ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СЕМЕЙНЫХ ДОМОХОЗЯЙСТВ В РЕГИОНЕ С ВЫСОКИМ ДЕМОГРАФИЧЕСКИМ ПОТЕНЦИАЛОМ: ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ) (17.09.2012)

Автор: Плоских Елена Викторовна

1. Впервые проведен комплексный анализ экономического и демографического развития семейных домохозяйств на базе современных разработок в области общей теории населения и теории и концепций демографического перехода.

Проведенный в работе комплексный анализ особенностей формирования и развития семейных домохозяйств обусловил необходимость глубокой проработки существующих теорий и концепций в области развитии населения и тенденций его изменения. В этих целях автором исследования в работе дана подробная характеристика различных подходов и взглядов ученых, касающихся общей теории населения (С.Т.Струмилин, Д.И.Валентей, Б.Ц.Урланис, А.Боярский, А.Вишневский и др.), и отражающих характер связи населения с факторами развития демографических процессов и обратное влияние населения на условия своей жизни. Данная системная связь означает, что изменение одного из условий, влияющих на демографический процесс, изменяет и другие условия, воздействующие на демографическое развитие.

Автором проанализированы теории демографического перехода, включая концепции второго и третьего демографического перехода, (А.Дюмонт и Леруа-Больё, А.Ландри, Ф.Ноустайн, Дирк ван де Каа), а также четвертого демографического перехода, позволяющего прогнозировать сценарий будущего демографического развития мира с учетом таких процессов, как международная миграция населения и брачность (В.А.Ионцев).

В концепциях демографического перехода характерной чертой выступает пристальное внимание тенденциям изменения рождаемости и смертности (первый демографический переход), характеристика перехода от буржуазной к индивидуалистической модели семьи (второй переход). Причем, если в теории первого демографического перехода снижение рождаемости было обусловлено заботой о семье и потомках, то в концепции второго демографического перехода на первый план вышли благосостояние и развитие индивида, нежелание нести бремя родительства.

В настоящее время в российской демографической литературе, отмечая в качестве основного недостатка концепции первого и второго демографического перехода полное исключение из рассмотрения миграционной компоненты роста населения, активно обсуждаются сформировавшиеся концепции третьего демографического перехода (Дэвид Коулмен) и четвертого (В.А.Ионцев). Причем, если в концепции третьего демографического перехода прогноз естественного движения населения основан на тенденциях изменении этнического состава населения стран Западной Европы путем «замещения» коренного населения пришлым населением, то четвертый демографический переход, основанный на учете таких процессов, как миграция населения и внебрачная рождаемость, прогнозирует не замещение коренного населения пришлым, а его ассимиляцию, «смешение» национальностей.

Анализируя тенденции демографического развития стран с низким демографическим потенциалом (стран Западной Европы), показатели внебрачной рождаемости, происходящей в результате смешанных браков, автор исследования разделяет точку зрения о четвертом демографическом переходе, как о возможном сценарии будущего демографического развития мира.

Исходя из данной точки зрения, в работе демографический переход рассматривается как смена типов воспроизводства населения, как исторический процесс перехода от экстенсивного типа воспроизводства с высокими показателями уровней смертности и рождаемости к интенсивному типу воспроизводства с низкими уровнями смертности и рождаемости. При этом количественную меру воспроизводства населения определяет режим воспроизводства, характеризуемый с помощью коэффициентов рождаемости и смертности, средней продолжительности жизни, коэффициентов брачности, разводимости, динамики численности населения, его половозрастной структуры. Качественные же характеристики, опирающиеся на анализ и соотношение показателей, характеризуются автором как демографические переходы. Данное утверждение обосновывается выявленной закономерностью - сменой типов воспроизводства в соответствии со сменой этапов общественного производства - от присваивающего к аграрному, а от него – к индустриальному и далее к постиндустриальному. При этом, демографический переход рассматривается как промежуточный тип воспроизводства населения, завершающийся стабилизацией. Так, в индустриально развитых странах и, в том числе, в России второй демографический переход закончился в 1960-х годах, где господствующей стала модель простого воспроизводства. По оценке автора исследования, в большинстве развивающихся стран демографический переход завершится не ранее середины нынешнего столетия, а рост численности населения мира может продлиться вплоть до ХХII века.

Характеризуя два основных типа воспроизводства населения – патриархально-крестьянский (традиционный) с высокими уровнями рождаемости и смертности и промышленно-городской (современный) с низкими уровнями рождаемости и смертности, автор исследования оценивает страны СНГ по их нахождению по этапам демографического перехода. На современном этапе государства Содружества переживают третий и четвертый этапы демографического перехода. Третий этап характерен для государств Средней Азии. Здесь рождаемость удерживается на достаточно высоком уровне - в два-три раза выше, чем в России, Белоруссии, Украине. К четвертому депопуляционному этапу к концу ХХ века вплотную подошли к Армения и Грузия, где естественный прирост уже начинает приближаться к нулевому показателю.

Рисунок 1. Показатели рождаемости, смертности, естественного

прироста (убыли) в странах СНГ.

