Религиозность современного российского общества: социально-философский анализ (16.11.2009)

Автор: Лобазова Ольга Федоровна

Сегодня Русская православная церковь участвует в общественной жизни через выполнение роли духовного наставника, сохраняя нравственные устои общества. Такая позиция отвечает потребностям современности, когда речь идёт о соотношении клерикального и светского во власти. Много надежд возлагается на церковь в нравственном воспитании в условиях моральной дезориентации, что даёт ей возможность стремиться к духовному руководству, отождествляя при этом духовное и религиозное. Мудрая осторожность, которую проявляло и проявляет в политических процессах руководство церкви; решительное, хотя и скрытое от глаз общественности, пресечение крайностей консерватизма и либерализма, которое проводится епископатом; возрастающая мера участия рядовых священников и наиболее активных мирян в социальных программах церкви – гарантии того, что Русская православная церковь сможет принять вызовы времени и проводить свою линию, являя пример конструктивной деятельности.

Наибольшее значение для упрочения авторитета Русской православной церкви в настоящее время имеет степень её влияния на мотивацию действий политических лидеров и яркие личностные качества лидеров религиозной организации. Кадровый состав Русской православной церкви, определяющий эффективность работы с населением, обладает рядом качеств. К положительным качествам кадров Русской православной церкви диссертант относит то, что в целом состав православных священников отражает удельный вес национальностей и народностей в составе российского общества, большая часть священнослужителей обладает систематическим специальным образованием, значительная их часть связана с социальными проблемами общества и в состоянии проявлять понимание и сочувствие к обездоленным. К положительным чертам кадрового состава следует отнести и то, что среди высших иерархов Русской православной церкви присутствуют яркие, талантливые индивидуальности, обладающие выраженными харизматическими качествами. В целом Русская православная церковь обладает мощным потенциалом для решения всех проблем внутри собственной организации и упрочения авторитета среди населения вне зависимости от национальной и мировоззренческой принадлежности, что приводит к положительной динамике религиозности сознания.

В данном параграфе сделаны следующие выводы:

Во-первых, фактор формирования и развития религиозности, определяемый как «фактор чувства» - это совокупность способов регуляции соотношения между общечеловеческим и национальным, между национальным и индивидуальным, между светским и сакральным в ценностных приоритетах и реальной деятельности личности. «Фактор чувства» проявляется во влиянии на личность со стороны семьи, родственного и дружеского окружения.

Во-вторых, фактор формирования и развития религиозности, определяемый как «фактор авторитета» проявляется во влиянии на индивидуальное и массовое сознание результатов практической деятельности религиозных организаций. Наличие у Русской православной церкви чётко сформулированной социальной концепции, определяющей основные направления и принципы деятельности церкви в многонациональном и многоконфессиональном светском государстве, повышает её авторитет среди неверующих и верующих различных конфессий.

В параграфе 3 второй главы «Фактор силы» и «фактор стимула» предлагается понимать «фактор силы» как систему действий, применяемых властными органами для регулирования разнообразных общественных отношений (в том числе и таких отношений, где субъектами выступают религиозные организации и верующие индивиды), преимущественно с помощью установления и применения ограничивающих, запрещающих и стимулирующих норм. Практика установления регулирующих норм в соответствии с потребностями всего общества или его ведущих сил понимается как политика – система мер по реализации власти.

Представления о сущности власти, о её связанности (или не связанности) с миром сверхъестественного, влияют непосредственным образом на характер современных отношений между институтами власти и религиозными организациями, поэтому проблема сакральности власти – проблема источников её реального и мифического преобладания – носит методологический характер. Причина представлений о сакральности власти заключается в совокупных функциях власти: во-первых, тех, которые власти действительно отданы; во-вторых, тех, которые власть декларирует; и, в-третьих, тех, которые власти только приписаны массовым сознанием.

