Популяционная структура, особенности поведения и морфологии свободно живущих собак и кошек и значение этих животных в эпизоотических и эпидемических процессах при бешенстве, токсокарозе и токсоплазмозе (20.02.2012)

Автор: Березина Елена Сергеевна

собака r=0,86 r=0,58 r=0,28 r=-0,47 r=0,51 r=0,84 Х 0,84 Х

дикие псовые Х Х Х Х Х 0,91

Х r=0,90

домашние плотоядные r=0,91

r=0,47

r=0,30

r=- 0,48

r=0,58

Х Х r=0,90

В целом на территории России корреляция между заболеванием лисицы и корсака положительная (r=0,37, р<0,05), но, в то же время, в 6 регионах (Поволжский, Северо-Кавказский, Уральский, Западносибирский, Восточносибирский и Дальневосточный экономические регионы) зависимость прямая сильная (r=0,87, р<0,001). Аналогичная картина на данных территориях наблюдается между енотовидной собакой и корсаком (r=0,96, р<0,001) и между кошкой и корсаком (r=0,55, р<0,01).

Зависимость между заболеванием бешенством диких псовых и домашних плотоядных прямая сильная (r=0,90, р<0,001), между дикими псовыми и кошкой, дикими псовыми и собакой связь также прямая сильная (r=0,91, р<0,001, и r=0,84, р<0,001 соответственно). Бешенство домашних плотоядных связано в основном с бешенством лисицы (r=0,91, р<0,001).

Глава 7. Значение домашних плотоядных и диких псовых в эпидемическом процессе бешенства на территории России за последние 50 лет

Комплексная характеристика половозрастной структуры людей, погибших после контактов с домашними плотоядными и дикими псовыми, особенностей локализации нанесенных людям травм, сравнительной продолжительности инкубационного периода за максимально обозримый период (последние полвека) на территории всей России до наших исследований не проводилась.

В результате ретроспективного анализа нами установлено, что после нападения лисиц наибольшее число погибших от гидрофобии пришлось на 1960-80-е годы. Сельские жители составляли большинство жертв больных лисиц – 85,7±1,43%, среди жертв преобладали сельские мужчины (67,0±1,92%). Возраст жертв ? от 10 лет и старше. Покусанные и заболевшие гидрофобией были всех возрастных категорий. Большинство погибших пришлось на возрастную группу 21-50 лет (41,5±2,01%). Значительное количество погибших оказалось в возрастной категории до 20 лет (20,8±1,66%). Среди сельских мужчин количество погибших наибольшее в возрастной категории 31-40 лет (11,6±1,31%).

Все жертвы нападения корсаков были сельские жители мужского пола (100%), в основном заразившиеся в период 1972-1978 г.г. (71,4±1,84%). Два сельских жителя погибли после покусов песцом.

Среди погибших после контакта с енотовидной собакой преобладают сельские жители (64,3±1,96% мужчин и 14,3±1,43% женщин) в возрастных категориях до 60 лет. Мужчины составили 78,6±1,67% жертв енотовидной собаки. Наибольшее количество погибших в возрастной категории 21-30 лет (44,4±2,03%) и 41-50 лет (22,2±1,70%).

После покусов волками большинство погибших в возрастной группе 41-50 лет (31,8±1,90%). Мужчины и женщины оказывались жертвами больных волков в равной степени (по 50,0±2,04%). В возрастных категориях 11-20 и 71-80 лет жертвами оказались только женщины (по 9,1±1,10%).

Сравнительные особенности локализации покусов дикими псовыми и домашними плотоядными. Для мелких диких псовых характерно наносить покусы за кисть руки и лицо. Больные лисицы наносили покусы за кисть руки (38,8±1,99%, из них 21,6±1,68% за пальцы) и лицо (19,7±1,62%, из них 11,5±1,30% за губу). При снятии шкур заразились 6,3±0,99% погибших. Корсаки наносили покусы в 83,3±1,52% за руку, из них 50,0±2,04% за пальцы рук. Песцы наносили покусы за лицо (100%). Енотовидные собаки в 100% случаев наносили покусы за кисть, из них 36,4±1,96% за пальцы. Сравнение преимущественных локализаций покусов разными видами животных показало, что волки чаще наносили покусы в лицо (81,8±1,58%) и в голову (40,9±2,01%), затем кисти рук (27,0±1,81%), собаки чаще в кисти рук (37,8±1,98%), затем лицо (26,0±1,79%), кошки больше всего покусов наносили за кисти рук и пальцы рук (60,5±2,00%).

