Эколого-эпизоотологические особенности трематодозов животных в Нечерноземье РФ и влияние антигельминтиков в системе «паразит-хозяин» (19.12.2011)

Автор: Кошеваров Николай Иванович

Возрастную структуру фасциол, дикроцелий и парамфистом у овец в разные сезоны года изучали путем гельминтологического вскрытия печени, желчного пузыря и пищеварительного тракта 142 голов молодняка овец первого года выпаса при их ветеринарно-санитарной экспертизе на мясо-контрольных станциях разных рынков в разные месяцы года, а также на убойных площадках хозяйств Нечерноземной зоны России. При вскрытии печени и пищеварительного тракта животных учитывали возраст трематод (имагинальные или преимагинальные) путем обнаружения в матке и оотипе трематод зрелых яиц желтого цвета (фасциол), коричневого (дикроцелий) и серого цвета (парамфистомид). В период проведения исследований животных не дегельминтизировали.

Сроки заражения ягнят F. hepatica, D. lanceatum и P. cervi изучали в неблагополучных по этим гельминтозам хозяйствах в 2007–2008 гг. на 52 ягнятах при фасциолезе, 64 – при парамфистомозе и 65 ягнятах при дикроцелиозе. Молодняк первого года рождения выпасали в пастбищный период с 3 мая по 15 октября на участках пастбищ, где ранее выпасались взрослые животные, спонтанно инвазированные F. hepatica, D. lanceatum и P. cervi (что подтверждено при выборочном убое и гельминтологическом вскрытии). Ежемесячно у ягнят брали пробы фекалий и исследовали методом флотации с целью установления начала выделения яиц трематод с фекалиями.

Сроки развития и выживаемости яиц трематод во внешней среде определяли в естественных условиях Нижегородской области на специально отведенных и отгороженных опытных участках пастбищ, расположенных на территории хозяйств. Для закладки опытов использовали яйца F. hepatica и D. lanceatum, полученные из фекалий крупного рогатого скота, инвазированного этими видами трематод. Пробы яиц трематод в количестве от 3 до 5 тыс. экз. каждого вида помещали на опытный участок ежемесячно с апреля по октябрь. Для определения сроков развития в яйцах мирацидиев ежедневно, начиная с 8-го дня после закладки опытов, брали пробы воды с яйцами трематод и исследовали под микроскопом по 50–100 экз. яиц до момента установления вылупления созревших, подвижных мирацидиев.

Возможность перезимовывания яиц трематод изучали также на опытном участке, расположенном в Арзамасском районе. Яйца трематод каждого вида как в начальной стадии дробления, так и в стадии сформированного мирацидия, в смеси с фекалиями крупного рогатого скота ставили на поверхность почвы и на дно водоема (в стеклянные банки) с медленным течением. По истечении зимнего периода яйца трематод как из фекалий, так и со дна водоема собирали методом последовательного промывания (осаждения) и культивировали в лабораторных условиях при температуре 27–29 оС.

Сезонную динамику численности моллюсков Lymnea truncatula и планорбид на пастбище изучали путем сбора и учета численности моллюсков ежемесячно на площади 1 м2 пастбищ или водной поверхности. Определение моллюсков до вида осуществляли по определителям Е.И. Старобогатова и др. (2004) и Н.Д. Круглова (2005).

Сезонную динамику зараженности L. truncatula личинками F. hepatica и P. planorbis личинками P. cervi изучали в течение 2007–2008 гг. ежемесячно, начиная с середины апреля и по октябрь в биотопах моллюсков соответствующего вида на увлажненных болотистых участках пастбищ, в прибрежной зоне водоемов Ельниковского района Республики Мордовия. Зараженность моллюсков личинками трематод определяли по методу Г.А. Котельникова (1984) с использованием данных В.И. Здуна (1961).

Выживаемость адолескариев фасциол во внешней среде. Для изучения использовали адолескарии, полученные от искусственно зараженных моллюсков. Изучение воздействия прямых солнечных лучей на адолескариев F. hepatica проводили в летне-осенний период. Две группы адолескариев фасциол по 600 экз., собранные с листьев камыша, в течение 4 дней подвергали воздействию прямых солнечных лучей.

