Сатира и юмор в устном народном творчестве адыгов (19.10.2009)

Автор: Чуякова Нафсет Муратовна

Большим своеобразием художественной формы отличаются афористические жанры (пословицы и поговорки) фольклора адыгов. Изобразительно-выразительные средства пословиц и поговорок весьма богаты: ирония, гипербола, метафора, метонимия, антифриз, антитеза и др. Нередко аллегория используется для создания сатирического образа.

Многие сатирические пословицы используют сравнение, которое позволяет выделить существенные признаки в изображаемом предмете, лице, факте при помощи сопоставления с чем-то знакомым или похожим.

Метафора – одно из выразительных средств поэтического языка фольклорных жанров. Она наиболее богата в эмоционально-образном отношении. Панторифма и рифма создают благозвучие пословицы и поговорки, тем самым, подчеркивая неприемлемые человеком черты характера и помогая запомнить и отмежеваться от них. Панторифма – повторение целого выражения: «Бжьын ш1эгъум 1эпэ щын, бжьын шхыгъом жэ мыгъэуцу» («Во время посадки лука его палец нарывает, а когда настает время есть лук – рот не закрывается»).

Образность сатирической пословицы достигается посредством метонимии – замены названия явления другим, неразрывно связанным в нашем сознании с представлением об этом жизненном явлении. Например: «Зы л1эр джэдыгуибгъу, л1ибгъур зы джэдыгу» («Один мужчина в девяти овчинах, девять мужчин в одной овчине»).

Созвучие звуков тоже служит поэтическим тропом, создающим сатирико-юмористические пословицы и поговорки: «Къы1орэр шъоп, лэп» («То, что он говорит, ни кожа, ни мясо») «Шъоп, лэп», «Шъхьэп, лъакъоп» и др. Аллитерация, повторяя созвучные согласные звуки, способствует усилению выразительности художественного образа.

Семантическая раздвоенность, олицетворение, аллегория, ирония присущи сатирико-юмористическим пословицам и поговоркам. Намек, смещение, дублирование – приемы, придающие исследуемым произведениям иронический смысл. «Адыгские пословицы и поговорки сохранили целый ряд лексических, семантических, грамматических явлений, утраченных разговорно-бытовым и литературным языком. Образность и обобщенность содержания пословиц и поговорок определяют и принципы построения их грамматической структуры».

Аллегория имеет широкое применение в адыгских пословицах и поговорках. Она выделяет главное в пословицах и поговорках, изображающих черты людей в образе животных: «Бжъэкъуит1у тет пэтзэ, уц бэгьуагъэм хэк1ыжьыгъ» («Хотя и двурогий, а покинул густую (богатую) траву»). В данном случае пословица порицает недалекого умом человека, уподобляя его глупому животному. «Хьайуанэм сыд ыш1эми хъунба» («От животного можно всего ожидать») – пословица уподобляет бездумного, способного на все человека, животному; «Хьант1аркъоми уаркъ alo» («И лягушки тоже квакают») – пословица высмеивает хвастливых людей; «Хьэ делэ лы жъуагъэ щэгугъы» («Глупая собака надеется на вареное мясо») – высмеивается ленивый человек, надеющийся на кого-то, на что-то.

Нередко аллегория выступает в форме переносного значения и используется для того, чтобы показать, что от плохого семени нет хорошего племени, что дети похожи на своих родителей. Например: «Чэц1ым шъынэ къылъфырэп» («Коза не приносит ягненка»).

Во многих пословицах и поговорках, подобно загадкам, используется сравнение, как изобразительно-выразительное средство языка. Оно выделяет существенные признаки в изображаемом предмете или явлении при помощи сопоставления с чем-то знакомым или похожим: «Акъылыр шыблэ хъопск1ым фэд» («Ум подобен вспышке молнии»); «Ны шъор шъоум фэд» («Материнское тело подобно меду»); «Нынэп1осыр осым фэд» («Мачеха подобна снегу»). Здесь сопоставляются ум и молния, тело матери и мед, мачеха и снег. В первых двух случаях — прямое сравнение, в последнем случае — отрицательное сравнение, которое отделяет один предмет или явление от другого, однако, сближая их, поясняет один предмет или одно явление другим.

