Мотивационное развитие персонала: теория, методология, концепция (19.07.2010)

Автор: Лазарева Наталья Вячеславовна

В III триместре антенатальных потерь не было. Преждевременные роды закончились рождением живых недоношенных детей, которые были переведены по медицинским показаниям на второй этап выхаживания.

Основными причинами антенатальных потерь в ранние сроки являются нарушения синхронного развития эмбриона и плода за счет генетически обусловленных факторов и врожденных пороков развития, несовместимых с жизнью, в более поздние сроки – в значительной мере связанные с нарушением здоровья матери.

Сопоставление частоты встречаемости антенатальных потерь со сроком обращения в ЖК продемонстрировало наибольшую частоту регистрации таковых в когорте с ранней явкой, отражая своевременность лечебно-диагностических мероприятий. Возрастание доли антенатальных потерь в структуре перинатальной смертности во II триместре являлось прерогативой беременных с отсроченной явкой в ЖК и, соответственно, неудовлетворительной характеристикой уровня пренатальной акушерской помощи.

Анамнестические характеристики подтверждали высокую вероятность реализации гестационных осложнений и неблагоприятных перинатальных исходов на основании «багажа» рисковых факторов у беременных с поздней явкой в ЖК и избегавших акушерского наблюдения в гестационный период (в среднем) за счет:

курения - ввиду негативного влияния на фето-плацентарный кровоток и вероятности рождения маловесного плода – у каждой шестой (16,8±1,7%) и практически - каждой восьмой беременной (12,5±3,1%), (при р<0,05) из «неблагополучных» групп;

значительной экстрагенитальной отягощенности - более чем у половины (45,9±2,8%) за счет болезней мочеполовой системы (17,3±2,2%), ожирения (18,6±3,2%) и гипертонической болезни (21,1±1,7%) (р<0,001);

высокой частоты репродуктивных потерь (23,7±4,2%) - самопроизвольного прерывания беременности в ранние сроки - в среднем, у каждой шестой (16,7±1,4%), артифициального аборта, хотя бы однократно выполненного, – каждой третьей (30,8±2,6%), (при р<0,05);

отягощенного гинекологического анамнеза – у каждой второй - воспалительных заболеваний гениталий (55,8±3,3%), нижних отделов генитального тракта – у четверти женщин (27,6±1,6%), дисбиоз вагинального биотопа – каждой шестой (17,3±3,1%), (при р<0,05).

Сопоставление частоты встречаемости гестационных осложнений со сроками постановки на учет в ЖК демонстрирует необходимость оптимизации обследования беременных, что позволит осуществлять патогенетически обоснованное лечение в группах высокого акушерского и перинатального риска.

В когорте с ранней явкой в ЖК наибольшей оказалась частота гестоза исключительно легкой степени (12,6± 2,0%), тогда как при средней явке - легкой (11,6±1,9%) – и средней степени (9,5 ± 1,8%) (р<0,001).

Возможность врачебного контроля с ранних сроков беременности с превентивными мерами в группах высокого и среднего пренатального риска (риска развития гестоза) обусловливала преобладание моносимптомных вариантов гестоза над типичной триадой Цангенмейстера с более поздней клинической манифестацией (34–35 нед.) и легким течением.

Частота ряда гестационных осложнений преобладала при недостаточном обследовании - поздней явке в ЖК или игнорировании необходимости посещения ЖК при беременности за счет:

угрожающего прерывания беременности - у четверти беременных (в среднем, 26,4±3,8%) – в полтора раза чаще, чем при ранней явке в ЖК (15,4±2,2%), (при р<0,05).;

раннего токсикоза – максимального по частоте – практически в 1,5 раза (в среднем, 29,6±4,0%), чем при раннем обращении в ЖК (17,3±2,3%), (при р<0,05).;

гестоза средней степени тяжести – в полтора раза больше в когорте оставшихся без врачебного контроля (10,9±2,05% против 7,9±1,6%, р<0,05);

гестоза тяжелой степени - максимального в когорте тех, кто в консультации не наблюдался – в 3 раза чаще, чем в при ранней явке (5,0±2,4% против 1,6±0,7%, р<0,05);

Минимум врачебного наблюдения обусловливал недооценку степени тяжести акушерской ситуации, соответственно, невозможность профилактики и адекватных лечебных мероприятий в отношении гестоза. Детализация особенностей течения беременности в когортах со средней и поздней явкой в ЖК указывала на раннее начало гестоза (30–32 нед.) и характерную клиническую симптоматику.