Адолескарии третьей и четвертой группы по 600 экз. параллельно с первой группой погружали в стоячий водоем (в чашках Петри) и выдерживали также в течение суток при температуре воды 20–23 оС.

Жизнеспособность адолескариев фасциол каждой группы изучали путем заражения ими свободных от фасциол ягнят.

Изучение сроков сохранения жизнеспособности адолескариев F. hepatica в сене проводили также в летне-осенний период. Для этого 900 экз. адолескариев F. hepatica поместили в нижнюю часть свежеприготовленного стога сена, где их выдерживали в течение 4 мес. Одновременно по 1800 экз. адолескариев F. hepatica в течение этого же времени погружали в стаканах в неглубокий водоем со стоячей водой. В период опыта 3 раза в день (утром, днем и вечером) определяли температуру воздуха и воды. По истечении 4 месяцев (120 суток) адолескарии F. hepatica скармливали 12 белым крысам в дозе по 20 экз. Начиная с 3-го месяца после заражения крыс подвергали убою.

Возможность перезимовывания адолескариев F. hepatica во внешней среде изучали в 2007–2008 гг. Адолескарий F. hepatica, собранных с листьев камыша, в количестве 1050 экз. поместили в фарфоровые чашки и в период с октября по февраль адолескарии находились на открытой площадке, где отсутствовал доступ животных. По истечении этого срока перезимовавших адолескариев фасциол задавали 12 белым крысам в дозе по 20 экз./гол. Три крысы служили контролем и заражению не подвергались. Через 3 месяца после скармливания крысам адолескариев их убили, а печень подвергли гельминтологическому вскрытию.

Сезонную динамику зараженности муравьев Formica formica личинками D. lanceatum изучали в течение 2008 г. ежемесячно, начиная с середины мая по сентябрь после сбора муравьев на пастбище, где ранее выпасались овцы и крупный рогатый скот, инвазированные D. lanceatum. Зараженность муравьев личинками D. lanceatum определяли по методу Г.А. Котельникова (1991).

Распространение смешанной инвазии, вызванной фасциолами и парамфистомами у крупного рогатого скота и фасциолами и дикроцелиями у овец, изучали по результатам копроовоскопических исследований 389 голов крупного рогатого скота и 272 овец в разных районах Нижегородской области и Республики Мордовия, а также на основании гельминтологических вскрытий печени и рубца животных. Обнаруженных при вскрытии животных трематод подсчитывали отдельно от каждого животного с учетом вида и количества трематод при моно- и смешанной инвазии.

Межвидовые отношения F. hepatica и D. lanceatum в организме овец изучали на базе убойных площадок хозяйств на основании вскрытий печени овец из различных хозяйств Нижегородской области. При изучении влияния дикроцелиозной инвазии на развитие F. hepatica печени животных распределяли на группы. В контрольную группу относили печень животных, пораженную только фасциолами (моноинвазия). В 1, 2 и 3-ю подопытные группы относили печень животных, одновременно пораженную фасциолами по 10–20 экз. и дикроцелиями соответственно по 1–100, 101–500 и 501–1000 экз. Затем измеряли длину, ширину имагинальных фасциол и взвешивали их. Всего из разных групп исследовали 1532 экз. фасциол. Аналогично изучали влияние фасциолезной инвазии на развитие D. lanceatum в печени овец.

Маритогонию F. hepatica и D. lanceatum в организме овец при моно- и смешанной инвазии изучали по результатам ежемесячных гельминтологических вскрытий печени убойных овец в разные сезоны года. При этом учитывали количество обнаруженных F. hepatica и D. lanceatum в печени и степень половозрелости. Всего нами исследовано 31 печень овец, инвазированных фасциолами, 23 печени, пораженных дикроцелиями и 34 печени, пораженные одновременно фасциолами и дикроцелиями.

