Традиционное музыкальное наследие волжских немцев в прошлом и современности (18.04.2011)

Автор: Шишкина Елена Михайловна

Основные выводы исследования:

1. Волжские немцы, их поселения на территории России в сложном полиэтническом регионе Поволжья, их культурная и экономическая жизнь на протяжении последних 240 лет является одной из ярчайших страниц в культурном диалоге «Германия – Россия», дав свой своеобразный самобытный вариант, пусть и недостаточно изученный, не во всех деталях осознанный и не до конца оцененный в настоящее время. Ведь волжские немцы, как и представители других субэтнических групп на территории бывшей Российской царской империи, стали посредниками между западноевропейской и русской культурой и, работая в России и на благо России, они стали созидателями и носителями новых духовных ценностей, отождествляя свою судьбу с судьбой своей новой родины. И если волна реэмиграции 1990-х гг. заставила задуматься о будущей судьбе российских немцев и их культурного наследия, то результаты Всероссийской переписи 2002 года показали, что 600 тысяч российских немцев по-прежнему считают своей Родиной именно Россию и связывают с этой страной своё будущее, а значит и свои культурные традиции.

2. Менталитет волжских немцев был выработан как особая социально-культурная реальность в тесной взаимосвязи с постоянно изменяющимися историческими факторами и условиями, повлиявшими на специфику их формирования, начиная с конца XVIII в. Помимо таких типичных черт немецкого национального характера как трудолюбие, лояльность, дружелюбие, честность, храбрость, религиозность, – волжские немцы смогли обнаружить пластичность и способность к адаптации в новом для себя ландшафте и климате, в особых географических, хозяйственных и исторических условиях. Представители субэтнической группы «волжские немцы» ощущают глубокое чувство этнопринадлежности именно к России и к Волге, которое неоднократно возникало и ярко проявлялось на всем протяжении их исторического развития. Как приобщение немецких переселенцев к русской культуре, так и их стремление сохранить свою самобытность, явилось важным фактором культурной жизни России на протяжении нескольких столетий.

3. Проведенный историографический анализ музыкального теоретического наследия как научной системы, наследия, накопленного мировой этномузыкологией за 200 лет (с начала XIX – до начала XXI в.), раскрыл основную проблематику исследований по осмыслению сущностных характеристик традиционного музыкального наследия волжских немцев, систематизировал и осмыслил этапы изучения музыкальной традиции. Первый этап (нач.XIX в. – до 1917) – эмпирический, начало собирательства немецких песен и обрядов в Российской империи, появление первых публикаций по Югу России и Поволжью; второй этап (1917-1941) – начало научного осмысления народно-певческого и инструментального наследия волжских немцев, подчинение собирательской деятельности целям и задачам научных исследований, открытие богатства и многообразия народных песен российских немцев как оригинальной островной культуры в разных регионах России; третий этап (1945-1989) – резкое сужение интереса в СССР к волжско-немецкому фольклору, перенос эмпирических исследований традиционной культуры немецких поселений в регионы Казахстана и Сибири, развитие теоретических взглядов за рубежом; четвертый этап (1989 – начало XXI в.) – возвращение к эмпирическим и теоретическим исследованиям в России, но исключительно историко-этнографической направленности; смена приоритетов в Германии: завершение исследований национальной культуры российских немцев, организация центров по изучению проблем интеграции и адаптации реэмигрантов на территории метрополии.

4. Вводится определение «субэтнической доминанты» как части системы, сохраняющей этническое тождество субэтнической группы народа-мигранта. В качестве субэтнических доминант или доминант этнической идентичности определяются те виды национальной культуры в вербальной, музыкальной, художественной или иной формах, что определили важные этапы исторического развития духовной и материальной культуры этноса / субэтнической группы.