гестационного пиелонефрита - наибольшего - в два раза – в отсутствие диспансерного наблюдения (20,0±4,5% против 10,3±1,9%, р<0,05);

анемии беременных – преимущественно в когорте не наблюдавшихся в ЖК по тем или иным причинам, - практически в два раза - 60,0±5,5% против 31,0±2,8%, (р<0,05) при ранней постановке на учет.

хронической плацентарной недостаточности - наибольшей в отсутствие диспансерного наблюдения – у трети беременных – 31,5±9,1% против 23,6±2,6%. (р<0,05) - при ранней явке;

хронической гипоксии плода - у каждой второй из когорты с поздней явкой и избегавших диспансерного наблюдения в ЖК беременных (40,0±5,5% и 39,7±3,2%, соответственно, (р<0,05) .

патологии околоплодной среды, связанной с резким увеличением (многоводие) количества околоплодных вод, - практически в три раза чаще, чем при раннем обращении в ЖК (4,5%, 5,3% и 1,5%, соответственно, (р<0,05).

Дисбиотических нарушений вагинального биотопа (60,1±0,9% в среднем), включая вагиниты неспецифической этологии – у трети (29,7±4,1%), (р<0,05).

Спектр гестационных осложнений, отмеченных в когорте со средней явкой в ЖК, составляли:

гестоз тяжелой степени - в два раза чаще (2,5±0,9%) по сравнению с ранней явкой;

ранний токсикоз - в полтора чаще, чем при ранней явке (23,8±2,6% и 17,3 ± 2,3%, соответственно, (р<0,05);

гестационный пиелонефрит – частота сопоставима с таковой при поздней явке (13,5 ±2,1% и 15,0±2,3%, соответственно), однако, превосходила показатель в группе с ранним обращением в ЖК (10,3±1,9%),(р>0,05);

анемии беременных - диагностировалась у трети беременных (в среднем, 34,9±2,5%) с отсроченной явкой;

ХПН – у четверти - частота сопоставима с таковой при ранней явке (27,1±2,7% и 23,6±2,6%, соответственно),(р>0,05);

хронической гипоксии плода – у каждой третьей (28,2±2,7%), тогда как при раннем обращении в ЖК - только каждой пятой (19,1±2,4%), (р<0,05);

Характерно, что на фоне гестоза, особенно, в отсутствие полноценной медицинской помощи значительно чаще диагностируется хроническая плацентарная недостаточность с признаками гипоксии плода на фоне сочетания экстрагенитальной заболеваемости и осложнений беременности.

Стратификация групп по перинатальному риску перед родами осуществлялась вне сопоставления со сроком постановки на учет, поскольку во всех когортах зарегистрирована единая тенденция доминанты беременных со средним перинатальным риском. Оказалось, что суммация гестационных осложнений способствовала «накоплению» высокого «балла» у четверти всех беременных (25,3%), среднего – у двух третей (68,3%), тогда как низкий перинатальный риск регистрировался лишь у 6,4% женщин.

Интранатальная переоценка балльного коэффициента в родах представила следующую картину: за счет перераспределения в когорту с высоким баллом вошли треть женщин (35,6%), две трети (60,2%) – составили когорту со средним перинатальным риском, меньшинство оказалось с низким баллом риска (4,2%).

Детализация метода родоразрешения и характеристик родового акта в зависимости от сроков обращения в ЖК и, соответственно, объема медицинской помощи показала, что когорте беременных с поздней явкой и не наблюдавшихся в ЖК были свойственна высокая частота отклонений от физиологического течения родов:

преждевременных родов (28-37 недель) - в два раза чаще, чем при раннем обращении (5,4% ± 0,9%, 5,0 ± 2,4% и 2,4±0,9%, соответственно, (р<0,05);

быстрых родов - в отсутствие диспансерного наблюдения – в четыре раза чаще, чем при ранней явке (12,5 ± 3,9% и 5,2 ± 2,3% соответственно, (р<0,05);

затяжных родов (2,5±1,2% и 2,3±0,9%, соответственно, (р<0,05).

Чрезмерная родовая деятельность и патология прелиминарного периода предсказуемы в отсутствие полноценного акушерского наблюдения во время беременности. Следствием аномального течения родов является рост агрессивных инструментальных и медикаментозных вмешательств, неблагоприятных для перинатальных исходов.

осложнений родов, традиционно упоминаемых в контексте «рисковых» - преждевременного излития околоплодных вод - у трети пациенток (31,1±2,3%), обусловливающих потребность в утеротонической терапии - практически в два раза чаще, чем при ранней явке в ЖК (12,7% и 5,3%, соответственно, р<0,05);

аномалий родовой деятельности (27,2±2,1% и 24,9±0,7%, соответственно, р<0,05);


загрузка...