Когнитивные и лингвостилистические особенности литературной пародии (18.01.2010)

Автор: Лушникова Галина Игоревна

В жанре пародии выделяется своеобразный поджанр – сказка-пародия, в которой особенно отчётливо прослеживаются фольклорные традиции. Сказка-пародия неоднородна, существуют следующие её типы:

1. Пародия на сказку. Это может быть пародия на конкретную сказку, на определённый тип сказки – волшебную, бытовую и т. д., на условности сказочного жанра в целом. Примерами этого типа являются сказки Ч. Диккенса, У. Теккерея и некоторые другие. В них в разной мере пародируются жанровые условности фольклорной и романтической сказок (система персонажей, сентиментальный стиль, обязательный счастливый конец и т. п.).

2. Пародия на какое-либо литературное или социальное явление с использованием жанра сказки. Сказка в данном случае служит формой, материалом, при помощи которого строится пародия. Пародия использует известный сказочный сюжет, сказочных персонажей, типично сказочные формы повествования для своих целей – осмеяния, обличения, критики какого-либо объекта или объектов литературы, культуры, социально-политической жизни. Ярким примером такого типа могут служить сказки Дж. Гарнера, Дж. Тёрбера и другие.

3. Авторская сказка с элементами пародирования. Это наиболее сложный жанровый тип, поскольку зачастую такая сказка содержит черты многих жанров, имеет сложные интертекстуальные связи, а встречающиеся в ней пародийные элементы, как правило, обращены на разные объекты. Наиболее характерным примером данного типа может служить сказка Ч. Кингсли «The Water Babies».

В современную эпоху фольклорные традиции и элементы пародии проникают в другие семиотические сферы, в частности в анимационное кино. В данной главе приводится анализ американской анимационной сказки-пародии «Шрек», в которой использованы сюжеты и герои разных мировых сказок и легенд с целью их осмеяния, новой пародийной интерпретации.

Игровые элементы пародии являются её неотъемлемой частью, поскольку пародия представляет собой сложный сплав элементов игрового дискурса и литературно-художественного текста. Литературная пародия имеет ярко выраженный игровой характер, во-первых, потому что её корнями являются древний карнавал и народные празднества, а во-вторых, пародия использует в качестве главных средств игровые формы языка и сама оказывается родом литературной игры. Е. А. Найман, изучая пародию с философской точки зрения, отмечает, что в пародии проявляются игровые формы мышления, а философский метод пародирования обладает игровыми особенностями (1992).

И игровой дискурс, и пародия обладают коммуникативно и системно обусловленными признаками. К первым относятся: соответствующее коммуникативное намерение автора, реализация игровой стратегии, предполагающей преднамеренное противопоставление реального мира и дискурса, осознание его условности, адресованность текста «чувствительному» читателю. Ко вторым относятся признаки, отражающие реализованность в тексте игровых ресурсов языка, каковыми являются каламбуры и игровые манипуляции со словами, редкие, архаичные, малоизвестные слова, провоцирующие истинную или ложную семантизацию, иноязычные вкрапления, иногда сознательно не проясняемые или вступающие в игровые отношения друг с другом, словесные загадки, лингвистические ребусы и тайны, окказионализмы, фонетические игры, акцентировка звукописи, аллитерация, ассонанс, игровое использование графики, сознательное нарушение орфографии и пунктуации, игровое применение цитации, аллюзийность, специфические синтаксические конструкции и некоторые другие. Признаком игры является также определенная эстетизация речи, внимание к сообщению ради самого сообщения (см. работы Л. Г. Ким, Г. Ф. Рахимкуловой, В. З. Санникова).

Завершает работу глава 6 «Литературная пародия на перекрёстке культур», в которой представлен анализ пародий англоязычной литературы XVIII, XIX и XX веков. Это такие произведения, как «Путешествия Гулливера» Дж. Свифта, «Жизнь и мнения Тристрама Шенди» Л. Стерна, «История приключений Джозефа Эндрюса и его друга Абраама Адамса» Г. Филдинга, романы-пародии Дж. Остин, «Посмертные записки Пиквикского клуба» Ч. Диккенса, «Отчаяние» В. Набокова, «Женщина французского лейтенанта» Дж. Фаулза. Выбор пародий, написанных такими разноплановыми писателями, не случаен, он обусловлен тем, что на примере разного типа пародий представляется больше возможностей охарактеризовать многообразие форм и лингвистических средств пародии.

В процессе бурного блистательного развития английского романа XVIII века пародия играла огромную роль. В свифтовских «Путешествиях Гулливера» ощущается пародия на «Робинзона Крузо» Д. Дефо, Г. Филдинг в «Приключениях Джозефа Эндрюса и его друга Абрама Адамса» пародировал «Памелу» С. Ричардсона. В романе Л. Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди» видят пародию на «Историю Тома Джонса» Г. Филдинга, но вернее было бы сказать, что Л. Стерн пародирует все просветительские романы, написанные его предшественниками. Дж. Остин пародирует готические романы, популярные в предшествующую ей эпоху, в частности романы А. Рэдклифф.

Ведущими функциями пародий Ч. Диккенса являются юмористическая и комическая. Писатель высмеивает и критикует устои социального строя, те или иные типы характеров, используя вставные тексты и цитаты из различных источников.

Пародии В. Набокова и Дж. Фаулза представляют собой сложнейший коллаж образов и значений, ассоциаций и цитат, переплетение реального и вымышленного, соединение разных жанров, а также демонстрируют неожиданную смену авторской модальности.

Исследование выбранных для анализа пародий показало, что функции пародирования достаточно разнообразны.

