Йододефицитные заболевания (профилактика, диагностика, лечение и мониторинг) (18.01.2010)

Автор: Платонова Надежда Михайловна

Тонкоигольная аспирационная биопсия (ТАБ) ЩЖ с последующим цитологическим исследованием проводилась по стандартной методике на базе патоморфологического отделения ФГУ ЭНЦ (руководитель ). Гистологическое исследование ткани ЩЖ, полученной в результате оперативного лечения, проводилось в лаборатории патоморфологии ФГУ ЭНЦ. Тканевые образцы обрабатывались 10% раствором формалина в течение 24 часов и заключались в парафиновые блоки. Из парафиновых блоков приготовлялись срезы толщиной 5 мкм и окрашивались гематоксилином и эозином по стандартной методике.

Коронарная ангиография (КАГ) и Транслюминальная баллонная коронарная ангиопластика (ТБКА). КАГ проводилась в лаборатории рентгеноангиографии (руководитель – профессор, д.м.н. Савченко А.П.) ИКК им. А.Л. Мясникова РКНПК МЗ РФ и отделении рентгенохирургических методов исследования и лечения сосудов сердца (руководитель – профессор, д.м.н. Алекян Б.Г.) НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН.

Суточное мониторирование ЭКГ по Holter проводилось в отделе клинической электрофизиологии ИКК им. А.Л. Мясникова РКНПК МЗ РФ (руководитель – профессор Голицын С.П.). Для выполнения методики использовался трехканальный монитор Холтера (регистрирующее устройство «Rozin», модель 151 (США).

Статистический анализ проводился при помощи пакета прикладных программ STATISTICA (StatSoft,USA, версия 6.0). Оценка вида распределения показателей проводились с использованием критерия Шапиро – Уилка. Количественные признаки, имеющие приближено нормальное распределение описывались в виде M±SD .с расчетом 95% доверительного интервала разности средних (CI95%). Количественные признаки, не имеющие приближенно нормального распределения, а так количественные признаки выборок относительно малых объемов независимо от вида распределения описывались медианой и интерквартильным размахом Me (X1/4;X3/4). Для оценки достоверности их различий использовались непараметрические критерии Манна – Уитни (pм-у) и Уилкоксона (pw). Анализ повторных измерений проводился с использованием непараметрического дисперсионного анализа по методу Фридмана ANOVA (pF). Сравнение переменных в нескольких независимых группах проводилось по методу Краскела – Уоллиса. Для оценки коэффициента корреляции между переменными (количественные признаки) применялся метод Спирмена. Для сравнения относительных частот признаков в независимых выборках применялся расчет отношения шансов с доверительным интервалом, двусторонний точный критерий Фишера и тест ?2с поправкой Йетса. Сравнение связанных групп по частоте признаков проводилось методом построения таблиц абсолютных частот для парных наблюдений, расчета ДИ и по критерию МакНемара. За критический уровень значимости принималось значение p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Контрольно-эпидемиологические исследования йододефицитных заболеваний и анализ эффективности региональных программ и мероприятий по профилактике йододефицитных заболеваний