Принципиальной позицией автора является положение, согласно которому функционирование человека как живого существа предполагает реализацию различных потребностей. Какие-то из них могут быть удовлетворены самостоятельно взрослым человеком, какие-то - только совместно с кем-либо. В данном ракурсе семейное домохозяйство, будучи объектом экономики народонаселения, рассматривается в работе как активный субъект современной рыночной экономики, ее устойчивого развития, и в то же время является основным институтом воспроизводства народонаселения.

Подчеркивается, что анализ потребностей домохозяйств и степени их удовлетворения позволяет установить связь между экономическими и демографическими показателями. Данные потребности формируют мотивацию поведения семьи (в том числе репродуктивного, брачного и миграционного) и, следовательно, от степени их удовлетворения зависят структура и подвижность населения. Так, неудовлетворенные потребности могут послужить стимулом к миграции, пересмотру репродуктивных намерений, привести к расторжению брака, либо оказать негативное воздействие на качество населения (здоровье, уровень образования и т.д.).

Зависимость демографических процессов: рождаемости, смертности и миграции от экономических параметров развития проявляется по-разному (т.е. характер и степень влияния неудовлетворенных потребностей на эти процессы не одинаковы). Это один из наиболее спорных вопросов, нашедших отражение, как в общей теории населения, так и в теории и современных концепциях демографического перехода. Попытки установления характера этой взаимозависимости нередко приводят к прямо противоположным результатам.

Анализируя сложившуюся ситуацию в области экономического и демографического развития семейных домохозяйств, автор приходит к выводу о том, что, во-первых, уровни рождаемости зависят от целого ряда факторов, как формирующих мотивацию репродуктивного поведения, так и определяющих условия реализации репродуктивного выбора. Рассмотрение одного из них, без учета влияния прочих, не может раскрыть ни характера связи, ни, тем более, степени влияния каждого из факторов на рождаемость в отдельности. Во-вторых, доходы должны рассматриваться, прежде всего, как средство для осуществления сложившихся намерений, в том числе и репродуктивных. Поскольку потребность в воспроизводстве может занимать любое место в иерархии индивидуальных или семейных потребностей, предположение о том, что увеличение доходов способно спровоцировать рост рождаемости может подтвердиться только в том случае, если потребность в очередном ребенке является основной среди прочих нужд, удовлетворение которых в той или иной мере зависит от величины семейных доходов. В свою очередь, снижение доходов может привести к пересмотру репродуктивных намерений при условии, что увеличение семьи оценивается как препятствие на пути к удовлетворению других, более приоритетных потребностей. В обоих случаях связь «доходы – рождаемость» определяется более значимым фактором – мотивацией репродуктивного поведения.

Разрыв между этими двумя показателями, как индикатор неудовлетворенной потребности, может проявляться на уровне отдельных домохозяйств, социальных групп, а также представлять общую для большинства населения тенденцию. Кроме того, он может быть как положительным («желаемый» размер семьи больше фактического), так и отрицательным. Очевидно, что чем выше уровень жизни семейной пары (социальной группы, общества в целом) и, соответственно, чем больше возможностей достигнуть планируемого размера семьи, тем меньше вероятность возникновения разрыва между показателями рождаемости.

Состав факторов, определяющих репродуктивный выбор, характер и степень влияния каждого из них на представление об идеальном размере семьи отличны не только для населения разных стран, но и для отдельных социальных групп одной страны. Кроме того, одни и те же факторы могут восприниматься в разных обществах как доводы «за» или «против» увеличения числа детей в семье. Именно различная мотивация репродуктивного поведения, по мнению автора, делает безосновательным межстрановое сравнение реакции показателей рождаемости на изменение уровня жизни и сводит на нет попытки установления всеобщих закономерностей, отражающих характер влияния экономических факторов на репродуктивный выбор.

2. Дана авторская трактовка понятия семейного домохозяйства с учетом региональной специфики среднеазиатского региона.

В диссертационной работе автором введено в научный оборот понятие «семейного домохозяйства», предполагающее отличное от употребляемого в статистической практике значение. Суть данного отличия заключается в специфических особенностях сложившихся условий региона Средней Азии и, в том числе, Кыргызстана, обусловленных негативными преобразованиями в экономической системе страны и, в частности, в аграрном секторе, ограниченностью сфер приложения труда и возможностей получения доходов членами домохозяйств. Ликвидация совхозов и колхозов свела на нет уровень обобществления производства и лишила возможности изыскания средств для организации трудовой деятельности во вновь созданных крестьянско-фермерских хозяйствах. Выделенные сельским жителям участки земли не обрабатываются, поскольку на уровне семьи для этого отсутствует возможность как физического, так и материального обеспечения. А поэтому возникает необходимость объединения вокруг какой-то одной авторитетной семьи дальних родственников, земляков, хороших знакомых. За счет этого появляется возможность привлечения дополнительных средств и рабочей силы для ведения совместного хозяйства.

