Род Аксаковых в истории России: социогенеалогическое исследование (19.07.2010)

Автор: Кулешов Алексей Станиславович

В первой главе дается историко-генеалогическая характеристика рода с момента выезда на Русь в XI в. его родоначальника Шимона (Симона) до конца XV в., до выделения самостоятельной семьи Аксаковых. Эта глава разделяется на два параграфа, в первом из которых детально и критически анализируются сведения о родоначальнике и его ближайших потомках, а во втором – рассматриваются социальные и генеалогические аспекты истории Шимоновичей-Протасьевичей в конце XIII – XV веков.

Появление Шимона в Киеве в 1040-е – начале 1050-х гг. стало следствием общей ситуации на Руси, когда для решения насущных политических проблем на службу к древнерусским князьям привлекались отряды варяжских воинов.

Предки Аксаковых – Шимоновичи – принадлежали к элите Русского государства, были близки к князьям и имели личные заслуги перед ними. Шимон и его потомки занимали в XI – XIII вв. видное положение среди приближенных правителей, выполняли ответственные поручения, занимали высокие должности (тысяцких) и были крупными землевладельцами. Такой статус был обусловлен генеалогически и стал следствием изначально знатного происхождения родоначальника. Поддержанию статуса первых Шимоновичей способствовали матримониальные браки. Факт сватовства Мины Ивановича к представительнице династии Рюриковичей демонстрировал их социогенеалогическое равенство.

Значительные ценности, которые жертвовались Киево-Печерскому монастырю Георгием Шимоновичем, также свидетельствуют о высоком положении семьи в первые века пребывания на Руси. Начав служебную деятельность в Киеве, Шимоновичи вскоре мигрировали в Суздаль, где обзавелись земельными владениями, сохранили и даже упрочили положение в структуре элиты. В XI – XIII вв. они являлись социально успешным родом, у представителей которого имелись все условия для сохранения статуса в дальнейшем.

Социальные возможности, созданные в результате служебной активности первых Шимоновичей, были в полной мере реализованы в конце XIII – XIV вв. при изменении политической ситуации на Руси. Возвышение Протасьевичей произошло в правление Ивана Калиты, т.е. во второй четверти XIV в., когда они достигли высшего доступного для них служебного положения тысяцких и оказались первой по социальному значению семьей среди элиты Московского княжества. Такое положение удерживалось ими в течение полувека. Протасьевичи оказались свойственниками московской великокняжеской династии. Их основной социальной функцией являлось участие в развитии экономической сферы государства и формировании соответствующей ей служебно-должностной структуры.

С конца XIV в. семья стала приходить в генеалогический и социальный упадок. Генеалогический кризис выразился в сокращении количества членов рода, что лишало их возможности опереться в социальных притязаниях на разветвленные родственные связи, а социальный кризис выразился в переходе на службу к удельным князьям, что в условиях начинавшейся централизации государства вокруг Московского княжества лишало их возможности широкого маневра. Потенциал, накопленный в XIV в., в первой половине XV в. оказался утрачен. Протасьевичи пополнили сообщество удельных бояр, переместившись на более низкий уровень в структуре привилегированного слоя. Они не вошли в состав формировавшегося на рубеже XV – XVI вв. государева двора, в который попадали те, кто непосредственно служил великому князю московскому. Становление данного института выражало новый социальный процесс, когда из групп, сложившихся в различных княжениях, складывалось привилегированное сословие единого Русского государства.

Демографическая ситуация в роде Протасьевичей к концу XV в. исправилась, количество его членов увеличилось, что создавало возможность для дифференциации на самостоятельные семьи. Этот процесс начался в начале столетия выделением Воронцовых и продолжался до его конца, когда появилась семья Аксаковых. Для преодоления негативных тенденций в социальном отношении потребовалось более длительное время и модификации в структуре служилого сословия, обусловленные потребностями централизованного управления.