В адыгских пословицах и поговорках метафора имеет определенное познавательное и художественное значение. Ее познавательность определяется тем, что она – результат многовековых наблюдений народа над природой, жизнью, над процессами труда, человеческих взаимоотношений, а самое главное – служит образным средством выражения народной мудрости. Эстетическая ценность метафоры тоже очевидна. Она заключается в ее яркости, образности, выразительности, лаконичности.

В фольклоре адыгов встречаются пословицы, в которых метафора придает предмету или явлению новые качества путем локализации художественного образа: «Ынэгу мэзэхэ зэпыт» («Лицо его всегда темное»). Выражение лица человека может быть добрым, злым, веселым, счастливым, но не белым и не темным, однако пословица переносит явления неживой природы на человека, на выражение его лица, показывая, что этот человек всегда зол и сердит. «Шыблэм фэд» («Подобен грому»). Метафора «шыблэ» употреблена для того, чтобы показать характер человека кратко, образно и емко. «Блэ бзэгу и1» («Имеет язык змеи») – так говорят о человеке-сплетнике, уподобляя его речь ядовитому языку змеи.

В адыгской народной пословице часто используется гипербола, в которой преувеличиваются признаки явлений, действий, размеры предмета и т.д. Когда о человеке сказано, что он «Подобен Мезитлыныко» («Мэзл1ыныкъом фэд»), то мы не воспринимаем это в буквальном смысле; в нашем сознании возникает образ человека очень большого, крепкого телосложения, но некрасивого.

Адыгские пословицы и поговорки часто используют также иронию. Основное средство иронии — насмешку народ использует в творчестве, чтобы показать свое отношение к тем или иным человеческим порокам, к различным проблемам, к властьимущим, к служителям религии, к угнетателям в эксплуататорском обществе. «Бай лъэбым имык1ыхэрэр ефэндхэр ары» («За богатыми по пятам ходят эфенди»). Народ высмеивает эфенди, которые бегают за богатыми, их расчетливость. «Ихьэ баджэ къыубытыгъа?» («Его собака поймала лису?») – так говорят с иронией о человеке, который все время смеется. «Бзыумэ ямышъогъум симэщ ешхы» («Неподобная птице ест мой урожай»). «Зиунэ имыхьэрэм ихьэ егъэхьакъу» («Заставляет лаять собаку хозяина, к которому и не заходит») – говорят о человеке без определенного рода занятий. «А1орэ пэ1ожь, аш1эрэ пэш1эжь» («Повторяющий услышанное, повторяющий увиденное»), здесь высмеивается человек, не имеющий собственного мнения, подражающий во всем и всегда кому-либо.

Поэтичность речи, красочность языка и стиля адыгских афоризмов создаются путем частого использования разнообразных повторов. Главными из них являются: фонетический, морфологический, лексический, морфолого-синтаксический, фонетико-морфологический, фонетико-лексический и др.: а) фонетический – «Делэм къолэн ик1ас» («Что пестро, то и красно для дурака»); б) морфологический – «Емыгупшысэу мэпсалъэ, зимыплъыхьэу мэт1ысы» («Говорит не подумавши, садится, не осмотревшись»); в) лексический – «Л1ышъо мыл1ышъоу, шъузит1о ящ» («Мужчина – не мужчина, третий среди двух женщин»); г) фонетико-морфологический – «Жэк1э маис, 1эк1э сэмэгу» («Языком как меч, в делах – левша»); д) лексико-синтаксический – «Зы шъхьэ нахьи, шъхьит1у» («Лучше две головы, чем одна»).

Своеобразным синтаксическим строем отличаются пословицы, включающие в себя прямую речь. Таковы, например, мудрые изречения типа: «Тэжъо», - ы1уагъ цубжъэм тес аргъоим» («Пашем», - сказал комар, сидящий на роге вола»). «Хьэм, - сыпсаумэ гъэм мэщ сш1эн, - ы1уагъ». («Если буду жива, - сказала собака, - посею летом просо»). Показательно, что в этих и других пословицах незримо присутствует обобщение или отвлечение. «Этими формулами далеко не исчерпывается все многообразие стилистического оформления пословиц, но какую бы грамматическую форму они не имели, в ней всегда отчетливо обнаруживается отнесение пословичного суждения к многочисленным и разнообразным случаям, ко многим людям, а также его наставительно-дидактический смысл».

