на достижение социального равенства, экологическое движение становится легитимной формой выражения социального протеста против существующей экономической и политической системы, которая была и остается антиэкологичной по своей сути.

Однако в силу сохраняющихся пределов влияния (мировоззренческих, социальных, политических) экологического движения на формирование идеологии и политики развития главенствующая роль в обеспечении экологической безопасности стран ЮВА по-прежнему принадлежит государству, роль которого в этом инновационном процессе будет возрастать в рамках проведения комплекса реформ в экономической, социальной и политической сферах. В то же время в выполнении этих задач государство вынуждено опираться на структуры гражданского общества.


загрузка...