В этом видении автор определяет семейное домохозяйство как многофункциональное объединение совместно проживающих и хозяйствующих единиц, способствующее оптимизации как экономического, так и демографического развития. В отличие от принятого в статистике близкого по значению деления домохозяйств на частные, расширенные, составные и пр., вводимое в научный оборот понятие «семейного домохозяйства» прежде всего, характеризует собой региональную специфику, обусловленную национальными традициями и менталитетом коренного населения.

Анализ экономического и демографического развития семейных домохозяйств Кыргызстана свидетельствует о том, что в условиях экономической нестабильности при неадекватном развитии рыночных отношений расслоение общества стало неизбежным, т.е. в республике наметилась негативная тенденция экономического развития - растущее социальное и имущественное расслоение общества.

Существующая с 1996 г. статистика бедности показывает, что до 2000 года общий уровень бедности практически не снижался. Причиной этого является тот факт, что экономический рост до 2000 г. не был ориентирован непосредственно на сокращение бедности, т.е. не было так называемой стратегии Pro-Poor-Growth. Более того, экономический кризис 1998 г. немедленно сказался на уровне бедности, повысив его почти на 13%, причем увеличение бедности произошло как в городской, так и в сельской местности. Уровень бедности в 2000 г. составил около 62%, при этом в категории очень бедных оказалось 32,9% населения. Причем две трети бедного населения проживали в сельской местности, на что сильное влияние оказали преобразования в аграрном секторе. Только начиная с 2000 г. в республике численность бедного, а также очень бедного населения стала стабильно снижаться (см. рис. 2).

Рисунок 2. Уровень бедности в Кыргызстане, 2000-2009 гг.

(бедные в процентах ко всему населению)

Тяжелые экономические условия способствовали тому, что возникла необходимость увеличения числа производителей на основе семейных связей, началось объединение разных хозяйств вокруг какой-то одной семьи, дальних родственников, земляков, рядом живущих людей в семейные домохозяйства.

Если при проведении всех предыдущих переписей населения учитывались такие категории, как «семья», а также «член семьи, живущий отдельно», а также «одиночка», то в национальных переписях населения Кыргызстана 1999 и 2009 гг. учитывались не только семьи, но и, что очень важно, домохозяйства. Сведения о домохозяйствах дают возможность оценить перспективы развития современной семьи, служат уникальным источником информации, необходимой для определения приоритетных направлений семейной и социально-демографической политики.

В отличие от семьи, домохозяйство может при совместном ведении домашнего хозяйства и совместном проживании включать в свой состав членов, не связанных родственными или брачными отношениями, а также состоять из одиночек. Таким образом, категория частное «домохозяйство» определяется как совокупность (группа) лиц, проживающих совместно и ведущих общее домашнее хозяйство, или одно лицо, проживающее самостоятельно. Следовательно, категория домохозяйства шире категории семьи, так как включает и семейные, и несемейные домохозяйства, родственников и одиночек.

Для Кыргызстана – страны с высокой рождаемостью – характерны расширенные по размеру домохозяйства. Кроме того, здесь имеют большое влияние тесные родственные связи, характерные для азиатских народов. За последний десятилетний период при значительном росте численности населения (на 11,3%) общее число домохозяйств увеличилось незначительно (на 3,3%), однако их средний размер вырос. При этом число одиночных, а также нуклеарных (простых) домохозяйств сократилось, а расширенных и составных, имеющих большое число членов домохозяйств, напротив, возросло.

Одной из причин роста размера домохозяйств является высокая рождаемость - основной фактор, ведущий к увеличению численности населения страны. С начала 2000-х годов в Кыргызстане отмечался рост рождаемости. Однако, поскольку рождаемость резко сократилась в 1990-х годах, численность детей моложе 18 лет снизилась в частных домохозяйствах за десятилетний период более чем на 50 тыс. человек.

Другим фактором, предопределяющим увеличение размера домохозяйства, является снижение числа людей, живущих в одиночку. Необходимо отметить и то, что за десятилетний период значительно сократилась численность европейских национальностей (русских, украинцев немцев и др.), живущих в небольших по размеру домохозяйствах. В то же время отмечается рост населения коренной и других азиатских национальностей, проживающих в больших сложных домохозяйствах. Имело место и влияние экономического кризиса на благосостояние населения, что заставило проживать женатых/замужних детей вместе с родителями.

Однако основной фактор, способствующий увеличению размера домохозяйств, по мнению автора исследования, это экономические причины, способствующие образованию семейных домохозяйств на базе ядра – одной семьи, или нескольких лиц, проживающих вместе, которые объединяются для совместного обеспечения себя пищей и всем необходимым для жизни. Лица в этой группе могут объединять полностью или частично свои доходы и вести хозяйство более или менее на началах общего бюджета; они могут быть родственниками или не родственниками, или представлять комбинацию родственников и не родственников.

Таблица 1

Распределение домохозяйств по размеру в 1999 и 2009 гг.

(по данным переписей населения на 24 марта, единиц)

2009 1999 2009 в % к 1999

Все населенные пункты в том числе Все населенные пункты

в том числе Все населенные пункты

городские сельские

городские сельские

Всего домохозяйств 1 145 707 473 089 672 618 1 109 633 477 723 631 910 103,3

в том числе домохозяйства, состоящие:


загрузка...