Популяционная структура, особенности поведения и морфологии свободно живущих собак и кошек и значение этих животных в эпизоотических и эпидемических процессах при бешенстве, токсокарозе и токсоплазмозе (20.02.2012)

Автор: Березина Елена Сергеевна

Распространение токсоплазмоза в Омской области в период 2000-2010гг. Наши исследования показали, что за 11 лет в Омской области среди обследованных пациентов (n=8450) по результатам ИФА выявлено 1930 положительно реагирующих на токсоплазмоз (22,8±0,46% серопозитивных лиц). Наибольшее количество серопозитивных лиц выявлено в 2004-2005гг. Отмечено увеличение СП с возрастом и у мужчин и у женщин, максимальная СП выявлена у лиц пожилого возраста старше 55 лет (53,8±0,54% у мужчин и 50,0±0,54% у женщин). В возрастных группах до 20 лет СП лиц женского пола составила 16,5±0,40%, в то время как у лиц мужского пола – 9,1±0,31%, то есть СП у лиц женского пола выше в 1,8 раза (t=14,5, p<0,001). В среднем, СП у женщин выше, чем у мужчин (32,5±0,51% против 21,1±0,44%, t=17,0, p<0,001). По сезонам года СП колеблется незначительно (от 27,0±0,48% до 32,0±0,51%, в среднем, t=7,1, p<0,001), с увеличением в мае-июне (32,0±0,51%) и ноябре-декабре (31,2±0,50%) (рис. 7). Острый токсоплазмоз (наличие специфических антител IgМ) выявлен у 9 пациентов в возрастных группах до 45 лет (0,1±0,03% от всех обследованных, или 0,5±0,08% от СП), из них 6 женщин (66,7±0,51%), 1 ребенок 3 лет (11,1±0,34%).

Рис. 7. Серопозитивность на токсоплазмоз у людей по сезонам года у мужчин и женщин в Омской области за период 2000-2010гг. по результатам ИФА.

Сочетанная серопозитивность на токсокароз и токсоплазмоз выявлена у 18,8±0,40% обследованных людей.

При обследовании кошек на наличие ооцист в фекалиях выявлено, что пораженность простейшими кошек старше года выше, чем животных в возрасте до 1 года (6,6±1,53% против 2,4±0,95%, t=2,4, p<0,05), пораженность самок несколько выше, чем самцов (3,4±1,11% и 1,1±0,61% соответственно). В группе до 1 года пораженность самок составила 3,0±1,11%, старше года 7,3±1,61% (t=2,2, p<0,05), в то время как самцов 1,8±0,82% и 4,9±1,33% соответственно (t=2,1, p<0,05).

В пробах фекалий собак с мест выгула (спортплощадки, детские площадки, парки, улицы) выявлены 19,8±0,82% проб, содержащих цисты простейших. Максимальная ЭИ в апреле (52,0±1,03%), минимальная в январе (10,1±0,62%). Высокая ЭИ наблюдалась в осенние (15,1±0,73%, max 17,4±0,78% в ноябре) и летние (21,1±0,84%, max 28,6±0,93% в июне) месяцы.

По нашим данным, в Омском Прииртышье всего содержат собак и кошек (или один из двух видов) 74,3±2,36% семей, домашних и сельскохозяйственных животных разных видов в совокупности 87,7±1,77% семей, что создает высокий эпидемический риск заражения людей бешенством, токсокарозом и токсоплазмозом.

Обсуждение результатов исследования

Численность собак и кошек в урбанистических ландшафтах высока: на 1000 жителей Омского Прииртышья приходится 379 кошек и 242 собаки, в г. Таре и с. Усть-Ишим этот показатель выше: 420 кошек и от 250 (Тара) до 370 (Усть-Ишим) собак), что способствует накоплению и распространению инфекций в популяциях домашних плотоядных и человека.