Тематическое своеобразие сатирической поэзии влечет за собой богатство стилистических средств создания произведения: гротеск, ирония, насмешка, сравнение, эпитеты. Они, в свою очередь, передают глубокое содержание сатирико-юмористических пословиц и поговорок. Богатая и разнообразная поэтика свидетельствует о достойном фольклорном наследии адыгов. Анализ эмоционально-выразительных средств позволяет сделать вывод о богатом поэтическом воображении народа, великой силе его мудрости и высоком уровне творческого мышления.

В данной главе выявляются и исследуются также роль и место сатирико-юмористических произведений в фольклоре народа, особенности их бытования и исполнения. При этом подчеркивается, что функции и бытовое назначение произведений сатирико-юмористического направления претерпели определенные изменения, связанные с переменами в общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни народа. В процессе работы с текстами выяснилось, что подобные исторические трансформации в области сохранения, исполнения, распространения требует дифференцированного подхода к анализу бытования и исполнения сатирико-юмористических произведений, созданных до революции 1917-го года и в советскую эпоху.

Известно, что из-за отсутствия письменности, единственным средством передачи богатейшего трудового и воспитательного опыта, исторического прошлого народа были произведения устной словесности. Адыги придавали большое значение сохранению, приумножению и передаче произведений фольклора подрастающим поколениям. В этом важнейшем деле ведущую роль сыграли сказители, острословы, ашуги, певцы, джэгуак1о (джегуако). Вот как оценивал один из джэгуак1о свое предназначение: «Одним своим словом я из труса делаю храбреца, защитника народа, вора превращаю в честного человека, на мои глаза не смеет показаться мошенник, я противник всего бесчестного, нехорошего».

Местами исполнения сатирико-юмористических произведений у адыгов были хачещи (гостиные), шихафы (взаимопомощь), которые устраивались довольно часто при строительстве дома, посадке и уборке урожая и т.д. Они исполнялись также в домах, где осуществлялись чапщ, в местах выгона и встречи домашних животных, на посиделках, а некоторые жанры реализовывались на похоронах.

Для озвучивания того или иного произведения должен был быть повод, например, просьба одного из присутствующих. В фольклоре адыгов наличествовали произведения, жанр которых требовал участия двух и более человек (это состязание острословов в сочинительстве, загадывании и отгадывании загадок и т.д.). Их чтение требовало внимания, как рассказчика, так и слушателей. Присутствующие мгновенно реагировали на услышанное: хмурились, улыбались, приподнимали брови, высказывали свое мнение вслух. Таким образом, можно было увидеть, какое впечатление произвело на людей услышанное.

Существовали определенные требования к рассказчику: предельное внимание к замечаниям, четкая дикция, корректное осмеяние, тактичное изложение материала. Разумеется, подобная манера исполнения способствовала эстетическому и идейно-художественному воздействию произведения на слушателей, создавала творческую атмосферу. В свою очередь, возбранялось неуважительное отношение слушателей и объекта сатиры к исполнителю.

Певцы и сказители берегли и передавали из поколения в поколение народную мудрость, художественное мышление, историю, быт, культуру, нравы, обычаи, традиции народа. Сказители старались по мере возможности сохранить то, что переняли от предшественников. Произведения на историческую тему излагали без особых изменений, а сюжет сказки мог трансформироваться.

Было недопустимо вольное обращение и с историческими хабарами, притчами, преданиями, легендами, пословицами и поговорками. Малейшее вмешательство приводит к изменению идеи, значения, сущности и звучания. Благодаря краткости, сжатости, емкости содержания они могут исполняться для любой аудитории. Однако пословица и поговорка никогда не служили развлекательным целям. Их функции – воспитывать слушателя, воздействовать на его чувства в определенной ситуации и в нужное время.

Свободное отношение к песенному творчеству адыги не допускали. «Готовая песня похожа на уложенные колодцем полена: стоит вынуть хоть одно полено, как все будет нарушено. Также и строки песни. Ни одного лишнего слова, даже звука не терпит, рухнет. И когда не достает – также». Чуть больше импровизации допускалось в отношении сатирических куплетов с открытой композицией (чылэ къек1ок1 орэд).

