Эвакуированные ленинградские детские дома в Ханты-Мансийском национальном округе в годы Великой Отечественной войны (17.04.2015)

Автор: Букренева Ксения Геннадьевна

Изучение воспитательной работы на основе отчетов детских домов позволяет утверждать, что воспитательная работа дошкольников и школьников строилась по основным направлениям, рекомендованным НКП РСФСР. Проблемы в организации воспитательной работы выявлены в двух детских домах: Ямском и Нялинском.

Заключение диссертации содержит основные итоги и выводы:

1. Организация эвакуации населения из Ленинграда (в том числе детей) осуществлялась в три этапа: I. 29 июня – 27 августа 1941г.; II. середина сентября 1941г. – апрель 1942г.; III. май – октябрь 1942 г. Всего удалось вывезти из города 1, 5 млн. человек, из них детское население составило почти 1/4 часть (377 788), в их число, вошли и дети, вывезенные в организованном порядке, т. е. в составе детских учреждений – 107 688.

2. Одним из центров размещения ленинградских детских учреждений стала Омская область. В ней было размещено 15 938 детей в составе детских учреждений всех типов. В ХМНО разместили 10 ленинградских детских учреждений.

3. Детские дома прибыли в Ханты-Мансийский округ в период с августа по октябрь 1942 г. и были размещены в четырех районах (Сургутский, Микояновский, Самаровский, Кондинский). С прибытием последней группы детей 16 октября 1942 г. численность детей на 24 октября 1942 г. составила 944 человека (в том числе 162 ребенка дошкольного возраста).

4. Основной контингент детских домов, разместившихся в Ханты-Мансийском национальном округе – это дети, потерявшие семью, дети-сироты, заботу о которых брало на себя государство. При этом следует учитывать, то примерно треть всех детей имели родителей, или одного из них, а также родственников, заменивших родителей. Следовательно, детские дома, эвакуированные из Ленинграда, являлись по типу интернатами, а по составу детей являлись смешанными.

5. Организация работы по подготовке к приему детей, их размещению на территории Ханты-Мансийского округа была проведена не должным образом, а деятельность окружных и районных органов власти по созданию условий для жизни эвакуированных детей в округе (1942–1945 гг.) нельзя охарактеризовать как эффективную. Меры органов власти по решению вопросов финансового, продуктового и промтоварного обеспечения детских домов чаще сводились к административным, мало помогавшим решению многочисленных проблем. Особенно видно отсутствие участия окружных партийных структур в решении материально–бытовых затруднений детских домов. Все вопросы перекладывались на местные сельсоветы, районные отделы народного образования и здравоохранения, которые не имели для решения проблем необходимых ресурсов.

6. В жизни детских домов следует выделить несколько этапов. Первый – адаптивный: октябрь 1942 г. – лето 1943 г. (первые месяцы жизни в округе, адаптация к иной среде обитания, восстановление здоровья, налаживание быта в условиях ограниченности всех видов ресурсов, принятие случившегося и борьба за выживание). Второй – стабилизационный: осень 1943–1944 гг. (привыкание к сформировавшимся условиям жизни, расширение сфер деятельности, укрепление здоровья). Третий – оптимистический: начало 1945 г. – лето 1945 г. (эмоциональное ожидание победы, надежда на возвращение в Ленинград). Самым трудным был первый этап.

Для повседневной жизни были характерны общие черты: ежедневные бытовые проблемы организации биологического существования, скудность обмундирования и питания, проблемы со здоровьем воспитанников и HYPERLINK "../../Zvezda/Desktop/Диссертация - 13.01.2015г..doc" \l "_Toc408736958" медико-санитарного состояния детских домов, не совсем благоприятные условия для организации учебы и отдыха. И все же нельзя не подчеркнуть, что усилия персонала по организации жизни детей осуществлялись в соответствии с нормативными документами. Весь объем повседневной работы, связанной с организацией режима дня, учебы, труда и отдыха детей ложился на воспитателей. Среди них встречались педагоги, преданные своему делу, но много было и случайных людей.