В популяциях кошек равное соотношение полов, в популяции собак перевес самцов незначителен и соотношение также приближается к 1:1, что свидетельствует о стабильности популяций. Ядро популяции собак и кошек составляют зрелые животные, средний возраст 3,2 года у собак и 3,7 у кошек. При наличии опекунов популяции собак по типу растущие, без опекунов – стареющие.

Основной сезон размножения и кошек и собак весна – лето, в летний сезон увеличивается количество молодых животных в возрасте периода расселения 4-6 месяцев. Выживаемость потомства осенне-зимнего периода ниже.

В рацион питания свободно живущих кошек и собак входят, как пищевые отходы на помойках и свалках, так и все доступные животные разных таксономических групп, включая мышевидных грызунов. У собак в рацион также входят кошки разных возрастов, и для собак и для кошек характерен каннибализм (у кошек он выражается чаще в поедании новорожденных самцами, реже самими самками).

Анализ поведения свободно живущих собак и кошек показал преобладание дружелюбного и нейтрального поведения по отношению к человеку. Это свидетельствует о стабильности и психическом здоровье популяции, поскольку собаки и кошки домашние социализированы на человека, обитают в селитебных зонах, дружелюбное и нейтральное поведение по отношению к человеку для домашних животных нормально и адекватно. Агрессивное поведение выражалось в территориальной агрессии, агрессии страха, материнской агрессии, проявляющееся в результате провокационных действиях людей (вольных или невольных). По отношению к дружелюбному поведению (1) агрессивное соотносится как 0,5:1, нейтральное 0,7:1, трусливое 0,3:1.

Свободно живущие домашние плотоядные с естественной социализацией, живущие в непосредственной взаимозависимости с человеком, имеют в своем арсенале коммуникационных средств успокаивающие сигналы, предупреждающие и останавливающие агрессию: 54 сигнала у собак и 38 у кошек. В то же время 18 сигналов у собак и 13 сигналов у кошек демонстрируют агрессию. Таким образом, собаки и кошки являются миролюбивыми животными, их коммуникационные средства направлены в основном для предупреждения агрессии. Сигналы коммуникации ими используются, как для общения внутри вида, так и как средства межвидовой коммуникации.

Морфологические особенности кошек и собак, также как и колебания их численности, определяемые болезнями и другими причинами – все это следствие адаптационных процессов в популяциях этих животных. Для животных дикого окраса со средней массой тела и размерами характерны высокие адаптационные характеристики, выражающиеся в подъеме численности, большой продолжительности жизни, лучшей выживаемости, а также повышенной устойчивости к стрессу и паразитоценозу. В популяциях животных элиминируются особи ниже среднего роста или, наоборот, очень крупные, с мягкой, длинной, спутывающейся или слишком короткой, гладкой без подшерстка шерстью. У свободно живущих и свободно скрещивающихся собак и кошек, несмотря на влияние антропических факторов, в популяциях преобладают морфологические черты дикого типа. Наиболее распространены окрасы агути (до 47,7±3,76% в Беломорске у собак; 18,6±1,62% кошек в Омском Прииртышье), черный (до 41,4±4,07% собак в Омске; 27,4±1,86% кошек ОП), пегий (до 89,4±2,68% собак в Баку; 31,6 ±1,94% кошек ОП).

В популяциях собак, отдаленных географически, в ареалах вида разных климатических зон, межпопуляционный индекс (dij) выше, чем между популяциями, населяющими урбанизированные территории одной климатической зоны. В популяции кошек в Омском Прииртышье межпопуляционные индексы свидетельствует об общности популяций. Cравнение попарно частот аллелей пяти локусов (А, С, S, O, W) двух популяций показало, что популяции генетически друг от друга не отличаются (?dij=0,008) и представляют собой одну общую популяцию. Также представляет единую популяцию население свободно скрещивающихся собак городов Карелии. В отдаленных друг от друга географически популяциях городов Харьков и Баку межпопуляционный индекс максимальный (сумма по 8 локусам) ?dij=0,098 ?dij=0,296 (юг Восточной Европы – Северный Кавказ), Баку и Омск ?dij=0,259 (Северный Кавказ – Юг Западной Сибири), в паре Харьков – Омск (юг Восточной Европы – Юг Западной Сибири).

