Оформления практики материального и духовного производства (20.12.2010)

Автор: Вершков Анатолий Валентинович

В этой ситуации диссертант обратил внимание на то, что А.А. Богданов в своей работе «Всеобщая организационная наука – тектология» при раскрытии содержания практики обращает внимание на диалектику части и целого. При этом, если технология выступает как сумма частей операций, то по Богданову целое выступает большим чем сумма частей, а часть больше чем целое.

В настоящее время все большее распространение находят такие оформления практики, которые позволяют избежать последствий, полученных посредством технологически оформленной практики. Автор видит выход человечества из тех угроз, которые вытекают из технологически оформленной практики в развертывании потенциала тектологии, а развертывание тектологической практики как альтернативы практики технологической.

Изучение каждого из двух указанных оформлений практики, как доказывает автор диссертации, предполагает адекватную каждому из них методологию научного познания. Технологическое оформление практики может быть результативно изучено в том случае, если в процессе его изучения реализуется метафизическая методология, позволяющая понять природу данного оформления практики, ее определения, специфику ее осуществления и т.п. Тектологическое оформление практики может быть плодотворно изучено только тогда, когда в процессе его изучения применена диалектическая методология. При этом выясняется, что тектологическое оформление практики имеет иное происхождение, собственный набор определений и специфический процесс реализации практики в ее данном оформлении.

Технологическое оформление практики задает соответствующий тип практической деятельности, на основе которого создается, так называемая, вторая природа, материализующая принцип удвоения мира. Технологически оформленная практическая деятельность в целях своего научного обоснования руководствуется потребительски существенной универсалистской моделью мира и обслуживающим ее метафизическим проектом науки. Согласно данному проекту науки актуализируется тот или иной вариант универсалистской модели мира, продиктованной необходимыми для субъекта практики параметрами потребительского отношения к природе и обществу. И в этом значении целью технологически оформленной практики является, в соответствии с принципом антропоцентризма, так сказать, покорение природы и общества в целях достижения субъектом технологически оформленной практики своих потребительски существенных результатов. Однако, как правило, следствием подобного эгоизма субъекта технологически оформленной практики являются глобальные проблемы современности, и, в том числе, проблемы экологического плана. При этом стратегически фундаментальным положением технологически оформленной практики, является положение, согласно которому можно достичь любых субъективно поставленных целей, если для этого изобретена соответствующая технология, позволяющая оформить необходимую для этого практическую деятельность.

Диссертант доказывает, что тектологическое оформление практики детерминирует особый тип практической деятельности, на основе которого получает всестороннее воплощение принцип единства мира. Тектологически оформленная практика в целях своего научного обоснования руководствуется заданной необходимостью коэволюции природы и общества, космической моделью мира и обслуживающим ее диалектическим проектом науки. Согласно данному проекту науки, практическая деятельность как диалектика субъекта и объекта во всех случаях учитывает необходимость гармоничных отношений природы и общества, а также гармоничных отношений между людьми, что детерминируется объективной всеобщей связью явлений, в рамках которой любая детерминация указанных отношений влечет за собой нередко непредсказуемые социальные последствия, в том числе опасные для жизни общества. Следовательно, в условиях реализации космической модели мира, в основании которой лежит положение о всеобщей связи явлений, практическая деятельность по форме и содержанию должна быть такой, чтобы она влекла за собой благоприятные для жизни общества последствия. При этом тектологически оформленная практика характеризуется, в том числе, направленностью на достижение гармоничного коэволюционного взаимодействия природы и общества, встраиваемостью общества в природные циклы по принципу матрешки, когда одно совершенство встраивается в другое совершенство.

Диссертант полагает, что научное познание должно пройти очередной этап своего становления, согласно которому должны быть дифференцированы результаты, полученные на основе теории познания как теории репрезентации, и результаты, полученные на основе теории познания как теории отражения. Данная точка зрения развертывается, в частности в работах Н.М. Чуринова, И.А. Пфаненштиля, Н.А. Князева. При этом актуализируются соответствующие модели мира, проекты науки, методологии и логики научного познания, выявляются допустимые масштабы реализации технологически и тектологически оформленных практик.

