Становление и развитие политики военной безопасности Азербайджанской Республики в 1994-2011 гг. (16.04.2012)

Автор: Ниязов Ниязи Сабир оглы

это, в свою очередь, позволит перенаправить силы и средства, высвобождающиеся с этого направления, на решение более острых вопросов, связанных с обеспечением национальной безопасности, например на серьезную модернизацию армии или инфраструктуры государства.

Однако осуществление вышеуказанной внешнеполитической линии невозможно без тщательного анализа особенностей внешней политики государств — участников конфликтов, в том числе в военной сфере. В этом смысле особый интерес представляет политика военной безопасности Азербайджанской Республики, как наиболее экономически развитого государства Южного Кавказа, на территории которого пересекаются геоэкономические интересы многих ведущих акторов мировой политики, в том числе и Российской Федерации.

К тому же политика военной безопасности Азербайджана является яркой иллюстрацией того, как рост экономической мощи государства напрямую способствует наращиванию его военной мощи, даже если ряд неблагоприятных факторов, таких как утеря контроля над частью своей территории, отсутствие опыта военного строительства, в определенный момент значительно мешали этому.

Кроме того, реализация политики военной безопасности Азербайджанской Республики показывает, что геополитические интересы великих держав могут быть использованы малыми государствами для отстаивания своих собственных интересов в вопросах международной безопасности.

Политика военной безопасности Азербайджана может также служить доказательством того, что и при внеблоковом статусе малые государства способны вполне достойно обеспечить свою национальную безопасность, при условии, что они не имеют агрессивных намерений в отношении своих ближайших соседей.

Пример Азербайджанской Республики, стремящейся остаться вне рамок НАТО и ОДКБ, может стать хорошим аргументом в арсенале российской дипломатии, стремящейся не допустить дальнейшего расширения НАТО на Восток.

Поэтому изучение истории осуществления политики военной безопасности Азербайджанской Республики является актуальным и востребованным, так как сможет помочь выстроить более продуманную внешнеполитическую линию взаимодействия Российской Федерации с одним из своих стратегических партнеров на постсоветском пространстве.

Объектом научного исследования является политика военной безопасности Азербайджанской Республики в 1994–2011 гг. При этом особое внимание уделяется факторам, формирующим основные направления военной политики Азербайджана.

Предмет исследования — взаимодействие Азербайджана с зарубежными государствами и иными акторами международных отношений, направленное на укрепление военной организации АР, а также особенности внутренней политики этого государства по экономическому обеспечению политики военной безопасности и решению социальных проблем, возникающих в процессе реализации политики военной безопасности.

Цель диссертационного исследования заключается в раскрытии особенностей политики военной безопасности Азербайджанской Республики с момента заключения Бишкекского соглашения в 1994 г. до конца 2011 г., направленной на кардинальный рост боевых возможностей силовых структур Азербайджана (Национальная армия Азербайджана, Министерство внутренних дел, Государственная пограничная служба, Министерство по чрезвычайным ситуациям) с тем, чтобы они были готовы не только к возможной войне с Арменией, если процесс мирного урегулирования Карабахского конфликта не даст положительных результатов, но и способны защитить политические и экономические интересы АР в Каспийском регионе.

Для достижения поставленной цели сформулированы следующие задачи исследования:

– выявить исторические и политические факторы, повлиявшие на эволюцию концептуальных и доктринальных подходов Азербайджана к обеспечению военной безопасности в 1994–2011 гг.;

– определить степень воздействия кавказской политики «великих» и «региональных» держав на политику военной безопасности АР;

– изучить особенности внешней политики Азербайджана, направленной на поиск союзников и взаимодействие с зарубежными странами в военной сфере в 1994–2011 гг.;

– рассмотреть основные векторы внешней и внутренней политики Азербайджана, нацеленной на экономическое обеспечение политики военной безопасности;

– исследовать совокупность вопросов в гуманитарной области, возникающих при реализации политики военной безопасности Азербайджанской Республики.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1994 по 2011 гг. В 1994 г. при посредничестве Российской Федерации между сторонами Карабахского конфликта было достигнуто соглашение о прекращении огня.