Продолжительность инкубационного периода у людей, заразившихся бешенством от диких псовых, в зависимости от возраста больных и локализации покусов. Длительность инкубационного периода (ИП) после контакта с лисицами минимальная составила 25 дней, а максимальная 360 дней, средний ИП 61,7±3,4 дня. В среднем ИП у мужчин составил 70,7±2,9 дня, у женщин – 36,9±2,8 дня. Наиболее продолжительный ИП в среднем 88,1±3,2 дня в возрастной категории больных 21-30 лет и 87 дней в возрастной категории 31-40 лет. Наименьший ИП в возрастной категории 61-70 лет (31,3±0,4 дня). Наименьший ИП в среднем после покусов, нанесенных за голень (37,5±0,3 дней).

После покусов корсаком средний ИП составил 87,5±3,6 дней, при этом минимальный 30 дней при покусе за пальцы рук, а максимальный 150 дней (за кисть). У 83,3±1,52% погибших ИП был до 90 дней. После покусов енотовидной собакой был ИП min 20 дней, max 300 дней. В среднем ИП составил 92,2±5,6 дня, у мужчин в среднем ИП – 85,4±5,6 дня, у женщин – 117,3±1,4 дня. В целом, при покусах мелкими дикими псовыми у погибших людей наблюдался минимальный ИП после контакта с енотовидной собакой (20 дней), максимальный после контакта с лисицей (320 дней). Наиболее продолжительный ИП, в среднем, после контакта с енотовидной собакой – 92,2±5,6 дня, затем с корсаком – 87,5±3,6 дня, с лисицей – 61,7±3,4 дня, с песцом – 33,0±12,3 дня. Продолжительность инкубационного периода у людей, заразившихся бешенством от волков, в среднем в два раза короче (34,5±2,7 дня), чем при заражении от собак (70,9±5,4 дня).

Сезонность нападения на людей больных бешенством диких псовых. Большинство погибших были заражены бешенством в результате контакта с лисицей и енотовидной собакой. За весь анализируемый период число покусанных людей лисицами и енотовидными собаками достоверно возрастало летом (в июне – енотовидная собака, июле – лисица) и зимой (в феврале – енотовидная собака, в декабре-феврале – лисица). В то же время большинство случаев заражения после контакта с корсаком приходится на весну и начало лета (апрель-май-июнь). Случаи нападения песца зафиксированы весной (апрель) и осенью (ноябрь). В целом, количество покусанных людей мелкими дикими псовыми возрастало в летние (июнь – август, в среднем 11,2±1,29%) и зимние месяцы (ноябрь-февраль, в среднем 8,6±1,14%), снижаясь весной (март-май, в среднем 6,3±0,99%) и в середине осени (октябрь, в среднем 4,7±0,86%) (t=4,2, р<0,01). Нападений больных волков на людей было больше осенью (34,5±1,94%), летом количество нападений снижалось (11,5±1,30%) (t=9,6, р<0,05).

Половозрастная структура жителей России, заболевших бешенством после контакта с кошками разных экологических категорий. Всего на территории России за период с 1960 по 2009 гг. от покусов кошек заболело гидрофобией и умерло 52 человека (данные до 1968г. неполные). Из них заболели бешенством 32,0±6,59% лиц мужского пола и 68,0±6,59% женского, среди них 23,1± 5,96% дети до 15 лет. Сельские жители в 18,6 раз чаще подвергались нападению больных кошек (94,9±3,11%), чем городские (5,1± 3,11%) (t=20,5, p<0,05). Жители сельской местности чаще заражались от собственных домашних кошек (87,5±4,68%), чем городские жители (12,5±4,68%) (t=11,4, p<0,05). Наиболее подвержены нападению больных кошек следующие возрастные категории людей: 11-15 лет (12,8±4,72%) и 41-70 лет (51,3±7,07%).

Анализ данных с 2000 г. (владельческую принадлежность кошек ранее в анамнезе не указывали) показал, что бездомными кошками чаще были покусаны дети и молодые люди в возрасте до 20 лет (33,3±6,66%), домашними – граждане возрастных категорий от 31 до 70 лет (39,9±6,93%). Люди 31-40 лет и 61-70 лет подверглись нападению лишь домашних кошек. Женщины чаще погибали после покусов кошек, чем мужчины, при этом женщины чаще заражались от домашних кошек (37,5±6,85%), чем от бездомных (28,6±6,39%). В то же время, на мужчин бездомные кошки нападали почти в два раза чаще (21,5±5,81%), чем домашние (12,5±4,68%) (t=1,2, p<0,05).

