Формирование нарушений репродуктивного потенциала у мальчиков подросткового возраста, проживающих в промышленных центрах (21.04.2011)

Автор: Загарских Елена Юрьевна

По данным таблицы 4 выявлено уменьшение количества двойных нулевых, комбинированных генотипов в группе подростков (10,53 %) по сравнению с группой родителей (16,67 %), а также увеличение Ml 0/0/Т1+ в группе подростков (57,89 %) по сравнению с группой родителей (37,5 %), уменьшение М1+/Т1+ в группе подростков (15,79 %) по сравнению с группой родителей (41,66 %), увеличение М1+/Т1 0/0 в группе подростков (15,79 %) по сравнению с группой родителей (4,17 %).

Изучение особенностей аллельных вариантов генов, продукты которых ответственны за детоксикацию, свидетельствует о некотором накоплении мутантных аллелей в следующем поколении, т.е. уменьшения количества нормальных аллелей генов у мальчиков подросткового возраста.

Таким образом, полученные нами результаты подтвердили гипотезу о роли дисбаланса генов системы детоксикации при возникновении формирования репродуктивных нарушений у мальчиков подросткового возраста, с рождения проживающих в г. Ангарске, что требует дальнейшего, более детального изучения в группах с различными вариантами нарушений репродуктивного здоровья подростков.

Оценивалась также и отягощенность генеалогического анамнеза по соматической патологии в 2 поколениях родственников и описывалась путем сравнения групп контрольной и клинической в каждом городе. Полученные результаты являются статистически значимыми при сравнении групп 1 и 2 города Братска по наличию у родственников онкологической патологии (6,51 % ± 3,1 – группа 1, 18,07 % ± 1,16 – группа 2, р(Т) < 0,05). При сравнении 3 и 4 групп (г. Ангарск) значимые различия получены по наличию у родственников патологии сердечно-сосудистой системы (22,64 % ± 9,65 – группа 3, 8,61 % ± 3,2 – группа 4, р(Т) < 0,05), патологии органов желудочно-кишечного тракта (8,7 % ± 1,65 – группа 3, 15,8 % ± 0,98 – группа 4, р(Т) < 0,05). В группах 5 и 6 (Иркутск) достоверных различий по указанным патологиям не найдено.

По мнению ряда авторов, среди факторов, приводящих к развитию тех или иных нарушений полового созревания, можно выделить средовые и генетические факторы, которые тесно связаны между собой. При определении роли генетических факторов в формировании нарушений репродуктивной системы анализ родословных показал, что ведущую роль в нарушении становления репродуктивной системы у мальчиков подросткового возраста с различными эндокринными и репродуктивными заболеваниями играют наследственные факторы. В среднем 76,9 % матерей всех клинических групп страдали нарушениями репродуктивной системы, сходные нарушения отмечались у родственников второй и третьей степени родства, как по линии матери, так и по линии отца.

Психологическая оценка обследованных подростков, проживающих

в г.г. Братск, Ангарск, Иркутск

Психосоматический подход, как принцип врачебной деятельности, заключается в как можно более тщательном изучении влияния психосоциальных факторов на возникновение и течение соматических болезней (Поляков В.М., Долгих В.В., 2005; Дробижев М.Ю., 2008). В исследованиях последних лет наблюдается отчетливое смещение акцентов к изучению физиологических основ особенностей состояний человека, раскрывается значение отдельных систем (нейрогормональной, вегетативной нервной системы и других систем) в механизмах регуляции функциональных состояний здорового и больного человека (Судаков К.В., 2003; Илюхина В.А., 2007). Перестройка нейроэндокринной системы, связанная с началом пубертата, нередко приводит к нарушению функциональных связей в системе гипоталамус – гипофиз – периферические железы. Количество возникающих при этом эндокринных и андрологических нарушений за последние 20 лет возросла в 2 раза (Терещенко И.В., Кривощекова О.Ю., 2006)

Анализ результатов исследования психологического статуса подростков города Братска выявил наиболее значимые различия по показателям UT (43,13 ± 4,12 – группа 1; 73,18 ± 0,98 – группа 2), D (53 ± 2,44 – группа 1; 18,32 ± 2,01 – группа 2). Более высокие показатели у подростков 2 группы установлены по уровням демонстративности и уровню тревожности по сравнению с группой 1.

