Внутриутробные инфекции, клинико-морфологическая оценка современной специфической диагностики (16.02.2009)

Автор: Островская Ольга Васильевна

плацента 5 472

2. Быстрый культуральный метод.

Выявление антигенов Evs: ECHO1-32

(4 пула), Коксаки А1-24 (5 пулов),

Коксаки В1-6, HSV в пробах органов

на культуре тканей ФЭЧ с последующей идентификацией в РИФ и РНИФ 38 погибших плодов

и новорожденных,

органы: головной мозг, сердце, лёгкие, печень, почки, тимус, селезёнка, плацента 2 926

3. Генодиагностика.

Детекция ДНК HSV, CMV, HHV-4, HHV-6, HHV-8, Evs, Rub, PV-B19, HIV-A, HIV-B, Adenovirus, HRSV, Chl. tr., M. hom., Ur. ur., Toxo, L. mon., Str. pn., Str. ag. методом ПЦР

118 погибших плодов и новорожденных с подозрением на ВУИ, пробы органов 6 608

58 случаев летальных

врожденных аномалий,

пробы органов 1 218

205 образцов хориальной и плодовой тканей от спонтанных (135) и добровольных абортов (70), 32 пробы

аспиратов эндометрия 1 845

81 плацента 1 296

Специфические антитела к возбудителям ВУИ выявляли диагностическими наборами ЗАО «Вектор-Бест» (Новосибирск). Индекс авидности антител класса G в сыворотках крови определяли с помощью тест-систем НПО «Диагностические системы» (Нижний Новгород). Антитела к L. monocytogenes выявляли в РПГА по методу А.Г. Рахманова, В.К. Пригожина (1999).

Диагностическую и прогностическую ценность маркёров продуктивной инфекции устанавливали при обследовании 710 беременных по следующей схеме: сбор анамнеза, стандартное клиническое тестирование, УЗ-исследование, кардиотокография, микробиологический посев отделяемого цервикального канала, определение маркёров активизации HSV, CMV, Chl. trachomatis и других возбудителей (табл. 1, разд. 2). Как признаки ПН расценивали отсутствие физиологической прибавки массы тела, увеличения размеров матки и плода согласно сроку беременности, гипоксию плода, патологию околоплодной среды – мало- или многоводие, синдром задержки внутриутробного развития плода, угрозу прерывания, аномалии прикрепления и предлежание плаценты. Сравнивали состояние новорожденных от беременных женщин с наличием признаков ПН и выявленными маркёрами продуктивной инфекции с состоянием новорожденных, родившихся у женщин с физиологически протекающей беременностью и отсутствием маркёров активизации ВУИ, а также с показателями заболеваемости новорожденных города Хабаровска.

Изменения структуры ПС и удельного веса ВУИ за последние годы исследованы путем сравнительного анализа протоколов патологоанатомического вскрытия плодов и новорожденных патологоанатомического отделения ДККБ (246 случаев ПС за 1988 г., 226 – за 2003 г. и 132 – за 2007 г.).

Структуру врожденных летальных дефектов изучили, анализируя 480 случаев ВД, отобранных из 2 832 протоколов вскрытия погибших плодов и детей с массой тела от 500 гр. до возраста 1 год за 10-летний период (с 1993 по 2002 г.). Синдромологический анализ постмортального фенотипа проводили в группе системных и множественных пороков развития с помощью компьютерных баз данных «Syndiag» (Минск) и «OMD-LDDB» (Лондон).

Выявление возбудителей ВУИ в пробах органов погибших плодов и новорожденных, у которых при жизни или при патологоанатомическом исследовании возникло подозрение на врожденную инфекцию, проводили тремя методами: иммуноцитохимическим, быстрым культуральным, методом ПЦР (табл. 1, разд. 3). Изучали пробы головного мозга, сердца, лёгких, печени, почек, селезёнки, тимуса, плаценты. Детекцию антигенов HIV A, HIV B, Adeno, HRSV, Rub, HSV в мазках-отпечатках органов осуществляли прямым методом иммунофлюоресценции с помощью флюоресцирующих антител, разработанных в НИИ гриппа РАМН (ООО «Предприятие по производству диагностических препаратов», Санкт-Петербург). Антиген CMV определяли с помощью моноклональных антител против сверхраннего белка p72 CMV, набор «ЦитомегаФлюоСкрин» (НИАРМЕДИК ПЛЮС при НИИ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН, Москва). Антигены Evs выявляли в реакции непрямой иммунофлюоресценции в соответствии с методическими рекомендациями Л.С. Лозовской и соавт. (1989). В РНИФ использовали диагностические сыворотки к пулам Evs и отдельным штаммам (ФГУП «ИПВЭ им. М.П. Чумакова РАМН», Москва). БКМ осуществляли на культуре тканей ФЭЧ с последующей идентификацией антигенов в реакции прямой и непрямой иммунофлюоресценции.