5. Концепция поиска музыкальных доминант этнической идентичности рассматривается в виде комплексного подхода к анализу музыкальной жанровой системы, поэтических текстов и сюжетов, стиховых, ритмических и мелодико-многоголосных структур. В результате исследования в качестве музыкальных доминант этнической идентичности волжско-немецкой традиции автором определены, во-первых, следующие жанры: Balladen / баллады, Geistliche Lieder / духовные песнопения, Lyrische-Abschiedslieder / лирические песни, Heimat-lieder / песни о родине, Kolonistenlieder / колонистские песни, Scherz-Spottlieder / шуточные, Schnaderhuepfel / частушки; во-вторых, четырнадцать типовых ритмических структур; в-третьих, типовой мелодико-многоголосный стиль, включающий в себя ленточное многоголосие, секундово-квартовость на разных уровнях песенного массива.

6. Жанр волжско-немецкой Ballade/баллады в целостном виде сохраняется в России на протяжении всех исследуемых периодов в активной памяти как солистов, так и певческих групп. Жанр баллады определен в качестве одного из важнейших этнокультурных признаков национальной идентичности субэтноса, центральным компонентом жанровой системы волжских немцев и одной из субэтнических доминант волжско-немецкой диаспоры, что базируется на распространенности и типичности жанра баллады для немецкоязычной культуры: в Германии по публикациям насчитывается 252 типовых балладных сюжета, 48 из которых сохраняются сегодня в России в живой традиции (автором записано 67 музыкальных текстов в 1992-2008 гг.).

7. Жанр Geistliche Lieder / духовные песнопения – эпические, лирико-эпические или чисто лирические песни религиозного содержания – специфический сакрально-художественный комплекс, являющийся результатом длительного глубинного духовного поиска волжских немцев, Презентативность жанра составляет 11% от общего количества волжско-немецких песен (автором записано 102 музыкальных текста этого жанра в 1992-2008 гг.). Жанр Geistliche Lieder / духовные песнопения определен одной из музыкальных этнических доминант волжских немцев, играет важную роль в репертуаре современных певческих групп волжских немцев и сохраняет в настоящее время сюжеты и поэтические тексты средневековых легенд и псалмов, принадлежащих VII – XVI вв.: песни-легенды о святых Одилии, Марии, Екатерине. Анализ стиха, слогоритма, мелодики и типа многоголосия показал, что из всех жанров именно духовные песнопения более всего до сего дня сохраняют зависимость от полученного традиционного наследия Германия: католических песнопений и протестантского хорала, а проявления в нем пликативности – одна из изначальных культурных трансформаций жанра с начала XIX века.

8. Константными для волжско-немецкой музыкально-ритмической типологии определены: 1) основополагающая роль цезурированных ритмических форм с постоянным музыкальным временем; 2) ямбический тип ритмики в ряде типовых слоговых музыкально-ритмических форм, опирающихся на различные формы силлабического стиха; 3) постоянное музыкальное время в количестве 12-ти единиц в одной строке, взаимосвязанное с ямбическими версиями ритмических форм; 4) значительная роль ямбических форм в волжско-немецком песенном наследии как прямое влияние русской песенной волжской традиции (через развитие мелодики); 5) типизированность выделенных ритмических структур для немецкого певческого наследия в целом, отражающая сохранность волжскими немцами своего традиционного наследия.

9. Становление и развитие волжско-немецкой музыкальной традиции проходило в четыре этапа: первый этап (1774-1874), второй этап (1874-1941), третий этап (1941-1989), четвертый (1989 - по настоящее время).

10. Для первого этапа становления и развития волжско-немецкой музыкальной традиции (1774-1874) характерны, во-первых, сохранение и смешение в различных конфигурациях народной музыкальной культуры Гессена, Вюртемберга, Рейнской области, Пруссии, Северной Германии, Эльзаса, Баварии, Бадена, Саксонии; во-вторых, обособление традиционной музыкальной культуры по конфессиональным признакам; в-третьих, полноценное сохранение обрядовой культуры; в-четвертых, начало восприятия новых музыкальных ритмов, ладов, мелодий и начало внутренней реконструкции традиционного музыкального наследия под воздействием иноэтнической среды; в-пятых, редукция части традиционного музыкального наследия, наиболее далекого от новой этнокультурной среды; в-шестых, создание нового жанра Kolonistenlieder / колонистская песня с использованием традиционных напевов; в-седьмых, сохранение в певческом массиве особенностей виртуозного мужского одноголосного пения и ленточного многоголосия протестантских хоралов;