В малых городах, ввиду ограниченности территории, распространен инбридинг, что проявляется в ахондропластической хондродистрофии у собак и появлением фенотипов гомозигот WW у кошек (24,7±1,80% глухих) и рецессивных генотипов по локусам В, D, E, S (bb, dd, ee, si, sl, sp).

Домашние собаки и кошки не утратили охотничьего инстинкта и при свободном выгуле и содержании добывают пропитание себе сами, охотясь на представителей фауны разных таксономических групп, а также поедая различные отбросы и падаль. Собаки, как стайные, так и одиночки выходят за пределы населенных пунктов до 10-15 км для охоты в природных ландшафтах, поддерживая таким образом связь с природными очагами инфекции. Кошки могут выходить в приграничные территории в сельской местности до 1-1,5 км. В то же время дикие псовые (особенно лисица), больные бешенством, часто заходят на территорию населенных пунктов. На фермы совершают набеги волки (чаще это волко-собачьи гибриды, менее осторожные по отношению к человеку). Выявлена положительная корреляция бешенства у лисицы и кошки (r=0,92, p<0,001), лисицы и собаки (0,86, p<0,001), собаки и кошки (0,84, p<0,001), волка и кошки (0,66, p<0,001), волка и собаки (0,51, p<0,001), собаки и корсака (0,58, p<0,001). Бешенство домашних плотоядных достоверно положительно коррелировало с заболеваниями енотовидной собаки (r=0,30, p<0,01).

Локализация травм у людей видоспецифична и имеет гендерные отличия: кошки наносят в основном покусы пальцев и кистей рук, собаки чаще травмируют конечности. Мелкие (ниже среднего и среднего роста) собаки травмируют нижние конечности, крупные наносят покусы в область верхних конечностей и головы (чаще лицо). Люди, защищаясь, получают травмы рук, при падении – живота и множественные покусы. Животные, больные бешенством, сохраняют видоспецифические этологические особенности и локализацию покусов. От покусов страдают в основном женщины и дети, от бездомных кошек чаще дети и женщины, от бездомных собак и диких псовых – мужчины среднего и зрелого возраста (от диких псовых – обычно охотники).

Зрелые собаки в возрасте 3-5 лет чаще других нападали на людей (66,2±2,46%). Кобели чаще нападали на взрослых мужчин (44,5±2,4%), нанося им покусы рук (40,0±2,1%) и лица (25,0±1,8%). Самки, имеющие щенков, чаще нападали на лиц мужского пола. После нападения бездомных собак от гидрофобии погибло больше мужчин (41,7±2,01%) (25,0±1,77% от домашних), чем женщин (8,3±1,13%) (25,0±1,77% от домашних).

На людей нападали чаще домашние кошки (87,6±2,19% случаев). Жертвами нападения домашних кошек были больше девочки (24,2±3,04%) и мальчики (18,2±2,74%) до 15 лет, меньше всего страдали от нападения домашних кошек мужчины всех возрастных групп старше 15 лет (от 3,0 до 5,1%, в совокупности 11,6±2,28%). Бездомными кошками чаще были покусаны дети и молодые люди в возрасте до 20 лет (33,3% от всех), домашними кошками – чаще граждане возрастных категорий от 31 до 70 лет (39,9%).

Люди, погибшие от гидрофобии после контакта с кошками, также чаще подвергались нападению домашних кошек (53,4%), в то же время бездомные больные кошки на мужчин нападали почти в два раза чаще (21,5%), чем домашние (12,5%).