Яйцепродукцию F. hepatica и D. lanceatum у овец при моно- и смешанной инвазии изучали в хозяйствах Ветлужского района Нижегородской области, неблагополучных по фасциолезу и дикроцелиозу. У 8 выбракованных овец, спонтанно инвазированных F. hepatica, 8 овец, зараженных D. lanceatum, и 8 овец, инвазированных одновременно фасциолами и дикроцелиями, брали пробы фекалий и исследовали их количественным методом копроовоскопии (метод флотации с использованием счетной камеры ВИГИС). Сначала определяли количество яиц трематод в 1 г фекалий, которое затем умножали на величину общей массы фекалий, испражненных одним животным в течение суток. При последующем убое животных учитывали количество фасциол и дикроцелий в печени. Яйцепродукцию трематод рассчитывали путем деления количества яиц трематод в фекалиях животного, собранных в течение суток, на количество обнаруженных при вскрытии трематод.

Действие новых антигельминтиков против фасциол разного возраста изучали в осенний период в хозяйствах Ветлужского района Нижегородской области, неблагополучных по фасциолезу, на 40 головах крупного рогатого скота разного возраста черно-пестрой породы, спонтанно инвазированных фасциолами по результатам предварительных копроовоскопических исследований. Животных разделили на 7 подопытных и одну контрольную группы по 5 голов в каждой. Предварительно животных нумеровали ушными бирками и взвешивали.

Крупному рогатому скоту первой подопытной группы задавали перорально однократно с 0,5–1,0 кг овсяной дерти антитрем в дозе 0,2 г/кг (совместно с Н.М. Меланичем). Препарат разработан ВИГИСом. В качестве поверхностно активного вещества антитрем содержит до 1,5 % полиглицеридов. Животным второй группы задавали перорально однократно болюсы фасковерма в дозе 5 мг/кг по ДВ («КРКА», Словения). Крупному рогатому скоту третьей группы назначали внутрь тегалид мелкодисперсный, представленный д-ром фарм. наук Ф.С. Михайлицыным (ИМПиТМ). Препарат применяли в дозе 30 мг/кг. Животные четвертой группы получали перорально суспензию оксиклозанида в дозе 15 мг/кг по ДВ. Триклабендазол, ресинтезированный Ф.С. Михайлицыным, задавали крупному рогатому скоту пятой группы в дозе 12,5 мг/кг однократно перорально (совместно с А.Б. Елеевым). Крупный рогатый скот 6 и 7-й подопытных групп получал соответственно вивалин и ронтанокс в дозе по 100 мг/кг. Оба препарата представляют собой производные салициланилидов и синтезированы Ф.С. Михайлицыным совместно с сотрудниками Санкт-Петербургской фармацевтической академии. Животные 8-й группы препарат не получали и служили контролем. Эффективность препаратов учитывали по результатам количественных копроовоскопических исследований животных всех групп флотационным методом до и через 20 суток после введения препаратов, а также на основании гельминтологических вскрытий печени животных по 3–4 гол. с группы. Для обнаружения неполовозрелых фасциол исследовали паренхиму печени, для чего ее разрезали слоями толщиной 1 см, разминали руками в воде, промывали несколько раз и осадок просматривали в чашках Петри на темном фоне. Имагинальных фасциол обнаруживали в желчных ходах и желчном пузыре. Для определения возраста фасциол учитывали их размеры, локализацию в печени, а также наличие яиц желтого цвета в матке трематоды. Эффективность препаратов учитывали отдельно против разных стадий фасциол по типу «контрольный тест».

Влияние антигельминтиков в системе «паразит–хозяин» против дикроцелиев разного возраста изучали в хозяйствах Ельниковского района Республики Мордовия на 30 головах крупного рогатого скота, спонтанно инвазированных D. lanceatum. Препараты назначали животным разных групп по 5 голов в каждой аналогично, как и при фасциолезе. Контролем служила группа животных, не получавшая препарат. Эффективность препаратов оценивали по результатам гельминтологических вскрытий печени аналогично, как и при фасциолезе. Возраст D. lanceatum (половозрелые или неполовозрелые) определяли по наличию или отсутствию яиц коричневого цвета в матке трематод.