11. Второму этапу становления и развития волжско-немецкой музыкальной традиции (1874-1941) присуще, во-первых, полноценное функционирование всей народной музыкальной жанровой системы, но уход после 1930 г. жанра Geistliche Lieder / духовные песнопения в подпольное латентное состояние; во-вторых, начало смешения музыкального материала: восприятие и заимствование новых иноэтнических целостных мелодий, использование их в основном в жанрах Kolonistenlieder / колонистские песни и Lyrische-Abschiedslieder / любовно-лирические песни; в-третьих, создание «макаронических стихов», отражающих влияние чуждых инокультурных систем; в-четвертых, постепенное включение женщин в сферу музыкального функционирования народной музыкальной системы; в-пятых, появление хоровых ансамблей светской тематики; в-шестых, отражение в многоголосии хоровых ансамблей светской тематики особенностей виртуозного мужского стиля;

12. Третьему этапу становления и развития волжско-немецкой музыкальной традиции (1941-1989) свойственны, во-первых, редукция народно-музыкальной жанровой системы, забвение, прежде всего, тех образцов, что непосредственно отражали национальную культуру и менталитет немцев Германии; во-вторых, при сохранении многоголосия происходит постепенное изменение мелодико-многоголосного стиля под влиянием другой этнокультурной и музыкальной среды; в-третьих, постепенное гендерное замещение женщинами при функционировании традиционного музыкального наследия, и соответствующая коррекция в жанрах, образах, тематике, сюжетах, вплоть до редукции, в частности, уход песен таких жанров, как Soldatenlieder / солдатские, Kriegslieder / песни войны, Standlieder / сословные; в-четвертых, проявление все большего контраста между репертуарами и мелодико-многоголосным стилем религиозных ансамблей и сохранившихся светских хоровых ансамблей; в-пятых, редукция обрядовой музыкальной культуры и включение в волжско-немецкую обрядность региональных и национальных особенностей этнокультурной среды Сибири, Казахстана, Киргизии, Оренбуржья, Урала;

13. Специфика четвертого этапа становления волжско-немецкой музыкальной традиции (1989 - по настоящее время): во-первых, сохраняется органическое родство с традиционными песенными и обрядовыми традициями Южной и Восточной Германии (Гессен, Вюртемберг, Рейнская область); во-вторых, культурная традиция немцев Поволжья осмыслена в качестве оригинального и самобытного этнокультурного феномена, в котором сохраняются особенности зрелого волжско-немецкого певческого стиля начала XX в. и проявляются взаимовлияния музыкальных стилей других субэтнических групп немцев Украины, Кавказа, Сибири; в-третьих, характеризуется гендерным смещением, орнаментальный мужской стиль пения в начале XXI в. полностью редуцирован, его особенности сохраняются и видоизменяются в сольных и многоголосных женских версиях конца XX в.; в-четвертых, обнаруживаются существенные интегративные связи с обрядами и мелодико-многоголосным стилем русских Среднего и Нижнего Поволжья, являясь гибридом между традиционным пением, сохраняющим особенности немецкой национальной культуры, и волжским русским песенным стилем, с присущими только ему музыкально-ритмическими, ладовыми и многоголосными конструкциями, в-пятых, гибридность и мультикультурность традиции проявляется и в традиционных обрядах, где сочетание немецкого начала с русским, украинским, а также финноугорским и тюркским фиксировалось ещё до депортации, в-шестых, на уровне традиционной музыкальной культуры начинают проявляться признаки конфессиональной дивергенции; в-седьмых, выявлено ускорение процесса редукции музыкальной жанровой системы, в частности, уход жанров Kolonistenlieder / колонистская песня, Kinderlieder / детские песни, Hochzeitslieder / свадебные песни, Brautlieder / песни невесты; в-восьмых, сохранение части традиционного певческого наследия у репатриантов 1970-2000-х гг. в Германии; в-девятых, отмечается редукция и взаимовлияния с современными певческими стилями профессиональной музыки и масс-культуры в России и Германии.