На момент подписания перемирия 20% азербайджанских территорий, включая семь районов, никогда ранее не входивших административно в состав НКАО, оказались под контролем армянских войск. Вооруженные Силы Азербайджана к тому моменту представляли собой слабо вооруженные, а главное, плохо управляемые формирования, дезорганизованные политическим противостоянием в республике. Поэтому военно-политическому руководству страны предстояло фактически с нуля приступить к созданию национальной армии, оснастить ее достаточным количеством современной военной техники и тем самым ликвидировать военное превосходство Армении в регионе и в карабахском противостоянии с тем, чтобы обеспечить защиту своих интересов на Южном Кавказе. Успешной реализации этой политики способствовали и экономические преобразования в Азербайджане, которые позволили к 2011 г. не только решить большинство задач, связанных с процессом военного строительства, но и повысить авторитет страны в современной системе международных отношений до такой степени, что 25 октября 2011 г. Азербайджан был избран непостоянным членом Совбеза ООН на 2012–2013 гг.

В мае 2011 г. Азербайджан также стал членом Движения неприсоединения, продолжая при этом сотрудничество со своими партнерами по СНГ, ОИК/ОИС и НАТО в военной сфере. Так, в декабре 2011 г. был согласован третий этап Плана действий индивидуального партнерства (IPAP) на 2012–2013 гг. Азербайджана с Североатлантическим альянсом.

Перечисленные выше обстоятельства позволяют считать обоснованным выбор 2011 г. крайней точкой хронологических рамок нашего исследования.

Территориальные рамки исследования охватывают не только регион Южного Кавказа, в котором Азербайджан на сегодняшний день является ключевым игроком и продолжает военное противостояние с Республикой Армения, но и всю территорию, ныне обозначаемую в научной литературе как «Большой каспийский регион».

Вместе с тем необходимо отметить, что при исследовании основных направлений взаимодействия Азербайджана в военной области с зарубежными странами в целом, а также при анализе особенностей его военно-технического сотрудничества с другими государствами, охват территориальных рамок работы расширялся почти до глобального, включая в себя Америку, Европу, Азию и Африку.

Все это связано с особым стратегическим положением Азербайджана как территории, через которую пролегает огромное количество логистических маршрутов, в том числе связанных с обеспечением различного рода миротворческих операций, как территории, богатой большими запасами углеводородного сырья, как территории, на которой находятся военные объекты, активно используемые в системе военной безопасности не только этой страны, но и России. Последние при определенных условиях могут быть востребованы системой международной безопасности.

Методологическая основа исследования опирается на структуралистский подход к историческим процессам и тесно связанный с ним принцип историзма. Именно этот метод позволяет избежать оценки становления и развития политики военной безопасности Азербайджанской Республики через призму политизированных подходов, которые в конечном итоге способствовали утрате Россией части своего политического, экономического и военного присутствия в регионе Южного Кавказа.

Для достижения поставленной в работе цели и решения исследовательских задач, обозначенных в работе, автором активно использовались и специально-исторические методы, в ряду которых особо часто применялся историко-политический анализ, историко-генетический, проблемно-хронологический и текстологический методы.

В процессе написания текста диссертационного исследования перечисленные методы были дополнены методами эмпирического исторического познания, в том числе сравнительно-историческим методом и методом периодизации.

Степень изученности темы. За годы, прошедшие после распада СССР, опубликовано огромное количество работ, посвященных новейшей истории Азербайджана и его взаимоотношениям с зарубежными странами. При этом можно констатировать, что в ряду этих трудов доминируют исследования, посвященные истории первого этапа Карабахской войны и/или проблемам развития нефтегазового сектора экономики республики, путям транспортировки углеводородного сырья из каспийского региона на мировые рынки.

