Особенности краевой эпизоотологии доминирующих бактериальных инфекций сельскохозяйственных животных в Республике Бурятия (20.12.2010)

Автор: Третьяков Алексей Михайлович

Коэффициент очаговости уменьшился за период с 1982 по 1991 гг. в среднем с 6,14 до 3,5 – в 1992 – 2001 гг. и до 1,2 – за 2002-2006 гг. При этом уровень вакцинации за годы наблюдений колебался от 40 до 100% к плану.

Анализ эпизоотической ситуации по эмфизематозному карбункулу в Республике Бурятия показал, что болезнь регистрируется в 15-ти районах из 21, охватывающих большинство природно-климатических зон Бурятии. Причем болезнь возникала чаще на территориях, отличающихся обильными осадками и повышенным содержанием гумуса в почве. Болезнь имеет преимущественно летне-осеннюю сезонность, хотя зарегистрированы случаи заболевания животных в зимне-весенние месяцы. Иммунизация, безусловно, является главным фактором снижения заболеваемости и позволяет управлять эпизоотическим процессом данной инфекции.

3.4. Особенности эпизоотического процесса бруцеллеза животных в Бурятии.

Бруцеллез крупного рогатого скота в период с 1982 по 2006 годы в Республике Бурятия регистрировали в 5-ти районах (Кяхтинский, Джидинский, Заиграевский, Иволгинский и Хоринский) и г. Улан-Удэ, в которых имелось 19 неблагополучных пунктов, причем наибольшее число из них имело место в 1995 году (4 неблагополучных пункта в Джидинском и Иволгинском районах). При этом заболело 101 животное.

В первом анализируемом десятилетии эпизоотическая ситуация по бруцеллезу в республике была наиболее напряженной. Неблагополучных пунктов и серопозитивных к бруцеллезной инфекции животных было значительно больше, по сравнению со вторым анализируемым десятилетием. По нашему глубокому убеждению это связано с применением вакцин из штамма 19, затем шт. 82 и шт. 75/79 при одновременном усилении организации мер по ликвидации бруцеллеза в соответствии с требованиями, предусмотренными общегосударственными программами. В большинстве случаев инфекцию регистрировали по реагированию животных в серологических тестах. При этом у реагирующих нередко наблюдали клиническое проявление (аборты). В этот период из биоматериала от 3-х больных животных была изолирована культура возбудителя бруцеллеза. Биологическая характеристика полученных штаммов полностью соответствовала штамму Br.abortus.

Далее эпизоотическая ситуация выглядела следующим образом. Неблагополучные пункты открывались в 1993-1998 гг. В 1993 и 1994 годы серопозитивных животные было выявлено в количестве 71 голова. При этом клинических признаков болезни не отмечали. С 1999 по 2004 годы Бурятия являлась благополучной по бруцеллезу крупного рогатого скота. Оздоровлению поголовья от данной инфекции в основном способствовала вакцинопрофилактика и общий комплекс ветеринарно-санитарных, и организационно-хозяйственных мероприятий, предусмотренных санитарными (СП 3.1.084-96) и ветеринарными правилами (ВП 13.3. 1302-96), однако в 2005 – 2009 годах вновь возникли неблагополучные по бруцеллезу пункты, что было связано с нелегальным завозом больного скота из Читинской области (ныне Забайкальский край) и Республики Калмыкия.

Таким образом, эпизоотическая ситуация по бруцеллезу крупного рогатого скота в Республике Бурятия остается относительно напряженной. Об этом также свидетельствует факт регистрации 4 больных бруцеллезом людей (ветеринарные врачи) в Мухоршибирском районе республики в 2009 году.

