Социализация молодёжи российской провинции в современных условиях (16.11.2010)

Автор: Букин Василий Петрович

Социализация российской молодежи отражает процесс переосмысления ценностных ориентаций и норм, сложившихся на предшествующих этапах развития общества, а также освоение новых норм и ценностей, соответствующих ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества. Социализация молодежи определяется как процесс выработки и закрепления на личностном, групповом, поколенческом уровнях модели взаимодействия социальных институтов, обуславливающих поступки и поведение молодых людей в различных сферах жизнедеятельности. Результатом успешной социализации выступает достижение молодежью устойчивого социального статуса.

Население каждого региона представляет собой специфическую социально-территориальную общность, находящуюся в определенных взаимосвязях с аналогичными общностями по горизонтали и являющуюся субэлементом социально-территориальной общности качественно другого уровня по вертикали. Возможности регионов в рамках административных образований позволяют им оказывать влияние на относительно направляемую и социально контролируемую социализацию, которые зависят от деятельности властных структур, уровня социально-экономического развития области, края, республики.

4. Региональные особенности в значительной степени определяют развитость социальных институтов и, следовательно, процесс социализации молодежи, формируют ее качественные характеристики и инновационные возможности в рамках территориальных социальных общностей, проявляются в социальной идентификации и мобильности. Мезофакторами социализации молодежи в регионе являются экономические (структура экономики, труда и занятости, уровень оплаты труда, бюджетная обеспеченность социальных программ, демографическая ситуация, уровень обеспеченности жильем, возможности для предпринимательской деятельности), социальные (развитие человеческого потенциала, социальной сферы и ее инфраструктуры, профессионального образования, социального обеспечения, уровень социальной дифференциации, социальной мобильности, экологическая ситуация), политико-правовые (особенности регионального управления, системы местного самоуправления, развитость общественных объединений, политических партий и организаций, авторитет правоохранительных и судебных органов, наличие и реализация молодежной политики), культурные (возможности организации досуга молодежи, культурная, языковая и этническая идентичность, авторитет церкви, возможности культурной самореализации, наличие региональной самобытности, традиций, истории, культурных памятников государственного и мирового значения).

Для средне ресурсных регионов (Республика Мордовия, Пензенская область, Ульяновская область) в отличие от высоко ресурсных характерными особенностями выступают социально – экономическая неустойчивость, противоречия между рынком труда и рынком образовательных услуг, повышенные миграционные настроения. Из Пензенской области намерено выехать 39% опрошенных молодых людей, из Республики Мордовия 44% респондентов, из Ульяновской области 62% опрошенных. Это свидетельствует о низкой степени региональной идентификации молодежи.

6. На основе социально–психологической рефлексии выделяются четыре типа провинциальной молодежи: реально успешные, т.е. достигшие определенных результатов в своей жизни (1% всех респондентов); потенциально-успешные, т.е. уверенные в достижении жизненных успехов (16%); не успешные, не имеющие результатов в жизненно значимых для них сферах и неуверенные в их достижении (64%); внесистемные, находящиеся вне контекста ценностных образцов, не осознающие их в качестве личностно значимых (19%).

7. Анализ жизненных стратегий и самоидентификации молодежи российской провинции показал, что для успешной реализации жизненных планов необходимы целеустремленность (82 %), профессионализм (70 %), честность (33 %). Главными условиями достижения поставленных целей, по мнению молодежи, являются способности, знания и характер (62 %), наличие соответствующих рабочих мест и развивающаяся экономика региона (61 %), политическая стабильность общества (37 %), система льгот для молодежи (26 %).

8. Профессиональное образование, как один из главных институтов социализации обеспечивает соответствие уровня социального капитала специалиста потребностям профессиональной среды, в которой он предполагает реализовывать себя. Выявлено противоречие между развитой системой высшего профессионального образования в средне ресурсных регионах и низким уровнем востребованности молодых профессиональных кадров в провинции. Большинство молодых людей не уверены, что будут работать по полученной специальности. В Республике Мордовия таковых 71 %, Пензенской области - 62 %, Ульяновской области – 55 %. Это предполагает реструктуризацию системы профессионального образования и формирование регионального заказа на подготовку специалистов.

