Смыслообразование знаков косвенно-производной номинации русского языка: когнитивно-семиологический аспект исследования (21.09.2009)

Автор: Декатова Кристина Ивановна

а) полное овеществление, то есть приписывание объекту одной глобальной категории признаков объекта другой глобальной категории – категории «Вещь» (картина писаная – ‘об очень красивой женщине’, лежачий

камень – ‘о пассивном, бездеятельном человеке’);

б) полная флоризация, то есть приписывание объекту одной глобальной категории признаков объекта другой глобальной категории – категории «Растение» (тепличный цветок – ‘о слабом, изнеженном, плохо приспособленном к жизни человеке в результате условий воспитания и быта’);

в) полная анимализация, то есть приписывание объекту одной глобальной категории признаков объекта другой глобальной категории – категории «Животное» (птица высокого полета – ‘о человеке, обладающем большим весом в обществе, занимает высокое положение’);

г) полная материализация, то есть приписывание абстрактному понятию признаков материального объекта: материализация-овеществление (ложка дегтя – ‘небольшое зло, недостаток, портящий даже самую лучшую ситуацию’), материализация-флоризация (ростки новой морали (капитализма) – ‘первые проявление чего-то, начало чего-то’), материализация-анимализация (червь сомнения (раскаяния) – ‘о затаенном, постоянно мучащем чувстве’), материализация-натурализация (шквал возмущения (оваций) – ‘о сильном и резком проявлении чего-нибудь’), материализация-антропонимизация (мужская рука – ‘мужская сила, твердость’);

д) частичная антропонимизация, то есть приписывание объекту одной глобальной категории части признаков объекта другой глобальной категории – категории «Человек» (румяные облака – ‘алые, красные’);

ж) частичная флоризация, то есть приписывание объекту одной глобальной категории части признаков объекта другой глобальной категории – категории «Растение» (цветущий юноша (девушка) – ‘находящийся в расцвете лет’);

з) частичная анимализация, то есть приписывание объекту одной глобальной категории части признаков объекта другой глобальной категории – категории «Животное» (тихий как мышь – ‘очень тихий’, боязливый как ягненок – ‘о пугливом, робком, несмелом человеке’);

и) частичное овеществление, то есть приписывание объекту одной глобальной категории части признаков объекта другой глобальной категории – категории «Вещь» (белый как мел – ‘о бледном (обычно от страха или потрясения) человеке’, чугунные руки (ноги, голова) – ‘отяжелевшие от боли, усталости’);

к) частичная материализация, то есть приписывание абстрактному понятию части признаков материального объекта: материализация-овеществление (железная дисциплина (характер) – ‘непоколебимый, непреклонный, не знающий отклонений, отступлений’), материализация-флоризация (сочный юмор (выражение) – ‘меткий, выразительный’), материализация-анимализация (кошачья музыка – ‘о неприятная, раздражающая слух, плохая’), материализация-анимация (слепая вера (подражание, повиновение) – ‘совершаемая без рассуждений, безотчетно, под действием выработанной привычки или под действием какого-либо чувства’), материализация-антропонимизация (бедная фантазия (воображение) – ‘небогатая по содержанию, скудная’).

2. Субкатегориальные противоречия, образующиеся в результате противопоставления признаков объектов глобальной категории «Человек» (невинный как дитя – ‘о невинном, доверчивом человеке’) и категории «Вещь» (острый как нож – ‘о чем-то очень остром’).

3. Глобально-субкатегориальные противоречия, то есть категориальные противоречия, характеризующиеся одновременным противопоставлением признаков объектов разных субкатегорий одной глобальной категории и признаков объектов разных глобальных категорий. Например, в ходе смыслового структурирования фраземы золотая голова – ‘об умном, способном, даровитом человеке’ – обостряются глобальные категориальные противоречия между признаками объекта косвенно-производной номинации глобальной категории «Человек» и признаками объекта глобальной категории «Вещь», с которым соотносится слово золотая. Обостряются также субкатегориальные противоречия между смысловыми элементами-признаками объекта косвенно-производной номинации субкатегории «Человек с определенными личностными качествами» и смысловыми элементами-признаками объекта субкатегории «Часть тела человека», с которым соотносится слово голова.