14. Современное волжско-немецкое традиционное музыкальное наследие определяется как мультикультурная система, в которой наличествует своеобразие единства составляющих её компонентов, - в качестве главных, типовых для культуры субэтноса рассматриваются не только и не столько отдельные формы и типы, сколько их «набор» и соотношение в традиции. Это соотношение различных компонентов, музыкально-ритмических и мелодических типов является специфическим и обуславливает особенности традиции.

15. Сведения о музыкальной традиционной культуре волжских немцев в России с 1930 года перестали быть достоянием мировой науки, а после 1940 года музыкально-этнографические исследования были прекращены и в России. Волжско-немецкое традиционное музыкальное наследие, прежде всего именно как певческое наследие, в настоящее время не осознано как выдающееся явление мировой культуры, по сути, являясь уникальным синтезом сохраненных традиций средневековой Германии и России последних столетий, приняв за основу колоритные формы поволжского региона. Изначально сформированное на эстетических принципах Европы и на базе европейского музыкального языка, сумев переработать и то и другое изнутри, оставшись типологически близким как культуре метрополии, так и России, это наследие ещё ждет своего признания.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии, учебно-методические работы, музыкально-фольклорные собрания:

Шишкина Е.М. Традиционное музыкальное наследие волжских немцев в прошлом и современности: проблемы этнической идентичности [Текст]: монография / Е.М.Шишкина. – Астрахань: ОГОУ ДПО «АИПКП», 2007. – 327 с. (20,4 п.л.).

Шишкина-Фишер Е.М. Немецкие народные календарные обряды, обычаи, танцы и песни. [Текст]: учеб. пособие на рус. и нем.яз. / Е.М.Шишкина. – М.: Готика, 1997. – 208 с. - Переизд.: 2000. – 208 с. (13 п.л.).

Шишкина-Фишер Е.М. Поют и танцуют немцы Поволжья / Серия: «Музыкальный фольклор российских немцев в современных звукозаписях». Schischkina-Fischer E.M. Es singen und tanzen die Wolgadeutschen / Serie: Musikfolklore der Russlanddeutschen in modernen Tonaufnahmen. [Текст]: музыкально-фольклорное собрание на рус. и нем.яз. / Е.М.Шишкина. – Вып.1. – М.: Готика, 1998. – 112 с. (7,0 п.л.).

Шишкина-Фишер Е.М. Песни и баллады волжского села Блюменфельд /Серия: «Возвращенное наследие». Lieder und Balladen des Wolga-Dorfes Blumenfeld / Serie: Zurueckgewonnenes Erbe [Текст]: музыкально-фольклорное собрание на рус. и нем.яз. / Е.М.Шишкина. – Вып. 1. - М.: Готика, 1999. – 183 с. (11,43 п.л.).

Шишкина-Фишер Е.М. Немецкие народные календарные обряды, танцы и песни в Германии и России/Deutsche Kalenderbraeuche, Taenze und Lieder in Deutschland und in Russland. [Текст]: учеб. пособие на рус. и нем.яз. / Е.М.Шишкина. – М.: «Международный союз немецкой культуры»; «Готика», 2002. – 328 с. (20,5 п.л.).

Шишкина Е.М. Русские свадебные песни и причитания Волго-Ахтубинской поймы (Астраханская область) / Серия «Традиционная музыка Нижнего Поволжья». [Текст]: музыкально-фольклорное собрание / Е.М.Шишкина. Вып.1. – Астрахань: Нова, 2003. – 244 с. (15,25 п.л.).

