Психология личностной беспомощности (20.09.2010)

Автор: Циринг Диана Александровна

Чрезмерность требований-запретов (доминирование) 3,02 2,20 2,48 0,05 2,96 2,50 1,59 -

Недостаточность требований-запретов к ребёнку 2,55 2,14 1,42 - 2,53 1,68 3,47 0,001

Чрезмерность санкций (жёсткий стиль воспитания) 1,96 1,57 1,63 - 2,71 1,64 3,43 0,001

Минимальность санкций 3,38 3,29 1,47 - 3,73 3,39 1,41 -

Неустойчивость стиля воспитания 3,67 2,12 3,05 0,01 3,32 2,58 2,67 0,01

Влияние материнского и отцовского стиля воспитания на формирование личностной беспомощности и самостоятельности существенно отличается. Если матери у беспомощных детей больше склонны к потворствованию, чем у самостоятельных, стремятся к максимальному и некритичному удовлетворению любых потребностей ребёнка, то отцы, наоборот, менее склонны к некритичному удовлетворению потребностей ребёнка, чем отцы самостоятельных детей. Можно предположить, что отцовское потворствование воспринимается ребёнком как поощряющее самостоятельность, тогда как материнское – как подавляющее её.

Матери беспомощных детей больше, чем матери самостоятельных детей, склонны к проявлению гиперпротекции, уделяют ребёнку чрезмерно много времени, сил и внимания, склонны к чрезмерным требованиям-запретам (доминированию), а отцы – с одной стороны, к проявлению недостаточности требований-запретов к ребёнку и недостаточности обязанностей, а с другой – к чрезмерности санкций (жёсткому стилю воспитания). Очевидно, различия в материнском и отцовском стилях воспитания и соответственно в их роли в формировании личностной беспомощности связаны с различными воспитательными функциями матери и отца. Полученные данные позволяют говорить о недостаточном внимании к ребёнку, низкой «вовлечённости» отцов, у детей которых формируется личностная беспомощность, в процесс воспитания, их низкой эмпатийности, эмоциональной дистанцированности от ребёнка.

Отец даёт пример практического и действенного решения проблемных ситуаций, демонстрирует мужской подход к решению проблем, характеризующийся уверенными действиями, принятием ответственности, детальным анализом ситуации. Отец играет важную роль в усвоении детьми моральных норм, дисциплинирует их, развивая волевые качества личности, устанавливает рамки поведения, одобряя одни поступки и наказывая за другие. Он является носителем социальных норм и требований по отношению к ребёнку, образцом стандартов поведения (Ю. В. Борисенко, А. Г. Портнова, В. Дохерти).

И матерям, и отцам беспомощных детей чаще свойственна проекция на ребёнка собственных нежелаемых качеств, которая, как отмечают Э. Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис, обусловливает эмоциональное отвержение, жестокое обращение. Отцы беспомощных детей больше поощряют у них сохранение детских качеств (непосредственность, наивность, игривость), испытывают страх или нежелание взросления детей. Это позволяет отцу чувствовать себя значимым, а ребёнку – любимым. Такие системные взаимодействия обусловливают формирование беспомощности. Беспомощность формируется у детей, чьи отцы имеют менее развитые отцовские чувства. Такой категории отцов свойственен поверхностный интерес к делам детей, нежелание общаться с ним.

В целом, отец играет более важную роль в формировании личностной беспомощности и самостоятельности у детей. Позитивные отношения с отцом делают ребенка более уверенным в себе, оптимистичным, адаптивным, поэтому гармоничный стиль воспитания отца является эффективной профилактикой беспомощности. Нарушения в стиле воспитания у отцов с большей вероятностью приводят к формированию беспомощности у детей, чем нарушения в стиле воспитания матерей.

Родительский стиль воспитания оказывает большее влияние на формирование личностной беспомощности, чем единичные травмирующие события, что подтверждается результатами дискриминантного анализа.

