Литературно-публицистическое наследие патриарха Никона: принципы работы автора середины – второй половины XVII века (21.09.2009)

Автор: Севастьянова Светлана Климентьевна

Определено место патриарха Никона в литературном процессе XVII века. Если внешнее поведение владыки было организовано в соответствии с его высоким церковным статусом, что позволяло в рамках православной традиции принимать отдельные религиозно-обрядовые изменения и вносить «новины» в традиционную культурную парадигму, то в литературно-публицистическом творчестве патриарх Никон был убежденным сторонником традиции. Как традиционный писатель, он подчинял характерные для средневековой книжной культуры приемы и способы повествования внелитературным целям, выражению своих идей. Анализ письменного наследия Никона показал, что в литературе XVII века еще была сильна традиция и что традиционное направление в литературном процессе поддерживал в середине столетия глава Русской Православной Церкви. Именно поэтому исследование литературно-публицистического наследия патриарха Никона имеет прямое отношение к пониманию литературного процесса середины – второй половины XVII века.

Методы исследования. В основу изучения письменного наследия Никона положен системный подход, который предполагает исследование сочинений патриарха как органическое целое. Методологическую основу системного подхода составляет семантическая связь классических методов изучения рукописных памятников древнерусской письменности: археографический, сравнительно-исторический, текстологический, структурного анализа, историко-типологический, историко-литературный. Применение системного подхода в исследовании дает представление о творчестве патриарха Никона.

Теоретическая значимость работы заключается в выводах о традиционно-книжном характере литературно-публицистической деятельности патриарха Никона. В сочинениях Никона ярко выразилась его приверженность к традиционным способам и формам выражения авторской концепции, проявились типичные для средневекового книжника принципы работы над его сочинениями. Способы авторского самовыражения и отражения свойств личности и характера Никона, событий его биографии в произведениях владыки находятся в рамках традиционной книжной культуры.

Значимость работы заключается и в том, что исследуемые тексты во многом дополняют сложившиеся в науке представления о взаимодействии деловой прозы и литературы в «переходный» период. Эпистолярные сочинения патриарха Никона показывают, что он как личность свободно ведет себя внутри документа, нарушает строгие формулярные требования, вносит индивидуальное начало в делопроизводственные тексты. Письменные источники, использованные в диссертации, показывают своеобразие эпистолярного жанра в XVII веке, заключающееся в смешении жанровых форм, стирании границ жанров, в их активном взаимодействии и взаимовлиянии.

В процессе исследования эпистолярных сочинений патриарха Никона накоплен материал и для характеристики частного письма в русской литературе XVII века – жанра, чрезвычайно популярного в поздневизантийской эпистолярной технике, но получившего развитие в России в более позднее время.

Духовно-назидательные сочинения патриарха Никона демонстрируют процесс смешения литературных жанров во второй половине XVII века, доказывают свободное сосуществование жанров в общем пространстве бытования. Важными для теории текста являются выводы диссертации об использовании Никоном известного средневековой культуре способа компилирования и соединения цельных текстов и их фрагментов при построении сочинений, а также о работе автора с разными типами источников, сосуществующих в пределах одного жанра.

Положения, выносимые на защиту:

1. Литературно-публицистическая деятельность патриарха Никона во многом определялась жизненными обстоятельствами его биографии. Общение с современниками через запечатленное на бумаге слово было для патриарха необходимостью и ремеслом. Послания патриарха Никона к царю Алексею Михайловичу находятся на разных ступенях перехода от официальных документов, деловой прозы к публицистическим посланиям; Никон использует такие виды эпистолярного жанра, которые, с одной стороны, тесно связаны с приказным делопроизводством, с другой, порывают со строгими требованиями делового письма и свободно взаимодействуют с традиционной книжной культурой. Письма Никона царю свидетельствуют о совершенном владении автором приемами, законами и нормами русско-византийской эпистолярной техники.

2. Письма сочувствовавших Никону греков к нему «спровоцировали» московского владыку уподобить его ответные послания греческим образцам и применить в них хорошо знакомые московскому патриарху стилистические средства и широкие возможности поздневизантийской эпистолярной схемы. Составленные в традициях официальных грамот к высокопоставленным духовным лицам послания Никона к представителям греческой Церкви – газскому митрополиту Паисию Лигариду и восточным патриархам превратились в публицистические послания, в которых владыка изложил своих взгляды на актуальную проблему современности о разделении церковной и светской властей. Послания патриарха Никона к грекам отразили характерные для второй половины XVII века процессы активного взаимодействия жанров деловой письменности между собой.