В параграфе подчёркивается, что религиозно-философские принципы взаимодействия светской и духовной власти в российском обществе основывались и основываются на интериоризированной и значительно переработанной на ментальной основе русского сознания византийской идее гармонического и неразрывного единства ветвей власти, реализующих в своей практической деятельности один и тот же нравственный идеал и метафизическую задачу. Идеалом государственного устройства для русского православия является православная монархия, во главе которой стоит нравственно чистая и духовно совершенная личность. Современная обстановка скорректировала представления о возможном, допустимом и желательном государственном устройстве – теперь православное сознание позитивно относится к формам правления, формально лишь частично отвечающим православному идеалу – к демократии как форме народной общности и соборности, к централизации и соподчиненности органов власти как форме единоначалия. Значимым достижением современного православного социального учения стал тезис о возможности критики власти в связи с конкретными проявлениями её социальной политики.

Проблемы взаимоотношений государства и церкви постоянно находятся в центре внимания центральных органов федеральной власти. В настоящее время российское демократическое государство провозглашает в качестве одного из основных принципов своего устройства свободу совести, понимаемой уже как свобода иметь, выражать и отстаивать любые, не противоречащие принципам гуманизма, убеждения. Государство подтверждает, что религиозные организации не играют административной роли, религиозная вера из «общего дела» становится частным делом человека, продолжая выполнять свои нравственные и культурные задачи.

Практика правового регулирования государственно-церковных отношений в российском обществе ХХ века знает несколько кардинально различных этапов, когда отношения церкви и государства складывались согласно разным моделям: единство, сотрудничество, противостояние, компромисс, нейтралитет. Соискатель отмечает, что наиболее приемлемым принципом государственно-конфессиональных отношений в условиях сохранения светского характера российского государства является принцип «культурного сотрудничества». Основы для реализации такого подхода в современных условиях заложил Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997). Равенство всех религиозных объединений перед законом – незыблемое конституционное положение, но объём, длительность, массовость выполняемых социальных и духовно-культурных функций у них различны. Констатация этих различий естественна. Такова историческая реальность.

Для большинства обществ характерно взаимодействия двух типов культурных традиций: светской, выступающей в качестве основной, и религиозной, в значительной степени оттесненной на периферию культуры и общественного сознания, но сохраняющей в обществе авторитет и по-прежнему претендующей на духовное лидерство. Нынешнее религиозное возрождение российского общества представляется новым этапом развития глобального процесса межкультурного светско-религиозного взаимодействия.

Духовная составляющая отнюдь не является монополией религии, но религиозная культура находится с ней в особых отношениях. С одной стороны, для религиозной культуры характерна тотальность переживания сверхъестественного, которое проявляется во всех видах деятельности и таким образом объединяет их и придаёт единый смысл существованию человека, делает его жизнь целенаправленной. С другой стороны, можно отметить, что религиозная культура не ставит перед собой многочисленных задач по освоению мира, поскольку некоторые виды деятельности осуждаются или прямо запрещены религией.

Соискатель отмечает, что религиозная культура может помочь светской культуре найти и обновить её духовное содержание, но механическое заимствование способов из религиозной культуры невозможно, поскольку цели и сущность у этих культур всё-таки разные. Религия может стать действительным фактором возрождения нашего общества, но не через отрицание и вытеснение светскости, а через её осознание и признание. Ключевым моментом выступает принцип диалога культур.

Светское и религиозное в практической сфере взаимодействуют в пространстве культуры посредством участия верующих и неверующих людей в передаче знаний и информации, в производстве и популяризации произведений искусства. Наибольшая свобода выбора способа высказывания своих мировоззренческих убеждений, в соответствии со сложившейся в обществе ситуацией терпимости и принципа творческой свободы, существует для авторов и ретрансляторов произведений, созданных в рамках художественных жанров (пьесы, кинофильмы, книги, картины, музыкальные произведения и т.п.). Большей степенью зависимости от государственной политики, идеологической ориентации учредителя и потребительского спроса характеризуется деятельность средств массовой информации. В наибольшей зависимости от официальной позиции, выраженной в установлениях власти, находится система народного образования, выполняющая социальный заказ по подготовке, с одной стороны, граждан, с другой стороны, современных специалистов.

Поскольку искусство воздействует главным образом на эмоциональное восприятие человека, то последствия подобного воздействия наиболее ощутимы во мнениях, настроениях, переживаниях массового сознания и наиболее ярко отражаются в общественном мнении, которое ретранслируется средствами массовой информации. Соискатель также отмечает значительную роль системы образования в формировании религиозности, анализирует возможности светской школы в воспитании толерантности.

