Ввведение в виктимологию образования, Тезисы и схемы (18.09.2010)

Автор: Руденский Евгений Владимирович

3.5.Субъектная дезинтеграция

как базовая характеристика деформированной личности подростка.

Представленные, на основе материалов наших исследований психологические профили конформистской, инфантильной, аномичной и маргинальной деформаций личности являются основанием для описания характеристик дефицита субъектной дезинтеграции личности. На основании аналитической интерпретации психологических профилей деформации личности дефицит субъектной интеграции характеризуется следующими признаками:

деформация Я-концепции как продукта самоотношения, в следствии чего личность утрачивает возможность использовать конструктивно этот механизм саморегуляции, что ведет к рассогласованию целей, средств социального самоутверждения личности;

конфликт между интрасубъектной и интерсубъектной стратегией, ведущий к стагнации адаптационного конфликта личности, что блокирует образование энергитических источников социальной активности;

утрата социальной автономности за счет использования всех четырех модификаций деформации личности в качестве источника виктимогенной адаптации;

отказ от рефлексии как механизма субъектогенеза личности и переход на эскапизм как стратегию социальной адаптации.

Дефицит субъектной интеграции явление динамическое, характеризующее неспособность личности с дефектом социализации к социально автономному функционированию. В то время как дефицит потенциалов самоутверждения личности указывает на невозможность ассертивного (уверенного) социального функционирования личности.

Рассматривая потенциал самоутверждения личности как системную персонифицированную способность к эффективному социальному функционированию, которая в интегрированном виде отражает и социальный интеллект, и социальную комптенцию личности, необходимо отметить, что в данном случае речь пойдет о дефиците потенциала социального (а не профессионального, семейного, межличностного или других сфер) самоутверждения личности.

Всвязи с этим, дефицит потенциала самоутверждения личности, можно косвенно измерить используя для этого многофакторный личностный опросник Р.Кеттела. Исходя при этом, что каждый фактор будет рассматриваться в качестве индекса потенциала самоутверждения личности.

В процессе многолетних экспериментальных психологических и социально-педагогических исследований для характеристики и диагностики потенциала социального самоутверждения избраны следующие факторы опросника Р.Кеттелла:

Фактор Е, характеризующий личность обладающей дефицитом социального потенциала через категорию “конформизм” по следующим качествам: подчиняющейся, неуверенный в себе, интрапунтивный, учтивый;

Фактор F, указывающий на наличие дефицита потенциала социального самоутверждения через категорию «импульсивность» по следующим признакам: социальная невнимательность, коммуникативная небрежность, социальная несдержанность, социальная утистичность, апатичность, ригидность;

Фактор G, вскрывающий дефицит потенциала социального самоутверждения через категорию «морально-нормативная неадекватнось», которая характеризуется следующим: подверженность чувствам, игнорирование социально принятых норм, непостоянство социальных позиций, игнорирование социальных обязанностей, беспринципность, неорганизованность и социальная ленность;

Фактор I, раскрывающая дефицит потенциалов социального самоутверждения через категорию «социальная ранимость», представленная такими признаками как: низкая социальная чувствительность, сверхэкстернальность, возбудимость от незначительных социальных импульсов, социофилия (коммуникативная навязчивость), социально-коммуникативная неуверенность;

Фактор Н, представляющий дефицит потенциалов социального самоутверждения посредством категории «социальная робость», которая характеризуется следующими признаками: нерешительность, раздражительность, озлобленность, повышенная чувствительность к угрозе своему социальному статусу;

Фактор Q2, выявляющий дефицит потенциала социального самоутверждения через категорию «социальная значимость», которая определяется такими признаками как: несамостоятельность, потребность в групповой поддержке, безиницыативность, слепое следование социальным нормам;

Фактор Q3, презентующий дефицит потенциала самоутверждения посредством категории «низкое самомнение», характеризуемое плохим самоконтролем, небрежностью, неточностью, не дилекатностью, внутренней конфликтностью.