Шишкина Е.М. Традиционное музыкальное наследие волжских немцев в прошлом и современности: проблемы этнической идентичности [Текст]: монография. Переизд., улучш. и доп. с цв. илл. / Е.М.Шишкина. - Астрахань: «Полиграфком», 2008. – 343 с. . (21,43 п.л.).

Шишкина-Фишер Е.М. Die deutsche Hochzeit/Немецкая свадьба. [Текст]: монография (на рус. и нем.яз.) / Е.М.Шишкина. - Москва: МСНК, 2008. - 320 с. (20,0 п.л.).

Статьи в журналах, рецензируемых ВАК:

Шишкина Е.М. Волжсконемецкие баллады в современном бытовании: феномен долгожительства / Е.М.Шишкина // Традиционная культура. – М.: Республиканский Центр русского фольклора. – 2007. - №1. – С.110-127. (1,06 п.л.).

Шишкина Е.М. Баллады в фольклорной традиции немцев Поволжья / Е.М.Шишкина // Известия РАН. Серия литературы и языка. – Том 67. - М.: РАН. – 2008. - №1. - С.49-62. (0,8 п.л.).

Шишкина Е.М. Волжсконемецкий свадебный ритуал и его культурные трансформации в XX веке / Е.М.Шишкина // Традиционная культура. – М.: Республиканский Центр русского фольклора. – 2008. - №2. – С.39-56. (1,06 п.л.).

Шишкина Е.М. Современные особенности формирования национального характера волжских немцев в контексте традиционного музыкального искусства / Е.М.Шишкина // Этносоциум и межнациональная культура. – М., 2008. - №6 (14). – С.236-259. (1,43 п.л.).

Шишкина Е.М. Роль межкультурных взаимосвязей в формировании музыкальной традиционной культуры волжских немцев / Е.М.Шишкина // Культурная жизнь Юга России. - Краснодар, 2009. - №1. – С.15-21. (0,4 п.л.).

Шишкина Е.М. О многоголосии волжско-немецких напевов / Е.М.Шишкина // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Вып. 2 (45). – Майкоп, 2009. – С.272-280. (0,5 п.л.).

Шишкина Е.М. Содержание и роль духовных песнопений/Geistliche Lieder в современной музыкальной культуре волжских немцев / Е.М.Шишкина // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Вып.4 (47). – Майкоп, 2009. – С.260-268. (0,5 п.л.).

Шишкина Е.М. О музыкально-ритмической типологии волжско- немецкой песенной традиции / Е.М.Шишкина // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Вып.2 (58). – Майкоп, 2010. – С.231-238. (0,43 п.л.).

Шишкина Е.М. Традиционное музыкальное наследие волжских немцев / Е.М.Шишкина // Известия Самарского научного центра РАН. Т.12. Серия «Искусствоведение». Вып.5 (3). – Самара, 2010. – С.865-872. (0,43 п.л.).

Статьи и материалы конференций:

Шишкина Е.М. Свадьба Нижнего Поволжья / Е.М.Шишкина // Музыка русской свадьбы (проблемы регионального исследования) Материалы научно-практ.конф. 20-24 мая 1987. – М.: СК РСФСР, 1987. – С.109-111. (0,12 п.л.).

Шишкина Е.М. Ареальное исследование русского свадебного обряда Нижнего Поволжья как музыкально-этнографического комплекса / Е.М.Шишкина // Фольклор: проблемы сохранения, изучения, пропаганды. Тез. Всесоюзный научно-практ. конф. /25-28 апреля 1988/М.: ГМПИ им. Гнесиных, СК СССР, 1988. - Т. 1. - С. 220-222. (0,12 п.л.).

Шишкина Е.М. О многоголосном строении свадебных песен Волго-Ахтубинской поймы (Астраханская область) / Е.М.Шишкина // Песенное многоголосие народов России. Тез. Всесоюзной научно-практ.конф. /24-29 сент. 1989, Воронеж/. М.: СК СССР, 1989. - С.28-30. (0,12 п.л.).


загрузка...