Идейная и политическая борьба в регионах России. 1971-1991 гг. (на примере Западной Сибири) (21.09.2009)

Автор: Казьмин Владимир Николаевич

В диссертации выявлено, что в соотношении с региональным фактором события, протекавшие в центрах диссидентского движения, осуществлялись синхронно. Это касалось и репрессивной политики, и восстановления деятельности правозащитных организаций. Возобновление работы организаций в Москве приводило и к оживлению деятельности в провинции.

Автор исследования считает, что с мая 1976 г., когда возникает Московская Хельсинская группа, начинается не просто новый этап движения, но и меняется характер работы правозащитников. Их деятельность политизируется. Внутри страны МХГ вступила в конфликт с властью и взяла на себя надзорные функции прокуратуры. В этой связи рассматривается деятельность прокуратуры в выполнении надзорных функций. Анализ деятельности прокуратуры, в том числе и в регионах России, позволяет сделать парадоксальный вывод. С одной стороны, прокуратурой проделана большая работа, было заметно её стремление к выполнению законности, особенно в части выполнения социально-экономических прав человека. Это говорит о том, что в самой системе наблюдался процесс эволюции в сторону усиления законности.

С другой стороны, нетерпимость к деятельности правозащитников, МХГ, которые в значительной части дублировали те же функции, но как негосударственная организация. То есть выражали потребность общества в создании правового государства снизу. Кажется, что имевшие между прокуратурой и правозащитниками различия не носили антагонистического характера, существовала возможность диалога, сотрудничества, дополнения друг друга. Однако такое развитие событий было невозможно, прежде всего, с политической точки зрения. Прокуратура, являясь элементом политической системы, была орудием, составной частью охранительной системы, созданной властью.

В диссертации выявлены и основные формы проявления протестных явлений в регионах: письменные послания в органы власти (легальные и анонимные), надписи на избирательных бюллетенях, издание и распространении антисоветских листовок, создание подпольных кружков и групп. Власть и здесь проводила гибкую политику изоляции лишь тех, кого считала неисправимыми антисоветчиками.

?????????O

*ко наибольшую опасность для власти представляло правозащитное движение, которое становилось значимым фактором не только внутренней, но международной жизни.

В 70-80-е годы, это движение, наряду с другими группировками и организациями, напоминало небольшой ручеек, который подмывал плотину официальной идеологии. Условий для массового распространения их идей в общество не было. Доминировала марксистско-ленинская идеология, которую более правильно следует называть «охранительной идеологией власти».

Центры инакомыслия находились в Москве. Именно оттуда и шло распространение влияния на регионы. Однако это влияние не было абсолютным. Региональные условия диктовали свои формы организации протестных действий. Нередко они носили более радикальный характер, чем в центре.

И хотя в начале 80-х годов инакомыслие было подавлено организационно, идеологические сомнения были вброшены в различные слои советского общества, особенно в студенчество и интеллигенцию. Необходимо было ждать более благоприятных политических условий, при которых можно было получить и практический результат. Такие условия начнут формироваться с приходом в марте 1985 года нового Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева и выработкой нового курса во внешней и внутренней политике. Идеологический дуализм вступил в новую фазу своего существования.

Во второй главе «Перестройка и возникновение неформальных политизированных организаций (1985-июль 1991 гг.) рассмотрены проблемы политики перестройки и состояние региональных партийных организаций, деятельность неформальных политизированных структур и партий.

В первом параграфе «Концепция перестройки и новые подходы в осмыслении истории страны» показаны изменения, произошедшие в связи с демократизацией страны, и то, как они повлияли на методологические подходы в осмыслении истории страны. Диссертант считает, что негативные явления в общественно-политической и экономической жизни страны в 70-80-е годы ХХ века требовали от руководства страны выработки новых подходов и решений в модернизации страны.

Диссертант отмечает, что отсутствие позитивных результатов в экономике приводит к необходимости переключения внимания на сферу идейно-политических отношений. В средствах массовой информации всё более начинает фигурировать термин «перестройка». Начинается новый этап в жизни страны. Концепция перестройки - это еще один яркий пример осуществления «революции сверху». Попытка разрешить назревшие противоречия за счет перераспределения власти в правящей элите, государственном аппарате, посредством этого же государственного аппарата.