Бруцеллез овец в Бурятии, в первом десятилетии анализируемого периода (1981-1991г.) не регистрировали ни по клиническим признакам, ни лабораторными методами. Однако в 90-е годы ХХ в. были зарегистрированы спорадические случаи инфекции. При этом в 1997, 1998, 2003 и 2007 годах было объявлено по одному неблагополучному пункту. Источником инфекции явились больные бруцеллезом овцы, завезенные в Бурятию из Читинской области (ныне Забайкальский край). Помимо обычных форм бруцеллеза, которым болеют овцематки, имел место и инфекционный эпидидимит баранов (ИЭБ). Впервые ИЭБ, регистрировали в 1982 году, в одном неблагополучном пункте, где было выявлено 7 реагирующих в РДСК животных. Затем в 1987 г. – 4; 1988 г. – 7; 1989 г. – 3; 1991 г. – 2 случая. Всего было открыто 17 неблагополучных пунктов, отдельные из которых объявились благополучными через 2 и более лет. В последующие годы ИЭБ получил широкое распространение. Начиная с 1992 и до 2006 г. регистрировался ежегодно. Всего за 1992 – 2006 годы было зарегистрировано 63 неблагополучных пункта, в 5 районах. Данные районы расположены в степной зоне (центральная и южная территория Бурятии).

Длительное неблагополучие республики по ИЭБ объясняется тем, что мероприятия, согласно действующих инструкций и программ МСХ РСФСР и РБ выполнялись не в полном объеме. Происходило бесконтрольное смешивание больных и здоровых животных, бесконтрольный завоз больных животных из неблагополучных хозяйств (чаще всего из хозяйств Читинской области). Нередко возникали проблемы связанные с несвоевременной выбраковкой больных бруцеллезом животных. Больные овцы длительное время передерживались в общих отарах со здоровыми животными.

3.5. Эпизоотологическая характеристика пастереллеза сельскохозяйственных животных в Республике Бурятия

Пастереллез крупного рогатого скота. В республике данная болезнь характеризуется сезонностью проявления в весенне-летне-осенний период. Болезнь у крупного рогатого скота протекала остро и хронически. При остром течении у животных отмечали обширные отеки, явления септицемии, геморрагические воспалительные процессы в тканях, при хроническом течении – часто отмечались очаговые гнойные поражения подкожной клетчатки, воспаления суставов и других органов. Начиная с 1982 г. и по 1991 годы, пастереллез регистрировался ежегодно, сопровождаемый высокой заболеваемостью и гибелью животных. Так, в 1986 году было 6 неблагополучных пунктов, в которых заболело 119 животных и пало 47; в 1988 – 6 неблагополучных пунктов в которых заболело 76 и пало 58; в 1991 году в 2-х неблагополучных пунктах, заболело 56, пало 13 голов. В 2002 и 2003 годах ежегодно регистрировалось по 1 неблагополучному пункту.

В 90-х годах прошлого века пастереллез регистрировали в течение 8 лет в 21 неблагополучном пункте с заболеванием 151 и гибелью 90 животных. В 2001 – 2006 годах болезнь регистрировалась в 3-х неблагополучных пунктах (2001 и 2002 годы). Летальность животных от пастереллеза за данный период колебалась от 23 до 100 %. На данный показатель существенное влияние оказывала своевременная и качественная антибиотикотерапия больных животных. Коэффициент очаговости изменялся в пределах от 19,8 до 1. Это указывает на то, что в отдельные годы, к примеру (1986), болезнь протекала в форме эпизоотий, а эффективность противоэпизоотических мероприятий была низкой. Индекс эпизоотичности по данной болезни за анализируемый период составил 0,8, что говорит о напряженной эпизоотической обстановке по пастереллезу в то время. Наибольшее распространение болезнь получила в южных районах. Основной причиной возникновения пастереллеза у крупного рогатого скота, по нашим данным явился низкий уровень охвата вакцинацией восприимчивого поголовья, который в отдельные годы колебался от 3,4 до 9,1%, а также не выполнение в полном объеме общих противоэпизоотических мероприятий.

Пастереллез свиней. За первое десятилетие анализируемого периода, пастереллез свиней в 1981г регистрировался в 2-х неблагополучных пунктах с заболеванием 4457 животных и гибелью 567.