Основными социально-педагогическими характеристиками, определяющими параметрическое измерение личности виктима являются:

- на уровне самосознания – онтологическая неуверенность, главным признаком которой становится отказ от ответственности за свою судьбу и эффективность социального функционирования;

- на уровне интрасубъектном – психологическая деформация, которая характеризуется стабильной, ставшей чертой личности – тревожностью, которая в свою очередь определяет формирование интрасубъектной дезадаптации личности;

- на интерсубъектном – эскапизм, характеризуемый отказом от решения своих функциональных проблем и трудных ситуаций, уходом от этих проблем, что ведет к сужению спектора социальной практики личности или же стремление к социальному инфантилизму и определяет формирование интерсубъектной дезадаптации личности;

- на субъектном (интегративно-личностном уровне) – социальной гетерономией, что характеризует жертву дефекта социализации как социально зависимую, нуждающуюся в постоянной паттернализации и персональном управлении другим человеком, который становится социальным донором виктима.

По своей сути социальная гетерономия – это функциональная характеристика личности, у которой крайне низкий уровень субъектных качеств, что и определяет ее зависимое положение от других людей и постоянное нахождение в состоянии экзистенциональной фрустрации.

Социальная гетерономия является интегративно-личностной (субъектной) характеристикой виктима. Оформление этой характеристики напрямую связано со степенью выраженности характеристик самосознания, интрасубъектной адаптации и интерсубъектной адаптации.

Самосознание виктима характеризуется нами как онтологическая неуверенность.

Термин “онтологическая неуверенность” впервые был предложен в монографии Ронольда Лэнга “Росколотое Я”. Онтологическая неуверенность является экзистенционально-феноменологической характеристикой личности виктима, которая представляет ее как личность переживающую свою социальную беспомощность в реализации проблем социальной интеграции и персональной адаптации. Это переживание своей вынужденной изоляции и дефектного общения ведет к формированию стабильного состояния личной отчужденности от социльной действительности.

Данная отчужденность виктима представляет в трех измерениях аффективном, когнитивном и психосоциальном.

Личная отчужденность на аффективном уровне трактуется как проявление неспособности к привязанности и любви, отсутствие эмоциональной связи с другими людьми, отвержение себя и других.

Личная отчужденность на когнитивном уровне есть проявление отсутствия общих познавательных интересов, безразличие или отрицательная оценка когнитивной деятельности людей.

Психосоциальная отчужденность есть результат психосоциальной изоляции личности, которая возникает вследствии затяжного стресса аккультурации (аккультурационный стресс) являющийся нормативным атрибутом кризиса подросткового возраста.

Следуя логике описания, предложенной В.В.Бойко, определим эти этапы как фазы развития эмоционального выгорания. Воткак эти фазы и соотсветствующие им сипмптомы выглядят соответственно логике динамики социльно-психологической деформации личности виктима.

Фаза “напряжения”.

Тревожное напряжение, которое выявляется у личности виктима, служит предвестником и “запускающим” механизмом в формировании эмоционального выгорания. Напряжение имеет динамический характер, что обусловливается изматывающим постоянством или усилением психотравмирующих факторов неадекватного социального функционирования личности виктима. Тревожное напряжение включает несколько симптомов:

Симптом “переживания психотравмирующих обстоятельств социальной фрустрации”.

Проявляется усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов интерактивной травматизации личности виктима, которые трудно устранить, имеющимися у личности адаптационными потенциалами или вовсе не устранить. Если личность виктима не ригидна, то раздражение ими постепенно растет, накапливается в отчаяние и негодование.

Симптом “неудовлетворенности собой”.

В результате неудач или неспособности повлиять на психотравмирующие обстоятельства, личность виктима обычно испытывает недовольство собой, конкретными обстоятельствами трудной ситуации, в которой она оказалась в следствии дефекта социализации.

Действует механизм “эмоцианального переноса” – энергетика направляется не только и не столько вовне, сколько на себя. По крайней мере, возникает замкнутый энергетический контур “Я и обстоятельства”: впечатления от внешних факторов деятельности постоянно травмируют личность виктима и побуждают ее вновь и вновь переживать психотравмирующие следствия дефекта социализации.

Симптом “загнонности в клетку”.


загрузка...