В концепции перестройки как «революции сверху» ключевое значение отводится политическим вопросам, идеологии. Решение политических задач в данной концепции увязывалось с формированием идеологии обновления.

В исследовании отмеченное время 1987-1989 гг. являлось периодом осуществления «революции сознания», связанной не c внесением горбачевских принципов «нового мышления», а с развенчанием теории развитого социализма и пропагандой новых идеологических ценностей. В это время создается идеологическая база для демонтажа прежней системы. Средством внесения новой идеологии являлась политика гласности. Гласность была направлена на преодоление прежних стереотипов социализма. Но, разрушая прежнее понимание социализма, она принесет не идеи «прорабов» перестройки, а ценности идеологий, существовавших в зачаточном виде в 70-е годы в форме инакомыслия.

В отличие от М.С. Горбачева сторонники радикальных преобразований прежней системы выдвигают четкий план действий, в котором решающая роль отводилась новым политическим структурам, а не КПСС. Советское общество разделялось на прогрессивную и реакционную части, отсюда неизбежность борьбы между этими группировками. Это была новая программа действий и нового социального эксперимента, предполагавшего разрушение прежней идеологической монополии КПСС. Главный удар наносился по монополии КПСС в области методологии общественных наук. Определяющим предметом соперничества становилась историческая наука и оценка советского периода общества. Началось «расщепление» единого прежде исторического пространства в понимании событий советского периода.

В своих научных поисках историки обращаются к проблеме альтернативного развития страны на разных этапах советской истории. Проблема альтернативности в истории не являлась новой. Она была высказана в трудах многих диссидентов. Историк М. Гефтер считал: «Мы должны помнить, что в политической истории бывает так (хотя в истории России и не столь часто), что ересь гонимого сегодня становится мудростью завтрашнего реформатора.

…Как историк и как современник, я склонен видеть Сахарова не только идеалиста, но и реалиста, человека, являющегося живым воплощением потребности, необходимости и даже возможности выбора».

Автор отмечает, что с конца 80-х - начала 90-х годов начинается период методологического плюрализма в среде обществоведов. Марксистская концепция истории, шаг за шагом, сдает свои позиции перед западными концептуальными подходами. Такой отказ от марксистско-ленинской теории означал и поражение концепции перестройки, так как разрывались прежние доктринальные связи. Причем освоение западных технологий осуществлялось некритично, нередко конъюнктурно, в зависимости от политической ситуации в стране. В начавшейся идеологической битве особое место отводилось трактовке истории, прежде всего оценке советского периода. Историческая наука становилась одним из важнейших инструментов политической борьбы. И если в начале перестройки дискуссии об историческом пути шли в рамках социалистического выбора, то в конце 80-х все коренным образом меняется. В 1988-1989 годы дискуссионный процесс охватил научные и вузовские центры страны. Основной его формой были «круглые столы», проводившиеся редакциями журналов. Дискуссионные темы активно обсуждались историками и в регионах, в том числе и вузах Западной Сибири.

История советского общества становилась ключевым фактором политической борьбы, противостояния идеологий. Парадокс состоял в том, что сторонники новых подходов, разрывая ближние нити исторической связи, еще более запутывали процесс понимания пройденного страной пути.

Автор отмечает, что в этом противостоянии, где главные события развивались в центральных исторических учреждениях и изданиях, следует отметить и идейный раскол региональных обществоведов, в том числе и в Западной Сибири. Однако этот процесс протекал не так бурно, как в столице. Особенность его состояла в том, что значительная часть региональных обществоведов не спешила поддерживать и ретранслировать новации из центра, и тем самым сдерживала обвальное разрушение прежних устоев.

Таким образом, революционный переворот в методологии и историческом сознании носил противоречивый характер. С одной стороны - гласность, возможность доступа к новым источникам и свобода творчества в научных исследованиях способствовала творческой самореализации, созданию новых исторических направлений и школ, в том числе и на региональном уровне. С другой стороны – политический раскол, уход значительной части обществоведов на «баррикады» в зависимости от идеологических пристрастий. По существу научное сообщество разделилось на сторонников новых ценностей и защитников социалистического выбора. Это было естественным явлением в эпоху глобальных перемен. Естественным явлением потому, что под влиянием обстоятельств политика и история осмысливаются по-новому. Однако особо важной становилась цель этого осмысления. Для одних это было необходимо для объективного понимания пути, пройденного обществом и определения перспектив развития общества; для других – способом самоутверждения в политике, достижения личной выгоды.

