Артиклевые формы имени существительного в когнитивно-грамматической категоризации современного английского языка (19.07.2010)

Автор: Долгина Екатерина Андреевна

В разделе 2.1. «Мышление как предмет изучения психологии и философии» показана разница в описании мыслительных процессов представителями двух когнитивных наук. В психологии мышление изучается как особая психическая деятельность человека, основу которой составляет опосредование, т.е. представляет собой установление и осознание человеком объективных отношений и закономерных связей между предметами и явлениями, что предполагает осуществление таких мыслительных операций, как сравнение, анализ, синтез, абстракция, обобщение и конкретизация. В философском разделе логики, изучающем формы мышления, те же операции называются логическими приёмами, с помощью которых (за исключением конкретизации) образуется понятие, отражающее научное познание. Однако подняться на абстрактно-логическую ступень познания можно только с опорой на эмпирическое постижение действительности, что формирует представление о предмете. В его состав входит то, что удержано в общественной памяти, а формой является язык или речь как форма его существования.

В разделе 2.2. «Концептуализация и категоризация» рассматриваются два основных вида классификационной деятельности человека, определяющих когницию и составляющих предмет когнитивных наук. Будучи взаимосвязанными, они различаются «по конечному результату и/или цели деятельности». Если процесс концептуализации направлен на «выделение неких минимальных единиц человеческого опыта в их идеальном содержательном представлении», то категоризация представляет собой в понятийном плане «подведение явления, объекта, процесса и т. п. под определённую рубрику опыта, категорию и признание его членом этой категории» путем мысленного соотнесения предмета или слова с более общим классом (группой или категорией) «на основе определённых представлений об их сущностных свойствах».

В языковой категоризации различают два типа языковых категорий, отражающих разные типы знаний: обыденные категории, предназначенные для объективации знаний о бытийном, внеязыковом мире, и категории как продукты научного сознания, «структурирующие свойства самого языка и его системы».

В настоящей работе представлены оба вида языковой категоризации. С одной стороны, в ней рассматриваются существительные, каждое из которых называет «отдельно взятую категорию со стоящими за ней многочисленными ее представителями», и, следовательно, отражают бытийные категории, а с другой, данные имена оказываются в неразрывной связи с лингвистическими категориями, так как они относятся к части речи имени существительного, а в комплексе с артиклем выражают присущую данному лексико-грамматическому классу морфологическую категорию.

Как и процесс концептуализации, категоризация связана со многими когнитивными способностями человека, но осуществляется с помощью таких совершаемых в процессах мышления операций, как сравнение, отождествление, установление сходства и подобия и т.п. Это те мыслительные операции, которые в психологии объединяются под общим термином опосредование.

В разделе 2.3. «Категория, понятие, представление» определяются выбор и содержание ключевых для данной диссертации терминов. Термин категория в одном из возможных употреблений обозначает первый тип языковых категорий, получивших выражение в части речи «имя существительное». Как результат типизации знаний о мире, категория имеет сложную структуру, что находит отражение в словарной статье: называя категорию, заголовочное слово объединяет ряд лексических значений, определяющих его употребление в речи, при этом каждое из них формально указывает на связь обозначаемого со всей данной категорией.

Принимая во внимание обязательное оформление существительного в английском языке с помощью артикля, а также возможность передачи одного лексического значения имени двумя или тремя артиклевыми формами, структура категории рассматривается в диссертации не в связи с лексическими значениями, которые выражают концепт, а с учётом классификации артиклевых форм. Одна и та же форма артикля с именем в разных значениях последнего выполняет свою типизирующую функцию, указывая на общее категориальное значение. Таким образом, каждая группа артиклевых форм имени называет отдельный тип представлений и образует подкатегорию, или субкатегорию. Название отдельно взятого типа представлений, например, a love, a man, a town или the love, the man, the town или же love, man, town (в нулевой форме) находится в субординатном отношении (иерархии) к названию всей совокупности представлений - категориям love, man, town.