Личностная беспомощность у детей достоверно чаще встречается в малообеспеченных (?2=198,535, p=0,001) и неполных (?2=169,217, p=0,05) семьях. Этот факт свидетельствует о важном значении не только психологических, но и социальных факторов в детерминации беспомощности.

Таким образом, подтверждается предположение о существенной роли средовых факторов в формировании личностной беспомощности.

Девятая глава «Индивидуальные особенности личностной беспомощности» содержит результаты исследования половых и гендерных, а также связанных с ними возрастных особенностей личностной беспомощности.

В рамках изучения половых особенностей не выявлено превалирования беспомощных либо самостоятельных испытуемых среди представителей мужского или женского пола ни на одном из трёх возрастных этапов. Однако отмечается большая предрасположенность к личностной беспомощности у девочек-подростков по сравнению с мальчиками-подростками по уровню выраженности диагностических показателей беспомощности. Возможно, это связано с более сложным переживанием данного возраста девочками, в том числе кризиса подросткового возраста.

Исследование в рамках социально-психологического подхода проведено на выборках подросткового и юношеского возраста. Беспомощность чаще, чем самостоятельность, диагностируется у фемининных подростков (р=0,050), а самостоятельность больше присуща маскулинным испытуемым подросткового (р=0,008) и юношеского возраста (р=0,040), а также андрогинным юношам и девушкам (р=0,009). В целом, беспомощность больше связана с фемининностью, а самостоятельность – с маскулинностью и андрогинностью. В подростковом и юношеском возрасте обнаружены значимые различия по уровню выраженности фемининности между двумя группами (p=0,000 и p=0,011), то есть беспомощные испытуемые в большей степени демонстрируют совокупность личностных характеристик, соответствующих стереотипу женственности: мягкость, заботливость, нежность, слабость, беззащитность.

Для детального исследования связи личностной беспомощности с психологическим полом личности проведено сравнение фемининных, маскулинных и андрогинных испытуемых по уровню выраженности мотивационного, волевого, эмоционального и когнитивного компонентов личностной беспомощности на выборке юношеского возраста (гендерная идентичность на этом возрастном этапе представляется более сформированной). Выявленные различия позволяют сделать вывод о большей выраженности личностной беспомощности у фемининных и наибольших проявлениях самостоятельности у маскулинных испытуемых.

Личностная беспомощность и самостоятельность являются более ранним психологическим образованием, чем гендер, и полученные данные свидетельствуют о том, что личностная беспомощность, опосредуя влияние инкультуральных гендерных линз, способствует формированию фемининного гендера, тогда как самостоятельность делает субъекта в период становления его гендерной идентичности более чувствительным к усвоению маскулинного и отчасти андрогинного гендера.

В четвёртой части диссертации описывается исследование проявлений личностной беспомощности в деятельности и поведении субъекта. Субъектно-деятельностный подход позволяет изучать личностные особенности субъекта, его деятельность и поведение в их целостности. Изучение деятельности и поведения субъекта даёт возможность представить реализацию внутренних предиспозиций («внутренних условий») субъекта, о которых говорилось ранее и доказать, что симптомокомплекс личностной беспомощности характеризуется низким уровнем субъектности, то есть в своей деятельности и поведении человек с этим симптомокомплексом проявляет более низкую способность преобразовывать действительность, управлять событиями собственной жизни, преодолевать различного рода трудности.

Глава десятая «Успешность деятельности субъекта с личностной беспомощностью и самостоятельностью на разных возрастных этапах» содержит результаты эмпирического исследования проявлений личностной беспомощности и самостоятельности в деятельности в детском, подростковом и юношеском возрастах.

Субъект с личностной беспомощностью в силу своих личностных особенностей проявляет пассивность, обнаруживает меньшую гибкость в мышлении и поведении, пессимистичен, тревожен, имеет специфические особенности мотивационной и волевой сферы, что также определяет особенности его деятельности, влияя на её результаты.