В данном параграфе диссертант делает следующие выводы:

Во-первых, фактор формирования и развития религиозности понимаемый как «фактор силы» предполагает, что регулирование государственно-церковных отношений проводится с помощью использования трёх рычагов – правовое установление, идеологическое постулирование, социально-экономическое воплощение.

Во-вторых, фактор формирования и развития религиозности понимаемый как «фактор стимула» предполагает, что регулирование общественно-церковных отношений происходит через деятельность организаций культуры, информации и образования.

В-третьих, система образования, являясь самой консервативной из социальных субъектов, влияющих на состояние религиозности сознания с позиции «стимула», возглавляет по значимости силы, участвующие от лица общества во взаимодействии светской и религиозной культур в пространстве современной российской цивилизации.

Глава 2 завершается выводами, полученными в результате анализа заявленных к рассмотрению проблем.

В Главе 3 «Современные тенденции в развитии религиозности»: исследованы особенности современной религиозности, обусловленные влиянием мега- и макросреды, проанализированы противоречия в развитии современной религиозности; выявлены тенденции в развитии современной религиозности и охарактеризованы особенности их проявления; исследован гуманистический ресурс религиозности как возможной основы гармонизации общественных отношений.

В параграфе 1 третьей главы «Современная религиозная ситуация в российском обществе периода 1992-2007 годов» проанализированы основные особенности процесса активизации деятельности религиозных объединений и верующих людей, сравнены показатели активности деятельности различных религиозных объединений.

Проблемам анализа религиозной ситуации в российском обществе в течение указанного периода посвящено большое количество социологических исследований, итоги которых опубликованы в работах таких авторов, как В.М. Губанов, М.П. Мчедлов, М.М. Шевченко, В.Б. Шапарь, М.Т. Степанянц, С.Б. Филатов, Д.Е. Фурман.

Социологические и другие исследования показывают: среди причин кризисного состояния российского общества нет ни одной, которая носила бы объективный характер и вытекала из дефицита времени, условий, ресурсов и других обстоятельств. Все причины бедственного положения общества носят субъективный характер. Российское общество способно при наличии политической воли и обоснованной стратегии развития воссоздать сильное, социально ориентированное государство, успешно адаптированное к тенденциям мирового развития. Необходимый для этого потенциал включает в себя: исторически обусловленные духовные ценности; достаточную разумность личных потребностей; преобладание духовного начала над материальным; общинность; способность воспроизводить духовно-интеллектуальный потенциал и другое. Эти и другие потенциальные возможности должны быть использованы для совершенствования всех сторон государственной и общественной жизни и достижения двух целей: восстановления национального величия страны и социального благополучия человека.

К причинам, стимулирующим возрождение религий в российском обществе, можно отнести: усилившуюся в условиях перехода к рыночной экономике потребность в психологическом утешении, в предсказании будущего; потребность возвращения в русло культурно-исторической преемственности развития и национальной самоидентификации; свободу религиозной пропаганды и открытость источников религиозных знаний; потребность новых политических властей в поддержке широкими кругами населения; разрушение сферы социальной помощи, обострившее потребность в духовной и материальной поддержке, в утешении.

В настоящее время религиозные организации начинают играть существенную политическую и общественную роль, и численность различных религиозных объединений становится политически важным фактором. Наибольшая религиозная активность характерна для протестантов, за ними следуют католики и иудеи. Несколько ниже показатели у мусульман, а самые низкие демонстрируют приверженцы православия и буддизма. Среди православных сравнительно мала доля приверженцев «западных» идейно-политических течений, социал-демократии и радикальных рыночных реформ. Православные чаще всего относят себя к сторонникам русского национального возрождения. Абсолютное большинство респондентов всех вероисповеданий выступает за толерантность в отношениях между различными религиями и народами. Представители всех вероисповеданий показывают довольно высокий уровень положительного отношения к православию. Это свидетельствует о признании ими уникальной роли этой религии в культурно-историческом развитии российского общества. Одновременно доминирует негативное восприятие новых религиозных движений, не укорененных в российской культурной традиции. Все исследователи согласны с тем, что Русская православная церковь представляет в нашем обществе ведущую силу среди религиозных организаций.