3. Рукописная история посланий патриарха Никона восточным святителям показывает бытование на русской почве списков как протографа авторского текста посланий, так и протографа переводов посланий Никона грекам с греческого языка на русский. Но на русском (до и после перевода) и греческом (1 список) языках сохранилась только грамота Никона патриарху Константинопольскому Дионисию (более 20 списков XVII-XIX веков). Рукописная история послания патриарха Никона газскому митрополиту Паисию Лигариду представлена «жизнью» протографа перевода послания Никона греку с иностранного (латинского или греческого) языка (13 списков XVII-XIX веков), а не списка с автографом патриарха Никона (РГАДА ф. 27, оп. 1, д. 140, ч. 3, л. 144-152). Переписка Никона с греками отражает процесс бытования на русской почве в XVIII-XIX веках посланий как единого комплекса эпистолярных текстов, объединенных тематически и адресатами.

4. Анализ содержания и стилистических особенностей посланий патриарха Никона к царю позволил описать способы авторского самовыражения и поведения автора. Так называемые «образы» Никона, органично связанные с характерным для литературы XVII века возрастанием личностного начала, усилением роли автора, позволяют ему в конкретных ситуациях «перевоплощаться» на письме, для достижения конкретных целей и эмоционально-дидактического воздействия на адресата «исполнять» определенную роль, используя для этих целей традиционный «набор» словесно-художественных средств и литературных приемов. Так, «образы» домостроителя и просителя о царской милости связаны с жанрами чисто деловой переписки; собственно литературная традиция определила особенности «образа» страстотерпца; смешение делового письма и литературной традиции произошло при реализации «образов» защитника царской чести и молитвенника о государевой душе. Документы «дела» патриарха Никона показывают, что не только авторское, но и внешнее поведение Никона было организовано в соответствии с его «образами».

5. Принципы работы патриарха Никона с разными типами источников не выходят за рамки средневековой письменной традиции. Священный текст и библейская топика присутствует в эпистолярных сочинениях патриарха Никона на разных уровнях; автор ведет себя как типичный книжник, продолжая многовековую традицию древнерусской книжности обращения к авторитетным текстам-образцам для адекватного понимания создаваемого сочинения. В работе с законодательным источником Никон предпочитает делать цитаты-выписки и точно его обозначать. В то же время, используя способы работы с источниками, характеризующие новую культурную модель и ярко проявившиеся в работе справщиков Печатного двора (изменение структуры текста в сторону ее увеличения и расширения смыслов; критическое отношение к авторитетному тексту, выражавшееся в грамматической и лексической его правке; компиляция заимствований из разных типов источников; выбор источника цитирования путем сравнения нескольких из них), Никон встраивал древнейшие методы и приемы работы средневековых авторов в русло современной ему культурной традиции.

6. Видения патриарха Никона в структуре его эпистолярных сочинений продолжают традицию русской публицистики XVII века и помогают автору выразить свое отношение к одному из важнейших вопросов современности – о качествах светского правителя и православного пастыря; острой публицистической направленностью видения Никона напоминают видения его современников – старообрядческих авторов. Публицистическая и полемическая направленность видений патриарха Никона обусловила и разные способы включения автобиографических рассказов об откровениях свыше в ткань собственного повествования.

7. Анализ келейных библиотек патриарха Никона, состав которых реконструируется по документам «дела» Никона, путей формирования личных книжных собраний Никона в Воскресенском и Ферапонтовом монастырях показывает, что содержание библиотек патриарха не только отражает уровень его образованности и начитанности, но и позволяет установить конкретные источники его сочинений и духовные основания культурно-реформаторской деятельности.

8. В основу создания духовно-назидательных сочинений патриарх Никон положил традиционный для средневековой культуры составительский принцип, который в каждом конкретном случае способствовал реализации важной для средневековой книжной культуры тенденции возрождения «памяти слова» и «памяти текста». Завещание-устав патриарха Никона для братии Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря сохранилось в одном списке конца XVII века (РГБ, Музейное собр. № 9427, л. 485 об.-493 об.). Сочинение компилятивное и состоит из четырех частей, каждая из которых до включения в состав завещания представляла собой самостоятельное произведение со своей рукописной традицией. Никон создал композиционно завершенное произведение завещательно-уставного характера, ориентируясь на игуменские уставы-завещания византийской литературной традиции.