Во второй главе «Технологически оформленная практика» выявляются и анализируются основные определения технологически оформленной практики.

В первом параграфе «Кибернетика как общая теория технологии» исследуется сущностная определенность кибернетики.

Диссертант показывает, что кибернетика, к сожалению, уже через 30-40 лет после возникновения практически прекратила свое существование, а причина этого - не была выявлена сущностная определенность кибернетики. Кибернетика фактически развертываясь как произвольное соединение идей, теорий и концепций, представляла собой механическое соединение различных дисциплин и оказалась методически и концептуально не определена. Между тем уже в 1950-е годы высказывались перспективные идеи, которые могли ввести кибернетику в русло ее концептуальной определенности. Такая идея формулировалась, например, французским исследователем А. Лантеном, который еще в 1953 писал о кибернетике как общей теории технологии.

Устранение концептуальной неопределенности кибернетики предпринималось в работах целого ряда зарубежных и отечественных авторов, в том числе в работах Н. Винера, К. Шеннона, Дж. фон Неймана, У.Р. Эшби, а также А.Н. Колмогорова, М.А. Гаврилова, В.И. Шестакова, А.Д. Урсула, В.С. Тюхтина, В.С. Готта и других исследователей. В данном отношении показательными являются работы, посвященные соотношению прямой и обратной связи, проблемам управления в системах различной природы, проблемам самовоспроизведения автоматов, проблема автоматического решения интеллектуальных задач, проблемам искусственного интеллекта, программирования и т.д. Однако, как полагает автор диссертации, наиболее фундаментальным результатом в данном отношении явилась формулировка английским специалистом в этой области Уильямом Россом Эшби закона необходимого разнообразия, согласно которому устанавливается соотношение пропускной способности R как канала связи, и мощности R как регулятора. Данный закон, который

рядом авторов определялся как основной закон кибернетики (А.Д. Урсул, В.С. Готт, В.С. Тюхтин, Л.А. Порушенко и др.) фактически был

продуктивным решением задачи выявления концептуальной определенности кибернетики как науки, а именно как общей теории технологии. Согласно закону необходимого разнообразия, любой технологический процесс с любым набором операций представал как нечто заключенное в определенный канал связи, например, конвейер с некоторой его пропускной способностью. Скорость реализации этого процесса задается соответствующим регулятором, позволяющим корректировать скорость технологического процесса в той мере, в какой является допустимой мощность регулятора, чтобы технологический процесс не прервался.

В процессе регулирования человек вносит в технологический процесс те поправки, которые не предусмотрены каналом, системой принятых априори ограничений. Выраженная в системе ограничений канала, по которому проходит сырье, непреклонность и решительность воли человека является опосредованностью существования технологии. В то же время сочетание сборочных и упаковочных операций во время прохождения технологического процесса олицетворяет непосредственность бытия технологии.

В ходе продвижения сырья по каналу как по системе ограничений на всем протяжении технологического процесса реализуются обе стороны его онтологии, взаимно дополняющие друг друга и определяющие жесткость автоматизированного технологического процесса.

Итак, ряд исследовательских результатов позволял реализовать идею Андре Лантена о кибернетике как общей теории технологии. Однако неореалистская тенденция восполнения понятия «кибернетика» произвольным набором идей, концепций и теорий вначале способствовала превращению кибернетики в общенаучное направление исследований, а затем подобное воспроизведение понятия «кибернетика» оказалось контрпродуктивным. В то же время, как показывает диссертант,

У.Р. Эшби, руководствуясь традиционной для Англии неономиналистской методологической традицией, развертывает необходимый для описания производственных процессов понятийный аппарат. В частности, У.Р. Эшби показывает продуктивность понятия «машина», понимаемое им как математическое преобразование, полагая, что действительный производственный процесс в принципе непознаваем и в этом смысле можно достичь его более или менее удачного описания. Подобное описание может осуществляться и на основе закона необходимого разнообразия, и данный закон позволяет пренебречь теми сторонами производственного процесса, которые не укладываются в рамки данного закона, во-первых, постольку, поскольку эти стороны могут не интересовать субъекта производственного процесса, занятого проблемой достижения поставленных целей; а, во-вторых. постольку, поскольку последствия предпринимаемого производственного процесса имеют вероятностный характер и не представляют для него непосредственной опасности.