Использование в настоящей работе термина представление для обозначения ментальных структур, выражаемых артиклевыми формами имени, в определённом смысле расходится с его употреблением в когнитивной литературе, в которой наряду с образами и понятиями, представления считаются единицами, входящими в концепт, т.е. результатами концептуализации. Безусловно, артиклевая форма имени, как и любое знаменательное слово, является результатом обоих видов классификационной деятельности, и поэтому её можно рассматривать с двух сторон: и как единицу, относящуюся к концепту, и как единицу, относящуюся к категории. В данной работе предметом изучения является то общее и типизирующее свойство, обнаруживаемое между формами одного и того же имени с артиклем и типоформами разных имён с артиклем.

При выборе термина представление учитывалось также разграничение представления и понятия, используемое в лексикологии для установления различий между общеупотребительным словом и термином. Так, на основании логико-философских определений понятия как «мысль, представляющая собой обобщение (и мысленное выделение) предметов некоторого класса по их специфическим (в совокупности отличительным) признакам», и представления как «чувственно-наглядный, обобщенный образ предметов и явлений действительности, сохраняемый и воспроизводимый в сознании и без непосредственного воздействия самих предметов и явлений на органы чувств», лексикологи сделали вывод о том, что толкование термина передаёт понятие, а толкование общеупотребительного слова отражает черты представления.

Под влиянием соответствующих мыслительных процессов в англоязычном языковом коллективе формировались разные представления о предмете мысли, отражая его опыт на определённых этапах исторического развития языка. Так, сначала появился определённый артикль в результате процесса конкретизации, затем в среднеанглийский период под действием классификации сформировался неопределённый артикль, и, наконец, в новоанглийский период, как следствие абстрагирования в систему был включен нулевой артикль.

Таким образом, категоризация определяется, с одной стороны, как познавательный процесс накопления индивидуализированных, классифицированных и отвлечённых представлений о различных предметах мысли, а, с другой, как мысленное соотнесение предмета с определённой категорией и выбор подходящего представления о нём, т. е. умение оперировать этими представлениями и дифференцировать их.

Вместе с тем, необходимо отметить, что термин категория используется в настоящей работе не только для обозначения языковой категории, называемой именем, но и для части речи имени существительного, а также её грамматической морфологической категории, нашедшей грамматическое выражение в системе артиклей. Следовательно, под категоризацией понимается взаимодействие лексических и грамматических средств выражения в структуре «артикль + имя существительное».

В разделе 2.4. «Роль абстрагирования и конкретизации в формировании имен существительных» приводится обзор литературы, посвящённой изучению взаимодействующих процессов конкретизации и абстрагирования и их роли в образовании категорий обыденного сознания и формировании существительных. Так, Е.С. Кубрякова и О.К. Ирисханова, изучая соотношение абстракции и конкретизации, континуальности и взаимопереходности в именах категорий, проводят когнитивно-функциональный анализ имён с абстрактным значением и иллюстрируют его следующими примерами: расположиться напротив университета – закончить университет – университет жизни. В первом случае за счёт указания на конкретное здание реализуется максимальная конкретизация; во втором примере проявляется наивысшая абстракция, так как имеется в виду высшее образование. И, наконец, третье употребление, реферирующее к одному из способов получения ценного опыта, знаний, представляет собой промежуточный вариант, совмещающий в равной степени абстрактное и конкретное значения, как результат равного участия перцепции и инференции.