Полуодичавшие и одичавшие собаки служат дополнительным звеном цепи эпизоотического процесса между дикой и домашней фауной (Мальков, 1982). Их численность в Омской области высока: категория одичавших собак насчитывает около 1400 особей, поскольку одичавшие собаки могут составлять 10% всей популяции безнадзорных и условно-надзорных собак (Мич, 1985) (n=14000 (Макенов, 2007)).

Домашние плотоядные социализированы на человека, также как и человек социализирован на домашних плотоядных. Даже те люди, которые негативно относятся к животным, вынуждены контактировать со следами их жизнедеятельности на улицах населенных пунктов, территориях детских дошкольных учреждений, образовательных учреждений, спортивных площадках и т.п. Людям свойственно жалеть маленьких собак, кошек, котят и щенят, особенно бездомных. Антропоморфизмом и зоофилией страдают чаще женщины и дети, как следствие – большинство покусов от домашних животных получают представители именно этих половозрастных групп.

Серопозитивность населения людей по токсокарозу и токсоплазмощу увеличивается в старших возрастных группах. Динамику серопозитивности по половозрастным группам людей можно объяснить образом и стилем жизни, особенностями поведения, изменением жизненных приоритетов в разные возрастные периоды и, как следствие, увеличение или уменьшение контакта с домашними плотоядными, с почвой и т.д. Можно высказать предположение, что к 30-39 годам происходит накопление инвазированных лиц (или возрастает сенсибилизация организма). При ослаблении защитных сил организма личинки активизируются и продолжают миграцию, вызывая тем самым иммунологические иммунопатологические реакции: сенсибилизацию метаболитными соматическими антигенами токсокар (Алексеева, 1984).

Свободно живущие кошки и собаки, являющиеся как бездомными, так и владельческими, поддерживают циркуляцию зооантропонозов в антропургических и переходных очагах бешенства и антропургических очагах токсокароза и токсоплазмоза. Причем самцы более лабильны и уходят значительно дальше самок от мест дневок и логовищ. Самцы при ежедневном ольфакторном мечении территории проходят значительные расстояния, тем самым распространяя яйца гельминтов, ооцисты токсоплазм, выделяя с фекалиями и биологическими жидкостями патогенную микрофлору. В период размножения (предтечки и охоты) самки очень активны в поисках полового партнера, также маркируют территорию фекалиями и оставляют мочевые метки. Физиология и родительское поведение домашних плотоядных (поедание плаценты, груминг детенышей, копрофагия и др.) и особенности циклов размножения паразитов (трансмаммарный, трансплацентарный пути передачи инфекции) также способствует поддержанию циркуляции инвазий токсокароза и токсоплазмоза в антропургических очагах. Домашние плотоядные способны размножаться в течение всего года, вследствие чего циркуляция инфекций в антропургических очагах осуществляется круглогодично. Мелкие и средние собаки могут приносить потомство 2-3 раза в год, крупные приходят в охоту через 8-10 месяцев, кошки – в зависимости от породы, например, сиамские и их метисы 3-4 раза в год с большим количеством котят в помете (4-6).

Наши исследования проводились на свободно живущих домашних плотоядных. Ветеринарная обработка (дегельминтизация, терапия, вакцинация) даже владельческих животных со свободным выгулом достаточно редкое явление. Бездомные животные никакой обработке не подвергаются. До 70-80% беспородного молодняка не доживают до 4 месяцев из-за высокой экстенсивности инвазий и эпизоотий вирусных и бактериальных инфекций (чума, парвовирусный энтерит, инфекционный гепатит, лептоспироз, бешенство и др.). Однако выжившие животные обладают высоким иммунным статусом и благополучно доживают до активного зрелого возраста. Это возрастное ядро популяции (3-5 лет) и является основным связующим звеном эпизоотических цепей в переходных и антропургических очагах инфекций и инвазий.