Таким образом, общая теория технологии, формулируемая по неореалистскому варианту дуализма, по своему сущностному статусу является теорией создания «второй природы», как правило, чуждой природе и, в конечном счете, отторгаемой природой.

В неономиналистском варианте дуализма общая теория технологии и теория кибернетики представляют собой тезаурусы языков описания процессов материального и духовного производства.

Во втором параграфе «Антропоцентризм как основа потребительской стратегии освоения действительности» исследуются основные этапы становления антропоцентрических идей.

Анализируя данные отечественных и зарубежных авторов, диссертант показывает, что антропоцентризм в своем развитии прошел несколько этапов. Первый этап, называемый «детской стадией антропоцентризма», наступает на ранних этапах развития цивилизации. Он характеризуется осознанием выделенности человека из мира природы. Своего завершения данный период достигает в Древней Греции. Следующий этап – этап «коллективно заявленного родового антропоцентризма». Данный этап характеризуется ценностной установкой, созвучной тезису Протагора «Человек – есть мера всех вещей». В этот период начинает укореняться потребительское отношение к действительности, и, прежде всего, к природе, возникает иллюзия неисчерпаемости природных богатств. Времена Средневековья характеризуются этапом, называемым «отчужденной теологической формой антропоцентризма». Отношение к природе в данный период – потребительское. Природа лишается своего онтологического статуса, поскольку признается божьим творением, но, тем не менее, находится под божественным покровительством, что ограничивает возможности для ее эксплуатации. В эпоху Возрождения отвергается главная особенность средневекового мировоззрения - теоцентризм и осуществляется переход к «аутентичному антропоцентризму». Происходит поворот от принижения человека к его возвеличиванию. Свойства бога переносятся на человека и, прежде всего, в том отношении, что его природа активно творческая. Отношение к действительности, и, прежде всего, природе начинает приобретать уже откровенно потребительский характер, так как, лишившись божественного покровительства, она становится объектом для изучения и эксплуатации со стороны человека, который делает это на свой страх и риск.

В период Нового времени завершается переход от созерцательного отношения к природе к отношению, основанному на трезвом эгоистическом расчете технического использования. Проблема практического освоения действительности решается следующим образом: можно достичь любой цели, если для этого изобретена необходимая технология, или актуальный деятельный процесс описывается (трактуется, комментируется и т.д.) как процесс достижения какой-либо цели. Начиная с Нового времени, антропоцентризм становится доминирующей идеологией в западноевропейской культуре в своей наиболее последовательной форме, получившей название «деспотический антропоцентризм».

????католической и протестантской идеологией, которая представляет человекоцентристскую идею земной жизни, утверждая человека в сознании того, что он венец творения: европейскому активизму нужна была соответствующая идеология. Эта идеология получила оформление в антропоцентризме, согласно которому европейская цивилизация, ставя перед собой задачи построения общества потребления, общества всеобщего благоденствия, общества высокого качества жизни и т.д. приступила к покорению природы и общества, в полном соответствии со своими технологическими возможностями и обслуживающим эти возможности метафизическим (универсалистским) проектом науки. Антропоцентризм при этом является основой потребительской стратегии освоения действительности. И, поэтому, для целей покорения природы и общества была востребована технологически оформленная практика.

Развитие науки и, прежде всего, естествознания в эпоху Просвещения, показало, что в масштабах Вселенной человеку уготована весьма скромная роль. Это подорвало отношение к антропоцентризму и показало уязвимость универсалистской модели мира, имеющей ограниченные перспективы ее практической реализации, теоретическая же реализация граничит с опасностью вырождения в схоластическое схемотворчество. и многократное увеличение опасности глобальных проблем. Однако антропоцентризм оказался живучим. Частичное возрождение антропоцентрических идей в ХХ веке связано с бурным развитием научно-технического прогресса. У человека возникла возможность реализовать проекты, в какой-то мере ставящие его над природой и поднимающие его до уровня творца новых закономерностей, равноценных или заменяющих природные. Идеология антропоцентризма привела к очередному этапу в своем развитии, который диссертант называет «антиэкологическим» этапом.