В последующие годы имело место улучшение эпизоотической ситуации по данной инфекции. Случаи пастереллеза были зарегистрированы в 1992, 1997, 2000, 2001 и 2004 годах с заболеваемостью и гибелью ограниченного числа животных. Индекс эпизоотичности за данный период составил 0,44. Болезнь возникала в большинстве случаев (88%) на свинокомплексах и специализированных фермах. В личных подсобных хозяйствах граждан пастереллез регистрировался значительно реже (12%). Основной причиной возникновения пастереллеза в Бурятии являлось несоблюдение ветеринарно-санитарных требований, предъявляемых к содержанию и разведению свиней (содержание животных на сырых и холодных бетонных полах, кормление несбалансированными кормами, неполный охват вакцинацией восприимчивого поголовья). У свиней пастереллез регистрировали в течение всего года.

3.6. Особенности эпизоотического процесса лептоспироза сельскохозяйственных животных на территории Республики Бурятия

Лептоспироз сельскохозяйственных животных в республике остается пока проблемой и имеет место в виде широкой инфицированности крупного рогатого скота, как правило, без клинического проявления болезни. С 1981 по 1991 годы в Бурятии было 9, а в 1992 – 2006 годах 33 неблагополучных пункта. Для учета животных с бессимптомным течением использовали понятие «инфицированность», введенное Ю.А.Малаховым и др. (2000), которую учитывали по количеству животных, имеющих специфические антитела к лептоспирам и выделяющих лептоспиры с мочой. Необходимо отметить, регистрацию 29 неблагополучных пунктов в 2001 году в Тункинском районе, связанную с активизацией аутохтонного и антропоургического очагов. Территории эпизоотических очагов характеризуются повышенной влажностью почв, обильной растительностью, высокой плотностью мышевидных грызунов. Ведущее значение в природных очагах лептоспироза имеют такие источники возбудителя инфекции, как, полевка-экономка, мышь-малютка, красно-серая полевка, обитающих в лесных формациях республики. Инфицированность лептоспирозом в неблагополучных стадах в среднем за 17 лет составила 3,9%. По результатам серологических исследований минимальное количество инфицированных животных отмечали в 2007 году (0,28%), что по сравнению с 2001 годом (13,2%), снизилось в 47 раз. Инфицированность лептоспирами в республике носит почти повсеместный характер. Но основная доля выявляемости в относительных показателях приходится на пять районов республики (Тункинский, Тарбагатайский, Иволгинский, Мухоршибирский, Баргузинский), где сконцентрировано основное поголовье крупного рогатого скота. По результатам серологических исследований в Бурятии антитела в наибольшем проценте случаев обнаружены к лептоспирам Poland и Icterohaemorragiae (65,1 и 10,6% соответственно). У значительного числа животных выявлены антитела к лептоспирам Tarassovi (9,7%) и Pomona (6,4%). Незначительное количество реакций получено в Бурятии с лептоспирами Kabura (3,4) и Canicola (0,2%). Необходимо отметить, что в 4,2 % случаев отмечались смешанные реакции к лептоспирам Tarassovi, Pomona, Poland и Kabura, в 3,8 % - к лептоспирам Poland и Kabura. Исходя из этого, применяемая вакцина поливалентная «ВГНКИ» против лептоспироза серогрупп: Гриппотифоза, Помона, Тарассови и Сейро (второй вариант), на территории Бурятии не вполне отвечает наличием необходимых серогрупп.

Лептоспироз свиней. Лептоспироз, протекающий у животных с явлениями абортов и другими характерными клиническими признаками, отмечался в свиноводческих хозяйствах республики в первом анализируемом десятилетии в 1983 г. – 5 нп (76 заболело/0 пало), 1984г. – 5нп (13/0), 1986г. – 3нп (155/0), 1990г. –1нп (11/0), 1991г. – 2нп (4/4). Во втором десятилетии лептоспироз регистрировался в 2 неблагополучных пунктах в 1992 и 1999 годах, за 5 лет третьего десятилетия лептоспироз был зарегистрирован 1 раз в 2003 году в 3 пунктах. Коэффициент очаговости в течение данного периода по лептоспирозу колебался от 2 до 51,6, уровень вакцинации в среднем по годам составил 15,5%

Лептоспироз свиней в Бурятии регистрировался в 7-ми административных районах. Это объясняется в первую очередь тем, что на данной территории сконцентрирована основная масса свинопоголовья, а во вторых тем, что здесь находится большая часть пахотных земель, а это в свою очередь положительно влияет на численность грызунов, резервуарных хозяев возбудителей лептоспироза.

