Профессиональный дискурс: признаки, функции, нормы (на материале коммуникативной практики логопедов) (16.11.2009)

Автор: Бейлинсон Любовь Семеновна

На что Михаил Иванович ответил: "Друг мой, забудьте о написании, а произношение очень простое - княгиня Лейхтенберг" (А. Пятигорский).

Произношение часто получает оценку:

А ещё, не иначе как по заданию конгрессменов, приезжал к ним в школу настоящий американский учитель, маленький, худенький и пронырливый человечек из штата Огайо, занимался с детьми английским, хвалил Колюнино произношение и спрашивал, сколько лет тот прожил в Нью-Йорке, набивался в друзья, лицемерил и льстил, а после уроков оставил в числе нескольких учеников в классе и стал рассказывать комсомольцам про Кэмп-Дэвид (А. Варламов).

Российское произношение братьев было отменным и в старости, хотя младший смолоду мотался по заграницам (П. Сиркес).

Над плохим произношением смеются:

Однажды она услышала, как Лена, смеясь, передразнивает ее произношение (Ю.Трифонов).

Он грамоту едва знает и имеет "швистящее произношение", а я воспитался на классиках (В. Аграновский).

Таким образом, образно-оценочные характеристики произношения в русском языковом сознании свидетельствуют о важности этого концепта для успешной социализации человека, о трудности овладения чужим произношением, о необходимости усилий для постановки правильного произношения, о положительной оценке хорошего произношения, его престижности и об отрицательной оценке плохого произношения как в родном, так и в иностранном языках.

Наиболее отчетливо оценочные характеристики того или иного явления выражены в пословицах, назначение которых – в краткой и образной форме показать ту или иную норму поведения. Обратившись к словарю «Пословиц русского народа» В.И.Даля, мы констатируем, что под рубрикой «Язык – речь» из 400 с лишним речений к манере произношения относятся всего лишь около 20 высказываний. Например:

У него слово слову костыль подает. Слово вымолвит, ровно жвачку пережует. Не подпрячь ли заике, один не вывезет.

Речь идет о людях, которые испытывают затруднения при выражении мысли. Вместе с тем подавляющее большинство речений содержит явно выраженные советы придерживать язык, молчать, видеть разницу между словом и делом, остерегаться врунов и болтунов. Отметим, что на тему произношения нам не встретились сентенции и афоризмы.

Таким образом, произношение концептуализируется в коллективном языковом сознании как важная характеристика устной речи. Системные признаки этого концепта включают противопоставление внятного и невнятного, усредненного по скорости и медленного либо быстрого, своего и чужого, обычного и публичного, стандартного и дефектного произношения, при этом второй противочлен в названных оппозициях получает отрицательную оценку и вариативное наименование. Контекстуально концепт «произношение» уточняется в следующих направлениях: важность хорошего произношения для социального успеха, необходимость овладения хорошим произношением как в родном, так и в иностранном языках, отрицательная оценка плохого произношения.

Любой институциональный дискурс характеризуется более отчетливым произношением, чем дискурс персональный, поскольку участники институционального общения исходят из установки, согласно которой они ведут общение с незнакомым человеком, который не должен знать о личностных особенностях своих партнеров по общению, с которым нужно вести себя согласно нормам вежливости, с которым следует говорить только на тему, имеющую отношение к данному дискурсу. Если в установку персонального дискурса входит уверенность в том, что адресат обязан понимать говорящего, и поэтому говорящий вправе давать лишь чуть уловимые сигналы, направляющие содержательную сторону коммуникации, и за успех общения отвечает адресат, то главной характеристикой институционального дискурса является установка коммуникантов, согласно которой партнеры по общению вовсе не обязаны понимать друг друга, и здесь ответственность за успешное осуществление общения лежит на отправителе речи. Если центр тяжести коммуникации смещен в сторону отправителя речи, то общение характеризуется четкостью оформления, известной избыточностью сигнала и постоянной проверкой обратной связи. Эти характеристики многократно усиливаются в медико-педагогическом дискурсе, поскольку в педагогическом общении речь учителя должна быть образцовой по форме, доступной и эффективной по содержанию, вариативной по обратной связи, а в медицинском дискурсе при общении с детьми, страдающими дефектами речи, логопед должен постоянно обращать внимание на типовые нарушения речи, как наблюдаемые, так и возможные.

