Региональный подход в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений: сравнительный анализ российского и американского опыта (16.01.2012)

Автор: Ланко Дмитрий Александрович

Так, политика США на Ближнем Востоке рассматривается в работах Э. Берка, Ш. Бихлера, Дж. Бомгартнера, Дж. Морриса, Дж. Нитцана, Д. Стюарт, П. Франсиа. О политике США в Латинской Америке пишут П. Джеймс, У. Лиогранд, М. Луштиг, Э. Хеллейнер. Политике США в Южной Азии посвящены работы таких авторов как Г. Гоулд, П. Лайон, С. Коэн, Р. Кронин, Л. Рэндольф, С. Рэндольф. Политике США в Африке уделено внимание в работах Г. Бьенена, Л. Вайсберга, Ш. Грамби-Собукве, Дж. Дайсона, Г. Нельсона, Д. Ньюсома, Х. Перкитт. Политика США в Азии исследуется в работах С. Босворта, С. Варма, Р. Кронина, Г. Розмана, Э. Ройбинса, У Джун Ен. Наконец, говоря о политике США на европейском направлении, нельзя не отметить таких авторов как К. Макардл-Келлегер, Дж. Най-младший, Л. Редуэй, Т. Риссе-Каппен, У. Уоллес, Дж. Цимбало.

Кроме того, что американские и российские исследователи в работах такого рода рассматривают разные регионы, и среди российских, и среди американских исследователей нет единства по вопросу о том, из каких регионов состоит мир и какие конкретно страны входят в тот или иной регион. Так, в работах российских авторов Турция иногда рассматривается как часть политики России на европейском направлении, а иногда – как часть российской политики на Ближнем Востоке. Аналогично и американские исследователи иногда пишут о России в контексте европейской политики США, а иногда Россия не рассматривается как часть Европы. Также на основе анализа этих работ затруднительным представляется определить границу между Центральной и Южной Америкой, Ближним Востоком и Африкой, Ближним Востоком и Центральной Азией, наконец, между Центральной и Южной Азией.

Существование данных противоречий между подходами различных авторов позволяют сделать предположение о том, что аналогичные различия существуют и в представлениях политических лидеров, и что эти различия влияют на внешнюю политику государств. С предположением о том, что представления политических лидеров в принципе оказывают какое-либо влияние на внешнюю политику, полемизируют сторонники системного и структурного подходов в исследовании внешней политики. Вместе с тем, их работы нельзя не упомянуть здесь, поскольку именно благодаря их критике удалось не только уточнить методологический инструментарий подхода, призывающего исследователя внешней политики помещать в центр внимания представления политических лидеров, но и определить пределы возможностей использования этого подхода.

В данном контексте нельзя не упомянуть работы таких авторов как Г. Аллисон, Г. Брук, Д. Брюле, Б. Буэно де Мескита, И. Валлерстайн, А. Вендт, Дж.М. Голдгейер, Т. Данн, М. Каплан, Д. Лэйк, Д. Макдугалл, Х. Моргентау, И. Олдберг, Л. Розелль, Р. Роузкранц, А. Смит, Р. Снайдер, Б. Сэпин, Н. Уиллер, К. Уолтц, В. Хадсон, С. Хоффманн, Д. Чоллет, О. Янг. Среди российских специалистов здесь следует назвать работы А.Д. Богатурова, М.В. Ильина, О.А. Колобова, В.Н. Конышева, Н.А. Косолапова, А.В. Кортунова, В.А. Кременюка, А.И. Кубышкина, С.А. Ланцова, М.М. Лебедевой, А.Н. Михеева, В.Ф. Петровского, Э.А. Позднякова, С.М. Рогова, Т.Ю. Руссо, А.Л. Салмина, А.А. Сергунина, Э.Г. Соловьева, А.В. Торкунова, И.Г. Тюлина, А.И. Уткина, Г.С. Хозина, М.А. Хрусталева, Н.А. Цветковой, А.П. Цыганкова, П.А. Цыганкова, Т.А. Шаклеиной, Б.А. Ширяева, А.Л. Шишова.

Системный и структурный подходы доминируют в исследовании внешней политики. Вместе с тем, существует и значительная группа ученых, которые в своих работах помещают в центр внимания именно представления политических лидеров. Ведь даже в опубликованной в 1954 году работе Р. Снайдера, Г. Брука и Б. Сэпина, с которой начинается история внешнеполитического анализа как дисциплины в рамках науки международных отношений, перспективность такого подхода не отрицается. Среди исследователей, сделавших представления политических лидеров предметом своего внимания, особое место занимают те ученые, которые разработали для анализа этих представлений метод операционального кодирования: М. Брюнинг, К. Вор, С. Дайсон, К. Дероуэн, П. Джеймс, Л. Джонсон, Дж. Карбо, Б. Корани, А. Минц, Т. Престон, С. Уолкер, В. Хадсон, Д. Хафтон, М. Херманн, А. Хибель, О. Холсти, Ю. Чжанг, М. Шафер, Т. Шоу, М. Янг.

