АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ КАК ФАКТОР УСТОЙЧИВОСТИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА (19.10.2009)

Автор: Ковалев Виталий Владимирович

В главе пятой – «Применение манипуляционных способов формирования искусственных стереотипов в целях укрепления общественной устойчивости» - была поставлена цель проанализировать возможности социальных манипуляций как условия образования искусственных стереотипов. Эти возможности нами апробировались на примере художественных фильмов.

5.1. Опыт применения контент-анализа для выявления условий образования искусственных стереотипов

При анализе данного аспекта мы брали в расчет, что осуществляется изучение не самого российского общества, а его искусственной имитации. Мы исходили из идеи, что художественный фильм представляет собой некий завершенный и застывший в определенном историческом времени тип состояния общества как искусственно смоделированной реальности. Она не растворяется во времени, в многочисленных социальных институтах и группах, которые образуют миллионы людей, а представлена в нашем восприятии на четко установленном хронометраже кинокартины, а также в типизированных образах ограниченного количества персонажей. Мы исследовали аксиологические стереотипы, а в художественных фильмах их создатели заставляют героя мыслить именно стереотипно, отражая тот или иной фрагмент реальности, заключенной в соответствующих ей стереотипах. В целом, персонажи, являются носителями определенных совокупностей стереотипов, которые взаимодействуют с носителями других совокупностей стереотипов.

При отборе фильмов мы руководствовались следующими критериями.

В фильмах, подходящих для контент-анализа, их создатели четко выражали типизированные черты российской культуры, а также субъектных носителей данных черт. При таком подходе, который предполагает широкую операционализацию ценностей российского общества, применяя контент-анализ, очень легко выделять аксиологические стереотипы, ибо функция их, по замыслу сценариста и режиссера, состоит в том, чтобы подчеркивать определенные личностные черты персонажей фильма.

Отбираемые для контент-анализа фильмы включали в себя рефлексию их создателей на процессы, происходившие в российском социуме, и, одновременно, были мощным фактором социализирующего воздействия на общество. Говоря о социализации, мы имеем в виду способы манипулятивного воздействия на зрителей, используемые создателями картины. Манипуляции достигались за счет вторжения в ценностную сферу реципиента, которая трансформировалась посредством становления новых стереотипных способов оценки реальности.

Фильмы были поставлены профессионалами своего дела, и их создатели гарантируют высокое качество четкости картинки российского общества на момент их создания.

Важнейшим критерием отбора следует назвать и коммерческий успех выбираемых для контент-анализа фильмов. Этот критерий представляется нам особенно значимым, так как устойчивый зрительский интерес к кинокартине подтверждает, что фильм выступает не просто средством манипуляции массовым сознанием, но и отражает еще не устоявшуюся, но уже начавшую формироваться новую шкалу ценностей, которую кинокартина делает стереотипной. Достигается это прежде всего за счет резкого усиления аффективной составляющей создаваемого стереотипа.

Далее максимально кратко остановимся на механизме разработанного нами метода контент-анализа художественных фильмов.

Суть метода состоит в следующем. В ходе первичного просмотра фильма он делится на смысловые единицы, составляющие его элементарную матрицу. В качестве смысловых единиц выделяются те фрагменты фильма, которые несут в себе какую-либо смысловую нагрузку, связанную с развитием сюжета. Все эти смысловые единицы тщательно записывались по мере просмотра фильма. Им был присвоен номер в соответствии с порядком их появления в кадре. Фиксация смысловых единиц осуществлялась в произвольной форме, но так, чтобы исследователю было понятно, какую содержательную нагрузку содержит данный фрагмент.

После этого смысловые единицы были объединены в смысловые линии фильма. Смысловая линия представляет собой определенную совокупность тождественных по содержанию смысловых единиц. Количество последних зависит от формальной степени значимости смысловой линии.

Следующий этап анализа - выявление корреляционных зависимостей между смысловыми линиями. Посредством корреляционного анализа были обнаружены явные и латентные содержательные векторы, а также установлен их суггестивный потенциал для формирования стереотипных представлений и оценок.

Описанный метод был использован при анализе трех фильмов: «Окно в Париж», «Особенности национальной охоты» и «Брат-2».

Проведенный контент-анализ указанных фильмов позволил нам сделать следующие выводы.

В начале 90-х годов российское общество находилось в состоянии деформации социальных связей и утраты ориентиров национальной идентичности. Отсутствовало понимание ценности национальной культуры, имел место распад привычных социальных норм и устойчивых ролей поведения (фильм «Окно в Париж»).