9. Главной мотивацией трудовой деятельности провинциальной молодежи является удовлетворение насущных жизненных потребностей в материальной независимости и профессиональной самореализации. Профессиональная социализация провинциальной молодежи затруднена экономической нестабильностью и дискриминацией со стороны работодателей из-за отсутствия у молодежи практического опыта работы. Результатом становится дефицит трудовых ресурсов в исследуемых регионах. Это усиливает миграционные настроения молодежи провинции. Причем, как показало исследование, уезжает наиболее профессионально подготовленная и социально активная часть молодежи.

10. В условиях сложной демографической ситуации, кризиса механизмов семейной идентичности и воспитания социализирующий потенциал института семьи снижается. Это проявляется в смещении возраста вступления в брак с 18–22 лет к 23-26 годам в настоящее время и наметившейся тенденции к повышению этого возраста к 27–30 годам, ориентации преимущественно на малодетную семью, отсутствии возможности приобретения жилья и др.

11. Досуговая активность молодежи российской провинции коррелируется с социальным статусом, материальными возможностями, инфраструктурой досуга. Для молодежи с низким социальным статусом характерны пассивные формы досуга, она предпочитает заниматься домашним хозяйством, реже других посещает дискотеки, театры, концерты. Молодежь с высоким социальным статусом предпочитает более активные и интеллектуальные формы досуга. Она чаще посещает дискотеки, спортивные клубы, театры, стремится к повышению уровня образования и квалификации, больше внимания уделяет общественной деятельности.

12. Государственная молодежная политика должна строиться на основе программно-целевого подхода по формированию конкурентоспособных молодых поколений. Однако деятельность органов государственной и муниципальной власти в значительной степени остается формальной и в силу этого недостаточно результативной. Эффективным инструментом направленной социализации может стать реализация стратегии по включению молодежи в социально-экономическую, политическую и культурную жизнь провинции, реализация инновационного потенциала молодых людей в интересах развития регионов РФ, провинциальных сообществ и самой молодежи.

Научно-практическая значимость работы. Результаты диссертационного исследования имеют теоретико-методологическое значение для обоснования концепта «социализация молодежи российской провинции» и изучения процессов социализации в важнейших сферах жизнедеятельности молодого поколения.

Совокупность решаемых в диссертационном исследовании научных и практических задач создает предпосылки для формирования нового научного направления исследования – социологии молодежи провинциальных социумов. Данное исследование позволяет выделить типологию, возрастные особенности, ценностные установки и жизненные стратегии молодежи провинции. Положения и выводы диссертации могут быть использованы в процессе подготовки специалистов по работе с молодежью, при разработке курсов «Социология», «Социология молодежи», «Социология региона», «Регионоведение». Материалы исследования могут быть полезными в практической деятельности специалистов и руководителей для выработки эффективных мер по реализации государственной молодежной политики в российских регионах.

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются непротиворечивостью теоретико-методологических положений, составляющих его основу, комплексным использованием системы теоретических и эмпирических методов. Основные выводы исследования лежат в контексте базовых положений современной социологии, региональной социологии, социологии молодежи, культурологии и философии.

Апробация результатов исследования.

Основные положения диссертационной работы представлены в 97 научных и научно-методических работах, в том числе, в 4 монографиях и 2 учебных пособиях, обсуждались на 14 Международных, Всероссийских и региональных научно-практических конференциях, симпозиумах и конгрессах.

Материалы диссертационного исследования обсуждались на двух заседаниях научно-экспертного Совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: от 23 марта 2006 г. «Молодежь в российских регионах: перспективы гражданского и профессионального становления»; от 7 мая 2009 г. «Российское высшее профессиональное образование: проблемы и перспективы развития».