Далее обобщаются результаты многочисленных исследований, посвящённых взаимодействию и соотношению процессов абстрагирования и конкретизации в англоязычном (и общегерманском) мышлении в целом, а также языковое выражение этого соотношения с помощью артиклевых форм имени. Основное внимание в них уделяется семантическому разграничению абстрактных и конкретных существительных, а также роли и участию в нём артиклей. Однако необходимо подчеркнуть, что все указанные исследования проводились в русле традиционной лингвистики, т.е. с опорой на языковые структуры и с учетом референции, связывающей имя и обозначаемый предмет напрямую, без опосредования в виде какой-либо ментальной структуры. Поэтому основным семантическим критерием разграничения абстрактных и конкретных имен служит материальность, или вещность референта, характерная для конкретных (вещественных) существительных и не-вещность для абстрактных имен, что предусматривает довольно резкий контраст между этими двумя семантическими группами. Между тем, в реальном речевом функционировании и те, и другие способны реализовывать разные степени абстракции/конкретизации, оставаясь при этом либо конкретными, либо абстрактными именами. Напротив, применение когнитивного подхода, т.е. признание существования образа предмета или представления о нем как связующего звена между предметом и словом, позволяет постулировать градуальность и широкий диапазон семантической категории абстракции/конкретизации.

В разделе 2.5. «Абстракция/конкретизация и артикль: когнитивный подход» рассматривается участие процессов абстракции и конкретизации в формировании артикля в английском языке. Для этого приводится обзор теорий актуализации (the actualization theory), теории детерминации (the determination theory) и теории вещественности (the substantiation theory). Основное внимание уделяется теории актуализации Г.Гийома, изучавшего артикль во французском языке, и его последователя Дж.Хьюсона, применявшего это учение к английскому артиклю. Ссылаясь на Г. Гийома, Дж.Хьюсон связывает появление грамматической категории артикля у имени существительного с распадом падежной системы в индоевропейских языках. Там, где падежная система (из 6-8 форм) сохранилась до наших дней в прежнем состоянии, артикли, как правило, отсутствуют (например, в русском, литовском, латышском языках). По мнению Г.Гийома и Дж.Хьюсона, способность формировать и воспринимать абстрактные категории в таких языках получила языковое выражение в виде артиклевых форм имени.

В разделе 2.6. «Категория абстракции/конкретизации: оппозитивный и когнитивный подходы» освещаются традиционный и когнитивный подходы к определению границ языковых категорий. В основу рассмотрения положены обобщения Н.Н. Болдырева, приводимые на основании рассмотрения трёх взглядов на категорию и принципы её формирования. Согласно традиционной теории, содержание категории определяется набором признаков, необходимых и достаточных для её описания, и для отнесения к ней того или иного элемента требуется наличие всех признаков, что придает ей дискретный и абсолютный характер. Напротив, в соответствии с другой теорией, категории имеют условный характер и нечёткие границы, что определяется мотивами и целями их использования. В одну категорию могут входить элементы, набор признаков у которых может частично или полностью не совпадать. Третья точка зрения обеспечивает компромиссное решение проблемы принципов формирования категорий, найденное в теории прототипов, зародившейся в когнитивной психологии, а затем получившей развитие в когнитивной лингвистике. Этот подход «допускает возможность недискретной формы организации категорий и межкатегориального пространства по типу континуума».

Принимая во внимание объективное функционирование в английском языке категории существительного, представленное 3-мя типами языковых структур, можно утверждать, что эта категория носит градуальный, или континуальный характер, который обусловлен наличием в системе именных форм с неопределённым артиклем. Являясь выражением классификации, они составляют прототип этой категории, так как объединяют членов, обладающих признаками двух остальных типов языковых структур, обозначающих абстракцию и конкретизацию.

В Главе 3 «Структура “нулевой артикль + существительное” и процесс абстрагирования» уточняется категориальное значение аналитической формы имени с нулевым артиклем (значащим отсутствием артикля) и выполняемая ею семиотическая функция. Для этого рассматривается механизм когнитивной операции абстрагирования (отвлечения) и формирования в её процессе абстрактного представления, определяющего выбор нулевой артиклевой формы имени в речи.

