Формирование древнейшего протогородского центра бронзового века Средней Азии (процессы культурной и технико-технологической трансформации) (21.09.2009)

Автор: Кирчо Любовь Борисовна

К середине периода ранней бронзы относится появление на Алтын-депе технологии получения искусственных минералов – обожженного стеатита и кварц-кристобалита (последний образуется при высокотемпературном обжиге осадочных пород кремнистого состава). Технология изготовления предметов из стеатита с последующим обжигом распространяется в Иране и Средней Азии из Индии. Перекристаллизация стеатита и кремнеземов идет при нагревании около 1000°С и выше, а достижение таких температур – сложная техническая задача, требующая как минимум, мощного поддува. Использование в качестве сырья осадочных пород с последующим получением кварц-кристобалита показывает, что мастера Алтын-депе применили заимствованную технологию к местным материалам (Кирчо, Ковнурко, 2003).

В разделе 4 рассматривается металлургия и металлообработка. Набор инструментов включает: 1) абразивы и оселки для шлифовки и заточки металлических изделий, в первую очередь, ножей и кинжалов; 2) орудия для ковки – молотки и наковальни; 3) орудия ювелирного производства – наковальни для раскатки фольги, молоточки и матрицы для округлых изделий из фольги. В позднем энеолите и ранней бронзе абразивные инструменты составляют свыше 65% всех орудий металлообработки, что связано с их использованием как при производстве металлических изделий, так и при дополнительной подправке рабочих поверхностей ножей, топоров, тесел, долот и шильев-игл. Орудия кузнеца представлены в самом конце позднего энеолита (около 9% орудий металлообработки), причем это орудия холодной ковки. Вместе с ними найдены и орудия для добывания и измельчения руды. Орудия холодной ковки ювелирных изделий составляют 26% всех орудий металлообработки. Исследованы и производственные участки литейного и кузнечного производства.

В период ранней бронзы роль и значение металлургии и металлообработки резко возрастают: увеличивается количество орудий по обработке руды, дифференцируются кузнечные инструменты, появляются орудия горячей ковки – наковальни и специальные молотки с рукоятью и без нее. Орудия для изготовления мелких ювелирных изделий составляют около 20% всех орудий металлообработки. Почти в каждом хозяйственно-жилом комплексе найдены абразивы и оселки, в том числе, специализированные – для ножей-кинжалов, для орудий с поперечным лезвием (типа топоров-тесел) и заострения шильев-игл. Однако стратиграфическое распределение орудий неравномерно: 70% орудий по измельчению руды, свыше 50% кузнечных орудий и почти 40% абразивов и оселков периода ранней бронзы на раскопе 5 найдено в 8 горизонте, строения которого отличаются от других жилищно-хозяйственных комплексов. Вероятно, значительная часть этих строений представляла собой производственный комплекс по переработке руды и изготовлению металлических орудий и изделий.

В разделе 5 рассматривается обработка кожи и краски, занимавшая значительное место в производстве Алтын-депе. Для мездрения шкур и выделки кож использовали каменные скребки и крупные поддисковидные скребла, в том числе и двуручные. В позднем энеолите появляются скребки и скребла из обломков керамики. При обработке кожи широко использовали разглаживание и вытягивание кож с помощью каменных лощил. Найдены также каменные ножи для раскроя кож, костяные и медные проколки.

В период ранней бронзе распространяется окрашивание кож втиранием в них краски каменными или костяными лощилами. По мнению Г.Ф. Коробковой, кожевенное производство времени НМЗ IV было высокоспециализированным. Представлены орудия для размельчения кусков охры и разнообразные краскотерки, двуручные песты и куранты, небольшие ступочки и пестики для растирания и разведения краски. Для окрашивания предметов использовали кисти – найдена костяная оправка такой кисти. Орудия по обработке кож и краски не дают четких концентраций находок, однако большинство таких орудий обнаружено во дворах, что предполагает обработку шкур на открытом воздухе.