Основные положения диссертационного исследования автор использует в курсах: «Управление в сфере образования», «Управление общественными отношениями», «Исследование социально-экономических и политических процессов», «Территориальная организация населения», «Государственное и муниципальное управление», «Социология» Пензенского государственного университета. Отдельные практические рекомендации апробированы и внедрены в деятельности органов государственного и муниципального управления.

Структура работы.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, тринадцати параграфов, заключения, библиографии и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, его теоретическая и практическая значимость, степень научной разработанности исследуемой проблемы, определены цели и задачи, теоретико-методологические основы работы.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования социализации молодежи провинции», состоящая из трех параграфов «Молодежь в структуре регионального социума: теоретико-методологический подход», «Социализация молодежи как фактор воспроизводства регионального социума». «Социально-территориальное пространство социализации молодежи провинции», посвящена концептуальному осмыслению основных категорий, используемых в рамках диссертационного исследования, а именно: молодежь, социализация, идентификация, социальная мобильность, жизненная стратегия, региональный социум, провинция, провинциальная молодежь. По-новому определяются и систематизируются теоретико-методологические основы социализации и идентификации, ценностных ориентаций и жизненных стратегий молодежи. Обоснованы теоретико-методологические подходы к идентификации провинциальной молодежи в социальной структуре современного российского общества на основе ее социально-психологической рефлексии. Определены факторы социализации молодежи в социально-территориальном контексте.

Изменения социальной реальности в российском обществе во второй половине 80-х гг. XX в. актуализировали внимание к роли молодежи в обществе, вызвали потребность в целостном подходе, способном концептуально интегрировать различные стороны ее жизнедеятельности, исследовать фундаментальные проблемы молодежи, возникающие в процессе взаимодействия с обществом. С точки зрения социально-воспроизводственного подхода (В.И. Чупров), социальная сущность молодежи определяется становлением ее субъектности в общественном воспроизводстве. Выявляются также основные проблемы, связанные с ее интеграцией в современное общество.

Проблемы российской молодежи также исследуются с точки зрения институционального, структурно-функционального, культурологического, регионально-идентификационного, психоаналитического, рискологического, ювенологического подходов. В современной социологии молодежи основополагающей является концептуальная модель смены поколений, разработанная М.К. Горшковым и Ф.Э. Шереги, где молодежь рассматривается не только как социально-демографическая группа и продукт социализации, но и как главный потенциал социальной структуры общества. Эти и другие теоретико-методологические подходы являются базой изучения проблем современной молодежи. Они служат основой и для анализа проблем социализации провинциальной молодежи.

Изучение роли молодежи в формировании социальной структуры регионального социума, выяснение специфики ее социального статуса показало, что социальное расслоение молодых россиян становится более значимым фактором, чем сходство по возрастным признакам. На основе исследования, нами сделан вывод, что молодежь не является однородной демографической группой, а делится на различные группы внутри одного поколения.

Социальная дифференциация молодежи в определенной степени обусловлена спецификой ее социальной адаптации к сложившимся социально-экономическим условиям. Молодежь представляет собой не жестко структурированную группу с устоявшейся нормативно-ценностной структурой, а «мягкую» структуру, характеризующуюся неполнотой социального статуса входящих в нее индивидов и в целом переходным характером возрастной фазы молодости. Эта структура более динамична и восприимчива к внешним социальным влияниям, может изменяться в зависимости от трансформации в условиях социальной неопределенности и риска. В отечественной социологии концепция риска в жизнедеятельности молодежи разработана Отделом социологии молодежи ИСПИ РАН (Ю.А. Зубок, В.И. Чупров), где риск рассмотрен как фактор социального развития молодежи, ее становления как субъекта общественного воспроизводства.

В тоже время, с нашей точки зрения, наиболее значимыми в контексте данного исследования представляется синтез социологических концепций институционального развития и региональной идентификации. Они определяют социально-территориальные и личностные факторы процесса социализации.