Вторая глава охватывает период Московского царства и также состоит из двух параграфов. В первом из них рассматривается история семьи в конце XV - XVI вв., прослеживается процесс формирования Аксаковых как самостоятельного рода и определения его места в структуре служилого сословия. Второй параграф посвящен преимущественно анализу двух социогенеалогических моделей служилого рода, которым соответствовали московская и арзамасская ветви Аксаковых в XVII веке.

В XV в. произошла генеалогическая дифференциация единой прежде семьи Протасьевичей, обусловленная фундаментальными социокультурными модификациями, происходившими в процессе централизации Русского государства и приведших к формированию слоя служилых людей в рамках поместно-вотчинной системы.

К началу XVI в. Аксаковы утратили характерное для их предков положение в среде московских родов и оказались в числе провинциальных землевладельцев. Изменилась территориальная локализация Аксаковых, трое из сыновей родоначальника – Александр, Дмитрий, Василий – в правление великого князя московского Василия III были пожалованы «описными вотчинами» новгородского епископа Феофила.

Только в середине XVI в. Аксаковы вернулись в ряды столичных служилых людей и вошли в состав государева двора. Способствовали этому реформы середины века, прежде всего Тысячная реформа 1550 г., которые являлись важным этапом в формировании правящей элиты Русского централизованного государства. Аксаковы в период возвращения на столичную службу, несмотря на происхождение, заняли невысокое положение в иерархии государева двора, среди основной массы дворянских семей, а не в числе первостепенных родов.

Активное и длительное участие Аксаковых в боевых действиях периода правления Ивана Грозного позволило реализовать тот социальный потенциал, который появился у них после Тысячной реформы. С конца XVI в. они все чаще назначались в службы, не связанные с Северо-Западным регионом, что означало в контексте общей эволюции служилого сословия окончательное причисление к московской корпорации.

Перемещение Аксаковых в среду столичной корпорации обусловило всплеск местнической активности, направленной на определение и удержание нового положения в иерархии государева двора, адекватного древнему происхождению и заслугам предков. Аксаковы участвовали в 7 местнических спорах, причем 6 раз они выступали инициаторами и только в одном случае являлись ответчиками. Обращает на себя внимание также ограниченная хронология – все дела Аксаковых локализованы между 1561 и 1601 гг., после этого они выбыли из местничества, поскольку в отстаивании своего социального положения уже не было необходимости.

Перемещение Аксаковых в состав государева двора было подкреплено экономически, в непосредственной близости от Москвы представители рода владели как поместными, так и вотчинными землями.

Во второй половине XVI в. род Аксаковых разделился на две ветви: московскую и арзамасскую. В социальном отношении XVI век стал для Аксаковых периодом значительной мобильности, имевшей позитивную направленность.

Социогенеалогическая история Аксаковых в XVII в. характеризуется, прежде всего, значительной стабильностью того положения в структуре служилого сословия, которое они занимали. В течение большей части столетия они сохраняли достигнутый к рубежу XVI – XVII вв. статус, который менялся незначительно и в зависимости от эволюции элиты в целом (рост численности государева двора, изменение функциональных обязанностей его чинов и т.д.)

В начале XVII в. окончательно сформировалась внутренняя структура Аксаковых, род представлял собой совокупность двух социальных моделей бытования служилого рода (столичного и провинциального), первая из которых соответствовала московской, вторая – арзамасской ветвям.

Московские Аксаковы служили при царском дворе, принадлежали к средним чинам государева двора, назначались на соответствовавшие их положению и происхождению должности в сфере управления, выполняли ответственные поручения монарха.

В 1620-е гг. началась служба московских Аксаковых в чине стольников, сначала патриарших, а затем царских. Пожалование трех братьев Аксаковых в чин государева стольника стало серьезным повышением в структуре государева двора и безусловным социальным успехом. Значительно позже, чем служба стольниками, только с 1650-х гг., началось пожалование членов семьи в чин стряпчего. В XVII в. большинство из московских Аксаковых служило в данном чине и часто именно с него начинало придворную карьеру. По нашим данным, в стряпчих было 9 человек из московской семьи Аксаковых. В ее положении в XVII в. заметна некоторая позитивная тенденция – постепенное повышение из более низких чинов в более высокие, хотя только в границах возможных иерархических колебаний. Социальным пределом для Аксаковых в XVII в. являлся чин стольника.