7. Изучение исторического опыта по спасению эвакуированных ленинградских детей позволяет заметить, что в годы войны, будучи в условиях блокированного города, а затем в эвакуации, произошла деформация детства, и наступило раннее взросление. Не имевшие жизненного опыта, лишенные родительского внимания, эти дети вынесли из военного детства не только отрицательные последствия (милитаризация сознания, санитарно-гигиенические неурядицы, ухудшение структуры питания, снижение уровня образования и мн. др.), но и то, что они не смирились с ролью жертв войны. С такой ролевой установкой было бы не выжить. Эти дети учились бороться, быть самостоятельными, инициативными, независимыми, ответственными, нужными обществу.

8. Сохранения жизни и здоровья эвакуированных детей удалось достичь благодаря общим усилиям сотрудников детдомов и воспитанников, помощи местного населения и председателей колхозов, а также некоторых представителей органов власти. Стратегии выживания в условиях военного времени потребовали от детей и взрослых сплоченности, терпения, взаимовыручки, невероятных трудовых усилий; умения формулировать отсроченные по времени желания (мечты); научили довольствоваться малым.

9. Учебно-воспитательный процесс в детских домах был направлен не только на решение проблемы всеобуча, задач военно-патриотического воспитания, организации самообслуживания, участия в общественно-полезном труде, но и на воспитание доверия к власти, мобилизовавшей советское общество на достижение главной цели – Победы над врагом.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях

(в соответствии с перечнем ВАК):

Размещение ленинградских детских домов в период эвакуации на территории Ханты-Мансийского национального округа // Клио. 2014. № 7. С. 84–87 (0,3/0,15 п. л., в соавт. с Алексеевой Л.В.).

Вопросы обеспечения питанием детей и материальное снабжение детских домов в решениях окружного исполнительного комитета Ханты-Мансийского национального округа в 1942 г. // Историческая и социально-образовательная мысль. 2014. № 4. С. 37–44 (0,85 п. л.).

Меры по обеспечению питанием и материальному снабжению детских домов в 1943 году окружного исполнительного комитета Ханты-Мансийского национального округа (по архивным документам) // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 9. С. 123–126 (0,25 п. л.).

О проблемах эвакуированных из Ленинграда детских домов и организации в них учебно-воспитательного процесса (на материалах Ханты-Мансийского национального округа в годы Великой Отечественной войны) // Инновации и инвестиции. 2015. № 1. С. 63–69 (0,5 п. л.).

Монографии

Размещение ленинградских детских домов в период эвакуации на территории Ханты-Мансийского национального округа // Пять столетий Югры: проблемы и решения, итоги и перспективы. Коллективная монография / Под ред. Л.В. Алексеевой. Часть IV. Нижневартовск: ФГБОУ ВПО «Нижневартовский государственный университет», 2014. С. 61–68 (0,3/0,2 п. л., в соавт. с Алексеевой Л.В.).

Статьи в сборниках научных трудов и материалах конференций:

Эвакуация гражданского населения (в т.ч. детей) в Западную Сибирь (1941–1943 гг.): к вопросу о численности // Навечно в памяти народной. Мат-лы шестой науч.-практ. конф. / Под ред. Н.В. Сапожниковой. Нижневартовск: ФГБОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет», 2012. С. 179–184 (0,2 п. л.).

Эвакуация детей и детских учреждений на север Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы. Мат-лы Всеросс. науч.-практ. конф. / Под общ. ред. А.В. Коричко. Нижневартовск: ФГБОУ ВПО «Нижневартовский государственный гуманитарный университет», 2012. С. 215–218 (0,25 п. л.).

Эвакуация детей - ленинградцев в Западную Сибирь в 1941–1942 годах: этапы, численность // Шатиловские чтения: мат-лы четырнадцатой краевед. конф. Нижневартовск, 2012. С. 62–67 (0,3 п. л.).