У разных народов по-своему осуществлялось бытование и исполнение сатирико-юмористических сказок. Например, у адыгов в прошлом запрещалось рассказывать сказку днем. Этот обычай сохранился до сих пор и у некоторых других народов, например, абхазов. Для русских же на рассказывание сказки не было запретов.

Анекдоты более подвижны из всех жанров произведений адыгского фольклора. Ими активно пользуются все и везде. Но не всякий может стать хорошим рассказчиком анекдота. Успех анекдота, во многом зависит от его рассказчика.

В советский период бытование сатирико-юмористических произведений адыгов, как и произведений других народов, вступает в новую фазу. Систематически, на государственном уровне сбор, публикация и научное исследование начались с 20-х годов XX столетия. Благодаря этому сатирико-юмористические произведения начинают жить не только в устной, но и письменной форме. Именно тогда осуществляется их кодификация, в том числе и перевод на русский язык, а также турецкий, английский, немецкий и др. Тем самым они становятся достоянием разных народов. В связи с изменением жизни общества претерпели существенные изменения функции исследуемых жанров. При установлении новой власти они стали источником познания прошлого для молодежи, средством воспитания в лучших гуманистических традициях, сложившихся на протяжении тысячелетий. Поэтому произведения фольклора, в том числе сатирических и юмористических жанров, обрели новую жизнь, они стали издаваться большими тиражами, изучаться в школе, вошли в репертуар профессиональных и самодеятельных исполнительских коллективов. Возросло влияние фольклорных творений на повышение уровня духовно-нравственных исканий общества, на расширение ориентиров деятелей культуры и самое главное – на значительное воздействие фольклорной эстетики на литературу и искусство. Новое время способствовало и появлению новых произведений народного творчества.

В Заключении подводятся итоги, подтверждающие основные положения, выносимые на защиту, делаются выводы и обобщения.

Затронутая в настоящей диссертации тема является неисчерпаемой и очень важной. Сатира и юмор во всех их формах и проявлениях – значительное явление в истории человечества. Они сопровождали человека на всех этапах его существования. Вопрос о роли смеховой культуры продолжает, хотя и по-иному, волновать человечество, привлекать внимание исследователей. По справедливому замечанию П.А. Сорокина, «многие достижения цивилизации вышли из недр народной смеховой культуры или были опосредованы ею или, напротив, принципиально полемизировали с нею (религиозное мировоззрение). Именно в традициях сатиры и юмора нередко были обобщены мудрость и жизненный опыт людей по проблемам нравственности, и на этой основе сформулированы главные постулаты морали, без которой невозможны существование народов, организация их общественной и повседневной жизни».

Иначе говоря, все национальные формы сатирического сильны духовностью и созидательным началом. Даже само по себе критическое начало, присущее юмору и сатире, несет позитивный смысл. Одним из важных аспектов этой деятельности является создание в фольклоре каждого народа большого пласта сатирико-юмористических жанров, сюжетов, приемов, образов.

В целом проведенное исследование дает основание для следующих выводов:

1. Устно-поэтическое творчество адыгов с полным основанием можно назвать своеобразной летописью истории адыгов. В сатирико-юмористических произведениях фольклора воплощены основные черты того или иного периода, очерчены коренные проблемы духовной, нравственной, этической, социальной жизни адыгов на определенном этапе их развития. Именно поэтому герои сатирических и юмористических произведений оказываются в центре важнейших общественных конфликтов. Именно он определяет наиболее характерные эпохальные приметы. А герой, попав в конфликтную ситуацию, пытается преодолеть сопротивление внешних обстоятельств. И здесь ему на помощь приходит сатира. Она, опираясь на исторические факты, создает образ сильного героя. Подобные персонажи, ставшие воплощением коренных противоречий действительности, – герои-одиночки в эпоху раннего феодализма, яркие, самобытные, честные и отважные, способные стать примером для подражания. Именно такие сильные, решительные, волевые герои с внутренней психологической определенностью, любовью к Отечеству появились в произведениях фольклора.

2. Столкновение двух различных точек зрения в сатирико-юмористических произведениях способствует решительной борьбе принципиально отличающихся друг от друга нравственных позиций. Таким образом, народ, движимый мечтой о справедливости и равноправии, вооруженный сатирой, подвергал бескомпромиссному осмеянию всех, кто мешал ему в осуществлении надежд. Это обстоятельство в адыгской фольклористической науке изучено далеко недостаточно.