В разделе 6 рассматриваются относительно редкие орудия обработки дерева, кости и рога. В деревообработке использовали отеску и долбление (долота, тесла, стамески), скобление, строгание и резание (скобели, строгальные ножи и резцы), а также расщепление дерева на доски с помощью клиньев и шаровидных противовесов. По составу специализированных орудий деревообработка на Алтын-депе разделялась на две отрасли – изготовление деревянных изделий и плотницкое дело.

Среди каменных орудий для обработки кости многочисленны ручные рубящие орудия для разбивания костей и абразивы для шлифования костяных шильев, игл. Найдены сверло, скобель, долото и абразивы для долот, резец для резьбы по кости. Эти орудия использовали как для оформления костяных орудий труда – шильев, иглы для ткани, кочедыка, шпателей и лощил для керамики, так и для изготовления резных печатей-пуговиц и костяных «палочек» с зигзагообразным орнаментом. Такие «палочки» находят аналогии в Древнем Египте в наборах для игры сенет.

В разделе 7 рассматрены вопросы формирования производственного комплекса раннегородского Алтын-депе. Изучение основных видов производств по орудиям труда и изделиям эпохи энеолита – ранней бронзы и анализ их стратиграфического и топографического распределения свидетельствуют, что уже к концу периода позднего энеолита выделяется три вида производств, связанных с профессиональной деятельностью мастеров – изготовление каменных сосудов и изделий; кузнечное дело и металлургия, связанные единым производственным процессом, и ювелирное дело – изготовление металлических украшений. Эти виды производств не только были обеспечены профессиональным набором инструментов, но и территориально обособлены и, вместе с гончарством (в широком смысле, включающим изготовление глиняной посуды и престижно-культовых и бытовых изделий из глины) являлись технологически и организационно наиболее развитыми отраслями экономики.

Развитие производственной системы Алтын-депе в период ранней бронзы обусловлено техническим и технологическим прогрессом в этих основных видах производств.

В разделе 8 анализируются источники сырья и становление древних торговых путей. Для изготовления основной массы сосудов и изделий использовалось местное сырье – глина, конкреции и гальки алебастра, плиты доломита и известняка. Отсутствие близлежащих источников медной руды предполагает доставку сырья из сравнительно отдаленных месторождений. Н.Н. Терехова еще в середине 1970-х гг. пришла к выводу о том, что в конце среднего – начале позднего энеолита в Южном Туркменистане выделяется особый этап металлообработки, связанный с относительным обилием медных изделий и использованием при их изготовлении универсальной литой заготовки-полуфабриката. После открытия и исследования центра древней металлургии и металлообработки на поселении Саразм в верховьях Зеравшана, тесные контакты населения которого с южнотуркменистанскими общинами относятся к 3500/3400–3100/3000 гг. до н. э., можно считать, что Таджикистан служил основным источником меди для металлообрабатывающего производства в Южном Туркменистане (Кирчо, 2007а). Доставка сырья на дальнее расстояние осуществлялась, скорее всего, в виде изделий и заготовок и производилась на повозках, запряженных быками. О возможном существовании торгового пути через Маргиану на Амударью в низовья Зеравшана и далее – вверх по течению этой реки свидетельствуют находки раннегеоксюрских материалов в дельте Мургаба.

В начале III тыс. до н. э. контакты с рудным районом в Таджикистане прерываются: в условиях наступающей аридизации: традиционная транспортировка сырья становится невозможной. О дефиците металла свидетельствует и редкость его находок в слоях позднего энеолита на Алтын-депе. Однако, в самом конце периода значительно увеличивается количество медных изделий, орудий металлообработки и появляются орудия по переработке руды. Вероятно эти изменения связаны с появлением нового источника рудного сырья (Центральный Иран). К концу периода позднего энеолита относятся интенсивные связи между культурами Южного Туркменистана, Юго-Восточного Ирана и Южного Афганистана, толчком для которых могли послужить поиски новых источников меди. В результате этих взаимодействий население Южного Туркменистана было включено в международный обмен не только сырьем, но и культурными достижениями, на основе которых в конце периода позднего энеолита – начале периода ранней бронзы в названных регионах формируется своеобразная элитарная субкультура (Кирчо, 2008а; 2008б), а в Южном Туркменистане появляется гончарный круг.