Фонетические характеристики речи логопеда сводятся к следующим признакам: 1) отчетливость артикуляции, 2) специальная артикуляция тренируемых звуков и слов, 3) контролируемый темп речи, 4) модулируемая громкость речи, 5) особая интонационная оформленность высказываний, обращенных к пациенту и его родителю.

Отчетливость артикуляции проявляется в безударных слогах, в служебных словах. Логопед, как правило, произносит все слова в высказывании так, как если бы его речь записывалась на магнитофон либо звучала отчетливо вопреки помехам в канале связи.

Важной характеристикой речи логопедов является почти буквальный повтор наиболее важных высказываний. Например:

Л. Мне нужно, чтобы он был здоров, чтобы нос совершенно выздоровел. Прежде, чем нам переходить к дыхательной гимнастике, мне нужно, чтобы он был полностью здоров. Чтобы носоглотка у него была полностью здорова, иначе нужного воздушного давления у него нет.

В приведенном фрагменте четырежды повторяется один и тот же тезис («Ребенок должен быть здоров для занятий по исправлению дефекта речи»). Этот повтор избыточен, но он вызван определенным стилем общения логопеда с пациентами (многие из детей страдают тугоухостью), необходимостью гарантированного доведения информации до адресата, кроме того, повторы в институциональном общении выполняют функцию фатического стабилизатора статусных отношений (информационно они не несут ничего нового, и, следовательно, осмысливаются и переживаются адресатом в фатическом ключе: «То, что мне сейчас сообщается, является важным, и человек, который это говорит, показывает мне, что он имеет право так говорить»).

Отличительным признаком речи логопеда является форсируемая громкость голоса. Логопед должен говорить не только отчетливо, но и достаточно громко, даже если занятие проходит в небольшом кабинете. Во время фронтальных занятий с детьми в детских садах громкость речи логопеда соответствует громкости речи учителя в классе.

Интонационные характеристики речи логопеда складываются из специфических обертонов, показывающих статусное неравенство (позиция вышестоящего), обращенность к ребенку (доброе, ласковое отношение), официальность ситуации. Все эти характеристики коррелируют с лексическими, фразеологическими и текстуально-грамматическими признаками логопедического дискурса.

Концептуализация ошибки получает многомерное осмысление в русском языковом сознании. Важнейшие понятийные признаки этого концепта состоят в признании определенного действия отклонением от нормы и порицании такого отклонения. В качестве образных признаков ошибки приводятся типовые действия, выполняя которые человек может совершить ошибку (как правило, это действия, требующие старания, внимания и планирования). Концепт «ошибка» часто осмысливается на основе учебной либо профессиональной деятельности носителей языка. Оценочные признаки данного концепта характеризуют рациональное отношение к отрицательному опыту. Важнейшими следствиями ошибки являются ее признание и исправление.

Лексико-фразеологические характеристики профессионального дискурса логопеда обусловлены институционально и предметно. В институциональном плане речь логопеда включает специальную терминологию, при этом термины используются дозированно (только при общении с коллегами и родителями пациентов), часто комментируются и в ряде случаев употребляются парольно для фиксации своего институционального статуса. В предметном плане речь логопеда сориентирована на возраст их типичных пациентов – детей дошкольного и младшего школьного возраста, отличается выраженной дидактической направленностью, сверхотчетливо проговаривается и обычно не содержит скрытых значений и ироничного подтекста. Важной лексической особенностью логопедического дискурса является наличие в нем автологических слов (единиц, употребляемых в качестве формальных знаков) с целью демонстрации правильного произношения, коррекции ошибок и автоматизации произношения. Достоинством текста, используемого в логопедической коррекционной работе, является его легкая запоминаемость. Тексты, созданные специально для коррекционной работы, максимально приближены по своему содержанию к детским стихотворениям, хотя их эстетическая ценность не всегда соответствует уровню лучших образцов детской литературы.

Концептуализация плавной речи в русском языковом сознании сориентирована на развернутое, логически выверенное и риторически целесообразное коммуникативное поведение. В понятийном отношении такая речь включает признаки публичности и соответствия риторическому канону, но допускает включение определенных отклонений от плавной речи в ткань общения, если такие отклонения соответствуют жанровым канонам соответствующего общения. В профессиональном сознании логопеда плавная речь осмысливается как вербальное монологическое поведение, находящееся под контролем, не являющееся ускоренным либо замедленным, и лишенное судорожных остановок разного типа. В обиходном сознании плавная речь оценивается большей частью отрицательно, поскольку ассоциируется с неискренним и самовлюбленным поведением и стремлением продемонстрировать другим свою образованность.