Пропагандируя программные цели и политику, формируя духовную культуру людей, органы власти стремятся противодействовать смыканию религиозных организаций с деструктивными силами, попыткам использовать их в борьбе за власть. Всё это означает признание этических, нравственных основ религии, рост её престижа в общественном мнении. Современный период расценивается представителями самих религиозных организаций как период духовного смущения, период принятия главных решений, когда не только отдельные люди выбирают свой мировоззренческий путь, но и религиозные организации, стоящие на страже чистоты вероучения, испытывают давление перемен и ищут новые способы освоения потенциала вероучения. Подобные черты характерны и для религиозного сознания на всём постсоветском пространстве, исторически связанном с Россией, где до сих пор сильны влияния русской культуры, продолжает существовать определенная экономическая и социальная взаимосвязь, обусловленная общим уровнем развития. Данные социологических опросов показывают, что в течение современного периода уменьшилось число тех, кто твёрдо относит себя к атеистам, но увеличилось число колеблющихся или заявляющих о полном равнодушии к религии. Таким образом, численная основа секулярности убывает не столь значительными темпами, как можно было бы предположить, исходя из роста активности религиозных объединений, повышения их общественного авторитета.

Парадоксальным явлением можно считать то, что вера в астрологию, магию, и прочие вневероисповедные символы захватывает и верующих (определивших свой вероисповедный выбор) и неверующих (находящихся вне религиозных организаций и вероисповедания) людей. В информационном обществе формальная религиозность имеет тенденцию к превращению в «симулякр», ибо она не просто маскирует отсутствие религиозного сознания индивида и определяет модель поведения членов конкретного сообщества, но и оказывается «по ту сторону» религиозности. Религиозное сознание человека информационного общества синкретично, его основная тенденция заключается в том, что оно представляет собой смесь религиозных представлений всех эпох и народов, «сдобренную» образами сказок и мифов, легенд, триллеров и фантазии; оно не соборно: в каждой якобы верующей голове своя особая картина мира. Этим компенсируется утрата целостности религиозного сознания.

В данном параграфе диссертант делает следующие выводы:

Во-первых, изменения в религиозности россиян были обусловлены теми социально-экономическими процессами, которые происходили в данный период в нашей стране. Приход к власти патриотически ориентированных управленцев стимулировал распространение идей национального и государственного достоинства, актуализировал обращение к культурно-историческому наследию, к богатству которого, несомненно, должна быть отнесена религия.

Во-вторых, произошло изменение содержания и правовых форм государственно-церковных отношений. В результате в конце ХХ – начале XXI века в российском обществе наблюдается бурный рост числа религиозных организаций, официально зарегистрировавших свою деятельность. Растёт число верующих и организованных ими религиозных общин. Результаты социологических опросов показывают устойчивое увеличение числа людей, не вовлеченных в культовую религиозную деятельность, но относящих себя к тому или иному вероисповеданию на основе этнической и культурной самоидентификации. Одновременно с этим происходит значительное, по сравнению с предыдущим периодом, распространение нетрадиционных для нашего общества религиозных организаций, имеющих организационные центры и значительные материальные ресурсы за рубежом.

В параграфе 2 третьей главы «Противоречия, особенности и тенденции развития современной религиозности» показано, что во всём многообразии отношений, которые осуществляются между субъектами религиозности в связи с их экономической, политической, социокультурной, духовной и культовой деятельностью, складываются определённые противоречия, которые можно условно разделить на: а) противоречия между идеальными устремлениям субъекта и его реальными возможностями (противоречие между идеальным и реальным); б) противоречия между содержанием идеи и конкретной формой её воплощения (противоречие между формой и содержанием); в) противоречия между новациями и традициями (противоречие между подвижностью и стабильностью).

Представляется, что именно такие противоречия являются основными на современном этапе развития, оказывая определяющее влияние на состояние отношений субъектов религиозности и внутренние характеристики самих субъектов. Общая направленность развития противоречий характеризуется таким сочетанием центростремительных и центробежных сил, при котором идет процесс усложнения структуры целого с одновременным упрощением сущности составных частей. Это проявляется в отрицании наличных принципов внешней формы религиозности и формы религиозной организации, в отрицании преимуществ религиозной структуры, в концентрации возможностей волевого конструирования в религиозной сфере. Данные явления сопровождаются усложнением структурированности внутри религиозных организаций, созданием дублирующих подсистем, размыванием возможностей естественного развития.