Прежде всего это род литературной полемики, средство выражения несогласия с предшествующими литературными направлениями, своего рода борьба с отжившими литературными формами, языковыми средствами и стилистическими приёмами. Такая функция пародии в большей мере свойственна литературе XVIII – начала XIX веков.

В реалистических произведениях XIX века на первый план выступает комическая функция пародии. Интертекстуальные включения разного типа служат средством создания юмористической окраски произведений. Здесь пародия приобретает форму литературной игры, и лингвистические средства пародии также имеют, в основном, игровой характер.

В литературе постмодерна пародия занимает особое место, она становится базой постмодернистского мировоззрения, формирует новую модель художественного процесса. Пародийность является не просто характерной чертой постмодерна, а результирующим эффектом всех его ведущих свойств. Полемика стилей, жанров, мировоззрений, эпох сливается в нём в единое целое, в гигантский семиотический лабиринт. На первый план в постмодерне выдвигаются тотальная ирония и пародирование, которое включает пародирование окружающей действительности, произведений литературы и искусства и самопародирование.

Таким образом, пародия эволюционирует от формы литературной игры, шутки к основополагающей позиции в художественном осмыслении действительности, от критики предшествующих авторов и литературных направлений к самокритике современных авторов.

В заключении подводятся итоги, формулируются основные выводы, которые состоят в следующем:

Жанр пародии относится к вторичным текстам художественной литературы, ведущая функция которого – критическая и одновременно комическая интерпретация прототекста.

Представленные в работе типы пародии систематизируют особенности данного жанра и показывают его широкое разнообразие.

В силу своей критической направленности на прототекст пародия способствует переформированию традиционных фреймов, нарушению общепринятых представлений, переоценке норм и ценностей, в том числе деритуализации, что может привести к переосмыслению некоторых фактов языка и культуры в целом и, в конечном счёте, к перестройке мировосприятия, мировоззрения носителей языка.

Пародия относится к явлению гипертекстуальности, в ней происходит десемантизация знаковой формы, которая становится содержанием вновь создаваемого произведения, пародия предполагает наличие промежуточного интертекстуального знака, изменяет порядок и ценностный ранг элементов источника и включает коммуникативную интенцию автора.

Поскольку в пародии содержится комическая, ироничная интерпретация пародируемого объекта, интерпретация пародии представляет собой интерпретацию интерпретации, что требует от читателя умения анализировать не только пародирующий, но и пародируемый объект, что может привести к переоценке достоинств прототекста.

Пародия имеет многоадресную направленность на разные культурные элементы, в связи с чем прочтение пародии сопоставимо с процессом межкультурной коммуникации.

Система лингвостилистических средств пародии основана на философских категориях аналогии и контраста, их использование в пародии носит игровой характер.

Пародия имеет фольклорные корни, которые в неодинаковой форме, в большей или меньшей степени воплощаются в пародийных произведениях авторов разных эпох.

Основная функция пародии заключается в осуществлении процесса взаимодействия культур. Пародия изменяет тональность пародируемого произведения, переводя его в комически критикующий регистр. Авторы пародий высмеивают и критикуют литературу предшествующих эпох и направлений, литературные жанры и культурно-социальный фон в целом.

Перспектива дальнейшего теоретического изучения пародии видится в применении междисциплинарных подходов при рассмотрении специфики этого жанра. Так, психолингвистические исследования процесса восприятия пародии помогли бы в анализе роли и соотношения лингвистических и экстралингвистических факторов, которые способствуют тому, что пародия в определённой мере влияет на наше восприятие окружающей действительности. Данные психологии и психолингвистики, возможно, ответили бы на такой сложный вопрос, почему литература постмодерна прибегает к тотальной иронии и пародии.

Перспективными также представляются социолингвистические изыскания в исследуемой области: было бы важно проследить связь между значимыми событиями социального, политического или экономического характера и периодами наиболее бурного развития пародии.

Особый интерес имело бы также изучение литературной пародии, входящей составной частью в пародии других видов искусства – эстрадной пародии, песенной пародии, кинопародии.

Практическая значимость исследования пародии имеет профессионально-педагогический характер, поскольку методика анализа и принципы интерпретации пародии призваны воспитывать высокоинтеллектуального читателя, от которого требуется широкая общефилологическая образованность и эрудированность в разных областях знания.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монография

Лушникова, Г. И. Когнитивные и лингвостилистические особенности англоязычной пародии [Текст]: монография / Г. И. Лушникова; ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет». – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2008. – 215 с. (12,5 п. л.).

Учебное пособие

Лушникова, Г. И. Интертекстуальность художественного произведения [Текст]: учебное пособие / Г. И. Лушникова. – Кемерово: КемГУ, 1995. – 82 с. (5 п. л.).

Статьи в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК Минобрнауки РФ:

С.-Петерб. ун-та. – 2002. – Вып. 3 (№ 18). – С. 68–72. – (Серия «История. Языкознание. Литературоведение».) (0,3 п. л.).

Лушникова, Г. И. Когнитивные процессы в литературной пародии [Текст] / Г. И. Лушникова // Вестник Тамбовского гос. ун-та. – 2008. – Вып. 5 (61). – С. 225–229. – (Серия «Гуманитарные науки».) (0,3 п. л.).

Лушникова, Г. И. Специфика интертекстуальных отношений в литературной пародии [Текст] / Г. И. Лушникова // Вестник Челябинского гос. ун-та. – 2008. – Вып. 25. – № 26 (127). – С. 87–91. – (Серия «Филология. Искусствоведение».) (0,3 п. л.).

Лушникова, Г. И. Ироническая картина мира в литературной пародии [Текст] / Г. И. Лушникова // Сибирский филологический журнал. – 2008. – № 3. – С. 101–108 (0,5 п. л.).


загрузка...