Среди российских ученых этот подход не приобрел значительного числа приверженцев. Упоминания об этом подходе можно найти в теоретической работе Е.В. Егоровой, а также в труде В.А. Ачкасова и С.А. Ланцова. Однако до сих пор в российской политической науке никто не предпринимал самостоятельной попытки определить представления политических лидеров о внешней политике и на основании анализа этих представлений сделать выводы относительно причин тех или иных внешнеполитических решений, принятых в России и за рубежом. Представляется, что низкая популярность данного подхода среди российских ученых обуславливается высокой популярностью здесь теории эффективного лидерства, согласно которой определяющее значение имеют не представления отдельных лидеров, но место института политического лидерства в структуре процесса принятия решений, и шире – в политической системе.

Как показывается в диссертации, благодаря теории эффективного лидерства изучение представлений политических лидеров становится еще более перспективным. Однако сделать этот вывод невозможно без опоры на теоретические работы, в которых рассматривается проблематика политического лидерства. Она исследуется в работах таких российских ученых как Д.Ю. Алексеев, А.И. Беглов, Н.В. Бушуева, И.О. Дементьев, Ю.В. Захарова, Н.Н. Купчин, Ю.Н. Лубченков, О.В. Мякотина, Н.П. Пищулин, Д.Е. Слизовский, А.В. Смоляр, Н.П. Шелекасова, Е.Б. Шестопал, Т.А. Штукина. Роль лидерства во внешней политике рассматривается в работах Р.Ю. Белякова, А.М. Богданова, В.А. Зорина, А.А. Киреева, Н.А. Косолапова, В.С. Мартьянова, О.В. Приходько, П.Ю. Рахшмира, С.С. Рогова, Т.А. Шаклеиной. Наконец, о лидерстве в условиях неопределенности писали О.Н. Первушина и А.К. Печкурова.

Среди зарубежных исследователей, занимавшихся в разное время проблематикой лидерства, нельзя не отметить таких авторов как Т. Адорно, Р. Блейк, К. Биллингсли, К. Бланшар, М. Брюнинг, М. Вебер, Ф. Гринштайн, Д. Джонсон, Дж. Карбо, Б. Карлсон, Б. Корани, Р. Макки, Т. Митчелл, Дж. Мутон, Т. Престон, Д. Роде, М. Соува, Р. Тревис, Ф. Фидлер, Р. Хаус, М. Херманн, П. Херси, М. Чемерс, У. Читтик, Г. Шон, Т. Шоу, М. Эванс. У зарубежных авторов мы находим уже большее число работ, посвященных политическому лидерству в условиях неопределенности, включая труды таких авторов как Дж. Барбер, М. Бисон, Т. Вигевани, Г. Вудорд, С. Гибсон, Дж. Кинсман, Дж. Кляйн, Б. Мэби, Дж. Ньюнхем, Р. Пэтман, Б. Риффер, Г. Сепалуни, Д. Форсайт, Р. Харш, Р. Хигготт, Э. Хобсбом, П. Чха, Д. Шет. В частности, о российском президенте В.В. Путине в данном контексте писали Дж. О’Лафлин, Ж. О’Тоаль и В. Колосов.

Понятие неопределенности в этих работах часто связывается с понятием глобализации, которое стало одной из основных категорий для данной работы. Значение этой категории разрабатывалось, в числе прочих, в работах таких авторов как Б. Барбер, К. Бранд-Якобсен, У. Бек, П. Бергер, Дж. Бхагвати, К. Галли, Й. Гальтунг, Э. Гидденс, Р. Кеохейн, Р. Кили, А. Кларк, М. Маклюэн, Э. Моравчик, А. Негри, Й. Норберг, Р. Рейтан, Дж. Розенау, С. Сассен, Дж. Скотт, Э. Слотер, К. Уолтц, К. Фиоре, Т. Фридман, С. Хантингтон, М. Хардт, Ю. Шемпель, К. Якобсен. Среди российских теоретиков глобализации особое значение имеют Г.П. Анилионис, В.А. Ачкасов, А.В. Бузгалин, Н.А. Васильева, А.В. Волков, В.А. Гуторов, А.В. Дахин, Н.А. Зотова, В.В. Ильин, В.Л. Иноземцев, Н.Н. Кожевников, В.А. Корецкий, С.А. Ланцов, А.С. Макарычев, А.С. Панарин, Н.Л. Пашкевич, А.А. Пороховский, О.Ч. Реут, Н.А. Симония, Н.А. Чешков, А.Н. Чумаков, Ю.И. Юданов.