Диссертант доказывает, что антропоцентризм является теоретической основой технологического детерминизма, согласно которому главной причиной социальных изменений принимается технико-технологический фактор, детерминирующий социально-исторический процесс. Как пишет В.М. Розин: «Технологический детерминизм, или концепция автономной технологии» сегодня достаточно популярна. И, думаю, вот почему: по сути, она основывается на естественнонаучном подходе, обещающем выявление законов технологического функционирования или эволюции. В свою очередь, возможность выявить законы технологии, как думают сторонники этой точки зрения, служат условием эффективного (опять же понимаемого в инженерной идеологии) воздействия на саму технологию».1 Технологический детерминизм раскрывает технику и технологию как развивающиеся на основе собственных внутренних закономерностей, учитывая, что данный тип детерминизма определяется законами самой технологии. Фактически эти законы изобретаются людьми в соответствии с методологией метафизики.

-------------------------

1Розин, В.М. Философия техники / В.М. Розин - М.: NOTA BENE, 2001. С.14-15.

В третьем параграфе «Технологически оформленная практика в природопользовании» диссертант анализирует практическую деятельность в ее технологическом оформлении в различных областях природопользования и ее социальные последствия.

С неореалистской точки зрения технологическое оформление практики в каждом отдельном случае начинается с постановки цели, а также с формулировки императива существования, согласно которому определяется возможность восполнения абстрактной цели практической деятельности, и императива долженствования, согласно которому имеет место субъект, который способен восполнять осуществление абстрактной цели. И для этого он располагает необходимой технологией, т.е. по распределенной по времени последовательностью операций, позволяющей осуществить практическое восполнение абстракций. Подобное восполнение абстракций, т.е. целей практической деятельности, всегда имеет сугубо рационализированный характер, вытекающий из общих установок антропоцентризма. Субъект, находясь в условиях давления на него со стороны конкурирующих с ним субъектов, должен быть прагматичным и все, за счет чего он может обеспечить достижение цели, должно быть задействовано. При этом он вынужден, так сказать, играть с природой, невзирая на то, что природа, в конечном счете, может жестоко отомстить обществу, хотя субъект, предвидя это, может на какое-то время отдалить расплату за содеянное.

Технологически оформленная практика, реализуемая в системе антропоцентризма, выступает как основа построения общества потребления со все возрастающими масштабами изобретения, роста, возвышения и удовлетворения потребностей. И субъективно потребительские инициативы не могут быть ничем ограничены и не могут быть определены

иначе как ограничения свободы. И в правовых государствах такие ограничения не могут быть чем-то иным, кроме ограничений, налагаемых нормами права, хотя субъективно законодатели в таких государствах заинтересованы в минимизации подобных ограничений или переложения данных ограничений на других, друг на друга и т.д.

С неономиналистской точки зрения любой тип практической деятельности, хотя главным образом технологическую практику, которая может иметь место в условиях антропоцентрического самоутверждения общества, подвергается описанию только как технологически оформленная практика. И поскольку изначально предполагается, что процесс практической деятельности непознаваем, постольку имеется в виду плюралистически многообразный, многовариантный характер технологического описания, трактовки, оправдания и т.д. данного процесса практической деятельности, исходя из того расчета, что какой-либо вариант для субъекта практики окажется более или менее выгодным, приемлемым. В этих целях создаются разнообразные языки описания, оправдания, интерпретации технологически оформленной практики или практики иного оформления, тем не менее, все равно описываемой, оправдываемой как технологически оформленная практика. Кроме того, заранее разрабатываются необходимые технологии описания, интерпретации и оправдания практической деятельности как технологически оформленной практики, которая в русской философии раскрывается, например, как подвижничество, и, следовательно, подлежит не ее технологическому описанию, а ее отображению, согласно теории познания как теории отражения.