По результатам серологических исследований в наибольшем проценте случаев, у свиней, выявлялись антитела к лептоспирам Kabura и Icterohaemorragiae (15,1 и 6,2% соответственно). Причем антитела к данным лептоспирам выявлены на всей территории республики. У значительного количества животных (78,7%) имели место смешанные реакции к лептоспирам Pomona, Kabura, Icterohaemorragiae.

Таким образом, наши исследования показали, что лептоспироз сельскохозяйственных животных в Бурятии, хотя и имеет тенденцию к снижению эпизоотической напряженности, вместе с тем все еще остается актуальной проблемой вызывающей необходимость осуществления постоянного мониторинга и научно обоснованного управления эпизоотическим процессом.

3.7. Краевая эпизоотология листериоза сельскохозяйственных животных в Республике Бурятия.

Листериоз крупного рогатого скота в Бурятии за анализируемый период регистрировали в 1993 в 2-х неблагополучных пунктах; в 1994 и 1995 годах было объявлено по 1 неблагополучному пункту и в 1997 году, когда болезнь была зарегистрирована сразу в 3 неблагополучных пунктах. Всего было выявлено 57 заболевших животных, из них пало 8.

Чаще всего листериозом заболевали телята в возрасте до 1 года. Болезнь у них протекала в виде септицемии, в отдельных случаях развивались поражения центральной нервной системы, а у стельных коров аборты. Чаще болезнь регистрировалась осенью.

У овец листериоз, протекал с поражением центральной нервной системы, сопровождаясь явлениями возбуждения или угнетения. В 80-ых годах ХХ в. эпизоотическая ситуация по листериозу была относительно напряженной, сопровождалась большим числом заболевших и павших животных.

В 90-е годы прошлого столетия эпизоотическая напряженность по листериозу в Бурятии несколько снизилась. Болезнь регистрировали лишь в 3-х неблагополучных пунктах. Тем не менее, болезнь характеризовалась высокой смертностью.

Последний случай заболевания овец листериозом был зарегистрирован в ноябре 2002 г. в Курумканском районе, где заболело 11 овец, из которых 5 пало.

Коэффициент очаговости листериоза овец в республике за анализируемый период, варьировал от 1,5 до 110, что показывает на неравномерность проявления эпизоотического процесса – от спорадических случаев до эпизоотий. Индекс эпизоотичности за исследуемый период находился на уровне 0,44. Исходя из статистических данных, болезнь носила стационарный характер, что является характерным для листериоза.

Возникновение болезни в большинстве случаев мы объясняем тем, что серологические исследования животных перед стойловым содержанием не являлись обязательными элементами плановых ветеринарных мероприятий; дератизация животноводческих помещений проводилась также не в полном объеме; не принималась во внимание весенне-осенняя миграция грызунов (серая полевка, полевка экономка). Болезнь чаще возникала у овец больных псороптозом и мелофагозом, которые по нашему мнению способствовали снижению резистентности животных.

Иммунизацию овец против листериоза проводили в неблагополучных пунктах с использованием вакцины из штамма АУФ. За первую половину анализируемого периода иммунизацией охватывали от 1,7% (1984) до 4,7% (1988) от имеющегося поголовья овец в республике. В связи с улучшением эпизоотической обстановки по данной болезни, уровень охвата иммунизацией во втором периоде (90-х годах) был более низким. Так, в 1996 г. – 1,1%, в 2000 г. – 0,2%. С 2001 год иммунизация против данной болезни в республике не проводится в связи с отсутствием вспышек. Листериоз овец в Бурятии в основном регистрируется в зимне-весенний или осенне-зимний периоды.