Показано, что собаки могут изменять принадлежность к какой-либо экологической группе: собаки попрошайки, сильно социализированные на человека или стайные собаки падальщики и охотники в населенных пунктах. В то же время при невозможности смены данного статуса взаимосвязь между экологическими группами собак не разрывается. Особенно в сельских населенных пунктах и на окраинах городов – в антропургических очагах бешенства – имеет значение топический фактор.

Течение зооантропонозов имеет сезонную динамику, со снижением экстенсивности инвазии или заболеваемости к летнему периоду, что может быть связано, как с иммунным статусом, резистентностью организма, климатическими условиями, инсоляцией, так и с основными периодами размножения домашних плотоядных (конец зимы – начало лета). Таким образом, эколого-биологические особенности домашних плотоядных тесно взаимосвязаны и взаимозависимы от эпизоотических и эпидемических процессов в антропургических и переходных очагах зооантропонозов, а в урбанистических ландшафтах и с экологией человека в (см. схема рис. 8.).

Рис. 8. Взаимосвязи и взаимозависимости в системе экология (биология, этология, морфология) домашних плотоядных – терионозы (очаги зооантропонозов) – человек (этология, биология).

Бездомные и домашние собаки со свободным выгулом в возрасте до 5 лет составляют 80,5±1,9% от численности их популяций, старше 10 лет – 0,3%. На участках с опекунами старых собак (51,7±3,3%) достоверно больше, чем молодых (t=2,4, p<0,01). В районах без опекунов молодые и щенки (82,8±1,7%) доминировали над старыми особями (t=25,5, p<0,001). Пик гона собак отмечен в марте (26,3±1,7%), реже в июле (12,1±1,2%) и в ноябре (9,7±1,1%). Минимум репродуктивной активности зафиксирован в мае и августе (по 1,6±0,5%).

Максимум репродуктивной активности кошек отмечен с марта по июнь (28,9±1,6%). Соотношение ?:? в популяциях близко к 1:1.

2. Дружелюбное поведение собаки проявляли в два раза чаще, чем агрессивное: 39,7±1,8%, против 20,8±1,5%, t=9, p<0,001. По отношению к дружелюбному поведению (1) агрессивное соотносится как 0,5:1, нейтральное 0,7:1, трусливое 0,3:1. Зрелые собаки в возрасте 3-5 лет чаще других нападали на людей (66,2±1,8%). Кобели чаще нападали на взрослых мужчин (44,5±2,4%), нанося им покусы за руку (40,0±2,1%) и лицо (25,0±1,8%). Самки со щенками чаще нападали на мужчин (25,0±1,8%) и мальчиков (21,1±1,7%), чем на женщин (7,7±1,1%) и девочек (2,5±0,7%).

От нападения кошек страдали в основном женщины (46,9±3,3%) и дети (42,0±3,3%). Люди, погибшие от гидрофобии после контакта с кошками, чаще подвергались нападению домашних кошек (53,4±7,05%), в то же время бездомные больные кошки на мужчин нападали почти в два раза чаще (21,5±5,81%), чем домашние (12,5±4,68%) (t=1,2, p<0,05). Бездомными кошками чаще были покусаны дети и молодые люди в возрасте до 20 лет (33,3±6,67% от всех), домашними кошками – чаще граждане возрастных категорий от 31 до 70 лет (39,9±6,93%).

У животных, подвергнутых овариоэктомии/орхидэктомии до 9 месяцев, игровое поведение не менялось. Половое поведение купировалось у 98,2±1,0% котов и у 73,1±6,6% кобелей. Агрессивное поведение сохранялось у 42,1±6,6% кобелей, 18,9±5,2% сук и у 6,2±1,3% котов и 25,5±2,4% кошек.

3. У собак выявлено и изучено 54 сигнала общения и примирения и лишь 18 сигналов угрозы, у кошек 38 сигналов примирения и 13 сигналов угрозы, используемые для внутривидовой и межвидовой коммуникации. Сигналы примирения можно представить как сигналы: 1) информирующие о намерениях, успокаивающие; 2) предотвращающие назревающий конфликт; 3) тормозящие, блокирующие явную агрессию.