9. «Наставление царю» сохранилось в единственном списке с автографом патриарха Никона: его рукой сделаны вставки из книг Священного Писания и печатной Кормчей (РГАДА, ф. 27, оп. 1, д. 140, ч. 1, л. 298а-393 об.). Обнаружение мной главного источника «Наставления» «Нравственных правил» Василия Великого – позволило охарактеризовать методы работы патриарха с сочинением каппадокийского святителя и увидеть намеренную ориентацию автором своего произведения на широко распространенную форму средневековой культуры – сборник. Сборник патриарха Никона по форме и структуре в определенной мере соответствовал традиции печатных книг богословского и полемического характера, выходивших в середине XVII века на Московском печатном дворе и продолжал традицию популярных в Древней Руси памятников византийской политической мысли, излагавших средневековые общественно-политические концепции и представления о государственной и церковной власти, которые были адресованы светскому правителю.

10. Окружные послания патриарха Никона, изданные на Московском печатном дворе в 1656 году, несмотря на разное содержание, имеют сходство в построении (разделены на две самостоятельные части), в составительском принципе организации материала и в подборе хорошо известных современникам Никона источников для понимания и усвоения широкой аудиторией излагаемых автором религиозно-обрядовых и нравственных идей. Изложение о троеперстии в окружном послании Никона о Крестном монастыре базировалось на текстах о кресте, читаемых на литургии. Темы греха и покаяния в окружном послании о моровой язве патриарх Никон раскрыл в традиции библейского и святоотеческих учений о наказании свыше грешников мором и стихийными бедствиями. В условиях активного влияния на русский быт и мировоззрение современников Никона западной религиозной культуры проблемы чистоты веры и обрядов, сохранения православного образа жизни ярко раскрылись в его окружных посланиях пастве.

Практическая значимость исследования заключается в том, что сделанные выводы могут служить основой для дальнейших исследований о патриархе Никоне представителями гуманитарных наук. Выводы диссертации могут быть использованы в научных исследованиях по истории русской литературы и культуры XVII века, в лекционных и специальных курсах по истории литературы периода перехода от средневекового типа к литературе Нового времени.

Основные положения диссертации опубликованы в научных сборниках, периодических изданиях, в том числе рецензируемых ВАК РФ. В настоящее время опубликованы более 50 статей объемом около 50 п.л., две книги о патриархе Никоне и его литературно-публицистической деятельности (Материалы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона». СПб.: Дмитрий Буланин, 2003; Эпистолярное наследие патриарха Никона. М.: Индрик, 2007) общим объемом 131,5 п.л., в которых осуществлено научное издание почти 80 сочинений патриарха Никона.

Апробация исследования. Результаты исследования докладывались на научных конференциях: международных «Исторические традиции русско-сирийских культурных и духовных связей: миссия антиохийского патриарха Макария и дневники архидиакона Павла Алеппского: К 350-летию посещения патриархом Макарием Антиохийским и архидиаконом Павлом Алеппским Москвы» (Москва, 2006), «Человек в культуре русского барокко» (Москва, 2006), «Нарративные традиции славянских литератур (Средневековье и Новое время)» (Новосибирск, 2006-2009), «Святоотеческие этические учения в киевской богословской мысли эпохи реформ» (конец XVI – начало XVIII в.) (Киев, 2007); «Время культурологии» (Москва, 2007); «Культура и текст: Культурный смысл и коммуникативные стратегии» (Барнаул, 2008); на всероссийских и региональных: Чтениях памяти профессора Николая Федоровича Каптерева (Москва, 2003-2008) и Никоновских чтениях в музее «Новый Иерусалим» (Истра, 2000, 2006, 2009); «Патриарх Никон и его время» (Москва, 2002).

Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, двух частей, каждая из которых включает три и две главы соответственно (в главах выделены разделы), Заключения, Приложения, списка литературы. В Приложении помещены окружные послания патриарха, завещание-устав, «Наставление царю» и сочинение старообрядческого автора о Кресте в виде выписок из Грамоты Никона о Крестном монастыре.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дано обоснование темы диссертации, ее актуальности, рассмотрена историография вопроса, определены цели, задачи, предмет и объект исследования, а также его методы, показана научная новизна, теоретическое и практическое значение полученных в ходе работы результатов.