Вместе с тем как таковая политика военной безопасности и история становления военной организации современного азербайджанского государства не были темой ни одного специального монографического или диссертационного исследования. При этом, как уже отмечалось, в ряде работ, посвященных истории внешней политики Азербайджана и его месту в современной системе международных отношений, рассматривались отдельные сюжеты, связанные с политикой военной безопасности АР.

Одной из таких работ, в которой рассматривались вопросы, связанные с военной безопасностью Азербайджана, стала монография С.Л. Ткаченко и С. Петерманна. Оценивая факторы, формирующие военную политику Азербайджана, авторы справедливо утверждают, что «основной угрозой для Азербайджана в течение всего периода после обретения независимости является нарушение территориальной целостности государства», и, соответственно, обозначенная угроза являлась ключевой в формировании политики военной безопасности страны. Оценивая взаимодействие АР с НАТО, авторы подчеркивают, что Азербайджан не ставит своей целью вступление в организацию, а стремится использовать взаимодействие с Альянсом для модернизации своих вооруженных сил.

Другой работой, в которой рассматривался фактор взаимодействия Азербайджана с НАТО, стала монография В.А. Захарова и А.Г. Арешева. Авторы достаточно подробно воспроизводят историю взаимодействия АР и НАТО в 1992–2007 гг. Однако местами в работе обнаруживается тенденциозный подход к процессу взаимодействия Азербайджана и НАТО, следующий из уверенности авторов в том, что Азербайджан собирается вступить в НАТО. Кроме того, работа изобилует публицистическими заявлениями, основанными на предвзятом отношении ее авторов к азербайджанской внешней и внутренней политике, а также утверждениями, не соответствующими действительности, например о том, что Турция, Азербайджан и Грузия сформировали тайный военно-политический блок, или о том, что «Россия… начинает размещать на… 102-й базе в Гюмри… системы противоздушной обороны С-400», в то время как хорошо известно, что в 2007 г. на вооружении российской армии было всего два полковых комплекта С-400, размещенных в Электростали и Дмитрове, при этом еще два находились в производстве.

В том же 2008 г. была издана другая монография В.А. Захарова и А.Г. Арешева «Сотрудничество Азербайджана с НАТО и ситуация в Нагорном Карабахе». По сути эта книга является расширенным вариантом главы, посвященной взаимодействию Азербайджана с НАТО, ранее упомянутой публикации названных авторов.

Вторая монография обладает тем же набором достоинств, что и первая, но при этом критических замечаний не стало меньше. Кроме того, в книгу, посвященную взаимодействию с Альянсом Азербайджана, включена глава под названием «Южный Кавказ до и после саммита НАТО в Бухаресте», в которой огромное внимание уделено возможности вступления в НАТО не только Грузии, что более или менее естественно, но и Украины и Молдовы. При этом авторы даже не пытаются проанализировать взаимодействие Азербайджана с указанными странами в рамках ГУАМ.

Бесспорно, что политика военной безопасности Азербайджана привлекает пристальное внимание армянских специалистов, и они в своих работах периодически оценивают боевые возможности азербайджанских вооруженных сил, проводимые в них реформы, а также количество и качество техники и вооружения, приобретенных Азербайджаном за границей или произведенных его собственным ВПК. Среди трудов армянских авторов, пишущих о военно-технических аспектах армяно-азербайджанского конфликта, можно выделить работу Сергея Минасяна «Военно-технические аспекты региональной безопасности и проблемы контроля над вооружениями на Южном Кавказе». Работа написана с использованием данных, опубликованных в ежегоднике SIPRI за 1992 г. и статье А. Юнусова «Азербайджан: в ожидании перемен под бременем истории». Главный лейтмотив работы — доказать, что при разделе оружейного наследия СССР Азербайджан по сравнению с Арменией получил гораздо больше техники и вооружения. Этот же постулат используется как основополагающий в другой его работе «Азербайджан против РА и НКР: военно-политический баланс, оценки боеспособности и перспективы развития вооруженных сил», из чего делается вывод о том, что количественные и качественные показатели боевых систем, поступающих на вооружение Национальной армии Азербайджана, никак не отразятся на исходе будущего военного столкновения с Арменией. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что работы С. Минасяна создавались с использованием широкого круга источников и литературы. В силу этого обстоятельства он долгое время давал точную оценку боевому состоянию противостоящих в карабахском конфликте вооруженных сил. Однако последние публикации автора свидетельствует о том, что и он предпочитает не замечать радикального отрыва Азербайджана от Армении в вопросах оснащения своих вооруженных сил новейшими боевыми системами.