Арзамасские Аксаковы на протяжении большей части XVII в. уступали в социальном отношении московским родственникам, сосредоточив активность преимущественно в приобретении земельных владений. Они принадлежали к категории городовых дворян. Различие в социальном положении обусловило стремление московских Аксаковых отмежеваться генеалогически от провинциальных родственников, что особенно наглядно проявилось при составлении родословных книг после отмены местничества.

2Разделение Аксаковых на различные в социальном отношении ветви отражало иерархическую структуру всего служилого сословия России. Служилые люди не являлись единой группой и представляли собой совокупность различных социогенеалогических моделей. Обе ветви Аксаковых относились к категории служилых людей «по отечеству», но одна из ветвей была в чинах «московских» и обладала большим социальным потенциалом, а другая, арзамасская, принадлежала к провинциальным и мало чем выделялась среди множества подобных семей. Однако принадлежность ее к категории служилых «по отечеству» создавала латентную возможность к продвижению по социальной иерархии, которой Аксаковы воспользовались при благоприятной ситуации. В последней четверти XVII в. наметились тенденция к продвижению этой семьи вверх в социальном отношении. К концу XVII в. арзамасские Аксаковы достигли положения, равного тому, которое заняли московские на рубеже XVI – XVII вв. и приблизились к ним по месту территориальной локализации – в Московский регион. Социальный статус обеих ветвей рода сровнялся.

История Аксаковых в период Российской империи осмысливается в третьей главе настоящего исследования. Она разделяется на три параграфа. Первый посвящен периоду Петровских преобразований, когда в контексте общероссийской модернизации служилое сословие активно эволюционировало в новую социальную категорию – дворянство, и этим процессом оказались затронуты Аксаковы. Второй параграф раскрывает историю рода с середины XVIII до середины XIX вв. в контексте консолидационного процесса российского дворянства. В третьем параграфе анализируются социальные судьбы Аксаковых в период капиталистических преобразований России.

Петровские реформы привели к фундаментальным модификациям во всех сферах российского общества, в том числе к существенному изменению всей социальной структуры. Серьезные изменения произошли в служилом сословии, на основе которого стало формироваться новое социальное сообщество - дворянство, которое отличается единством правового положения, общностью привилегий, службы, культуры.

Аксаковы вместо придворной службы на рубеже XVII – XVIII вв. оказались в военных полках или на службе в провинциальных городах. Карьера молодых представителей рода складывалась в соответствии с той моделью, которая определялась властью для сословия в целом: сначала военная служба, а после выхода в отставку – назначение на должности в гражданском региональном управлении, испытывавшем большой недостаток кадров. Обычно они назначались в тот регион, где у отставника были поместья.

Отсутствие генеалогического учета дворянства в петровское и постпетровское время привело к тому, что при целенаправленном изучении родословия Аксаковых, предпринятом в рамках настоящего исследования, удалось исправить существенную ошибку, допущенную в предыдущей историографии. Выяснилось, что калужско-московская ветвь Аксаковых происходила не от Ивана Семеновича Большого Аксакова, как считалось с середины XIX в., а от его брата, Ивана Семеновича Меньшого Аксакова, умершего в 1735 году.

Обе ветви рода Аксаковых являлись мелкопоместными дворянами. Петровские реформы привели к возрастанию территориальной мобильности дворянства, что, в свою очередь, обусловило генеалогический процесс выделения в структуре родов новых, локализованных по региональному признаку ветвей. В структуре рода Аксаковых в первой половине XVIII в. началось становление тульско-рязанской ветви, выделившейся из московской. Ее наименование обусловлено тем, что принадлежавшие к ней лица одновременно владели имениями в Тульской и Рязанской губерниях. Тульско-рязанская ветвь формировалась в условиях изменения места и роли дворянства в сфере государственного управления и экономики России, поэтому интегрировала различные модели социального бытования.