ЧАСТЬ I. ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ ПАТРИАРХА НИКОНА:

ИДЕЙНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА И ПРИНЦИПЫ АВТОРСКОГО САМОВЫРАЖЕНИЯ В ПЕРЕПИСКЕ С СОВРЕМЕННИКАМИ

Первая часть диссертации посвящена изучению обширного эпистолярия патриарха Никона, писем и посланий царю Алексею Михайловичу и грекам: иконийскому митрополиту Афанасию и Савве Дмитриеву; восточным святителям и газскому митрополиту Паисию Лигариду. Выявлены и рассмотрены особенности эпистолярной техники Никона, проявление которых в переписке с современниками зависело от адресата и реальных фактов биографии Никона, описаны принципы авторского самовыражения и способы работы патриарха с разными типами источников, роль видений владыки в структуре его посланий царю.

Глава 1. Переписка патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем: способы изложения автором его взглядов на актуальные вопросы современности

В переписке патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем отразились непростые отношения между государем и архипастырем: духовная дружба, вражда и попытки примирения. Выделены четыре периода этой переписки, получившие условные названия по месту пребывания адресанта. Письма отличаются по форме, тематике, уровню «литературности», степени проявления личностного начала и авторского «я».

Письма патриарха Никона царю Алексею Михайловичу и традиции русской деловой письменности. Новгородский период (1650-1652 годы) представлен 15 письмами митрополита Никона к царю (6 из охваченного восстанием Новгорода – 1650 год; и 9 составлены во время путешествия в Соловецкий монастырь за мощами митрополита Филиппа – 1652 год), они неоднократно издавались как исторические источники (С.М. Соловьевым, М.Н. Тихомировым, С.В. Лобачевым, Г.М. Коваленко – Т.А. Лаптевой – Т.Б. Соловьевой) по подлинникам, хранящимся в РГАДА (ф. 96 (Сношения России со Швецией), оп. 1, стлб. 3, ч. 1-3; ф. 153 (Духовные российские дела), оп. 1, д. 20, ч. 1-73; ф. 142 (Царские подлинные письма), оп. 1, д. 382). По форме и содержанию новгородские и соловецкие письма Никона царю представляют собой приказные «отписки», которые подчинялись строгим законам деловой письменности, находившейся за пределами традиционной книжной культуры.

На выбор формы и характера делового письма Никона оказывали влияние исторические события, активным участником которых он был: в «отписках» Никона появлялись пространные описания, отличавшиеся большей субъективностью повествования и меньшей установленностью жанровых признаков. Описания чувств и эмоций, отношение к предмету повествования, «разбавление» канцелярского языка старославянизмами и элементами живого разговорного языка, сочетание народной образности и учительного красноречия – все это выводило «отписки» Никона за границы приказного делопроизводства и сближало их с частными письмами, обладающими открытой структурой и своими законами бытования и функционирования. Тенденция влияния в XVII веке литературы на документ (В.П. Адрианова-Перетц, В.В. Данилов, А.А. Назаревский, С.С. Волков, А.С. Демин, Е.К. Ромодановская) особенно ярко проявилась в «отписках» митрополита Никона.

Новгородские «отписки» Никона содержат примеры усиления личностного начала в деловой письменности. Тщательно подбирая лексику с теми оттенками значения, которые в наибольшей степени соответствуют той или иной ситуации, Никон противопоставляет умение владеть разными формами ведения беседы способности врагов в основном к материальному разрушению; выстраивает семантические ряды из слов с корневым, синонимическим и деривационным повтором. Зная законы построения и функционирования разных видов деловой письменности, Никон свободно применяет их на практике.

Московский период (1653-1656 годы) представлен 6 письмами царю, которые Никон, уже патриарх Всея Руси, составлял во время походов по монастырям. Изданные в XIX веке (П. Бартенев, архим. Аполлос (Алексеевский), Ф. Буслаев) они хранятся в РГАДА, ф. 142 (собр. Царских подлинных писем), оп. 1, д. 383, 384, 385, 386, 387, 388. Все письма мной точно датированы: 26 января 1653 года, 27 февраля 1654 года, 2 и 3 февраля 1655 года, сентябрь и 16 декабря 1656 года. По типу повествования и сказовой манере изложения они напоминают особый вид дружеской переписки - «грамотки», сочинения с открытой структурой, для которых строгое следование формулярным требованиям и законам эпистолярного жанра не было обязательным. В письмах Никона сочетаются разные формы речи: живая разговорная и книжная, восходящая к тестам Священного Писания.