Важную роль в процессах обмена/торговли играл стеатит. О его импорте в виде сырья, а не изделий свидетельствуют находка сломанного в процессе производства сосуда и печати из стеатита, которые не отличаются от других каменных печатей эпохи бронзы Алтын-депе (Кирчо, 2005г). Конкреции стеатита в периоды позднего НМЗ IV – среднего НМЗ V импортировали, вероятно, из Южного Ирана.

Еще одно, восточное направление импорта сырья намечается по находкам сосудов и светильника из мраморного оникса. Предположение об импорте этого материала в конце периода ранней – периоде средней бронзы из Карлюкского месторождения согласуется с информацией о том, что в этом районе имеется древний свинцовый рудник. Восточный Туркменистан мог быть одним из районов добычи и импорта на Алтын-депе и другие поселения свинцовой руды и поделочного каменного материала.

Заключение

Изучение материалов Алтын-депе позволяет выделить два этапа процесса формирования культурного комплекса и технико-технологической базы производства раннегородского Алтын-депе.

Первый этап – период позднего энеолита, когда в Южном Туркменистане и, в частности, на Алтын-депе происходит трансформация культурного комплекса анауской культуры периода среднего энеолита, изменяется система расселения и идет концентрация населения в крупных центрах. Эти изменения были подготовлены высоким уровнем развития культуры времени НМЗ II, сопоставимого с уровнем развитых древневосточных центров. В то же время прогресс в технологии гончарства, начало специализации в металлообработке (в частности, выделение ювелирной отрасли) и предположительное появление колесного транспорта в период среднего энеолита были, вероятно, обусловлены влияниями и, возможно, инфильтрацией населения из технологически более развитых иранских центров, а также культурными взаимодействиями, связанными с усилением межрегиональных связей и формированием северного лазуритового пути во второй половине IV тыс. до н. э. (Кирчо, 2008а).

В период позднего энеолита Алтын-депе формируется как крупный центр, площадью около 25 га. Начинается организация пространства поселения как единого целого – на ряде участков появляются ограждающие и подпорные стены толщиной до 1,7 м, формируется юго-западный въезд и магистральная улица, протянувшаяся с юго-запада на северо-восток. По ней, вероятно, двигались двухколесные повозки, которые тянули быки (волы?). Основу сельского хозяйства составляет ирригационное земледелие, а для вспашки земли, вероятно, использовали тягловый скот. Система хранения зерна в каждом домохозяйстве заменяется коллективной – появляются сооружения-зернохранилища, рассчитанные на хранение запасов группы семей, при этом циркуляция запасов учитывалась с помощью печатей – знаков собственности. Знаки на используемые в строительстве кирпичи, видимо, также наносили для учета продукции при изготовлении.

Для культурного комплекса Алтын-депе периода позднего энеолита характерны посуда геоксюрского и постгеоксюрского типов; глиняные и терракотовые изображения сидящих женщин и стоящих мужчин с налепными деталями убора; печати-пуговицы из терракоты и кости, использовавшиеся в функции оберега и, видимо, знака собственности; терракотовые коробочки-реликварии (модели жилищ?); модели одноосных повозок на колесах с двусторонней ступицей; косметические сосуды из алебастра; медные косметические стержни; украшения в виде каменных и терракотовых бусин-подвесок и небольших ожерелий; дифференцированные типы орудий прядения, а также появление орудий вязания.

Судя по специализированному набору орудий труда, выделению производственных участков и высокому техническому и художественному уровню изделий, в гончарстве, камне- и металлообработке были заняты профессионалы. В конце периода впервые локализуется металлургическое производство, связанное с импортом руды, а не только медных заготовок. Новые виды сырья используются при изготовлении культовых и бытовых изделий.