В идейно-теоретической борьбе власть, в лице высших партийных руководителей, не сумев утвердить свои ценностные принципы и установки, делает постоянные уступки и уже не может противодействовать внедрению новых мировоззренческих ценностей. Она сама начинает приспосабливаться к новым реалиям. Идейную борьбу за влияние и воздействие на советских граждан элита КПСС проиграла. В конце 80-х годов начинается процесс идейного размежевания различных группировок, в том числе и внутри самой партии. Завершив идеологическое размежевание, политические силы перенесли выяснение отношений и решение своих программных задач в практическую плоскость.

Параграф второй – «Перестройка и начало внутрипартийной борьбы в КПСС» посвящен анализу процессов, протекавших в КПСС и её региональных организациях. В диссертации показаны изменения в высшем партийном руководстве КПСС и её региональных организациях в период перестройки. В начале перестройки новый лидер страны М.С. Горбачев пользовался в региональных партийных организациях безусловной поддержкой рядовых коммунистов. Однако с января 1987 г. начнутся массовые чистки номенклатуры в регионах.

Частично это будет связано со старением кадров, что наблюдалось в некоторых регионах Западной Сибири. Но в большей степени это должно было обеспечить М.С. Горбачеву надежную поддержку в проведении нового курса, «революции сверху».

В диссертации отмечено, что складывалась парадоксальная ситуация, когда средства массовой информации, являясь элементом прежней системы идейно-политического воспитания, начинают её разрушение. Партийная, по своей сути, пресса начнет процесс формирования идеологии тотального нигилизма и отрицания советского прошлого. Региональные руководители сосредоточат основное внимание не на выполнении производственных планов, к чему они привыкли, а, для сохранения своих должностей, на реагировании критических выступлений прессы.

Начинается процесс и разрушения прежней системы идейно-политического просвещения в стране и регионах Западной Сибири. По существу политическое просвещение потеряло управляемость и стало превращаться в дискуссионный клуб, где решающее влияние принадлежало уже не пропагандистам от КПСС, а возникшей оппозиции. Подобное положение наблюдалось и в регионах Западной Сибири. И здесь прежняя система идейно-политического воспитания умирала. После принятия постановления о перестройке политической и экономической учебы трудящихся высшее партийное руководство далее не интересовалось этой проблемой. Лишь в июне 1991г. Секретариату ЦК КПСС будет поручено подготовить постановление об идейно-теоретической и политической подготовке коммунистов, но и это запоздалое решение не будет реализовано.

В диссертации показан процесс внутрипартийного размежевания внутри центральных и региональных партийных органов. Катастрофическое ухудшение социально-экономической ситуации в регионах в результате непродуманных кампаний (например, антиалкогольной) запускают процесс отчуждения региональной элиты от М.С. Горбачева. Среди населения и коммунистов начали преобладать пессимистические взгляды на проводимый центром курс. Внутри партийных организаций начинается раскол на консерваторов и реформаторов.

Диссертант считает, что формально к лету 1991 года, КПСС оставалась одной из ведущих политических сил страны. Однако она стремительно теряла влияние, раскалываясь на враждебные группировки, которые со временем будут претендовать на самостоятельную политическую жизнь, самостоятельные партии. Только политическим структурам, выходцам из КПСС, предстояла конкурентная борьба с новыми организациями. Эти силы получат название внесистемной, а потом и антисистемной оппозиции, неформальных политизированных организаций. Таким образом, одна из задач Генерального Секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева и его сторонников по реформе политической системы осуществилась – в стране появилась реальная оппозиция, но, прежде всего, к нему самому и политике перестройки.

В третьем параграфе «Становление внесистемной и антисистемной оппозиции в стране» показана деятельность новых политизированных структур по распространению своего идейного влияния в регионах.