В личных письмах царю Никон показал индивидуальную манеру письма, выразившуюся в преодолении на письме сухого делового стиля. Соблюдая формулярные требования эпистолярного жанра, патриарх демонстрировал и свободное владение разными формами речи, общаясь с царем как его друг и единомышленник, не по долгу (как в новгородский период), а по велению души.

Воскресенский период (1658-1666 годы) охарактеризован по 17 письмам Никона царю, среди которых преобладающим жанром стал жанр послания. Они сохранились в РГАДА, ф. 27 (приказ Тайных дел), оп. 1, д. 140, ч. 1-9 и в ГИМ, в Синодальном собрании свитков; издавались Н.И. Субботиным и Н.А. Гиббенетом. Почти все воскресенские сочинения Никон называет «писмами», подчеркивая их главное назначение служить формой личного общения с царем. Обсуждение с царем важнейших в биографии патриарха событий требовало привлечения разнообразных художественных средств, при помощи которых Никон выстраивал систему доказательств собственной правоты, оказывал эмоционально-дидактическое воздействие на царя. А темы «царя» и «патриарха» превратили «воскресенские» письма Никона в яркие публицистические послания.

Тема «царя» обсуждается в двух направлениях: о том, каким правитель быть не должен («запреты»), и об идеальном правителе. «Запреты» имеют форму кратких и лаконичных формулировок о поступках Алексея Михайловича, которые, по Никону, ущемляют права и свободу Церкви. Образец идеальных отношений светской и церковной властей, в том числе и имущественных, Никон находил в домонгольском и монгольском периодах русской истории. Поучая царя, автор использовал такие способы словесного творчества, которые делали повествование одновременно обличительным и эмоционально окрашенным: иронию, риторические вопросы, обращения к адресату, апелляцию к событиям исторического прошлого.

В изложении представлений об идеальном правителе Никон обращался к художественным приемам словесного творчества, которые способствовали бы усилению дидактического начала повествования. Главное требование патриарха к царю – обладание важнейшими христианскими добродетелями. Автор обращается к традиционному приему древнерусских книжников, которые сравнивали деяния великих князей и царей с деяниями их предшественников в библейской, мировой и отечественной истории и выстраивали длинные ряды образцов-подобий. Ряд Никона: «израилевы» цари – Давид, Соломон, Езекия, Иосия; цари христианские – Константин Великий и Владимир Святославич. Сравнивая Алексея Михайловича с «израильскими» царями, Никон предлагал Алексею Михайловичу программу покаяния, призывал его к очищению грешной души. Соотнося поступки царя с конкретными событиями Священной истории, Никон встраивал современную обстановку в сакральный контекст, предлагая царю в той или иной ситуации воспользоваться традиционным способом поведения, заложенным в канонических источниках. Сравнение русских великих князей и царей с Константином Великим и Владимиром Святым имело в Древней Руси свою традицию: воспринимаемые как идеальные правители, они постоянно привлекались для поднятия авторитета великокняжеской, а затем царской власти, особенно в сочинениях, обосновывавших автокефалию Русской Церкви. Аналогии между царем Алексеем Михайловичем и византийским императором Константином усилились в середине XVII века в связи с приобретшей особую популярность в среде русского правительства идеей о вселенской миссии русского православного царя как освободителя всех православных христиан от иноверцев. Во второй половине XVII века в условиях возраставшего западного влияния проблема сохранения царем Алексеем Михайловичем православия стала особенно актуальной. Но тема нравственности православного царя раскрывалась Никоном и под воздействием его личных взаимоотношений с Алексеем Михайловичем: патриарх призывал царя проявлять человеческие качества по отношению к нему лично. Разные типы отношений с царем – как с человеком, олицетворяющим государство, и как с христианином, нуждающимся в духовной опеке, определили здесь способы авторского самовыражения и особенности проявления авторского «я».