В результате сравнительного анализа успешности деятельности в детском возрасте у испытуемых с личностной беспомощностью выявлены: более низкая познавательная активность, низкая успеваемость, недостаточная сформированность показателей учебной деятельности, что свидетельствует о менее успешной учебной деятельности, чем у самостоятельных школьников.

В подростковом возрасте выявлены значимые различия по большинству критериев успешности общения: у беспомощных менее выражена потребность в общении, более низкий эмоциональный и деловой статусы, более низкая контактность и гибкость в общении. Широта их круга общения меньше, чем у их самостоятельных одноклассников, как и устойчивость, выразительность в общении и глубина взаимоотношений. Можно сказать, что беспомощные подростки менее успешны в общении, чем самостоятельные подростки.

В юношеском возрасте среди испытуемых с личностной беспомощностью гораздо больше неудовлетворенных выбором профессии, чем в группе самостоятельных юношей и девушек. У беспомощных выявлены более низкие результаты успеваемости и такие показатели саморегуляции, как моделирование деятельности и гибкость. Эти данные свидетельствуют о меньшей успешности учебно-профессиональной деятельности беспомощных юношей и девушек, чем у их самостоятельных однокурсников.

Таким образом, беспомощные испытуемые менее успешны в различных видах деятельности на каждом из изученных возрастных этапов, чем самостоятельные испытуемые.

Глава одиннадцатая «Исследование проявлений личностной беспомощности в поведении субъекта» отражает результаты изучения таких характеристик, описывающих и обусловливающих поведение субъекта с личностной беспомощностью, как жизнестойкость, социально-психологические характеристики, стратегии совладания и психологические защиты личности.

Беспомощные подростки имеют более низкий уровень жизнестойкости в целом и всех её компонентов («Вовлечённость», «Контроль», «Принятие риска»), чем их самостоятельные сверстники (для всех р=0,000). Беспомощные подростки чаще испытывают чувство отвергнутости, ощущение себя «вне жизни», чувствуют собственное бессилие, чаще убеждены в невозможности воздействовать на ситуацию. Они стремятся к гарантированному результату, простому комфорту и безопасности, им чужда идея развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование.

Высокий уровень выраженности жизнестойкости у самостоятельных подростков в стрессовых ситуациях обеспечивает стойкое совладание со стрессами и восприятие их как менее значимых. Жизнестойкость самостоятельных подростков даёт им больше сил, мотивирует к реализации, лидерству, здоровому образу мыслей и поведению. Она даёт им возможность чувствовать себя значимыми и ценными, активно решать жизненные задачи, несмотря на присутствие стрессогенных факторов.

Наличие личностной беспомощности как сложной системной характеристики имеет специфические проявления в сфере взаимоотношений субъекта. Субъект с личностной беспомощностью проявляет более низкую общительность в малых группах, склонен к работе в одиночестве, не проявляет лидерских качеств, чаще испытывает трудности в установлении межличностных контактов, осторожен в выборе партнёра по общению, застенчив, робок, имеет низкую степень активности в социальных контактах и в целом интровертирован.

У детей с личностной беспомощностью экстрапунитивные реакции в целом проявляются чаще, чем у самостоятельных детей, что свидетельствует о повышенных требованиях, предъявляемых ими к окружающим (p?0,001), интрапунитивные реакции в целом проявляются реже (p?0,001), реакции с фиксацией на самозащите в целом проявляются чаще (p?0,05), чем у самостоятельных детей, что свидетельствует о низкой толерантности к фрустрационным воздействиям у первой выборки, взаимодействие с окружающими у них осложнено наличием защитных и компенсационных процессов. Дети с признаками беспомощности являются менее адаптированными к социальному окружению (p?0,05), у них нарушены нормальные взаимоотношения с окружающими.

По результатам социометрического исследования выявлено, что подростки с личностной беспомощностью оказываются, как правило, в группе отвергаемых или игнорируемых. Благополучный социометрический статус имеют только 10,7% таких подростков. Среди самостоятельных подростков благополучный социометрический статус имеют 73,5% подростков (??=28,310, р=0,000).