В Петровское время получил завершение процесс социального сближения московской и арзамаасской ветвей. Их представители в первой трети XVIII в. занимали идентичное положение в структуре формирующегося дворянства, находились на одинаковых должностях и чинах; размеры их земельных владений были также сопоставимы. В контексте консолидации элиты окончательно исчезли те различия, которые существовали ранее. Социальное бытование арзамасских и московских Аксаковых стало соответствовать общей модели, которая сложилась на рубеже XVII – XVIII веков. Петровская эпоха в истории Аксаковых стала моментом, когда определялась дальнейшая судьба двух его ветвей в условиях новой социально-политической, экономической и культурной ситуации, в имперский период Российской государственности.

Вследствие Петровской модернизации в первой половине – середине XVIII в. изменилось внутрисословное положение многих дворянских родов. Одни утратили видное социальное положение и переместились ряды провинциального дворянства, другие наоборот – выбились в высшие слои сословия. В середине XVIII в. московские Аксаковы были вытеснены из прежней социальной ниши, традиционной для них стала военная служба, после отставки с которой, они занимали должности в местных учреждениях.

Положение арзамасской (уфимско-самарской) ветви в XVIII в. стремительно улучшалось, ее представители достигли высоких чинов (действительного тайного советника), званий (сенатора) и должностей (губернатора), появились при императорском дворе. В XIX в. четко обозначилось тяготение ее представителей к гражданской службе.

В первой XIX в. в сфере социальной активности Аксаковых возникло новое направление. Наряду со служебным продвижением появилась возможность укрепить общественное положение рода через литературную деятельность, которая оказывала на общественные настроения значительное влияние. Основу данной традиции в роде Аксаковых заложил писатель, критик и общественный деятель С.Т. Аксаков, упрочили же ее его сыновья, лидеры славянофилов Константин Сергеевич и Иван Сергеевич Аксаковы.

На протяжении XVIII в. в экономическом отношении московские Аксаковы принадлежали к категории мелкопоместного дворянства, перемещение в разряд средних помещиков происходило редко. Уфимско-самарская ветвь оказалась более мобильной в данном отношении. В начале столетия ее представители находились в статусе мелких помещиков, а к концу века их благосостояние возросло и их следует причислять к средним помещикам. Устанавливается, что между материальным благополучием и служебным положением в контексте социогенеалогической динамики рода существует закономерность. Повышение положения семьи в пределах дворянского сословия могло повлечь за собой увеличение размеров недвижимой собственности, и наоборот. Однако подобные изменения могли не совпадать хронологически, проявиться через одно – два поколения. Земельная собственность оказывается менее мобильной в исторической ретроспективе, чем социально-служебное положение.

Процесс консолидации дворянства обусловил изменение процедуры юридического признания дворянского достоинства. В конце XVIII в. в России была введена новая система определения принадлежности родов и конкретных лиц к сословию. Она явилось реакцией на количественный рост дворянства, изменение его генеалогического состава и иные социальные процессы, происходившие вследствие действия «Табели о рангах» и пополнения его лицами из других слоев населения. В 1785 г. была подписана «Жалованная грамота дворянству», которая всесторонне регулировала права, привилегии и сословную организацию дворянства, в каждой губернии были учреждены дворянские родословные книги. Аксаковы были причислены к дворянским корпорациям 7 губерний: Калужской, Московской, Оренбургской (Уфимской), Рязанской, Самарской, Симбирской и Тульской.