Эффективность новых антигельминтиков против парамфистом разного возраста определяли в хозяйствах Ветлужского района Нижегородской области на 40 головах выбракованного крупного рогатого скота, спонтанно инвазированных парамфистомами. Препараты: болюсы фасковерма, антитрем, тегалид, суспензию оксиклозанида, назначали животным разных групп аналогично, как и при фасциолезе. Контролем служила группа животных, не получавшая препарат. Эффективность препаратов оценивали по результатам гельминтологических вскрытий рубца и тонкого отдела кишечника. Возраст парамфистом (половозрелые или неполовозрелые) определяли по наличию или отсутствию яиц серого цвета в матке парамфистом.

Влияние новых антигельминтиков на организм животных изучали в ЗАО «Горбатовское» Павловского района Нижегородской области на 20 выбракованных коровах черно-пестрой породы в возрасте 5–9 лет. Крупный рогатый скот разделили по принципу аналогов на 4 группы по 5 голов в каждой. Коровам 1, 2 и 3-й групп задавали микронизированный тегалид перорально, индивидуально, однократно в дозах 30, 90 и 150 мг/кг, т. е. в терапевтической, в 3 и 5 раз увеличенных дозах. Животные 4-й группы препарат не получали и служили контролем. Животных всех групп в течение опыта содержали в одинаковых условиях. Все исследования проводили за сутки до и через 1, 3 и 5 суток после введения препарата. По общепринятым методам проводили изучение общего клинического состояния животных, а именно определение температуры тела, количества сердечных толчков и частоты дыхательных движения в 1 минуту и количества сокращений рубца за 2 минуты. Кроме того, проводили гематологические и биохимические исследования и определение физико-химических свойств мочи. Гематологические исследования осуществляли на анализаторе «Гематоскрин» (Италия), биохимические показатели сыворотки крови – на анализаторе «Clima MC-15» (Испания). Пробы крови для исследований брали из яремной вены. Клинические исследования и взятие проб крови и мочи проводили в одно и то же время – в 6 ч утра, т. е. до кормления животных.

Во втором опыте изучали влияние нового препарата ронтанокса на организм крупного рогатого скота в дозе 100, 300 и 500 мг/кг на 20 головах аналогично, как и тегалида микронизированного.

Действие антитрема и тегалида на репродуктивную систему F. hepatica изучали совместно с канд. биол. наук С.В. Русаковым и д-ром вет. наук И.А. Архиповым. Для изучения действия антитрема и тегалида по отношению к F. hepatica использовали семенники живых и активных гельминтов, собранных непосредственно после убоя крупного рогатого скота как контрольной, так и опытных групп. В соответствии с методикой Л.Н. Романенко и др. (1991) живых фасциол промывали в физиологическом растворе, помещали в гипотонический раствор, после чего фиксировали в свежем растворе фиксатора (метиловый спирт и ледяная уксусная кислота в соотношении 3 : 1). Затем фиксатор сменили 70%-ным спиртом, после чего фасциол окрашивали ацеторсеином. После завершения окрашивания из тканей семенников F. hepatica готовили давленные препараты. Полученные микропрепараты изучали под микроскопом IENAMED-2. Микрофотографирование проводили на пленку Fujicolor-400 с помощью MФ-камерной фотонасадки.

Динамику выделения антитрема из организма животных изучали совместно с кандидатом ветеринарных наук Л.А. Лаптевой и доктором ветеринарных наук И.А. Архиповым. Опыт проводили в мае–июле 2000 г. в экспериментальном хозяйстве «Курилово» ВИГИС, а также в ООО «Обновление» Ельниковского района Республики Мордовия на крупном рогатом скоте и овцах, т. е. на тех видах животных, которым препарат рекомендуется. В опыт подобрали 18 голов молодняка крупного рогатого скота и 18 ягнят, из них по 15 голов были подопытными и по 3 головы контрольными. Подопытным животным вводили антитрем в терапевтической дозе 0,2 г/кг крупному рогатому скоту и 0,14 г/кг ягнятам индивидуально, перорально. Контрольные животные препарат не получали. Через 1, 5, 10, 15 и 20 суток убивали по 3 животных и брали для исследования кусочки сердца, легких, печени, селезенки, почек, мышечной и жировой ткани и пробы крови.

Выделение антитрема с молоком коров изучали на 5 головах, которым вводили препарат в дозе 0,2 г/кг. Пробы молока по 30–40 мл от каждой коровы брали через 2, 3, 4, 5, 6 и 7 суток после введения антитрема.