Исследование показало, что молодежь провинции стремится к различным жизненным достижениям, т.е. желает занять достойное место в структуре общественных отношений современного российского общества. Результаты исследования позволяют предложить типологию молодежи провинции, основывающуюся на их статусных позициях и жизненных стратегиях:

– реально успешные, достигшие по их оценке определенных жизненных результатов и считающие, что уже всего добились;

– потенциально успешные, еще не достигшие определенных жизненных успехов, но уверенные в их достижении и заявляющие свои возможности на этот счет;

– неуспешные, не имеющие реальных результатов в жизненно значимых сферах и неуверенные в своих силах и возможностях по их достижению;

– внесистемные, находящиеся вне контекста ценностных образцов современного общества, не осознающие их в качестве личностно значимых.

Эта типология базируется на изучении ценностей, влияющих на социальную мобильность, социальную стратификацию, место молодежи провинции в социальной структуре регионального социума (достижения в образовании, получении престижной работы, карьера, богатство, доступ к власти, почет и уважение в обществе).

Более половины опрошенных (от 52 % до 64 %) удовлетворительно оценивает регион проживания, но при этом для 48 % опрошенных характерны миграционные настроения. На основе полученных данных сделан вывод, что самоидентификация провинциальной молодежи в процессе достижения различных целей в жизни имеет сложную структуру и зависит от социального статуса, которые занимают молодые люди в современном провинциальном социуме, и от стиля их жизни.

Результаты исследования позволяют сформулировать определение молодежи провинции. Это социально-демографическая группа, ограниченная возрастными рамками, характеризующаяся специфическим образом жизни, стилем поведения, культурными нормами и ценностями, объект и субъект социализации, социальной адаптации, самоопределения и самоидентификации, ресурс и потенциал социальной структуры регионального социума, выполняющая воспроизводственную, инновационную и трансляционную функции.

Осуществлен анализ концепций и исследовательских школ, посвященных изучению социализации молодежи, которые можно условно отнести к двум направлениям: субъект-объектный и субъект-субъектный. Первое рассматривает социализацию как процесс адаптации человека к обществу, которое формирует индивида в определенном культурном контексте. Основоположниками этого подхода являются О. Конт, Э.Дюркгейм, Н. Смелзер, Г. Тард, З. Фрейд, Т. Парсонс. Субъкт-субъектный подход предполагает, что активную роль в социализации играет не только общество, но и сам индивид, выступающий активным участником своей интериоризации. Основоположниками этого направления считаются У. Томас, Ф. Знанецкий, Ч. Кули, Дж. Мид, У. Уэнтворт.

Также проанализированы концепции социализации подрастающих поколений, разработанные в рамках этнографии, социологии, социальной психологии, педагогики. Среди них: понимающая социология М. Вебера, концепции социализации классиков психоаналитического подхода в социологии (Э. Эриксон, Р. Бенедикт, Ж. Пиаже, Л. Колберг, Д. Рисмен), структурно-функциональная версия социализации Ш. Айзенштадта, критическая школа социологии Г. Маркузе, концепция социального конструирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана, концепция передачи социального опыта между поколениями (К. Манхейм, Р. Инглегарт, М. Мид).

Проведен анализ новых подходов к социализации и идентификации молодежи, разработанных М.К. Горшковым и Ф.Э. Шереги, А.И. Ковалевой, В.В. Маркиным, С.В. Полутиным, которые учитывают региональные особенности воспроизводства молодого поколения в современных условиях.

М.К. Горшков и Ф.Э. Шереги социализацию определяют как процесс подготовки молодежи к ролевой функции в общественном разделении труда, а стадию самоутверждения в том или ином ролевом статусе - самореализацией. А.И. Ковалевой предложены концепция социализационной нормы, характеристика отклоняющейся социализации, типология процессов социализации. По определению В.В. Маркина, региональная идентификация предполагает выработку и закрепление определенных социальных представлений, образов субсоциетальной принадлежности к локализованному социальному пространству. Перспективным представляется создание С.В. Полутиным концептуальной модели социализации молодежи в условиях изменяющейся социальной среды, которая состоит из трех универсальных и последовательных этапов: адаптации – интеграции – инновации.


загрузка...