С середины 90-х годов в отечественном социуме начинает наблюдаться пробуждение понимания значения факторов, способствующих повышению социальной интеграции и устойчивости. В это время российское общество только приступает к поиску новых ценностей, которые позволили бы обрести новые импульсы к единению. Тогда же предпринимаются попытки взглянуть несколько иначе на собственную культуру. Ей уже не дают абсолютно негативистские оценки, однако и позитивных компонентов тоже еще не выделяют. Отсюда акцентуация в фильме «Особенности национальной охоты» на пьянство, которое героями рассматривается как условие, способствующее социальной интеграции. Иных маркеров общество тогда еще предложить не могло. Однако было обращено внимание на то, что в проанализирированном фильме четко отражена тенденция поиска таких маркеров. Эта тенденция, безусловно, тупиковая. В то же время, само ее появление можно расценивать как отрадный момент, так как именно в ту эпоху начинаются поиски национальных идентичностей, которые приобрели устойчивый потенциал и явно ощутимый смысл лишь в новом тысячелетии.

Отражением новых тенденций в российском обществе стал фильм «Брат–2», ставший знаковым для постперестроечной России в ее кинематографическом воплощении. Именно относительно этого периода времени можно утверждать, что наличие искусственных стереотипов, как индикаторов стремления к формированию национальной идентичности, является уже свершившимся фактом социальной жизни. Кинематограф уловил новые веяния в массовом сознании и отразил их на экране. С другой стороны, он же был одновременно и их творцом. Четкое соотношение причин и следствий в данном сложном общественном явлении установить не представляется возможным. Здесь прослеживается и тяга российского общества к исконному, и желание властей дать народу базисные основания для единства, которые всегда легче найти в прошлом, нежели в настоящем. Российское общество стало приходить к осознанию того, что мы – другие, и у нас есть свои интересы. Проанализированный фильм очень четко показывает итоговую эволюцию отмеченных тенденций, устанавливает, к какому ценностному обрамлению пришло их развитие.

5.2. Механизм манипуляционного формирования искусственных стереотипов

В завершающей части диссертационного исследования решалась следующая задача: показать возможности формирования искусственных стереотипов средствами художественных фильмов. Эти возможности анализировались с помощью метода группового интервью. Мы выявляли суггестивную силу искусственных стереотипов, сформированных художественными фильмами, в практике их просмотра отдельными группами.

Для достижения этой цели был организован просмотр двух из проанализированных в ходе контент-анализа художественных фильмов: «Окно в Париж» и «Брат-2». По итогам просмотра были проведены групповые интервью, в ходе которых нами осуществлялся замер остаточных воздействий стереотипов поведения социального симулякра на сознание участников групп.

Всего было сделано тридцать групповых интервью с десятью группами. Общая выборка – N =185. Опросы проходили по недельному циклу: предварительное интервью; через неделю - просмотр фильма «Окно в Париж» и проведение после небольшого перерыва группового интервью; через неделю - просмотр фильма «Брат-2» и очередное интервьюирование.

Исследование имело лонгитюдный характер и осуществлялось в течение двух лет: с ноября 2006 года по ноябрь 2008 года.

Объектом исследования являлась студенческая молодежь в возрасте от восемнадцати до двадцати лет. В обоснование такого выбора необходимо сказать следующее.

1. Студенческая молодежь выбрана постольку, поскольку в ее сознании еще не до конца завершен процесс формирования аксиологических стереотипов. Даже сами ценности еще находятся в стадии незавершенной интериоризации, не говоря уже о том, чтобы в отношении сознания студенческой молодежи можно было вести речь об устоявшейся матрице стереотипных ценностей. Это обстоятельство обеспечивает широкие возможности для манипулирования подобного рода сознанием.

2. С группами студентов, которые были избраны в качестве объекта исследования, у интервьюера в процессе преподавательской деятельности уже был налажен необходимый контакт, установлен должный для проведения группового интервью уровень взаимопонимания. Это является важной гарантией репрезентативности полученных результатов.

3. Несмотря на возрастную однородность, участники проведенных групповых интервью относятся к разным социальным слоям. Среди них широко представлены жители села, рабочий класс, интеллигенция (преимущественно гуманитарная).

Для всех групповых интервью был разработан общий сценарий (гайд). Единая посылка для сценария выстраивалась на основе следующей направленности: выявить, как было, и показать, как стало. Иными словами, чтобы установить какие-либо изменения в стереотипных представлениях, необходимо знать, какими эти представления были до стадии просмотра выше означенных кинокартин. Подобного рода требование к методике проведения опроса предопределило трехступенчатую систему интервьюирования респондентов. В этих целях мы использовали элементарную составляющую социального стереотипа, который складывается из трех основных аспектов: аффективного, когнитивного и коннативного. Именно по обозначенным аспектам осуществлялись в процессе интервьюирования участников групп замеры колебаний стереотипных представлений, связанных с просмотром фильмов «Окно в Париж» и «Брат-2».