Понятие глобализации в этих работах часто используется в контексте регионализма. В частности, глобализация и регионализм рассматриваются в качестве взаимосвязанных понятий в работах таких российских исследователей как А.В. Аносов, А.А. Казанцев, В.С. Корнеевец, М.М. Лебедева, В.В. Первухин, С.А. Притчин, Г.М. Федоров, А.А. Чаплыгин, Т.В. Юрьева. Российские исследователи не одиноки в такой оценке этой взаимосвязи; указания на взаимосвязь глобализации и регионализма мы находим, в частности, у таких западных ученых как Б. Бузан, А. Вендт, У. Вэвер, Э. Гидденс, Ф. Краточвил, Э. Солинджен, Ф. Тассинари. В этих условиях неудивительно, что на конец ХХ – первые годы XXI века пришелся очередной пик популярности работ, рассматривающих феномен регионализма. В качестве примеров здесь можно привести работы таких ученых как И.Н. Барыгин, К. Браунинг, Л.Б. Вардомский, Ю.Н. Гладкий, С.В. Голунов, П. Катценштайн, М. Лехти, С.К. Песцов, М. Прис, Р. Фаун, Э. Харрелл, А.Г. Чернышов, А.И. Чистобаев.

Исследование представлений политических лидеров о региональной структуре мира, формирующейся в условиях неопределенности, и влияния этих представлений на формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений потребовало синтеза различных методов исследования текстов, авторство которых принадлежит этим политическим лидерам. Как было сказано выше, особое место среди этих методов занимает операциональное кодирование, однако оно не является единственным методом исследования выступлений политических лидеров с целью определения их представлений. В данном контексте нельзя не отметить также семиотический анализ, методика которого разрабатывалась в работах У. Вэвера, А. Греймаса, И.А. Зевелева, У. Карлснэса, Ю.М. Лотмана, Ф. де Соссюра, М.А. Троицкого, М. Фуко. Не менее важное значение для работы имеет метод риторического анализа, разрабатывавшийся в работах таких авторов как Дж. Остин и Г.Г. Хазагеров.

В рамках риторического анализа необходимо выделить анализ метафор, методологические основы которого заложены, например, в работах Е.В. Афанасенко. Из зарубежных авторов в данном контексте нельзя не упомянуть таких ученых как М. Джонсон, Дж. Лакофф, Р. Хюльссе, П. Чилтон, К. Шаффнер. Анализ метафор, содержащихся в эмпирической базе данной работы, заставляет говорить о гендерном характере этих метафор, что обуславливает обращение к гендерному подходу, разрабатываемому в работах таких авторов как А. Агатангелу, Н.В. Бушуева, С.М. Виноградова, И.В. Герасимов, А. Кангас, Л. Линг, Э. Нэнди, Дж. Хан. Метод контент-анализа разрабатывается и используется для исследования внешней политики в трудах С. Дайсона, К. Криппендорфа, К. Нойендорф, М. Херманн, М.А. Хрусталева. Наконец, важную роль для формирования теоретико-методологической базы данной работы сыграли понятия гетеротопии и территориализации, разработанные соответственно в трудах М. Фуко и Ж. Делеза и Ф. Гваттари.

Влияние регионального подхода на внешнюю политику мы обнаруживаем в мемуарах политических лидеров. Так, президент США Б. Клинтон объясняет отказ американской внешней политики от вмешательства в Руанде в 1993 году тем, что Руанда находится в Африке, и именно в Африке – в Сомали – Америка незадолго до этого потерпела сокрушительное поражение. Здесь универсальные представления американского лидера и большинства членов Конгресса о недопущении геноцида столкнулись с их же региональными представлениями о том, что такое Африка. В результате, проект решения об интервенции в Руанду не обсуждался в Конгрессе. Помимо Б. Клинтона, упоминания о значимости регионального подхода при принятии тех или иных внешнеполитических решений можно найти в мемуарах президента США Дж.У. Буша, канцлера ФРГ Г. Шредера, государственного секретаря США М. Олбрайт, министра обороны США Д. Рамсфелда, президента Чехии В. Гавела, президента Грузии Э. Шеварнадзе и президента Эстонии А. Рюйтеля.

