Питание и здоровье сельского населения Сибири в современных социально-экономических условиях (19.01.2009)

Автор: Турчанинов Денис Владимирович

Таким образом, при оценке потенциального риска здоровью населения от химического загрязнения продуктов питания получена ценная информация для планирования профилактических мероприятий в отношении обеспечения безопасности основных групп пищевых продуктов, определены приоритетные источники поступления содержащихся в них контаминантов и их влияние на формирование патологии критических органов и систем организма.

Рис. 3. Коэффициенты опасности (HQ) для здоровья населения от воздействия

контаминантов, поступающих с основными продуктами питания, по

направленности на "критические" органы и системы (1996-2005 гг., ед.)

Оценка влияния факторов социальной среды на питание и здоровье сельского населения (по результатам социологических исследований).

Для установления факторов социальной природы, являющихся причинами нарушений структуры питания, и условий этому способствующих, проведены масштабные социологические исследования сельского населения регионов Сибири (более 12 тыс. респондентов), в программу которых вошло значительное число потенциальных факторов риска нарушения структуры питания и потерь здоровья населения от заболеваний с алиментарными факторами риска.

Данные социологического мониторинга свидетельствовали о том, что 83,6% сельских жителей не знают о принципах рационального питания, однако 64,9% хотели бы их узнать и использовать при организации собственного питания, а 48,8% сельчан готовы изменить пищевые привычки, если будут уверены в их негативном характере. Такие результаты делают необходимым проведение мероприятий по гигиеническому воспитанию сельского населения с разъяснением принципов и преимуществ здорового питания, как одной из потенциально эффективных (и экономически возможных) мер с учетом того, что выбор пищи и составление рациона – дело личного желания и возможностей каждого человека. Исследования типа «случай – контроль» показали, что уровень артериального давления статистически значимо различался у лиц, объединенных в группы с привычкой «досаливать» пищу во время еды и без такой привычки (p<0,05), а индекс массы тела (и уровень животных жиров в рационе) были существенно выше у лиц, испытывающих пристрастие к «жирной» и «мясной» пище (p<0,01), удельный вес которых среди сельского населения был достаточно велик (42,1%).

Значимой медико-социальной проблемой является избыточное употребление алкогольных напитков населением. По данным изучения фактического питания и социологического мониторинга, среднее потребление спиртсодержащих напитков сельскими жителями в трудоспособном возрасте в 2006-2007 гг. составило 13,8 л/год/чел. (в пересчете на этанол), причем для мужчин эта величина составила 23,4, а для женщин – 7,6 л/год/чел. (p<0,001). Группы с наибольшим потреблением - В структуре потребляемого алкоголя наибольший удельный вес (38,6%) поступления этанола приходился на водку, 29,8% - на пиво, 25,7% - на суррогаты алкоголя кустарного производства, 5,9% – на вино, причем, за период с 2002-2003 гг. в этой структуре уменьшился удельный вес суррогатов, и, напротив, увеличилась доля этанола за счет водки (p<0,05).

Факт табакокурения признали 37,7% сельчан (68,2% мужчин и 22,2% женщин; p<0,001), 56,1% из числа курящих оказались «злостными» курильщиками – их доза составила более 10 сигарет в день, а у 25,0% - более 20 штук в сутки. Влияние двух последних факторов на обеспеченность эссенциальными и уровень токсичных микроэлементов в организме показано в соответствующем разделе.

Гиподинамия была отмечена у 37,2% населения. Социально-обусловленный стресс, в той или иной степени выраженности, по субъективным ощущениям в течение месяца перед опросом испытывали 71,5±0,6% населения.

Показатели силы влияния собственно питания и описанных выше факторов на заболеваемость сельского населения алиментарно-зависимой патологией, рассчитанные в ходе дисперсионного анализа, приведены на рис. 4.

Рис. 4. Показатели силы влияния изучаемых факторов на заболеваемость

сельского населения (?х2; в долях единицы)

В целом, по группе заболеваний, в этиологии которых ведущую роль играет фактор питания (по классификации ЕРБ ВОЗ), показатель силы влияния фактора питания составил 0,53, по группе патологии, в формировании которой фактор питания имеет значение – 0,16. Такие результаты подтвердили, что использован-ная классификация, в целом, отражает роль и влияние фактора питания на заболе-ваемость и применима для целей СГМ, хотя, безусловно, реализация влияния этого фактора в каждой конкретной группе населения зависит от целого ряда сопутствующих местных условий.

Одним из таких условий, оказывающим непосредственное влияние на формирование потерь общественного здоровья, является организация медицинской помощи населению. По ряду объективных показателей и результатам социологических исследований, система медицинского обслуживания сельского населения не обеспечивала адекватного уровня медицинской помощи, хотя была в состоянии влиять на формирование показателей заболеваемости (сильная корреляционная связь между показателями доступности медицинской помощи и уровнями заболеваемости, rуz(х)=+0,74; р<0,01). Удовлетворены уровнем медицинского обслуживания лишь 58,5% населения.

Медицинские работники, имея авторитет у сельчан, при этом вели себя пассивно, рекомендуя населению изменить характер питания и образ жизни лишь в 23,0% случаев, от числа, когда это было необходимо, а часто и сами не обладали необходимыми знаниями и информацией (по данным анкетирования сельских медработников первого контакта, принципы рационального питания верно указали лишь 67,2% респондентов, а при решении ситуационных задач верные рекомендации дали только 71,6%).