При определении принадлежности к конкретной категории сословия Аксаковым, как и многим другим дворянам, пришлось столкнуться с большими сложностями. Они имели безоговорочное право на причисление к древнему дворянству, что означало внесение в шестую часть родословной книги. Однако реализовать это право в полной мере удалось только представителям уфимско-самарской ветви, а московские Аксаковы во второй половине XIX – начале XX вв. юридически считались принадлежащими не к древнему, а к выслуженному дворянству. Однако для конца XIX в. принадлежность к конкретной категории сословия не имела особого значения, и статус Аксаковых недвусмысленно отразил новое положение дворянства в условиях капиталистического развития страны.

Всего с 1791 по 1914 г. принадлежность к сословию юридически оформили 70 человек из рода Аксаковых; среди них – 46 мужчин, 19 женщин, 5 жен. Случаев причисления к региональным корпорациям было больше – 78, поскольку некоторые члены семьи вносились одновременно в родословные книги 2 – 3 губерний. Наиболее интенсивно и длительно фиксировались Аксаковы по региону начальной локализации – Московской губернии – 45,7 % от всех случаев. Пик правового признания в дворянстве пришелся на вторую (26,9 % зарегистрированных случаев) и третью (24,4 %) четверти XIX в. Таким образом проявилось стремление подтвердить статус в условиях изменения социально-экономической обстановки.

Большинство Аксаковых, живших в конце XVIII – начале XX вв., доказали официально принадлежность к дворянству. Правовая активность семьи детерминировалась стремлением удержать сословный статус, дать детям образование в привилегированных учебных заведениях, подчеркнуть древность рода.

Важным моментом в социальной и генеалогической истории любого дворянского рода являлась его геральдизация, т.е. обретение собственного герба. Геральдизация Аксаковых, как и многих других дворянских родов России, была связана с завершением консолидации дворянства, с юридическим закреплением их правового и социального положения через внесение в губернские родословные книги. После этого появилась возможность закрепить герб в «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи», который начал составляться по манифесту Павла I с 1797 года. Герб Аксаковых находился в четвертой части «Общего гербовника», и день, когда император Павел I подписал ее – 7 декабря 1799 г. – следует считать датой его утверждения. С начала XIX в. он использовался Аксаковыми в качестве доказательства при подтверждении социального статуса в губернских дворянских собраниях.

В начале XIX в. обозначилась новая тенденция в сфере матримониальных связей Аксаковых. Впервые был зафиксирован брак с представителем иной социальной группы, в историческом плане означавший разрушение сословной границы между дворянством и иными сословиями и свидетельствовавший о нарушении генеалогической идентичности дворянства.

Вследствие консолидации элиты в XVIII в. возник унифицированный жизненный сценарий для дворянина – сначала военная служба, а в отставке – гражданская. По мере развития сословных привилегий, ослабления влияния власти на судьбу конкретного человека с конца столетия появилась возможность осознанно выбирать сферу деятельности. Этим воспользовались Аксаковы. Московская ветвь в первой половине XIX в. сохраняла традиционный приоритет военной службы, а интересы уфимско-самарской ветви переместились в сферу гражданского управления и общественной деятельности.

Социально-политическая и экономическая ситуация в России во второй половине XIX – начале XX вв. определялась последствиями отмены крепостного права, развития общества и государства по капиталистическому пути с соответствующими этому социальными процессами. Незначительность земельных владений в Московской губернии способствовала повышению генеалогического значения участков, получаемых в приданое, и, как следствие, возрастанию территориальной мобильности дворянских семей. Во второй половине XIX в. сформировался новый центр расселения Аксаковых – Калужская губерния. Он возник благодаря браку Николая Васильевича Аксакова (1829 - 1902) и Юлии Владимировны Воейковой.

Судьба каждой из ветвей Аксаковых представляла собой сложное сочетание личностных моментов и стереотипных социальных моделей. Интегрирующим началом была принадлежность к потомственному дворянству. Однако в пореформенной России происходило ослабление фактора сословного происхождения при становлении карьеры, и в связи с этим возросла социальная ценность образования. Именно им во многом определялась степень достижения жизненного успеха.


загрузка...