Несмотря на все разнообразие трудов перечисленных авторов и многих других, работавших в смежном проблемном поле, в них мы не находим рассмотрения регионов с той точки зрения, которая положена в основу данной диссертации – регионов, понимаемых как множество стран, объединенных в регион в представлениях того или иного политического лидера. Как правило, регион в этих работах рассматривается в качестве множества стран, которые сами объединяются в регион по тем или иным причинам, и это объединение не может не приниматься во внимание при формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений, затрагивающих интересы данного региона. По сути, существует лишь две научные работы, в которых используемое здесь определение региона упоминается, хотя и не разрабатывается детально. Это работы уже упомянутых выше Э. Гидденса и Ф. Тассинари.

Так, Э. Гидденс уделяет основное внимание в своей работе проблематике политических элит в условиях неопределенности и делает вывод о том, что в этих условиях усиливается стремление политических элит формировать представления о существовании системы международных отношений, причем в разных элитах формируются различные представления по данному поводу. В том числе – и представления о мире, состоящем из регионов. Однако он не углубляется в данную тему. В свою очередь, Ф. Тассинари, ссылаясь на работу Э. Гидденса, указывает на то, что среди различных определений категории регион в современной политической науке существует и данное определение, однако сам он кладет в основу своего исследования регионализации вокруг Балтийского моря другое определение региона, сформулированное на основе теории социального конструктивизма.

Предмет и объект исследования. Объектом данного диссертационного исследования являются процессы формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений.

Предмет исследования – влияние представлений политических лидеров о региональной структуре мира на формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений в Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является определить роль и место регионального подхода в процессах формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений в современных России и США. Достижение этой цели потребовало решения следующих исследовательских задач:

определить место изучения представлений политических лидеров об окружающем мире во внешнеполитическом анализе;

определить роль личных представлений политических лидеров в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений;

определить роль глобализации как фактора выделения регионов в представлениях политических лидеров о геополитической структуре современного мира;

рассмотреть возможности изменения границ существующих регионов, исчезновения и возникновения регионов в представлениях политических лидеров о геополитической структуре современного мира;

охарактеризовать представления политических лидеров России и США о региональной структуре мира в начале XXI века;

сопоставить влияние представлений о региональной структуре мира на формирование операционального кода политических лидеров России и США и определить причины различий в этом влиянии.

Теоретико-методологическая база исследования. Теоретическая база исследования, положенного в основу настоящей работы, опирается на элементы теории глобализации, разработанные Э. Гидденсом. Он отталкивается от предположения о том, что весь тот комплекс изменений в современных международных отношениях и мировой политике, который различные исследователи связывают с глобализацией, порождает у политических лидеров представления о хаотичности и непредсказуемости современного мира. Эти представления вызывают озабоченность политических лидеров, и в качестве своеобразной компенсации заставляют их формировать представления о том, что эти хаотичные и непредсказуемые изменения в совокупности образуют систему международных отношений. Причем у каждого политического лидера существуют свои, особые представления о том, как именно выглядит современная система международных отношений.

Одним из наиболее популярных представлений такого рода являются представления о системе, включающей глобальный и региональный уровни. Глобальный уровень представлений о системе международных отношений у политических лидеров, чьи взгляды на международные отношения стали объектом исследования настоящей работы, здесь не рассматривается. Все внимание в работе уделяется региональному уровню этих представлений. Для данного уровня представлений политических лидеров о системе международных отношений характерно деление стран мира и событий, приобретающих международную значимость, на относящиеся к конкретному региону: Европе и Азии, Ближнему Востоку и Африке, Северной и Латинской Америке. Отдельно здесь следует отметить субрегионы, например, Карибский регион в Америке или Балтийский регион в Европе.

Представления политических лидеров о региональной структуре мира позволяют определить место каждой страны и каждого события в системе международных отношений, благодаря чему снижается озабоченность лидеров относительно хаотичности этих событий и непредсказуемости действий отдельных стран. Кроме того, эксперты по внешней политике – специалисты по международным отношениям в конкретном регионе мира указывают на то, что для данного региона требуется коррекция как целей внешней политики, так и методов реализации этих целей. Политические лидеры следуют этим указаниям, вне зависимости от того, является ли следование им результатом активного участия экспертов в выработке внешней политики данного государства, или же политические лидеры независимо от них корректируют цели и средства своей внешней политики от региона к региону.