Все интервью проводились по общей схеме, состоявшей из трех основных блоков:

1) общий анализ стереотипных представлений о россиянах, русских, собственной стране, иностранцах и т.п.;

2) отношение к эмиграции;

3) выявление мнений о перспективах развития российского общества.

Выделение данных блоков объяснялось необходимостью установить стереотипные представления того спектра ценностей, которые будут выявлены и обсуждены после просмотра художественных фильмов.

В ходе предварительного интервью была поставлена цель определить содержание аксиологических стереотипов у участников групп. По итогам десяти предварительных групповых интервью выявилось следующее. Участник группы представляет собой человека уверенного в своих силах, с хорошей самооценкой, позитивно относящегося к культуре, носителем которой он является, отрицательно настроенного к национальному самоуничижению в прошлом и настоящем, испытывающего национальную гордость от принадлежности к своей стране (патриотизм), равнодушного к идее отъезда за рубеж и верящего в перспективы развития российского общества.

Этот образ мы далее сопоставляли с результатами, полученными в двадцати последующих групповых интервью.

Итоги второго этапа групповых интервью, проведенных после просмотра фильма «Окно в Париж», позволили нам сделать вывод, что эта кинокартина сформировала элементы аффективного и когнитивного аспектов социального стереотипа негативного отношения к российскому обществу, а также коннативный аспект данного стереотипа у групп № 1, № 3 и № 4. Важно обратить внимание на то, что он проявился уже после единичного просмотра социального симулякра, содержащего искусственный стереотип отрицательного отношения к российскому социуму, сумев поколебать более характерные для современной молодежи стереотипы патриотизма, оптимизма, отрицательного отношения к эмиграции, сформированные интенсивной работой современных средств массовой информации.

Перед началом просмотра фильма «Брат-2» была выдвинута гипотеза о возможности формирования средствами воздействия художественного фильма искусственного стереотипа положительного отношения к собственной стране («Своим»), основанного на акцентуации негативистского отношения к иностранцам («Чужим») и создания биполярного мира с ценностями традиционного общества. В результате анализа полученных данных эта гипотеза была полностью подтверждена.

Выявленный в ходе групповых интервью процесс стереотипизации отражает особенности того типа общества, который формируется в результате образования в общественном сознании искусственных стереотипов. В теоретическом анализе мы выделяли несколько этапов трансформации массового сознания под воздействием процесса стереотипизации. На первом из них речь идет о формировании квазистереотипов (отсутствует признак «бессознательности»). Данные квазистереотипы образуют условия для развития модели субъектного общества. Его субъектность предопределяется возможностями со стороны социальных акторов свободно и осознанно создавать желаемое самим субъектом аксиологическое поле для формирования когнитивного аспекта социального стереотипа. Перспективы развития субъектного общества зависят от способности социального актора к постоянной саморефлексии своих общественных потребностей и умения выстраивать систему социальных релевантностей. Проведенные групповые интервью заставляют нас критически оценить наличие подобного рода способностей в российском обществе. Поэтому социальные процессы, ведущие к образованию аксиологических стереотипов, на данном этапе не останавливаются.

Обнаруженный посредством просмотра кинофильмов механизм стереотипизации отражает особенности второго этапа образования искусственных стереотипов. Здесь квазистереотипы субъектного общества посредством манипуляций транслируются в массовое сознание. Предметность данного массового сознания была выражена в виде тех десяти групп, в которых мы проводили групповые интервью по итогам манипулятивного воздействия на них подобранными с этой целью художественными фильмами, содержавшими соответствующие искусственные стереотипы. В результате наблюдалось образование социальной матрицы знаков, характерных для объектного общества.

Воздействие идеологем, содержащихся в отобранных фильмах, создало предпосылки для идеологической обработки сознания участников групп, следствием чего стало формирование гипотетически постулированной в теоретическом анализе, и полностью подтвердившейся на практике эволюционной цепочки трансформации массового сознания: «знак ? первичный символ ? вторичный символ ? знак».

Так, с помощью идеологического ядра художественных фильмов, обусловливающих возможность означивать восприятие социальных смыслов, были созданы готовые, прескриптивно заданные стандарты поведения и мышления.


загрузка...