Категориальные противоречия разрешаются в ходе обновления «смыслового узла» ЗКН, в котором происходит «иерархиезация» денотатов, то есть определяется доминирующий денотат и фоновый денотат, а также образуется понятийная структура, которая является непротиворечивой комбинацией элементарных смыслов двух активированных в ходе косвенно-производной номинации категорий. Эти процессы сопровождаются переосмыслением деривационной базы ЗКН, то есть ее перекатегоризацией. Результаты переосмысления в процессе смыслового структурирования ЗКН могут быть весьма разнообразны. Анализ этих результатов переосмысления в ходе смыслообразования именных ЗКН русского языка позволяет выделить следующие виды перекатегоризации:

Глобальная перекатегоризация, то есть такой процесс переосмысления деривационной базы знаков косвенно-производной номинации, в результате которого деривационная база начинает соотноситься с объектом другой глобальной категории. Например, в смыслообразовании ЗКН птица низкого полета – ‘незначительный человек, тот, с кем никто не считается’ – соотношение свободного сочетания слов птица низкого полета с объектом глобальной категории «Животное» имплицируется, и словосочетание начинает соотноситься с объектом другой глобальной категории – категории «Человек».

Субкатегориальная перекатегоризация, то есть такой процесс переосмысления деривационной базы знаков косвенно-производной номинации, в результате которого деривационная база начинает соотноситься с объектом другой субкатегории в рамках одной глобальной категории. Например, в ходе смыслообразования ЗКН отцы города – ‘руководители городской администрации, городские власти’ – изменяется категориальное соотношение его деривационной базы в пределах одной глобальной категории «Человек»: соотношение деривационной базы ЗКН с объектом субкатегории «Человек, находящийся в определенных родственных отношениях» имплицируется, и она начинает соотноситься с

объектом субкатегории «Человек, занимающийся определенной профессиональной деятельностью».

Учитывая вектор перекатегоризации внутри одной субкатегории, можно выделить такие ее виды, как гиперонимическая, парциативная и эквонимическая перекатегоризация.

Семантические противоречия проявляются в процессе сопряжения смысловых элементов новообразованной когнитивной базы ЗКН, нуждающиеся в семантизации, и сем речевого смысла деривационной базы ЗКН. Например, семантические противоречия в ходе смыслообразования фраземы травленый зверь возникают в процессе сопряжения элементарных смыслов обновленного «смыслового узла» и активированных значений лексем травленый и зверь – противоречие обостряется между смысловыми элементами, претендующими на позицию архисемы в семеме ЗКН (‘человек’ ? ‘животное’, а также смысловыми элементами, претендующими на позицию дифференциальных сем, семных комплексов {‘опытный’, ‘бывший в опасных ситуациях’, ‘видавший виды’} ? {‘дикое (животное)’, ‘подвергшееся травле’}).

В ходе смыслообразования ЗКН возможно обострение простых или сложных семантических противоречий. Возникновение простых семантических противоречий происходит в тех случаях, когда противоречивые отношения устанавливаются только между довербальными и семантизированными смысловыми элементами. Например, смыслообразование фраземы червонный валет – ‘обладающий изящными манерами подлец, вор’ – сопровождается обострением противоречия между невербализованными смысловыми элементами ‘человек’, ‘подлец’, ‘вор’, ‘обладающий изящными манерами’, но стремящимися стать семами семемы ЗКН, и семами комплексной семемы деривационной базы ЗКН червонный валет – ‘червонная младшая игральная карта’. Данный тип семантических противоречий возникает в процессе формирования апплицируемых ЗКН. В случае, когда в ходе смыслообразования ЗКН помимо противоречий, которые возникают между довербальными и вербализованными смысловыми элементами, устанавливаются отношения противоречия между семами активированных единиц языка, обостряются сложные семантические противоречия. Например, смыслообразование фраземы ходячий справочник – ‘о человеке, осведомленном в самых различных областях знания, могущем дать справку по любому вопросу’ – сопровождается обострением противоречия между невербализованными, но стремящимися стать семами семемы ЗКН смысловыми элементами ‘человек’, ‘осведомленный’, ‘способный дать справку по любому вопросу’ и семами, семными комплексами семемы одного из компонентов деривационной базы ЗКН справочник – ‘вещь’, ‘книга’, ‘содержит сведения’, ‘из разных областей знания’. Помимо вышеназванного противоречия, в смыслообразовании данной фраземы обостряются и противоречия между семами компонентов деривационной базы, то есть между семами, семными комплексами имени прилагательного ходячий ‘обладающий признаками живого объекта’, ‘способный ходить’ и имени существительного справочник ‘вещь’, ‘книга’, ‘содержит сведения’, ‘разных областей знания’. Данный тип семантических противоречий возникает в процессе формирования неапплицируемых идиом и однословных ЗКН.