В разделе 3.1. «Понятия абстракции и обобщения» устанавливается соотношение терминов абстракция (отвлечение) и обобщение путём сопоставления их философско-психологического и лингвистического содержания. На основании данных философии и психологии делается вывод о необходимости разграничения обозначаемых данными терминами мыслительных операций абстрагирования и обобщения, что определяет их языковое выражение. Их неравноценность состоит в том, что при абстракции вычленяются существенные свойства предмета, а при обобщении - только относительно устойчивые из них. Отличительными чертами обобщения являются фиксация выделенных свойств и возможность сопровождать разнообразные мыслительные операции, в том числе и абстрагирование, становясь их характеристикой.

Эти выводы соответствуют теории А.И. Смирницкого, который указывал на взаимосвязь понятий обобщения и отвлечения с лингвистической точки зрения, определяя назначение нулевого артикля и дифференцируя его употребление. Основной его функцией он считал обозначение отвлечения (от классификации и индивидуализации), когда «предмет, обозначаемый существительным, берётся вне какого-либо соотнесения и сопоставления с классом предметов» и предстаёт в своем существе «в отвлечении от объема, числа, границ, формы и тому подобных признаков», что проявляется, например, в нарицательных именах, обозначающих вещества.

Однако в случае имён нарицательных, обозначающих предмет, «который в принципе может быть соотнесён с каким-то классом», абстрагирование ведет к «обобщению существенных черт класса в целом», и поэтому нулевой артикль приобретает значение обобщения. Примером такого взаимодействия функций, согласно А.И. Смирницкому, является употребление слова language с нулевым артиклем, что указывает «на язык вообще, то общее, что наличествует во всех языках».

Но поскольку большинство нарицательных имен при употреблении с нулевым артиклем отражают и отвлечение, и обобщение, так как допускают возможность и классификации, и индивидуализации, и среди них имеются имена, обозначающие как абстрактные категории, так и вещества (love, difficulty, prohibition, interest, interest, wine, coffee, tea, juice), результатом отвлечения в чистом виде оказываются только неисчисляемые существительные, обозначающие вещества и абстрактные категории, неспособные к классификации в единственном числе: accommodation, advice, baggage, behaviour, bread, chaos, foliage, furniture, information, luggage, music, news, permission, progress, scenery, traffic, travel, trouble, weather.

В разделе 3.2. «Формирование абстрактно-обобщенных представлений в речи» принцип разграничения абстрагирования в чистом виде и объединения его с операцией обобщения развивается в диссертации на основании проведения семантического анализа контекстуального употребления имен с нулевым артиклем. В работе утверждается, что при взаимодействии двух операций происходит категориальное противопоставление предмета мысли в его общем, отвлечённом виде какому-либо другому, столь же отвлечённому предмету - его противоположности, так как задача обобщения заставляет выделять и удерживать в сознании не только отвлечённую сущность мысли, но и диаметрально противоположную ему отвлечённую сущность. В результате формируется абстрактно-обобщенное представление о предмете, которое выражается существительным с обобщенным абстрактным значением, обозначаемым нулевым артиклем. Например:

Distance is less an affair of space than time. (W.S. Maugham) As the years pass, fact will become myth, and myth will become reality, smothering the real Diana. (A. Morton) “...We spread calm where there is uncalm. If there is noise, we apply silence.” (Ch. Buckley)

Наиболее естественно категориальное противопоставление в целях абстрагирования отражают нулевые артиклевые формы абстрактных существительных:

He was never tormented by doubt of his own motives. Right and wrong stood for him as immutable as the two poles. He had never wandered in that twilight country where the nuances of evil and good cast their perplexing shadows. He had great determination and infinite patience. He was kind without being sentimental and m??????????????????????????????????????????????????????????????????????? ?????????????????????????????????????

Независимо от выражаемой семантики, общим для абстрактных имен является отсутствие каких-либо временных или пространственных пределов, широта и недискретность представления о том или ином качестве, действии или состоянии, что и определяет возможность полярного противопоставления, которое позволяет реализовать речевая практика.