Определение остаточных количеств антитрема (парабистрихлорметилбензола) в органах и тканях животных изучали методом газожидкостной хроматографии, разработанной Н.Н. Савченко (1984).

2.3. Результаты исследований

2.3.1. Трематодофауна животных в Нечерноземье РФ

2.3.1.1. Зараженность животных разных видов

Fasciola hepatica L., 1758

Анализ полученных результатов гельминтологических вскрытий печени и желчного пузыря разных видов животных в Нечерноземье РФ показал, что на территории Нижегородской области и сопредельных областей и республик циркуляция фасциолезной инвазии, вызванной F. hepatica, осуществляется несколькими видами животных, преимущественно крупным рогатым скотом, овцами и козами. При характеристике плотности популяции F. hepatica у животных указывали ЭИ, а также минимальную, максимальную и среднюю ИИ. Зараженность крупного рогатого скота составила, в среднем, 18,7 % при средней ИИ, равной 23,5±2,6 экз./гол. Учитывая высокую зараженность, а также то, что крупный рогатый скот содержится в большом количестве в хозяйствах, а также в личном подворье, можно полагать, что он служит основным звеном в циркуляции фасциолезной инвазии.

Экстенсивность инвазии у овец оказалась наибольшей (25,4 %). Однако поголовье овец в последние десятилетия значительно снизилось и тем самым уменьшилась их роль в распространении фасциолезной инвазии. В настоящее время особенно популярно разведение коз и в связи с этим поголовье их повышается. Инвазированность коз F. hepatica составила 17,2 % при интенсивности инвазии 14,3±1,6 экз./гол.

Дикие животные – лось, олень благородный, косуля, кабан и заяц, зачастую используют те же пастбища, что и сельскохозяйственные животные и поэтому вполне допустимо, что между дикими и сельскохозяйственными животными в Нечерноземье РФ имеется возможность взаимообмена паразитами, в том числе фасциолами. В связи с этим дикие животные, особенно копытные, могут служить резервентами фасциолеза сельскохозяйственных животных и следовательно играть определенную роль в циркуляции и распространении фасциолеза. Благодаря миграции на большие расстояния, дикие животные рассеивают яйца фасциол и могут заносить их в районы, где фасциолез ранее отмечен не был.

Зараженность диких животных F. hepatica значительно уступала и составила у лося 11,4 % при ИИ 10,6±1,4 экз., косули 7,8 % при ИИ 5,3±0,7 экз., кабана 6,3 % при ИИ 3,6±0,5 экз. и зайца 5,6 % при ИИ 2,7±0,4 экз. Кроме того, в отдельных случаях фасциол обнаруживали в печени лошадей, свиней и гусей.

Таким образом, максимальная зараженность фасциолами в Нечерноземье РФ установлена у крупного рогатого скота (ЭИ 18,7 %, ИИ 23,5±2,6 экз.), овец (ЭИ 25,4 %, ИИ 17,8±2,0 экз.) и коз (ЭИ 17,2 %, ИИ 14,3±1,6 экз.). Дикие животные также участвуют в циркуляции фасциолезной инвазии.

2.3.1.2. Зараженность жвачных животных разных видов Parafasciolopsis fasciolaemorpha Ejsmont, 1932

Парафасциолопсоз распространен как в лесной, так и в лесостепной зонах Нечерноземья РФ, где имеется большое количество рек, ручьев, стариц, заболоченных водоемов. В наибольшей степени поражены P. fasciolaemorpha лоси. Средняя экстенсивность инвазии у лосей составила 54,2 % при ИИ, в среднем, 176,7±15,2 экз./гол.

Косули инвазированы P. fasciolaemorpha на 12,3 %. В печени косуль находили от 2 до 14 экз. трематод. Отмечены единичные случаи обнаружения парафасциолопсисов у овец.

Наличие большого количества водоемов с богатой растительностью и в связи с этим благоприятные условия для развития промежуточного хозяина – роговой катушки в сочетании с высокой плотностью популяции лосей в условиях Нечерноземья РФ способствуют успешной циркуляции парафасциолопсозной инвазии.

2.3.1.3. Зараженность животных разных видов


загрузка...