Статистическая обработка материала проведена с вычислением интенсивных и экстенсивных показателей и их ошибок. Достоверность различия показателей (p) 2-х групп определена по t-критерию Стьюдента и z-критерию, вычисленных на основе выборочных долей и стандартной ошибки (С. Гланц, 1998; В.И. Сергиенко, И.Б. Бондарева, 2001). При p<0,05 вероятность безошибочного суждения соответствовала 95?%, при p<0,01 – 99?%. Для статистического и графического анализа использован ПК и пакет прикладных программ Statistica V6.0, Exell 2000 для Windows XP.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Распространенность TORCH-инфекций у женщин репродуктивного

возраста г. Хабаровска и сельских районов Хабаровского края

Изучена частота выявления возбудителей инфекций, влияющих на течение беременности и состояние плода и новорожденного. Методом ПЦР обследовано 2 730 женщин и 118 девочек 3–6 лет г. Хабаровска, 50 беременных с. Троицкое. В Хабаровске обследованы женщины в период прегравидарной подготовки – 125, небеременные с ОАА – 81, женщины с бесплодием – 123, с хроническими воспалительными гинекологическими заболеваниями – 320, эрозией и лейкоплакией шейки матки – 350, вагинозом – 70, а также беременные с физиологически протекающей – 735 и осложненной ПН – 70 беременностью, с ОАА – 35, женщины разных возрастов – 821.

Частота определения ДНК HSV варьировала от 0 до 8,6?% (рис. 1). В группе женщин с воспалительными гинекологическими заболеваниями ДНК HSV выявляли в 2,4 раза чаще, чем в популяции, что объясняется наличием атипичных и малосимптомных форм генитальной герпетической инфекции в этой группе. При бесплодии ДНК HSV обнаружена нами в 1,6±1,1?% случаев, тогда как Н.Г. Налбандян и Л.Г. Хачатрян (2004) в Ереване определили ДНК HSV в 7,6 раза чаще (12,2?%) у женщин этой категории с использованием таких же наборов фирмы АмплиСенс.

ДНК CMV детектировали у 0–6,2?% женщин без существенной разницы в исследуемых группах. ДНК – HHV-4 и HHV-8 в генитальных мазках не обнаружили. ДНК HHV-6 определяли редко – у 3,33±1,8?% женщин.

Показатель выявления ДНК Chl. trachomatis в генитальных мазках женщин репродуктивного возраста г. Хабаровска колебался в диапазоне 4,9–15,7?%. Частота детекции Chl. trachomatis при бесплодии и вагинозе была наиболее высокой. В г. Хабаровске у женщин с воспалительными гинекологическими заболеваниями Chl. trachomatis определена в 6,9?%, что не совпадает с данными С.А. Костюк и соавт. (2004 г.) – 49,3 %, полученными в Минске.

p<0,05 4 и 10

p<0,05 3 и1, 3 и 2, 3 и 4, 3 и 7, 6 и 1, 6 и 2, 6 и 4, 6 и 7

p<0,05 3 и 1, 3 и 7, 3 и 10, p<0,05 4 и 1, 4 и 7

6 и 1, 6 и 2, 6 и 4, 6 и 5, 6 и 7, 6 и 10, 8 и 7

Рис. 1. Выявление возбудителей перинатально-значимых инфекций в генитальных мазках женщин г. Хабаровска методом ПЦР (%)

Инфицирование цервикального канала женщин г. Хабаровска Ur. urealyticum и M. hominis варьировало от 40,0 до 54,7 % и от 15,1 до 37,2?% соответственно. M. hominis достоверно чаще (p<0,05) определяли при бесплодии, вагинозе и у беременных с ПН. Уровень выявления Ur. urealyticum при хронических воспалительных гинекологических заболеваниях был достоверно выше (p<0,05), чем в группе условно здоровых женщин, готовящихся к беременности, и у женщин с нормально развивающейся беременностью. M. genitalium определяли в 2,4–4,8?% случаев без существенной разницы в изучаемых группах.

Количественный анализ содержания Ur. urealyticum в генитальных мазках 70 женщин, у которых ранее выявлена ДНК возбудителя в ПЦР, подтвердил результаты генодиагностики в 91,4±4,7?% случаев. Высокое содержание Ur. urealyticum (в титре ? 10х4 КОЕ/мл) обнаружено в 74,3±7,4?%. Причем высокая массивность инфицирования Ur. urealyticum сохранялась более 3 месяцев у 44,2 % женщин, несмотря на 2 курса лечения антибиотиками.

У девочек 1-6 лет с вульвовагинитами и синехиями Chl. trachomatis не выявили. Частота определения M. hominis составила 15,3?%, Ur. urealyticum – 16,9?%, что в 1,4–3,2 раза меньше, чем у взрослых женщин с воспалительными гинекологическими заболеваниями.

Сравнение повозрастной динамики выявления возбудителей ИППП в генитальных мазках у женщин г. Хабаровска в 2002 г. (обследовано 356 женщин) и в 2005 г. (465 обследованных) показало подъемы частоты детекции возбудителей ИППП в возрасте 14–20 (период повышенной сексуальной активности) и 36–40 лет (наступают возрастные изменения гормонального профиля, дисбаланс pH и соответствующие изменения инфицированности половых путей) (рис. 2).

Рис. 2. Частота выявления ДНК Chl. trachomatis и Ur. urealyticum в генитальных мазках


загрузка...