3. Следует констатировать тот факт, что само понятие комического многозначно. В понимании народа слово обладало великой силой, в его власти передать палитру самых разнообразных чувств, переживаний, мыслей, взглядов, душевное состояние. Поэтому весь гнев, всю ненависть к врагам выражал в произведениях устной словесности. Отношение к морали, как важнейшему регулятору общественных отношений, проводимое в фольклоре сквозь призму юмора и сатиры, в принципе, идентичное, а понимание «добра» и «зла» строится преимущественно по одним и тем же критериям. Народ замечал и свои недостатки, в собственном художественно-словесном творчестве едко высмеивая дурное, плохое в окружающей действительности.

4. Сатира определяет специфику произведения: особенности стиля, расстановку персонажей, идейно-тематическое своеобразие и характеры героев. Она, внешне проявляясь в правдивом, зачастую в значительном преувеличении, отображении социально-бытовых и исторических потрясений и перемен, глубоко раскрывает жизненные конфликты при столкновении разных идейных позиций. Сатирико-юмористические произведения – результат своеобразного восприятия жизни народом, это сложность нерешенных проблем, глубина характеров, многообразие конфликтов. Литературные приемы развития действия, которые функционируют в собственно-сатирических произведениях, способствуют раскрытию духовности, цельности народного героя.

5. Одним из способов раскрытия идейно-тематической сущности изображаемой жизненной коллизии в сатирико-юмористических произведениях является диалог. Он же служит эффективным приемом раскрытия внутреннего мира героя. Речь персонажей сатирических произведений индивидуальна и своеобразна. В диалоге наблюдаем органическую связь характера героя и его речи, образ мыслей, чувства, переживаний. Язык героя не только индивидуален, но и социален. Он несет на себе отпечаток той общественной среды, к которой принадлежит. В сатирических произведениях представлена жизнь в многообразии ее социально-исторических, философско-психологических, нравственно-этических, эстетических проявлений. Это придает сатире особую значимость, глубину и содержание. Сатира способствует более успешному освоению действительности в различных пространственно-временных координатах, логически верно характеризует внешние причинно-следственные связи и отношения, а также внутренние, эмоционально-смысловые. Подобная характеристика может быть очень краткой, но точной и зримой. Сатира и юмор точно раскрывают особенности той или иной общественно-экономической, социально-политической формации, воссоздают ее существенные индивидуальные признаки. Раскрывая мысли и чувства героя в разные эпохи, его мировоззрение, сатира и юмор показывают эволюцию сознания народа.

6. В сатирико-юмористических произведениях адыгского фольклора, как и в фольклоре других народов, присутствует единство образов, тем, идей. «Единство образов и идей в различных видах устного творчества свидетельствует о единстве художественного мышления народа. Не случайно одни и те же сюжеты и образы иногда передаются и в песенной и в сказочной формах». В них четко определена идейно-эстетическая позиция народа по отношению к тому или иному явлению, событию, случаю в жизни. Суровость исторической эпохи определяет остроту общественного конфликта. Сатира художественно позволяет отразить состояние государства в конкретный период, раскрывает особенности социального конфликта в обществе и недостатки в народном быту, определяет жизненные приоритеты и систему ценностей народа, специфику темперамента и характера противоборствующих сторон. Народная сатира, будучи социально-конфликтной, формирует сюжет и способствует его логическому завершению.

7. Острословы играли большую общественную роль в жизни народа. Изображая глубокие, многогранные конфликты, откровенно выражали свое отношение к той или иной социальной группе, к значительному событию в обществе, поступку человека. Они мастерски информировали общество о его духовном, нравственном и социальном состоянии.

8. В функционировании сатирико-юмористических произведений адыгов выделяют два периода: до революции 1917 года и в советскую эпоху. Перемены в общественно-политической и культурной жизни привели к трансформации сложившихся традиций в области сохранения, исполнения и распространения исследуемых произведений. В частности, фольклорные произведения стали существовать не только в устной, но и в письменной, книжной формах, на языке оригинала и в переводах на другие языки (немецкий, турецкий, английский и др.).

Выявленные проблемы являются, на наш взгляд, достаточными, чтобы определить основные векторы развития сатиры и юмора в фольклоре адыгов.


загрузка...