Заболеваемость и гибель свиней от листериоза, за анализируемый период, регистрировали в 1999 году в 2-х неблагополучных пунктах – заболело 97 голов, погибло 70. В 2000 году в 1 неблагополучном пункте заболело с летальным исходом 18 свиней.

Таким образом, мониторинговые исследования, в том числе на глубину 25 лет, показали, что стационарность по листериозу жвачных в Бурятии сохраняется. Она обусловлена сохранением, как самого возбудителя в природе, так и фактором передачи (грызунов). Следовательно, ветеринарно-профилактические мероприятия против данной инфекции должны включаться, в виде обязательных плановых мероприятий государственной ветеринарной службы, в особенности в стационарно неблагополучных территориях.

3.8. Эпизоотические и эпидемические особенности туберкулеза на территории Республики Бурятия.

Первичное выявление больных туберкулезом животных осуществляется внутрикожной туберкулиновой аллергической пробой. А окончательная постановка диагноза выносится уже по результатам бактериологического исследования биоматериала и патоморфологических данных.

В Бурятии реагирующие животные (крупный рогатый скот) на внутрикожную туберкулиновую пробу выявлялись только в 1987-1991 годы. Реагирующих животных выявляли в 3-х административных районах республики – Джидинском, Курумканском и Кяхтинском – в 22-х неблагополучных пунктах. Аллергическая проба была подтверждена далее бактериологически и патоморфологически.

Вместе с тем эпидемическая ситуация по туберкулезу человека в Бурятии все еще остается напряженной. Более того, она из года в год усугубляется, растет заболеваемость людей из расчета на 100 тыс. населения. Если в 1990 году этот показатель составлял 32,8 человека, то через 10 лет он вырос в 5,5 раза, достигнув 181,4 больных туберкулезом людей. На 100 тыс. населения эти показатели «вывели» республику на 4-е место в РФ.

Анализируя эпизоотическую и эпидемиологическую ситуацию по туберкулезу в РБ, мы не выявили какой бы то ни было взаимосвязи. Следовательно, прогрессирующее ухудшение эпидемиологии туберкулеза в Бурятии мы связываем в основном с негативными социальными факторами, вызывающими у людей вторичные иммунодефициты.

3.9. Эпизоотическая характеристика инфекционной энтеротоксемии овец в Республике Бурятия

Данная инфекционная болезнь характеризуется септическим проявлением, молниеносным или сверхострым течением (гибели животных предшествовали поражениям органов пищеварения, отеки соединительной ткани и аборты суягных овцематок). Инфекционной энтеротоксемией чаще всего заболевали наиболее упитанные овцы, разных возрастов (от 3 месяцев до 3 лет). Болезнь в большинстве случаев сопровождалась высокой летальностью, в среднем до 80,8% от числа заболевших. Имеющиеся материалы показали, что инфекционная энтеротоксемия овец в Бурятии характеризуется стационарностью, встречается ежегодно (за редким исключением) на определенных пастбищах. Индекс эпизоотичности за исследуемый период находился на уровне 0,48. Это объясняется длительным сохранением (в течение нескольких лет) возбудителя в почве, вследствие чего отдельные хозяйства на протяжении длительного времени остаются стационарно неблагополучными. Коэффициент очаговости инфекционной энтеротоксемии овец в республике за анализируемый период, варьировал от 8 до 154, что указывает на неравномерность проявления эпизоотического процесса, то есть от спорадических случаев до небольших вспышек и эпизоотий. Болезнь чаще всего регистрировали весной, реже осенью и зимой.

3.10. Характеристика эпизоотического процесса рожи свиней на территории Республики Бурятия.

Рожа свиней продолжает оставаться одной из наиболее распространенных инфекций на территории Республики Бурятия, требующих постоянного внимания ветеринарных специалистов, проведения плановых профилактических и неотложных лечебных мероприятий, а также мониторинговых исследований с целью разработки схем управления эпизоотическим процессом.


загрузка...