Противоречия религиозной жизни можно разделить на противоречия между светским и религиозным сознанием и структурами, их выражающими, противоречия между религиозными организациями и государством, противоречия между всеми конфессиями, противоречия между традиционными и новыми религиозными организациями, внутриконфессиональные противоречия, противоречия внутриличностной жизни.

Противоречия между светским и религиозным сознанием и структурами, их выражающими, в социальной практике выражаются в стремлении властных органов, религиозных организаций и отдельных личностей установить связь между этно-культурной и религиозной самоидентификацией людей. Власть стремится использовать авторитет религиозных организаций для удержания своего идеологического перевеса, оппозиция также заинтересована в использовании авторитета религиозных организаций для достижения перевеса, а сами религиозные организации при установлении в общественном сознании зависимости между национальной и религиозной принадлежностью могут рассчитывать на духовное и идеологическое лидерство в рамках наций и стран.

Противоречия между религиозными организациями и государством сосредоточены в области законодательства. С одной стороны, ведётся борьба за изменение закона в связи с его признаваемым несовершенством. С другой стороны, религиозные организации ведут борьбу за точное исполнение существующего законодательства в тех случаях, когда они полагают, что оно не исполняется в полной мере. Недовольство вызывают позиции государства в отношении миссионерской деятельности религиозных организаций, разделения религиозных организаций на традиционные и нетрадиционные для российского общества организации, практика имущественных отношений и налогообложений.

Противоречия между всеми религиозными организациями существуют, несмотря на то, что лидеры организаций постоянно выражают готовность к диалогу и сотрудничеству и действительно их осуществляют. Противоречия между традиционными для нашего общества религиозными организациями и организациями, возникшими на территории страны после 1991 года, в настоящий момент наиболее явны. Противоречия эти порождены стремлением религиозных организаций противостоять наступлению индивидуализма и стандартизации форм национальной жизни, которое является негативным последствием объективных процессов глобализации.

Внутриконфессиональные противоречия проявляются на нескольких уровнях: противоречия между священнослужителями и мирянами, противоречия между фундаменталистами и обновленцами, противоречия между священнослужителями центрального аппарата религиозной организации и работниками местных звеньев. На практике, например, это выражается, с одной стороны, в стремлении к автокефалии составных частей Русской православной церкви в странах на бывшем советском пространстве; с другой стороны, в стремлении к соединению разобщенных религиозных организаций.

Внутриличностные противоречия, присущие религиозной жизни на индивидуальном уровне, условно можно разделить на противоречия между вероучительной традицией и социальной практикой верующих, противоречие между внутренними устремлениями верующих и объективными возможностями реализовать в своей жизни основные принципы вероучения, противоречия между внутренними устремлениями верующего и действительными способностями личности (проблема неадекватной самооценки, завышенные или заниженные ожидания). В социальной практике эти противоречия выражаются в размытости религиозных представлений основной части сторонников вероучения, в придании преувеличенного значения обрядовому поведению перед другими составляющими религиозности, в поиске либеральных по дисциплине форм религиозной жизни, в поиске чудес и пророков, дающих простые и не требующие глубокой духовной работы рецепты достижения психологического комфорта.

Конкретные проявления противоречий религиозно жизни видны при анализе данных о религиозности населения в современном российском обществе, которые говорят о том, что подавляющее большинство российских православных верующих посещают церковь не регулярно и не становятся постоянными прихожанами в силу того, что не видят смысла своего личного участия в деятельности конкретной религиозной общины (прихода). Социологи говорят так же и о глубоком внутреннем организационном кризисе, переживаемом Русской православной церковью, который выражается в различии позиций лидеров религиозных общин и верующих относительно проблемы участия и неучастия верующих в деятельности церкви. Тем не менее, по результатам социологических исследований на протяжении последних десяти-двенадцати лет выявляется высокий рейтинг Русской православной церкви в обществе в целом.


загрузка...