Эвакуация детей из блокадного Ленинграда: этапы, численность, транспортировка // Науч. труды аспирантов и соискателей Нижневартовского государственного гуманитарного университета. Нижневартовск, 2012. Вып. 9. С. 49–53 (0,25 п. л.).

Бытовые условия жизни воспитанников детских домов в Ханты- Мансийском национальном округе в годы Великой Отечественной войны (1941–1945гг.) // Науч. труды аспирантов и соискателей Нижневартовского государственного университета. Нижневартовск, 2014. Вып. 11. С. 35–41 (0,3 п. л.).

Эвакуированные ленинградские детские дома в Ханты-Мансийском национальном округе в годы Великой Отечественной войны (по документам Государственного архива социально-политической истории Тюменской области) // Партийные архивы Урала. Прошлое и настоящее, перспективы развития. Мат-лы III межрегион. науч.-практ. конф. (Тюмень, 11–12 марта 2015 г.). Екатеринбург, 2015. С. 138–142 (0,25 п. л.).

Эвакуация населения из Ленинграда: этапы, условия, численность // Современный педагог - историк: актуальные проблемы профессиональной подготовки и профессиональной деятельности. Ежегодник. XIX всероссийские историко-педагогические чтения: сб. науч. ст. Екатеринбург, 2015. С. 107–114 (0,4 п. л.).

В 1941 г. в состав Западной Сибири входили три крупных административных единицы: Алтайский край (включавший Алтайский край в его современных границах и республику Алтай); Новосибирская область (современные Кемеровская, Новосибирская, Томская области); Омская область (современные Омская и Тюменская области, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа).

Куфаев В.И. Забота о детях в дни Великой Отечественной войны // Советская педагогика. 1942. № 8–9; Хромцов Ф.М. Оборонная работа в детских домах. М., 1942; Болдырев В.И. Военное воспитание и школа (чему учит опыт войны) // Советская педагогика. 1943. № 2–3; Верзилин Н.М. Воспитание в детских домах во время войны // Советская педагогика. 1943. № 11–12; Каиров И.А. К вопросу об укреплении дисциплины в школе // Советская педагогика. 1943. № 7; Нечаев H.B. К итогам работы школьников на полях колхозов и совхозов в 1942 году // Советская педагогика. 1943. № 1; Семенова В.В. Некоторые вопросы нравственного воспитания детей в дни Великой Отечественной войны // Дошкольное воспитание. 1944. № 4, и др. 

См.: Свердлов Г.М. Война и правовая охрана детей в СССР. Ташкент, 1943.

См.: Киряев Н.М. КПСС – вдохновитель и организатор победы советского народа в Великой Отечественной войне. М., 1959.

См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945: В 6 т. М., 1960.

См.: История Сибири. Сибирь в период завершения строительства социализма и перехода к коммунизму. Л., 1969. Т. 5.

См.: Шубская Е.А. О некоторых вопросах охраны здоровья детей в годы Великой Отечественной войны (на материалах Кузбасса) // В грозные годы: Тр. науч. конф. «Сибиряки – фронту». Омск, 1971. С. 270–272.

См.: Нелаева С.Ф. Деятельность партийных организаций по предупреждению детской беспризорности в годы Великой Отечественной войны // Сибиряки – фронту: мат-лы науч. конф., посв. 25-летию Победы Советского Союза над фашистской Германией и империалистической Японией. Новосибирск, 1971. С. 97–101; Базаров Ф.Е. Борьба с детской безнадзорностью и беспризорностью в годы Великой Отечественной войны (по материалам Омской области) // В грозные годы: труды науч. конф. «Сибиряки – фронту». Омск, 1971. С. 17–24.

См.: Синицын А.М. Всенародная помощь фронту. М., 1975.

См.: Лихоманов М.И., Позина Л.Т., Финогенов Е.И. Партийное руководство эвакуацией в первый период Великой Отечественной войны. Л., 1985.

См.: Барбер Д. Дуглас, Белозеров Б.П. и др. Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. Историко-медицинский аспект. СПб., 2001.


загрузка...