Анализ результатов исследования психологического статуса подростков города Ангарска выявил наиболее значимые различия по показателям UT (42,77 ± 3,90 – группа 3; 72,48 ± 1,23 – группа 4), O (9,57 ± 1,99 – группа 3; 19,52 ± 4,11 – группа 4), D (10,11 ± 2,17 – группа 3, 16,60 ± 2,36 – группа 4). Более высокие показатели у подростков группы 4 установлены по уровню демонстративности и уровню тревожности по сравнению с группой 3.

Анализ результатов исследования психологического статуса подростков города Иркутска выявил наиболее значимые различия по показателям MGL (11,58 ± 0,59 – группа 5; 3,33 ± 0,41 – группа 6), SRD (3,95 ± 0,78 – группа 5; 11,38 ± 1,06 – группа 6), UA (2,45 ± 0,28 – группа 5; 7,28 ± 1,28 – группа 6), UT (43,37 ± 3,27 – группа 5; 77,76 ± 1,72 – группа 6), O (9,57 ± 1,99 – группа 5; 19,52 ± 4,11 – группа 6), D (9,57 ± 1,99 – группа 5; 19,52 ± 4,11 – группа 6). Более высокие показатели у подростков группы 5 установлены по категориям межличностного общения по сравнению с шестой группой, у подростков группы 6 выше показатели средовой активности, агрессивности, уровня тревожности и демонстративности.

Таким образом, в клинической группе подростков, проживающих в городе Иркутске, повышенный уровень средовой активности, уровень агрессивности, уровень тревожности и демонстративности указывает на активное вовлечение психологических показателей в патогенетические механизмы развивающихся структурно-функциональных нарушений при соматической патологии. Задержка формирования межличностной активности может рассматриваться как психологическая защита в структуре адаптации к стрессу, об этом же свидетельствует высокий уровень тревожности и агрессивности. Таким образом, замедленное формирование возрастной MGL-активности можно назвать компенсаторной реакцией в процессе адаптации к стрессу. Данные литературы свидетельствуют, что в подростковом возрасте ведущей активностью является общение, чего не наблюдается в исследуемых клинических группах подростков.

Причины, вызывающие повышение уровней напряженности, тревожности и демонстративности, могут быть разными, но изменения на личностном уровне носят у подростков данной группы однотипный характер.

Общим для всех трех городов является наличие повышенных показателей уровней тревожности, демонстративности, напряженности. Данные характеристики свидетельствуют об особенностях психологической защиты и могут служить маркерами для определения возможных предпосылок формирования психосоматической патологии.

Отмеченное нами повышение средовой активности в противовес межличностной активности, характерной для подростков данной возрастной группы, свидетельствует о временной задержке в формировании ведущей деятельности. И наличие данной проблематики у подростков г. Иркутска (данного несоответствия не было выявлено у подростков Братска и Ангарска) говорит, по нашему мнению, о большем давлении социальной среды и о большем уровне напряженности, тревожности и агрессивности у подростков в условиях большого промышленного центра.

В результате проведенного исследования психологического статуса подростков с патологией эндокринной и репродуктивной систем, проживающих в промышленных центрах Восточной Сибири (г.г. Иркутск, Ангарск и Братск) установлено, что уровни тревожности, агрессивности, демонстративности и напряженности повышены у подростков всех трех городов.

Таким образом, на основании результатов исследования установлено, что обследованные подростки, проживающие в промышленных центрах Восточной Сибири (г.г. Иркутск, Ангарск, Братск) и имеющие патологию эндокринной и репродуктивной систем, находились в состоянии выраженного эмоционального стресса, что проявилось в повышении уровней тревожности, агрессивности и демонстративности, показатели которых значительно превышали таковые у подростков контрольных групп. В связи с этим можно говорить об активном вовлечении психологических показателей в патогенетические механизмы развивающихся структурно-функциональных нарушений при формировании патологии эндокринной и репродуктивной систем.

На основании наших исследований, при оценке коморбидного фона обнаружено, что мальчики клинических групп в сравнении с контрольными группами во всех трех городах в анамнезе имели перенесенные заболевания:

? первое место заняли острые респираторные вирусные заболевания, которые в целом составили – в г. Братске клиническая группа – 53,24 %, контрольная – 8,56 % (р(Т) < 0,05), в г. Ангарске – 46,85 %, контрольная – 6,94 %, (р(Т) < 0,05) и в г. Иркутске – 40,57 %, в сравнении с контрольной – 7,25 % (р(Т) < 0,05);

? второе место – хронические соматические заболевания (хронический пиелонефрит, вегето-сосудистая дистония, аллергопатология, нарушения сердечно-сосудистой системы) – 77,98 % и 12,4 %, р(Т) < 0,05 (соответственно в группах 2 и 1); 41,09 % и 11,2 %, р(Т) < 0,05 (соответственно в группах 4 и 3); 32,09 % и - 9,2 %, р(Т) < 0,05 (6 и 5 группы соответственно);

? на третьем месте – заболевания желудочно-кишечного тракта – 3,61 % в группе 2 и 1,07 % в группе 1; 15,8 % и 8,7 %, р(Т) < 0,05 (в группах 4 и 3 соответственно), 20,75 % и 10,6 %, р(Т) < 0,05 (соответственно в 6 и 5 группах).