Локализация покусов у людей, погибших после контактов с кошками. Кошки чаще всего травмировали кисти (40,0±6,93%) и пальцы рук (20,0±5,66% всех контактов), реже лицо (6,0±3,36%). Локализация покусов имеет гендерные отличия. У женщин покусы встречались разных частей тела (кисти рук, предплечье, плечо, ноги, лицо), у мужчин, в основном кистей рук, что можно объяснить особенностями поведения людей разного пола.

Продолжительность инкубационного периода у людей в зависимости от локализации покусов кошками. Для бешенства характерен продолжительный инкубационный период, поэтому человек часто забывает, что был кем-либо покусан (28,2±1,84% случаев). Самая короткая средняя продолжительность ИП наблюдалась после покусов в лицо (в среднем 54,7±1,8 дня), более продолжительная после покусов кистей и пальцев рук (в среднем 77,3±5,7 дня), наиболее длительный ИП зафиксирован после покусов в ноги или руки (в среднем 111±5,1 дней). Максимальная и минимальная индивидуальная продолжительность ИП статистически не отличаются (max 250 дней у мужчин, 240 дней у женщин, min 21 день). Продолжительность ИП различна в средних значениях: у мужчин – 93,1±6,9 день, у женщин – 73,7±6,6 дня. Наиболее продолжительный ИП у мужчин в возрастных группах от 21 до 30 лет (120±4,5 дней) и 51-60 лет (180±3,9 дней). Анализ продолжительности ИП в связи с полом, возрастом и локализацией покусов кошками показал, что самый короткий ИП после покуса в лицо в возрастной категории 0-5 лет (40±1,2 дней).

Половозрастная структура заболевших бешенством людей после покуса собаками. После покуса собаками заболели и погибли от гидрофобии 157 человек, из них 60,5±3,94% мужчин и 39,5±3,94% женщин. В антропургических очагах бешенства превалирует сельское бешенство над городским. Среди людей заболевших бешенством после покуса собаками было в 3,3 раза больше сельских жителей, чем городских (76,8±3,40% против 23,2±3,40%, t=11,2, р<0,01). Лишь в старшей возрастной категории 81-90 лет преобладают городские жители (2,4±1,23% против 0,8±0,72%). Большее количество сельских жителей наблюдалось в возрастных группах от 16 до 70 лет (52,4±4,22% против 9,6±2,37%). В возрастных группах 0-16 лет разрыв между сельскими и городскими жителями меньше (19,2±3,17% против 9,6±2,37%). Сельские мужчины составили 44,8±3,97%, сельские женщины – 32,0±3,72%.

Среди сельских жителей, заразившихся бешенством от собак, мужчин на 14,4±2,83% больше, чем женщин (57,2±3,95% против 42,8±3,95%, t=3,6, р<0,05). Наибольшее количество заболевших приходилось на возрастные категории от 21 до 70 лет (65,9±3,82%). Основную долю составили возрастные группы от 21 до 30 лет (16,7±3,01%) и от 41 до 50 (15,7±2,93%). Дети до 15 лет составили 26,1±3,54% от заболевших бешенством в сельской местности. В возрастной группе 81-90 лет жертвами гидрофобии были только женщины.

Среди городских жителей заболевших бешенством после покусов собаками мужчин было почти в два раза больше, чем женщин (65,2±3,84% против 34,8±3,84%, t=7,9, р<0,01). В возрастной группе 6-10 и 11-15 лет болели только мальчики (20,7±3,26% и 10,3±2,45%). В возрастных группах от 6 до 50 лет от укусов собак в городе заболевали только лица мужского пола (61,8±3,92%). В старших возрастных группах 71-90 лет, наоборот, заболевали бешенством только женщины (17,2±3,04%).

Локализация покусов у людей при нападении собак, больных бешенством. Собаки наносят в большинстве раны верхних конечностей (30,7±3,72%), затем кистей рук (17,5±3,06%), головы (15,5±2,92%), в том числе лица (9,5±2,36%), нижних конечностей (8,0±2,19%). Среди жертв дети до 15 лет составили 20,1±3,23%. Локализация покусов мальчиков и девочек различны. Мальчикам до 15 лет в большинстве случаев собаки ранили лицо (43,5±3,99%), затем кисть (21,7±3,32%), предплечье (17,4±3,05%) и голень (13,0±2,71%). Девочкам до 15 лет собаки в большинстве наносили раны головы и ног (по 16,8±3,01%). У девочек более разнообразная локализация покусов: помимо лица, собаки наносили раны в различные участки головы, ног, ягодиц, живота. Таким образом, дети получали в большинстве случаев опасные раны головы (34,3±3,82%), верхних конечностей (28,9±3,65%), затем нижних конечностей (18,4±3,12%), а также заражались бешенством при ослюнении и контакте с больным животным (по 2,6±1,28%).