Автор диссертации считает, что освобождение из заключения диссидентов в 1986-1987 гг. стало определенным сигналом для возникновения различных организаций. Этому способствовали и кризисные социально-экономические явления в стране. С конца 1986 года во всех крупных городах страны возникают сотни групп, клубов, организаций небольших по численности, но желающих предложить свою программу действий, в противовес официальной. Возникает движение, которое получит название «неформального» («неодиссидентство»), и оно охватит многие регионы страны, в том числе и Западную Сибирь. Отличительная их особенность в регионах Западной Сибири состояла в том, что здесь был относительно высок удельный вес рабочих. Например, в Кузбассе он составлял около 40 %.

В Западной Сибири неформальное движение развивалось в 1989 году в двух направлениях. Первое - попытка скопировать опыт создания народных фронтов в центре, Москве. Народные фронты создаются в Тюмени, Омске, Томске. Второе направление – создание более жестких по организации политизированных антисистемных структур, региональных отделений партий. Одной из первых проявит свой антикоммунизм созданная 7-9 мая 1988 года партия «Демократический Союз». В 1989-1991 гг. её действия нередко будут носить провокационный и оскорбительный для власти характер. Особенно оскорбительные выходки будут направлены против М.С. Горбачева.

Конечно, возникающие антикоммунистические структуры в 1989 году еще не были способны в полной мере идейно конкурировать с региональными организациями КПСС. Однако вектор развития политических событий в стране был для них благоприятен. Разочарование в перестройке и её лидерах, идейный и организационный разброд в самой КПСС давал им шанс для привлечения новых сторонников.

С вступлением в силу 1 января 1991г. закона СССР «Об общественных объединениях» образованные партии получили юридические основания для своей деятельности. Их появление напоминает непрерывный поток. Если на начало 1991 года их насчитывалось более 20, то к августу 1991года общереспубликанских партий насчитывалось около 50.

В диссертации отмечено, что ни одно направление в регионах не было настолько сильным, чтобы самостоятельно реализовать поставленные задачи, противостоять КПСС. Понимая это, демократические силы начинают применять тактику создания межпартийных блоков, объединения в движение «Демократическая Россия». Подчеркивается сложность отношений внутри этого движения между демократическими лидерами Москвы и регионов.

Таким образом, в период перестройки идейная и политическая борьба вступила в новую фазу. Прежде всего, сама КПСС и её региональные организации вступили в состояние идейной и организационной раздробленности. Внутри самой партии сформировались различные группировки, имевшие разные программные цели и задачи. Авторитет и влияние партийных организаций в регионах падал.

Однако бывшие и новые инакомыслящие, в силу ослабления противника, не нуждались в установлении союзнических отношений с партийными реформаторами. Модернизацию страны они видели вне рамок социалистической системы, в устранении с политической арены КПСС и формировании новых идейных ценностей. Борьба за власть, с образованием антисистемной демократической оппозиции, приняла характер «кто-кого».

В третьей главе «Борьба за власть (формы, методы, политические силы)» исследуются такие проблемы как рабочее движение, выборные компании, ситуация в регионах после августовских событий 1991 года.

В первом параграфе «Рабочее движение» определяются основные предпосылки возникновения рабочего движения. Автор считает, что корни для возникновения этого феномена уходят в предшествующий период. Наряду с социально-экономическими причинами анализируется и психологический фактор. К нему следует отнести утрату веры и надежды на лучшую жизнь во время перестройки.

В диссертации отмечено, что массовый характер рабочее движение приобретает летом 1989 года. Забастовки шахтеров охватывают Кузбасс, Донбасс, Воркуту, Караганду. Общая численность бастующих достигала 500 тыс. человек. Информация о забастовках появляется в диссидентских средствах массовой информации, в том числе издаваемых за границей.

Диссертант считает, что на первом этапе движения предпринимались попытки оказать влияние на рабочее движение с двух сторон. С одной стороны это пытались сделать партийные и хозяйственные власти регионов для решения собственных задач. С другой – оппозиционные структуры. На данном этапе рабочее движение сохранило свою автономность. На политической сцене страны появилась новая сила, которая начинает оформляться и организационно, создавая свои структуры. Например, в Кемеровской области образовалось «троевластие» - областная организация КПСС, Советы народных депутатов, рабочие комитеты.


загрузка...