Изменяется структура жилища – на смену однокомнатным домам периодов раннего и среднего энеолита приходят двухкомнатные, состоявшие из жилой комнаты (с круглым очагом на сырцовом основании) и помещения-«вестибюля», то есть усиливается защита жилого пространства от внешних воздействий. В погребальном обряде, кроме индивидуальных захоронений в культурном слое поселения, распространяются коллективные захоронения в наземных погребальных камерах, причем на Кара-депе и Геоксюр 1 захоронения (как индивидуальные, так и коллективные) группируются в небольшие обособленные могильники. Появляются «богатые» захоронения женщин со «стандартным» туалетным набором из каменных косметических сосудов и медного стержня с навершием-лопаточкой, а в состав инвентаря детского захоронения и погребальной камеры включены терракотовые женские статуэтки.

Культурный комплекс периода позднего энеолита Алтын-депе, изменения в технологии и организации основных видов производств, а также в размерах и внутренней структуре поселения, свидетельствуют об усилении кооперации (в сельском хозяйстве и строительстве) и об усложнении социальной структуры. Эти процессы, обусловленные изменениями природной среды и интенсивными межрегиональными контактами конца IV – начала III тыс. до н. э., отражают формирование культурной и технико-технологической основы древнейшего протогорода эпохи бронзы Средней Азии.

Второй этап связан с дальнейшим развитием культуры Алтын-депе в период ранней бронзы, обусловленным в первую очередь техническим и технологическим прогрессом в основных видах производств. Освоение гончарного круга и использование вращающихся инструментов (различных типов сверл и, вероятно, станковых сверл и резцов в конце периода) для обработки твердых пород камня не только обеспечивало рост производительности труда гончаров и камнерезов, но и способствовало стандартизации продукции и повышению уровня ее качества и оформления. Для изготовления престижно-культовых предметов (печати, светильники, антропоморфные статуэтки), предметов туалета (косметические сосуды), украшений и орудий труда используются разнообразные поделочные породы камня и искусственные минералы. Совершенствуется металлообработка – появляются изделия со штампованным и гравированным орнаментом, фигурные навершия стержней. Трасологический анализ орудий труда и изделий показывает, что специализация намечается практически во всех видах производств.

Второй важнейший технологический фактор периода ранней бронзы связан с прорывом в области теплотехники и системы управления огнем. Выплавка меди на поселении, широкое использование горячей ковки в металлообработке и опыт получения высоких температур при обжиге мелких каменных изделий показывают, что в период ранней бронзы в разных отраслях производства Алтын-депе шел поиск оптимальных режимов нагревания сырья и изделий, который и приводит в конце периода к появлению литья по восковой модели и двухъярусных гончарных печей для обжига посуды.

В период ранней бронзы важные изменения происходят в строительстве и организации пространства поселения. Уже в начале периода возводятся подпорные стены, ритмично декорированные выступами-пилястрами, оформляется основной юго-западный въезд и формируются пересекающиеся почти в центре поселения две магистральные улицы. В конце периода ранней бронзы Алтын-депе был плотно застроен трех-четырехкомнатными домами анфиладного типа с несколькими подсобными помещениями и отдельными хозяйственными двориками, группирующимися в массивы-кварталы. Появляется разветвленная пешеходная уличная сеть из небольших, вымощенных битой керамикой улиц. В это время возводятся и наиболее мощные и архитектурно оформленные обводные стены и пилоны на юго-западном въезде.

Культурный комплекс периода ранней бронзы продолжает и развивает позднеэнеолитические традиции (Кирчо, Массон, 1999). Почти все основные компоненты культуры времени раннего и среднего НМЗ IV (типы жилищ, формы и орнаментация глиняных сосудов, антропоморфные статуэтки, печати-пуговицы, «реликварии», косметические сосуды из алебастра, медные косметические стержни и зеркала) находят прототипы в позднеэнеолитических материалах. В то же время, уже в начале периода ранней бронзы появляются металлические и терракотовые печати-штампы, туалетные сосуды и светильники из твердых пород камня и окончательно оформляется «стандартный» набор инвентаря «богатых» женских захоронений, включающий каменный туалетный сосуд, медные стержень и зеркало, каменный светильник. Культурный комплекс времени позднего НМЗ IV близок комплексу времени НМЗ V: перегородчатая медная и каменные печати-штампы, стандартные формы глиняной посуды, каменных косметических сосудов, а также орудий прядения и вязания показывают, что это уже продукция мастеров-ремесленников.