Текстуально-грамматические характеристики профессионального дискурса логопеда охватывают широкий спектр признаков, к которым относятся коммуникативные типы высказываний, модальные квалификаторы, коммуникативы, коннекторы, позиционные передвижения, повторы, разрывы, перебивы, дейктические субституты. Эти признаки можно обобщенно представить как композиционно-функциональные, метатекстовые и референциальные характеристики логопедического дискурса.

Важной особенностью композиционно-функциональной характеристики логопедического дискурса является более значимая роль описания по сравнению с повествованием. Директивная сущность данного дискурса выражается в значительном количестве различных инструкций, имеющих описательный характер. Поскольку работа логопеда в значительной мере является программируемой, описания имеют трафаретную, матричную природу.

В метатекстовом отношении логопедический дискурс включает типичные для устной речи модусные обороты, а также содержит особые логические операторы, позволяющие повысить силу воздействия речи логопеда на адресата. Одним из таких операторов является резюмирование, конститутивными признаками которого выступают следующие: 1) выделение основной мысли из сказанного ранее, 2) подчеркивание значимости этой мысли, 3) демонстрация своего социального статуса агента институционального дискурса. Резюмирование сопровождается другими речевыми действиями – конкретизацией, выражением поддержки, предсказанием вероятного развития событий.

Референциальные характеристики профессионального дискурса логопеда весьма разнообразны. Профессионально значимыми являются специфические функции личных местоимений ("докторское МЫ" в речи логопеда и дополнительные нюансы личного местоимения "Я") и неопределенно-личные местоимения и неопределенные обозначения, используемые логопедом при общении с ребенком.

В Заключении подводятся основные итоги выполненного исследования. В работе предложена базовая модель дискурса в виде трехаспектного образования – социолингвистические, прагмалингвистические и структурно-семантические характеристики профессионального дискурса. В рамках социолингвистического подхода к изучению профессионального дискурса анализируются его институциональные, когнитивные и предметные признаки, в рамках прагмалингвистического – его ценностные, стратегические, жанровые признаки, в рамках структурно-семантического – его фонетические, лексико-фразеологические и текстуально-грамматические признаки. В работе намечен и четвертый аспект – концептологический, который представлен в рамках структурно-семантического описания логопедического дискурса.

Перспективы исследования мы видим в более детальном изучении речевых ошибок и нарушений речи, в определении и описании других типов профессионального дискурса, в характеристике коммуникативного поведения языковых экспертов и в критическом анализе языковых и коммуникативных ошибок, вызванных низким уровнем массовой культуры современного общества.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монография

1. Бейлинсон Л.С. Профессиональный дискурс: признаки, функции, нормы: монография. Волгоград: Перемена, 2009. – 278 с. (15,3 п.л.).

Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК

2. Бейлинсон Л.С. Нарушение речи как предмет лингвистического изучения // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». №5 (23). 2007. С.18-23. (0,5 п.л.).

3. Бейлинсон Л.С. Дискурсивные формулы профессиональной речи // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». №5 (29). 2008. С. 42-46. (0,4 п.л.).

4. Бейлинсон Л.С. Прагмалингвистические модели описания логопедического дискурса // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Филология. Журналистика. 2009. №1. С.8-11. (0,4 п.л.).

5. Бейлинсон Л.С. Конститутивные признаки логопедического дискурса // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». №5 (39). 2009. С.8-12. (0,4 п.л.).

6. Бейлинсон Л.С. Профессиональный дискурс как предмет лингвистического изучения // Вестник Волгоградского государственного университета. – Сер.2, Языкознание. - - 2009. - №1 (9). – С.145-149. (0,4 п.л.).

7. Бейлинсон Л.С. Функции институционального дискурса // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. Серия Филология. 2009. №3 (7). – С.142-147. (0,6 п.л.).

8. Бейлинсон Л.С. Стратегии логопедического дискурса // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина (серия Филология). 2009. №4. Том 2. С.86-96. (0,6 п.л.).


загрузка...