4. Нами установлено, что географически отдаленные друг от друга популяции собак имеют значимые генетические отличия по локусам A, E, S, D, L, Wh: между популяциями Харькова и городов Карелии ?dij=0,065; Западной Сибири – Харькова ?dij=0,072; Западной Сибири – Карелии ?dij=0,239. Наиболее значимые межпопуляционные генетические отличия по 8 локусам А, B, Е, S, T, D, Wh, Wa имеют популяции крупных городов: Баку-Харьков ?dij=0,296, Баку–Омск ?dij=0,259, Омск – Харьков ?dij=0,098. Данное распределение на наш взгляд обусловлено рядом факторов. В первую очередь климатом городов, в которых проводились исследования (влажный мягкий морской климат Карелии, жесткий типично континентальный климат Западной Сибири, умеренно-континентальный Харькова и БАКУ), опекунство, программа ОСВ.

В популяциях собак Омского Прииртышья и Карелии прослеживаются фенотипы лайки (карельской и русско-европейской), немецкой и восточно-европейской овчарок, в г.Баку – среднеазиатской овчарки. В популяциях преобладает короткая шерсть с подшерстком (в среднем, 86,6±1,2%), локуса А (as, ag, ay), в г.Харькове и г.Баку без подшерстка (81,7±3,4% и 77,1±3,7% соответственно). Белая пятнистость распространена от 33,3±3,9% (в Таре) до 89,4±3,7% (Баку), свидетельствует о разной степени доместикации животных и влиянии отдельных пород. Ослабление окраса (d) в Омске (7,1±1,5%), Карелии (16,5±1,78%), в Харькове (24,5±3,1%), Баку (31,1±3,1%) отражает разную степень опекунства над бездомными и со свободным выгулом животными.

Средний возраст кошек 3,7 лет, масса тела 3,1 кг. Соотношение ?:? = 1:1. Кошки чаще всего беспородны (73,5±1,8%), короткошерстны (62,0±2,0%), пегой (31,6±1,9%), или черной (28,0±1,9%), окраски; с зелеными (49,9±2,1%), голубыми (21,5±1,7%), и желтыми (16,7±1,6%), глазами. Дикий окрас широко распространен (24,8±1,8%). Частоты аллелей О 0,129±0,13, аа 0,63±0,024, S 0,18±0,030.

5. Ретроспективный анализ показал, что бешенство домашних плотоядных за последние 50 лет регистрировали во всех экономических регионах России. Регистрация случаев бешенства диких псовых и домашних плотоядных имеет экспоненциальный рост. Ведущую роль в распространении эпизоотии играет лисица (93,1±0,23% от всех случаев бешенства диких псовых). Дополнительно к лисице в южных регионах корсак (0,5±0,06%), а в северных – песец (0,4±0,05%). Возрастает доля бешенства енотовидной собаки в структуре заболевания бешенством диких псовых. Основная доля случаев бешенства собак и кошек зарегистрирована в европейских регионах: Поволжском (23,7±0,36% и 24,5±0,61% соответственно), Центрально-Черноземном (15,5±0,31% и 32,1±0,66%), Центральном (12,7±0,28% и 15,7±0,51%), в Уральском регионе (собак 14,6±0,30%). Бешенство собак в европейской части России составило 63,6±0,41%, а кошек 84,5±0,51% от всех случаев регистрации заболевания у этих животных.

6. За последние 50 лет с 1960 по 2010 гг. удельный вес собак в структуре заболеваемости всех животных бешенством на территории России менялся в четырехкратном размере (от 5,0±0,18% до 20,0±0,34%), а их роль в заражении людей почти в двукратном (от 25,0±1,77% до 44,0±2,02%). За этот период доля кошек в заболеваемости животных возросла в 25 раз – с 0,5±0,10% до 12,5±0,47%, однако, бешенство собак продолжало повсеместно доминировать.


загрузка...