В конце периода ранней бронзы начинает меняться общественная структура населения Алтын-депе – возрастает число людей, захороненных в погребальных камерах, появляются двойные последовательные погребения в подземных камерах и детские захоронения в сосудах. Четко разделяются погребения женщин с косметическим набором и светильником и женские захоронения с печатями – символами собственности и административного учета. Однако в целом общественная дифференциация выражена еще слабо.

Таким образом в конце периода ранней бронзы на Алтын-депе (и в Южном Туркменистане в целом) завершается процесс формирования производственной базы специализированного ремесла – экономической основы древнего протогорода. Появление же нового типа транспортных средств – четырехколесных повозок, и одомашнивание верблюда ведут к интенсификации культурных и торговых взаимодействий со всеми окружающими культурами, сырьевыми районами и центрами древних цивилизаций (Кирчо, 2008а; 2008в).

Основные положения диссертации изложены в публикациях:

Монографии

1. Кирчо, Л.Б. Изучение слоев эпохи позднего энеолита на Алтын-депе в 1984–1989 гг. / Л.Б. Кирчо. – СПб.: ИИМК РАН, 1991. – 23 с., 16 табл.

2. Кирчо, Л.Б. К изучению позднего энеолита Южного Туркменистана (основы классификации расписной керамики и неопубликованные материалы поселения Ак-депе) / Л.Б. Кирчо. – СПб.: ИИМК РАН, 1999а. – 120 с.

3. Кирчо, Л.Б., Коробкова, Г.Ф., Массон, В.М. Технико-технологический потенциал энеолитического населения Алтын-депе как основа становления раннегородской цивилизации / Л.Б. Кирчо. – Вместо предисловия; часть Введения и Гл. 1; Главы 2, 4; Заключение. С. 6–9, 23–134, 161–176; Таблицы 1–170. – СПб.: Европейский Дом, 2008. – 370 с.

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, определенных ВАК

4. Кирчо, Л.Б. Погребальный обряд и культурные традиции // Л.Б. Кирчо. – Краткие сообщения Института археологии АН СССР – 1981б. – Вып. 167. – С. 28–35.

5. Кирчо, Л.Б. Раскопки слоев ранней бронзы на Алтын-депе в 1979–1980 гг. // Л.Б. Кирчо. – Краткие сообщения Института археологии АН СССР. – 1983в. – Вып. 176. – С. 68–76.

6. Кирчо, Л.Б. Древнейшие печати и их оттиски из Алтын-депе // Л.Б. Кирчо. – Советская археология. – 1990. – № 3. – С. 176–183.

7. Кирчо, Л.Б. Новое обследование Алтын-депе // Л.Б. Кирчо. – Археологические вести. – СПб.: Дмитрий Буланин, 1999б. – № 6. – С. 458–459

8. . Кирчо, Л.Б. Минералого-петрографическая характеристика находок из погребений Алтын-депе и вопросы хронологии // Л.Б. Кирчо, Г.М. Ковнурко. – Археологические вести. – СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. – № 6. – С. 76–85.

9. Кирчо, Л.Б. Изучение культурной трансформации раннеземледельческих обществ (по материалам новых раскопок на Алтын-депе и Илгынлы-депе) // В.М. Массон, Л.Б. Кирчо. – Российская археология. – 1999. – № 2. – С. 61–76.

10. Кирчо, Л.Б. Богатое погребение эпохи средней бронзы на Алтын-депе // Л.Б. Кирчо. – Археологические вести. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2000а. – № 7. – С. 70–76.


загрузка...