Удовлетворённость взаимоотношениями с одноклассниками у подростков с личностной беспомощностью существенно ниже, чем у самостоятельных (U=104,00, р=0,000), то есть их взаимоотношения реже характеризуются взаимностью выбора, что обусловлено особенностями поведения.

В целом, субъект с личностной беспомощностью отличается не только сниженной привлекательностью общения для себя, но и меньшими способностями для реализации потребности в общении.

По результатам сравнения показателей психологических защит у беспомощных и самостоятельных подростков обнаружены различия по склонности к замещению (p=0,04) и регрессии (p=0,05). Подростки с личностной беспомощностью больше склонны к разрядке подавленных эмоций, направленной на объекты, представляющие меньшую опасность или более доступные, чем те, что вызвали отрицательные эмоции и чувства. Замещение может выражаться в плаче, застенчивости, неосознанном стремлении демонстрации болезни или слабости, в переводе действий из реального мира в мечты и фантазии. Подростки с личностной беспомощностью склонны избегать тревоги путём перехода на более ранние стадии развития. Они чаще заменяют субъективно более сложные задачи на относительно более простые и доступные в сложившихся ситуациях, чаще демонстрируют эгоистическое и безответственное поведение, откат к которому обусловлен тем, что они не выдерживают напряжения, которого требуют зрелые, взрослые формы поведения, а также с чувством неуверенности в себе и страхом неудачи, связанными с проявлением инициативы. Беспомощные демонстрируют лёгкую смену настроения, потребность в стимуляции, контроле, подбадривании, утешении, непереносимость одиночества, импульсивность, податливость влиянию окружающих, неумение доводить начатое дело до конца.

При изучении копинг-стратегий обнаружено, что беспомощные подростки в трудных жизненных ситуациях реже сосредоточены на выполнении учебной деятельности, реже стараются хорошо выполнить своё дело и меньше стремятся к достижению успеха, чаще критикуют и обвиняют себя, беспокоятся о происходящем и будущем, меньше развлекаются и уделяют время досугу, меньше занимаются спортом, чем самостоятельные подростки, менее склонны устанавливать близкие отношения, в том числе с противоположным полом. Это говорит о дефицитарности общения подростков с личностной беспомощностью и неэффективном решении задач развития этого возраста.

Субъект с личностной беспомощностью меньше использует сознательное и целенаправленное поведение, чтобы справиться со стрессом и сложной ситуацией (преобразовать или приспособиться к ней), а чаще прибегает к устранению из сознания источника переживаний, снижая эмоциональную напряжённость и избегая активного воздействия на ситуацию.

В целом, полученные в четвёртой части исследования данные подтверждают, что испытуемые с личностной беспомощностью демонстрируют низкий уровень субъектности, реализующийся в их жизнедеятельности.

Теоретико-эмпирическая разработка проблемы личностной беспомощности позволила представить не только анализ данного феномена, но и создать концепцию личностной беспомощности: показать структуру, психологическое содержание, проявления, природу, индивидуальные особенности личностной беспомощности и её взаимосвязь с другими психическими феноменами.

Личностная беспомощность является качеством субъекта, включающим в себя единство специфических личностных особенностей, возникающих при взаимодействии внешних и внутренних факторов, определяющим низкий уровень субъектности (то есть низкую способность человека преобразовывать действительность, управлять событиями собственной жизни, ставить цели и достигать их, преодолевая различного рода трудности) и проявляющимся в особенностях деятельности и поведения субъекта.

Самостоятельность и личностная беспомощность связаны между собой отношениями континуума уровня субъектности. Самостоятельность представляет собой качество, противоположное личностной беспомощности по своему психологическому содержанию, определяющее высокий уровень субъектности и проявляющееся в особенностях деятельности и поведения субъекта.


загрузка...