Диссертант показывает, что как неореалистская, так и неономиналистская точки зрения на процесс технологического оформления практики развертывается на основе теории познания как теории репрезентации. А между тем социальные последствия технологически оформленной практики таковы:

а) в энергетике: уже сама добыча угля ведет к серьезным экологическим и человеческим издержкам. Пример тому, аварии на шахтах и болезнь «черных легких» (антрактоз). Добыча угля оказывает значительное воздействие на окружающую среду, снижая ценность земли, загрязняя реки и портя природную красоту ландшафта. Сжигание угля приводит к кислотным осадкам - одной из причин легочных и бронхиальных заболеваний, а также парниковому эффекту. К аналогичным последствиям приводит сжигание нефти и угля. Строительство крупных плотин в гидроэнергетике приводит к затоплению лесов, полей и населенных пунктов, полному разрушению экологических систем рек, при которых природе наносится невосполнимый ущерб. В ядерной энергетике – это высокая степень риска аварий, трудность и дороговизна исправления допущенных ошибок, сложно решаемая проблема захоронения высокотоксичных радиоактивных отходов с большими периодами полураспада, а также радиоактивное заражение местности вблизи атомных электростанций;

б) в сельском хозяйстве: химизация, в частности применение пестицидов приводит к повышению устойчивости к пестицидам у более, чем 500 видов насекомых-вредителей, десятков видов возбудителей болезней и сорняков. Пестициды значительно расширяют масштабы негативного воздействия на окружающую среду и влияют на безопасность продуктов питания. Использование тяжелой сельскохозяйственной техники разрушает почвенную структуру, снижает урожайность, усиливает эрозионные процессы. Частая культивация междурядий способствует переносу вирусных заболеваний растений, а комбайновая уборка во многом способствует распространению наиболее вредоносных сорняков.

Указанные и другие последствия применения технологически оформленной практики в природопользовании показывают, что технологически оформленная практика является основой социальной детерминации, вызывающей негативные социальные последствия, которые нарастают каскадно. В какой-то исторический момент эти каскадно нарастающие негативные социальные последствия начинают выступать в качестве глобальных проблем. Данный вид детерминации является технологическим и описывается теорией технологического детерминизма. Теория технологического детерминизма является репрезентантом технологической детерминации или методологической основой описания технологической детерминации. При этом теория технологического детерминизма выступает или как обоснование необходимости технологического оформления практики, или как язык описания практического освоения действительности.

В четвертом параграфе «Глобальный экологический кризис как следствие технологически оформленной практики» исследуется роль технологически оформленной практики в возникновении глобального экологического кризиса.

Диссертант доказывает, что причиной глобального экологического кризиса является избранная и ставшая предметом предпочтения человечества технологически оформленная практика. Данный тип практики базируется на антропоцентрической стратегии освоения действительности, предполагающей раскрытие содержания действительности в качестве сырья для достижения субъективистски существенных целей.

Общество, вступившие на путь технологического развития, в значительной мере изменило систему природного биосферного круговорота на планете. Оно включило в него, главным образом, во все более широком масштабе невозобновимые ресурсы Потребление этих невозобновимых ресурсов геосферы растет экспоненциально, причем с большей скоростью, чем численность населения. Подобная динамика потребления, в частности, обусловила и экспоненциальный рост отходов, что стало для общества трудно разрешаемой проблемой. Проблема осложняется тем, что в природную среду попадают отходы искусственного происхождения, для которых природа еще не обрела методов их нейтрализации.

Экологи доказывают, что ни один биологический вид не может жить в собственных отходах. Накапливая отходы, общество создает реальную угрозу для собственного выживания, что является свидетельством неадекватности реализуемых посредством технологически оформленной практики моделей мироустройства на планете.

В результате техногенных трансформаций биосфера постепенно теряет свою способность к восстановлению, регенерации. Даже возобновимые природные ресурсы по мере их эксплуатации перестают быть возобновимыми. Сохранение прежних тенденций роста антропогенной нагрузки на биосферу грозит ей полной утерей биологической продуктивности, а обществу вымиранием, что является доказательством неадекватности технологического оформления практики целям неопределенно долгого существования человечества на планете.


загрузка...