Среди публикаций армянских авторов также можно выделить работу С. Арутюняна «Вооруженные силы Азербайджана: оценка военного потенциала и перспективы развития», однако наиболее слабым местом этого исследования является то, что оно в основном повторяет установки и аргументы, использованные в работе С. Минасяна.

Большое внимание изучению состояния вооруженных сил стран СНГ, в том числе Азербайджана и Армении, уделено в работах Г.Г. Тищенко, которые отличаются взвешенным подходом к изучаемой проблеме.

Большое количество публикаций российских авторов посвящено рассмотрению возможных сценариев борьбы за Нагорный Карабах в случае возобновления там боевых действий и политике военно-технического сотрудничества Азербайджана с зарубежными странами.

В ряду подобного рода работ хотелось бы выделить труды заведующего аналитическим отделом Института политического и военного анализа А.А. Храмчихина, в которых он рассматривает предстоящий конфликт не как столкновение между Арменией и Азербайджаном, а как войну, в которой с одной стороны участвует Азербайджан, а с другой противостоящие ему Армения и «НКР». На наш взгляд, такой подход непродуктивен, так как очевидно, что в случае возобновления боевых действий это будет война между Арменией и Азербайджаном. Что касается предмета исследования, то А.А. Храмчихин обычно сравнивает данные о количестве имеющихся у сторон систем вооружения, затем анализирует ВТС сторон, но при этом, например, может позволить себе заметить приобретение Ереваном китайской РСЗО WM-80, но даже не обмолвиться о закупках Азербайджаном двенадцати более разрушительных РСЗО «Смерч».

Также практически во всех своих работах этот автор стремится убедить читателя в более высоком уровне подготовки и морального духа солдат и офицеров армянской стороны, но при этом не приводит объективных доказательств в пользу своих утверждений. Однако А.А. Храмчихин нигде не упоминает том, как армянская сторона будет осуществлять экономическое обеспечение войны.

Несколько в ином ключе построена работа К. Чуприна «Война за Карабах». В данном исследовании автор ставит перед собой сложную цель — выявить стратегические и тактические шаги сторон в предстоящих сражениях. Для этого он хотя и вскользь, но говорит о боевых системах НАА, способных нанести ощутимый урон армянской обороне на карабахском фронте. Но вместо того, чтобы проанализировать, как это может отразиться на ходе боевых действий, переключается на рассмотрение гуманитарных аспектов войны и выдвигает предположение, что ракетно-артиллерийские удары будут наноситься азербайджанской стороной по населенным пунктам Нагорного Карабаха. Это утверждение позволяет ему заранее с пониманием отнестись к возможности нанесения ракетных ударов армянской стороной по Баку и прилегающим к нему районам с целью вызвать «массовую панику» и «дестабилизировать там общественно-политическую обстановку». Но говоря о возможностях применения «Скадов» против Баку, автор не считает необходимым рассмотреть способности азербайджанских ПВО по перехвату этих ракет, не задается он и вопросом, в каком состоянии находятся сами жидкостные баллистические ракеты Р-17, срок хранения и эксплуатации которых не безграничен.

Далее автор рассматривает возможные направления ударов азербайджанской армии, указывая при этом, какие соединения и формирования будут решать ту или иную задачу. Но к этим данным надо отнестись критически, поскольку, по утверждению азербайджанского военного эксперта У. Джафарова, они не соответствуют действительности, а введены в текст исследования для того, чтобы «придать правдивости… материалу».


загрузка...