Риск заражения людей бешенством от собственных и бездомных собак. Бездомные собаки людям наносят чаще раны верхних конечностей и чаще нападают на мужчин (41,7±3,97%), в то время как от домашних собак люди чаще получают опасные раны головы и лица (рис. 6).

Рис. 6. Локализация покусов у людей бездомными и домашними собаками, больными бешенством.

Продолжительность инкубационного периода у людей в зависимости от локализации покусов. Короткий ИП наблюдался при покусах в волосистую часть головы (41,0±1,7 день). Продолжительность ИП при покусах лица (верхнее веко, губа, щека и др.) составила 50,6±1,7 дня. Самый короткий ИП наблюдался у женщин в возрастной группе от 81 до 90 лет (29,3±0,46 дня).

Глава 8. Значение мелких домашних плотоядных в распространении токсокароза и токсоплазмоза в связи с экологией этих животных

Мелкие домашние плотоядные играют ведущую роль в поддержании антропургических очагов токсокароза и токсоплазмоза. Особенности экологии и этологии биологических видов (собака, кошка, человек) способствуют поддержанию стойких очагов этих инвазий в урбанистических ландшафтах.

Токсокароз собак и кошек в Омской области. По нашим данным, средний показатель зараженности собак г.Омска гельминтозами составил 86,2±0,71%, в том числе экстенсивность инвазии (ЭИ) токсокароза 52,8±1,35%. Экстенсивность инвазии токсокароза у собак имеет определенную сезонную динамику. В зимние месяцы ЭИ снижается (до 38,8±1,31% в декабре), в весенние месяцы следует повышение (до 48,3±1,35% в марте) и нарастание в летний период (до 59,3±1,32% в августе), максимум ЭИ приходится на осенний период (70,6±1,23% в октябре, средние данные по домашним и бездомным собакам).

Экстенсивность инвазии кошек также высока во все сезоны года, однако значительное повышение ЭИ отмечено к осеннему периоду, зимой ЭИ токсокароза в среднем 25,5±1,82% у кошек со свободным выгулом, 5,7±0,97% у кошек без выгула, осенью ЭИ у кошек со свободным выгулом возрастает до 38,5±2,03% и до 8,6±1,17% у кошек без выгула.

Серопозитивность населения Омской области на токсокароз. Анализ серопозитивности на токсокароз у людей-аллергиков в Омской области за 1995-2010 гг. показал общую тенденцию снижения серопозитивности с возрастом, с максимальными значениями в возрастных группах 0-4 лет и 5-9 лет (31-47% и 21-25% соответственно) и с минимальными значениями в возрастных группах от 15 до 19 лет и от 20 до 29 лет (4-10% и 2-13%). Отмечено возрастание серопозитивности в возрастной группе от 30 до 39 лет (17-30%). Наименьшая серопозитивность (СП) наблюдалась у юношей 16-20 лет (7,7±0,42%). Гендерные отличия СП особенно наглядны в возрастной группе 20-29 лет: у мужчин СП составила 2,5±0,22%, у женщин 12,5±0,47%, т.е. СП женщин выше в 5 раз (t=19,2, р<0,001). В группе старше 50 лет СП была выше у мужчин (13,0±0,48% против 8,0±0,38% у женщин – в 1,6 раза выше, t=8,3, р<0,001).

При анализе динамики СП у населения обращают на себя внимание следующие закономерности. Серопозитивность у людей достаточно высока во все месяцы года (от 12,1±0,46% в декабре до 20,6±0,57% в октябре) и имеет выраженную сезонность с повышением в осенний период (18,2-20,6%). Анализ данных ИФА на токсокароз за период 1995-2010 гг. показал повышение СП людей в 2 раза в 2000-2010гг. по сравнению с 1995-1999гг. (в среднем, 21,5±0,58% против 10,9±0,44%, t=14,7, р<0,001).

Наши исследования показали, что экстенсивность инвазии токсокароза у собак повышается к осеннему периоду, оставаясь на высоком уровне в течение всех сезонов года (39,7±0,80% в зимние и 66,5±0,77% в осенние месяцы). Уровень СП среди обследованных на токсокароз людей также повышается к осеннему периоду, корреляция между ЭИ собак и СП людей положительная, степень связи прямая сильная, r=0,79, р<0,001.

Экстенсивность инвазии у кошек в течение сезонов года колеблется незначительно, с повышением к осеннему периоду (от 16,5±1,55% зимой до 24,9±1,80% осенью), корреляция в паре кошка-человек положительная, степень связи прямая сильная, r=0,91, р<0,001.


загрузка...