При анализе йодной обеспеченности детей было установлено, что только в 6 из 25 обследованных регионов медиана экскреции йода составила больше 100 мкг/л (Москва, Республика Кабардино-Балкария, Ханты-Мансийский автономный округ, Самарская, Ивановская и Воронежская области). Значения медианы йодурии в этих регионах варьировали от 100,2 до 229,7 мкг/л. Во всех остальных 19 (84%) регионах РФ установлен дефицит йода в питании различной степени тяжести. Медиана йодурии в этих районах находится ниже порогового уровня в 100 мкг/л, соответствующего нормальному потреблению йода (табл.4). В четырнадцати исследованных регионах (56%) выявлен дефицит йода легкой степени; в четырех (16%) – дефицит йода средней степени тяжести (табл. 4). Регионов с тяжелым дефицитом йода выявлено не было. Однако встречались отдельные районы в Астраханской, Архангельской и Нижегородской (2003 г.) областях, где медиана йодурии у школьников соответствовала тяжелому йодному дефициту (соответственно 18,8; 8,4 и 12 мкг/л). Несмотря на то что в шести регионах на фоне проводимых мероприятий (групповая йодная профилактика в школах) достигнут оптимальный уровень йодурии у школьников, что свидетельствует о нормальном уровне йодной обеспеченности, проблема дефицита йода на популяционном уровне остается нерешенной. Например, в Кабардино-Балкарской Республике профилактика заболеваний, обусловленных дефицитом микронутриентов, проводится в рамках Постановления Правительства КБР № 286 от 10 июня 2000 г. «Профилактика йододефицитных заболеваний». На момент проведения исследований все профилактические мероприятия носили санитарно-просветительский характер, ограничивались индивидуальной и групповой йодной профилактикой. Этим объясняется выявленный диссонанс между нормальным уровнем йодурии в выборке обследованных детей (130 мкг/л) и низкой долей домохозяйств, использующих йодированную соль (27%). В Ханты-Мансийском автономном округе медиана йодурии в обследованной выборке детей также соответствует уровню нормальной йодной обеспеченности (229,7 мкг/л). При этом выявлен большой процент проб с показателями йодурии менее 100 мкг/л – 20,1%, а в 11,5% образцов концентрация йода превышала 500 мкг/л и достигала 1000 мкг/л, что может указывать на чрезмерное неконтролируемое употребление препаратов или БАД с йодом. Вместе с тем, в этом регионе не проводится популяционная профилактика с использованием йодированной соли – об этом свидетельствует низкий процент положительных проб соли на содержание йода – 36,3%.

Таблица 4. Распространенность эндемического зоба и уровень концентрации йода в моче у жителей различных регионов РФ

Регионы Ме

йодурии (мкг/л) Частотное распределение концентрации йода в моче (%) Частота зоба (%)

< 20 мкг/л 20?49,9 мкг/л 50–99 мкг/л Более 100 мкг/л

Москва 104,5 [70,9; 135,5] - - 70,4 24 4,7

Московская обл. 74,2 [47,3; 129] 1,6 24 43,6 31 11,7 [3; 17]

Белгородская обл. 57,3 [49; 86,0] 3 34 38 25 12,7 [11,5; 16,2]

Ивановская обл. 100,2 [36; 624] 1,3 12 37 49,7 8 [2,1; 15]

Калужская обл. 66,2 [46,3; 94,2] 2 28 46 23 15,7 [10,7; 26,8]

Ульяновская обл. 81,9 [58,9; 156] 2,8 17 42 37,7 5,8 [1,7; 8,1]

Воронежская обл. 152,4 [69,8; 209]

16 24 60 8,6 [3,9; 18]

Республика Коми 57,2 [43,1; 108] 14 34 44 8 16,5 [6,7; 29,5]

Мурманская обл. 41,6 [4,7; 68,4] 17 42 26 15 11 [3,9; 22,2]

Архангельская обл. 63,7 [39; 84] 12 48 37 3 31 [10,8; 89,1]

Волгоградская обл. 59,0 [38,9;79] 9,8 24,1 59,2 6,9 13,1 [5,2; 19,2]

Астраханская обл. 25,9 [18,8; 32,2] 35 49 13 3 31,6 [17,5; 42,6]

Краснодарский край 79,3 [47,3; 126] 6 21 32 41 5,1 [5; 8,1]

Кабардино- Балкария 141,1 [109; 168] 14 16 24 46 11,7 [9,3;14,3]

Республика Татарстан 72,1 [46,9; 88,9] 5 23,8 42,6 28,6 9,3 [4,6; 11,5]

Удмуртия 68,3 [30,8; 125] 14 22 28 36 5,0

Республика Чувашия 38,2 [6,8; 250] 23 42 26 9 8,4

Пензенская обл. 70 [23; 308] 2 34 34 30 5,6

Нижегородская обл. 70,9 [46; 129] 2 28 33 37 11,0 [4,5; 15,0]