Семантические противоречия разрешаются в процессе семантических преобразований, сущность которых заключается в изменении состава и структуры семемы деривационной базы за счет экспликации одних и импликации других смысловых элементов, а также в изменении ранговой принадлежности исходных сем (А.Г. Назарян, В.Г. Гак, Н.Ф. Алефиренко, А.В. Кунин и др.).

Концептуальные и семантические противоречия, возникающие во время смыслообразования ЗКН, являются механизмом смыслового структурирования, смысловой самоорганизации, потому что представляют собой состояние такого взаимодействия смысловых элементов, которое провоцирует ряд процессов, направленных на изменение смысловой структуры деривационной базы и образование качественно новой когнитивно-семантической структуры «рождающегося» ЗКН. К процессам, которые обусловлены противоречивым смысловым взаимодействием элементарных смыслов в ходе смыслообразования ЗКН, можно отнести 1) переосмысление деривационной основы и 2) ее семантическое преобразование. Исследование противоречий как механизма, креативного фактора смыслообразования ЗКН, на наш взгляд, помогает в выявлении закономерностей смысловой самоорганизации в процессе рождения ЗКН.

В пятой главе «Смысловая самоорганизация именных знаков косвенно-производной номинации русского языка» анализируются смысловые структуры именных апплицируемых, неапплицируемых идиом и однословных косвенно-производных знаков русского языка с целью выявить и описать закономерности обострения и разрешения категориальных и семантических противоречий, тенденций сопряжения смысловых элементов разной природы в процессе смысловой самоорганизации.

Наличие в смысловой структуре ЗКН признаков когнитивно-семиологического парадокса, категориальных и семантических противоречий свидетельствует о существовании в ходе смыслообразования состояний хаоса. И поскольку, как полагают исследователи синергетических систем, хаос характеризуется своим порядком (Г. Николис, И. Пригожин, Л.Б. Миротин, Ы.Э. Ташбаев), выявление этого порядка позволяет понять и закономерности выхода из состояния хаоса, специфику процесса самоорганизации.

В ходе анализа смысловой самоорганизации именных ЗКН русского языка исследуемые языковые единицы были разделены на группы. Смысловые структуры каждой группы анализируемых единиц соответствуют одной общей когнитивно-семиологической модели. Целью описания смысловой структуры ЗКН стало выявление типов когнитивно-семиологических парадоксов, определение связи между результатами возникновения когнитивно-семиологического парадокса, категориальных и семантических противоречий, результатами их разрешения, а также выявление возможных вариантов смысловой организации именных ЗКН русского языка. Как показал анализ смыслового структурирования избранных для исследования языковых единиц, их смыслообразование характеризуется возникновением различных видов когнитивно-семиологических парадоксов:

1. КСП, образующиеся вследствие нестандартной ментальной репрезентации признака объекта и номинации объекта и его признака. Например, данная разновидность КСП формируется в ходе смыслового структурирования фраземы балда осиновая – ‘бестолковый, очень глупый человек’. Выводом формализующего КСП фраземы умозаключения является формула:

Ob.1 (человек) ? (Ob.2 (балда) – Ad.Ob.2 (осиновая))

человеку приписываются

признаки балды, сделанной из осины

2. КСП, образующиеся вследствие нестандартной ментальной репрезентации признака объекта и номинации только признака объекта. Например, данная разновидность КСП формируется в ходе смыслового структурирования фраземы черствое сердце (у кого-то) – ‘о неотзывчивом, бездушном человеке’. Выводом формализующего КСП фраземы умозаключения является формула:

Ob.1 (человек) ? (Ob.2 (сердце) ? Ad.Ob.3 (черствое))

человеку приписывается

обладание сердцем, которому приписывается

признак третьего объекта – черствость

3. КСП, образующиеся вследствие нестандартной ментальной репрезентации признака абстрактного понятия и номинации абстрактного понятия и его признака. Например, данная разновидность КСП формируется в ходе смыслового структурирования фраземы колесо счастья – ‘судьба, рок’. Выводом формализующего КСП фраземы умозаключения является формула:

Abs.2 (рок) ? Abs(счастье) ? Ob.2 (колесо).

судьбе приписываются

признаки счастья, которому приписывается обладание колесом

4. КСП, образующиеся вследствие нестандартной ментальной репрезентации признака абстрактного понятия и номинации только признака абстрактного понятия. Например, данная разновидность КСП формируется в ходе смыслового структурирования фразем фраземы ядовитый характер (замечание) – ‘язвительный, злобный’. Выводом формализующего КСП фраземы умозаключения является формула:

<Abs.> (характер) ? Ad.Ob. (ядовитый)

характеру


загрузка...