Тема «патриарха» раскрывается при помощи стилистических приемов и способов, которые помогают Никону формулировать мнение о качествах пастыря и границах патриаршей власти. Прежде всего это прямое и безапелляционное высказывание, имеющее декларативный характер, которое, как правило, подтверждается ссылкой на тексты Священного Писания. Патриарх Никон формулирует свои убеждения таким образом, чтобы они соответствовали и концепциям особых церковно-государственных отношений, изложенным в памятниках византийской правовой мысли, получивших популярность в России в середине XVII века в связи с церковно-обрядовыми преобразованиями («Эпанагога» и «Алфавитная Синтагма» в изложении иеромонаха Матфея Властаря, печатная книга «Кормчая»). Никон выбирал из всего спектра определенных византийским церковным законодательством функций и свойств архипастыря только те, которые соответствовали его личным представлениям о первосвятителе и наиболее полно отражали его взгляды на церковную власть в выстроенной им системе аргументации «симфонических» взаимоотношений властей, где духовная власть выполняет направляющую функцию.

Сложной структурой, разветвленной системой аргументации и разнообразием источников отличаются два послания Никона из Воскресенского монастыря, посвященные нескольким вопросам: об опечатании на Московском подворье бумаг и вещей патриарха Никона (1659 год) и о тяжбе со стольником Р.Ф. Боборыкиным (1661 год). В общении с царем патриарх Никон применял способы эмоционально-дидактического воздействия, характерные для публицистики: сочетание книжной и разговорной лексики, ирония, антитеза, сравнения и противопоставления; в обличительных целях сочетание библейских цитат и описаний эпизодов из русской жизни; в полемических целях использование ораторской речи, рассказов о видениях; разные виды повторов и организация повествования при помощи риторических вопросов, логического ударения; одновременные ссылки на разные типы источников. Ключевая тема посланий – вмешательство царя в дела Церкви, усиление абсолютистского начала светской власти. Обличительный характер посланий приводит к уменьшению цитат и усилению авторского слова: библейские реминисценции, парафраза и пересказ библейских сюжетов, которые, сменяя друг друга, образуют длинные ряды из поучительных примеров о наказаниях Богом людей, совершающих преступления против Церкви. Назидательные примеры выполняют важную дидактическую роль: царь должен осознать неправоту и прийти к покаянию.

Эпистолярные сочинения Никона воскресенского периода ориентированы на жанр послания. В XVII веке публицистические письма к царю приобретают функции политического документа, поскольку обращены к человеку, олицетворяющему собой государство в целом. После разрыва с царем Никон пытался воздействовать на него в двух направлениях. С одной стороны, он акцентировал внимание Алексея Михайловича на исполнении христианских заповедей. С другой, патриарх часто напоминал царю о его клятве хранить церковные заповеди и не посягать на свободу Церкви. Из подмосковного монастыря патриарх Никон призывал царя обратиться к истории Руси, к традициям Русской Церкви, чтобы продолжить начатый предшественниками путь следования апостольским и святоотеческим заветам, воспринятым от греко-византийской Церкви, и воспроизвести такую форму взаимоотношения светской и духовной властей, которая бы базировалась только на канонических представлениях и принципах.

В ферапонтовский период (1667-1675 годы), из ссылки, Никон адресовал царю 38 писем, которые сохранились в РГАДА, в приказе Тайных дел – ф. 27, оп. 1, д. 140, ч. 3; д. 140а, ч. 1-4, и неоднократно издавались (Н.И. Субботин, Н. Успенский, архим. Варлаам (Денисов), С. Михайловский, Н. Суворов, П. Николаевский, И. Бриллиантов, С.М. Соловьев, Я.Л. Барсков, Н.В. Шухтина). Ведущий жанр этого периода – челобитные, что соответствовало цели: ссыльный патриарх просил царя об улучшении условий пребывания, о прощении и снисхождении к нему. Однако два послания выделяются особо (1667 и 1671 годов), органично сочетая в себе лирическое и поучительное начала. В центре посланий – тема взаимоотношений Никона и царя. Эти послания сам Никон называл «писмами», подчеркивая их назначение – служить единственным в ссылке способом непосредственного и доверительного общения с царем. Оба послания написаны ярким, образным языком; в них перемежаются различные стилевые пласты; характерно употребление разговорной и диалектной лексики; тип повествования Никона порой напоминает такие образцы проповеднической литературы, в которых органично сочетаются фразеология молитвословий, книжная лексика, витиеватость и возвышенность речи; в посланиях органично переплетаются символика и образность традиционной культуры.


загрузка...