Для соблюдения принципов рационального питания недостаточно лишь знаний и умений. Необходимо, чтобы имелся и был доступен достаточный ассортимент пищевых продуктов. Стоимость реального месячного рациона сельского жителя Омской области (по данным изучения фактического питания) в ценах 2005 г. составила 1970,40 руб., величина прожиточного минимума для трудоспособного населения - 2655 руб. Таким образом, расходы на питание составляли до 74,2% от величины прожиточного минимума, а уровень доходов в существенной мере определял качество питания сельских жителей. В 65,7% семей доходы на 1 работоспособного члена семьи были меньше величины прожиточного минимума. Удельный вес расходов населения на приобретение продуктов питания за 1998 –2007 гг. снизился с 49,2% до 33,9% при одновременном увеличении доли расходов на оплату коммунальных услуг с 12,0% до 26,5%, при этом прирост расходов на коммунальные платежи (Тпр.=+9,2%) существенно опережал рост реальных доходов населения (Тпр.=+1,8%). Все эти факторы негативно сказывались на качестве питания сельчан, что подтверждалось и данными других авторов (А.К. Батурин с соавт., 2002; Э.Э. Кешабянц, 2003).

Популяционное исследование качества жизни сельского населения, связанного со здоровьем.

Наряду с проблемами обеспечения уровня жизни, большое значение имеет и достижение высоких показателей качества жизни, в особенности – качества жизни, связанного со здоровьем (КЖСЗ), поскольку качество жизни – интегративная характеристика физического, психологического и социального функционирования человека, и эффективность любых профилактических мероприятий должна выражаться не только в снижении комплекса показателей заболеваемости и ее исходов, но и должна быть оценена с использованием метода оценки КЖСЗ. Это сделало актуальным и в научном, и в практическом плане разработку мониторинга КЖ как подсистемы СГМ, определение популяционных нормативов КЖСЗ для сельского населения с целью практического использования в сравнительных исследованиях, изучение влияния нерационального питания на изменение КЖСЗ, что было реализовано впервые в России в виде популяционного исследования качества жизни сельского населения, связанного со здоровьем.

В табл. 6 приведены предложенные популяционные нормативы КЖСЗ для сельского населения (в пределах 2 и 3 квантилей; опросник MOS SF-36). Показа-тели КЖ мужчин были выше, чем у женщин, а характеристики психологического компонента здоровья - существенно ниже шкал, отражающих физический компо-нент, что отражало наличие социально-обусловленного стресса, ухудшающего КЖ сельского населения. С возрастом показатели КЖ по всем шкалам умеренно и равномерно снижались (Тсн.=-1,7-1,9%; p<0,01). Определены территории и группы риска среди сельского населения (лица с низким уровнем доходов, начальным уровнем образования, вдовцы, женщины, находящиеся в разводе). КЖ сельчан было ниже, чем у жителей г.Омска (контрольная группа) по всем шкалам, кроме шкалы RE. Показатели КЖ (преимущественно по шкалам физического компонента здоровья) находились в сильной корреляционной связи с состоянием питания и пищевого статуса сельского населения (r=+0,72; p<0,001). По шкале PH имелись существенные различия в группе лиц с повышенной и нормальной массой тела (соответственно 53,3±0,17 и 50,7±0,21; p<0,01).

Таблица 6.

Показатели шкал опросника качества жизни MOS SF-36 сельского населения Сибири (2004-2006 гг.; баллы)

Показатель Шкалы опросника SF-36

PF RP BP GH VT SF RE MH PH Mh

Мужчины

P 25 75,0 25,0 51,0 40,0 50,0 62,5 33,3 52,0 48,1 37,4

P 50 (медиана) 95,0 75,0 74,0 50,0 60,0 75,0 100,0 64,0 54,2 45,1

P 75 100,0 100,0 100,0 60,0 70,0 100,0 100,0 72,0 58,3 50,9

M 83,0 65,5 70,3 49,9 58,8 74,0 65,8 61,6 52,7 44,1

SD (ср. отклонение) 24,4 39,5 26,7 13,6 18,5 22,0 40,1 16,6 7,5 9,3

Женщины

P 25 65,0 25,0 41,0 40,0 40,0 50,0 33,3 48,0 46,8 34,9

P 50 (медиана) 85,0 75,0 62,0 45,0 55,0 75,0 66,7 56,0 52,3 42,2

P 75 95,0 100,0 84,0 57,0 65,0 87,5 100,0 68,0 57,2 48,4

M 77,2 59,2 64,4 47,6 53,6 69,4 59,3 56,8 51,6 41,9

SD (ср. отклонение) 22,8 38,2 25,6 12,5 17,9 20,7 39,7 16,9 7,4 9,5

Общая характеристика показателей

Коэф. вариации (%) 29,7 63,3 39,4 26,7 33,1 30,0 65,1 29,1 14,4 22,3

Ассиметрия -1,42 -0,45 -0,06 0,09 -0,10 -0,43 -0,44 -0,17 -0,63 -0,18

Эксцесс 1,51 -1,30 -1,14 -0,41 -0,28 -0,19 -1,36 0,03 0,10 -0,30


загрузка...