Кировская обл. 65,9 [43,8; 101] 2 30,2 43,6 24,2 20,1 [18; 37]

Пермская обл. 95,5 [16,3; 351] 2. 28 33 37 10

Свердловская обл. 96 [55; 144,7] 7 14,6 35 43,4 29,1 [2; 77]

Ханты-Мансийский АО 229,7 [5,6; 837] - 5,9 14,6 79,5

7,2 [3,0; 25,5]

Республика Тыва 123 [23; 436] 3 8 37 52 37,9 [4,9; 49]

Самарская обл. 100,8 [23; 326] - 5,1 41,4 53,5 14,1 [10,0; 17,6]

Дополнительно проведен анализ частотного распределения показателей концентрации йода в моче для более полной оценки йодного обеспечения (ВОЗ, 2002 г.). Установлено (рис.1), что лишь каждый четвертый школьник из обследованных регионов (25,2%) имеет уровень йодурии, превышающий 100 мкг/л, примерно по 1/3 детей имеют йодурию, соответствующую легкому и умеренному дефициту потребления йода (37,0% и 29,9% соответственно), а в 7,7% случаев уровень йодурии оказался крайне низким (менее 20 мкг/л).

Оценка тяжести дефицита йода с использованием частотного распределения концентрации йода в образцах мочи совпадала с оценкой по медиане йодурии в подавляющем большинстве регионов (в 22 из 25 исследованных – 88%). Исключение составили Москва, Республика Кабардино-Балкария, Белгородская область. В последней показатели частотного распределения концентрации йода в образцах мочи соответствовали более выраженной степени дефицита йода, нежели показатели медианы йодурии (менее 20 мкг/л отмечено у 3% детей, от 20–50 мкг/л – у 32%). В Москве, несмотря на показатели медианы йодурии, соответствующие йодобеспеченности по данным частотного распределения концентрации йода в моче, сохраняется дефицит йода в питании легкой (пограничной) степени выраженности. В Иваново показатели медианы йодурии и частотного распределения соответствовали нормальному уровню, однако оба показателя имели пограничное значение (медиана йодурии – 100,2 мкг/л, количество образцов с концентрацией йода 100 мкг/л и более составило только 47,7%). В Республике Кабардино-Балкария медиана йодурии соответствует уровню йодной обеспеченности, в то время как при анализе частотного распределения концентрации йода в моче выявлено, что более половины детей имеют йодурию ниже 100 мкг/л и 30% ниже 50 мкг/л. Из исследованных регионов на момент проведения работы только в пятнадцати были приняты региональные и областные целевые программы профилактики ЙДЗ, в семи принят и реализован план профилактических мероприятий, в трех профилактические мероприятия сводились только к санитарно-просветительской работе и носили нерегулярный характер. Из 25 регионов, для которых присутствовала информация о длительности проведения профилактических мероприятий, она составила менее трех лет в двадцати одном регионе, от трех до пяти лет – в двух регионах, более пяти лет – в двух регионах. Таким образом, в большинстве регионов профилактические мероприятия на момент исследования проводились в течение трех последних лет. Согласно рекомендациям ВОЗ ЮНИСЕФ, МСКЙДЗ (2001 г.) основными критериями эффективности программ йодной профилактики считаются целевой уровень медианы йодурии 100-300 мкг/л, выявленный более чем у половины обследованных; уровень йодурии ниже 50 мкг/л у менее 20% обследованных, наконец, использование йодированной соли в 90% домашних хозяйств. Данные мониторинга, проводимого в 2001–2008 годах, показали, что ни в одном из регионов доля семей, потребляющих качественную йодированную соль, не достигла целевого показателя в 90%. В среднем не более трети домохозяйств используют йодированную соль, при этом в 5 из 22 обследованных регионов использовали в питании йодированную соль менее 10% домохозяйств (рис. 2). Частота индивидуального профилактического использования йодсодержащих препаратов (йодида калия или препаратов витаминов, содержащих йодид калия) в целом по регионам составила 20% (со слов респондентов, прием препаратов носил не постоянный, а эпизодический характер).


загрузка...