Исследование состояния щитовидной железы

При исследовании щитовидной железы учитывали ее структурное и функциональное состояние. Размеры щитовидной железы у мальчиков-подростков сравнивали с площадью поверхности тела.

Степень увеличения щитовидной железы (классификации ВОЗ, 1994 года) в нашем исследовании составила:

? подростки г. Братск – 0 степень – 24 %, 1 степень – 62 %, 2 степень – 14 %;

? подростки г. Ангарск – 0 степень 12 %, 1 степень – 81 %, 2 степень – 7 %;

? подростки г. Иркутск – 0 степень – 19 %, 1 степень – 73 %, 2 степень – 8 %.

При сравнении подростков с 0 и 1 степенью увеличения щитовидной железы во всех исследованных городах достоверных различий получено не было, при сравнении подростков со второй степенью увеличения щитовидной железы наибольший удельный вес зарегистрирован в Братске, достоверные различия выявлены при сравнении подростков в г.г. Братск и Ангарск (р < 0,05), и г.г. Братск и Иркутск (р < 0,05).

При сравнении групп подростков, проживающих в городе Братске, выявлено достоверное различие (р(Т) < 0,05) объема щитовидной железы в контрольной и клинической группе – 8,49 ± 2,1 см? и 17,34 ± 2,09 см? при отсутствии различий по такому показателю, как площадь поверхности тела (ППТ). Из этого следует, что объем щитовидной железы, сопоставленный с ППТ, статистически значимо больше у мальчиков, практически в 1,8 раза, в 3 группе (1,506 м2), по сравнению с 4-ой, контрольной группой (1,520 м2). При сравнении в группах 5 и 6 (Иркутск) видно, что средние величины объемов щитовидной железы не имеют статистически значимых изменений в этих группах. Гиперплазия щитовидной железы, выявленная во 2 и 4-й группах, при УЗИ соответствовала I степени увеличения щитовидной железы по критериям ВОЗ (1994 г.).

Результаты анализа общей частоты эндокринных и репродуктивных нарушений у всех обследованных подростков показали, что наиболее высок их уровень в Иркутске – 1956,5 ‰, на втором месте – подростки, проживающие в г. Братске, – 1608,2 ‰, и в Ангарске – 970 ‰, из-за наличия нескольких нозологических форм у одного подростка. Анализ результатов обследования мальчиков показал очень высокую частоту патологии щитовидной железы в г.г. Братске и Ангарске (725,6 и 570 ‰ соответственно), в 3,1 и 2,5 превышающий таковую у юношей в Иркутске (231,9 ‰). В структуре этих нарушений основную долю занимает диффузный нетоксический зоб (ДНЗ) – 97,4 % в Ангарске, 91,7 % в Братске и значительно ниже в Иркутске – 75 % (рис. 5).

Рис. 5. Частота распространенности диффузного нетоксического зоба у обследованных подростков.

Сравнительная оценка физического развития подростков

г.г. Иркутск, Ангарск, Братск

Физическое развитие является динамическим процессом созревания и формирования ребенка, в значительной степени связанным с формированием репродуктивной системы.

Среднее гармоничное развитие (мезосоматотип) в большей степени зарегистрирован среди подростков контрольных групп (96 % – 1 группа, 73,5 % – 3 группа, 84 % – 5 группа). Больший удельный вес дисгармоничного развития (микросоматотип) выявлен в группах 3 и 5 (16,5 % и 9,0 % соответственно, р < 0,05), дисгармоничное физическое развитие выше среднего (макросоматотип) достоверно чаще встречается у подростков г. Ангарска (64,2 % в клин. группе 4) (рис. 4).

Рис. 4. Физическое развитие подростков, проживающих в г.г. Братск, Ангарск, Иркутск.

Половое развитие мальчиков подросткового возраста обследованных групп

Таблица 5

Половое развитие (баллы) мальчиков подросткового возраста 1 и 2 группа (М ± m)

14–15 лет 16–17 лет


загрузка...