Но особый интерес с точки зрения категориального значения противопоставления представляет употребление существительных, традиционно классифицируемых в разряд конкретных:

I spent each day looking and listening to the rare duck and geese, the divers, the wild swans, that abounded in all the inlets and lagoons along the shore. It was a place where nature was triumphant over man. (J. Fowles)

Существительное в нулевой артиклевой форме man приобретает абстрактное значение, обозначая человечество в целом, и оказывается в оппозиции имени nature, передавая соперничество человека и природы в плане созидания. При этом в данном употреблении не учитываются такие противоположные качества референтов, как разум и стихия, слабость и мощь.

Данный пример показывает процесс трансформации конкретного имени в абстрактное: какой-либо один признак категории, обозначаемой существительным, выделяется в сознании говорящего/пишущего и противопоставляется другому признаку, закрепленному за другой категорией, выражаемой другим именем. Остальные признаки, присущие этой категории, в расчёт не принимаются, или «подавляются».

В разделе 3.3. «Типы противопоставлений при абстрагировании» приводится материал, иллюстрирующий два типа противопоставления - эксплицитное, т.е. лексически выраженное и имплицитное, лексически не выраженное. Эксплицитное противопоставление демонстрируют устойчиво воспроизводимые параллельные структуры, неизменно включающие два имени, соединённые при помощи союза:

Every morning of her life, rain or shine, Violet Aird walked to the village to collect from Mrs Ishak’s supermarket two pints of milk, The Times, and any other small groceries and supplies needed for the sustenance of one elderly lady living on her own. (R. Pilcher) ‘I can’t ‘elp that. I been at sea, man and boy, for more than thirty years, and when a chap dies on a British ship he must ‘ave a British funeral. (W.S. Maugham) She ordered her fish unfilleted. Delicately and discreetly s???????????????????

Абстрактно-обобщенные представления о предмете мысли закрепляются с помощью противопоставления в следующих абстрактных значениях: rain/shine – плохая погода/хорошая погода; man/boy – зрелый возраст, зрелость/юность; flesh/bone – съедобное/несъедобное.

Значительно чаще, однако, противопоставление является имплицитным и выражается только одним именем, называющим одну из противоположностей. В следующих примерах работа противопоставляется – бездействию, пассивности, а здоровье – болезни:

‘He’ll have to get back to work – I told him to go up to London for a week – start taking some sort of an interest.’ (S. Hill) The Hippocratics interpreted these signs and symptoms as evidence that the body is a marvellous mechanism with an innate capacity to restore the natu???????????????????????????????????????????????????????????????????? ?????????

В разделе 3.4. «Типы определений при существительных с абстрактно-обобщённым значением» разграничиваются два типа определений, сопровождающих имена в нулевой артиклевой форме. Концептуальные определения передают неотъемлемый признак категории, закреплённый в абстрактно-обобщённом представлении:

Dr Sunders was an early riser. The dawn had but just broken when he went out on his verandah and called Ah Kay. The boy brought his breakfast, the little delicate bananas known as lady’s fingers, the inevitable fried eggs, toast, and tea. The doctor ate with good appetite. (W. S. Maugham) Toward morning slumber really came, as an effect mental rather than of physical fatigue. (H. James)

Усилительные определения подчеркивают качества, определяющие абстрактно-обобщенные представления о предмете мысли:

‘Do they know?’ he asked at last, pointing to the persons on the verandah, now sitting in unusual, unaccountable silence. (W. S. Maugham) We now sing “Soldiers of the Queen” with tremendous enthusiasm. I sing fortissimo to keep out the noise of the others; and this clears me of all suspicion of offensive gentility. (B. Shaw) Poise is perfect balance, an equinimity of body and mind, complete composure whatever the social scene. Elegant dress, immaculate grooming and perfect deportment to the attainment of self-confidence. (M. Spark)


загрузка...