При анализе операционального кода политических лидеров автор данной работы опирается на три исследовательских метода. Во-первых, это семиотический анализ, позволяющий охарактеризовать представления политических лидеров о региональной структуре мира. Во-вторых, это контекстный анализ, позволяющий определить, на какие именно характеристики операционального кода политических лидеров региональный подход оказывает наибольшее влияние. Автор данной работы предлагает различать контент-анализ и контекстный анализ, хотя некоторые исследователи и объединяют эти два понятия. В-третьих, это риторический анализ, позволяющий определить не только границы конкретных регионов в представлениях каждого политического лидера, но и те факторы, которые, в представлениях данного лидера, объединяют страны региона в единый регион.

Эмпирическая база исследования. Семиотический анализ, контекстный анализ и риторический анализ являются методами работы с текстами, и именно тексты сформировали эмпирическую базу исследования, положенного в основу данной работы. Его эмпирическую основу составляют выступления президента Российской Федерации в 2000 – 2008 годах В.В. Путина и президента США в 2001 – 2008 годах Дж.У. Буша по внешнеполитической проблематике. Предпочтение было отдано материалам пресс-конференций этих политических лидеров, в которых принимали участие иностранные журналисты, поскольку в этом случае повышается вероятность получения достоверных эмпирических данных, что, в свою очередь, способствует получению обоснованных выводов исследования.

В приложении к данной работе перечислены лишь те выступления В.В. Путина и Дж.У. Буша, цитаты из которых были использованы в данной работе в качестве примеров, демонстрирующих те или иные особенности внешнеполитических представлений двух политических лидеров. Важно подчеркнуть, что для получения обоснованных выводов были проанализированы не только эти, но все выступления данных политических лидеров по внешнеполитической проблематике, отвечающие указанному выше критерию достоверности. Однако исключительно материалами пресс-конференций с участием иностранных журналистов эмпирическая база исследования не ограничивается. Ведь только на основе анализа всех выступлений двух лидеров по внешнеполитической проблематике удалось создать целостную картину их представлений о региональной структуре мира.

Положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие основные положения и выводы диссертационного исследования:

Региональный подход присутствует в представлениях политических лидеров о средствах внешней политики возглавляемых ими государств, заставляя лидеров изменять свои представления о наиболее перспективных путях достижения внешнеполитических целей в зависимости от того, в каком регионе мира эти цели должны быть достигнуты. Через представления лидеров региональный подход влияет и на процесс принятия внешнеполитических решений.

При исследовании внешней политики оправдано различать процессы формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений. Так, минималистская трактовка роли политических лидеров во внешней политике предполагает, что представления лидеров влияют на процесс принятия решений, но не на формирование внешней политики. Более широкие трактовки роли лидеров во внешней политике допускают влияние представлений лидеров и на процесс формирования внешней политики.

Методологический подход к исследованию внешней политики, основывающийся на изучении представлений политических лидеров, является перспективным. С ним полемизируют приверженцы так называемого структурного подхода, предполагающего, что внешнеполитические решения принимаются в процессе взаимодействия различных политических институтов, одним из которых является политический лидер. Вместе с тем, представляется, что речь идет всего лишь о двух равнозначных методологических подходах. К такому выводу приходят авторы многочисленных работ, рассматривающих внешнеполитические представления различных политических лидеров.

Теории эффективного лидерства парадоксальным образом увеличивают значение исследований представлений политических лидеров для анализа процесса принятия внешнеполитических решений. Большинство теорий эффективного лидерства приходят к выводу о том, что наиболее эффективным является тот лидер, чьи представления в наибольшей степени соответствуют состоянию структуры процесса принятия решений и состоянию системы международных отношений в данный момент. Таким образом, изучая представления лидеров о внешней политике, можно сделать выводы и о характере структуры процесса принятия решений, и о характере системы международных отношений.

Изучение текстов выступлений политических лидеров позволяет сделать обоснованные выводы об их представлениях. К такому выводу приходят создатели многочисленных методов исследования текстов, включая использованные в данной работе методы операционального кодирования, семиотического и риторического анализа, причем перечень таких методов не исчерпывается этими тремя. Определяющее значение для получения обоснованных выводов о представлениях лидеров здесь играет фактор достоверности эмпирических данных: исследователь должен быть уверен, что авторство анализируемых текстов принадлежит именно данному лидеру.

Методологический подход к исследованию внешней политики, в основе которого лежат представления о внешней политике как о «продолжении» внутренней политики государства, не утратил своей актуальности. Он объединяет сторонников структурного подхода и тех исследователей, кто концентрирует свое внимание на изучении представлений политических лидеров. С этим подходом полемизируют приверженцы так называемого системного подхода, который предполагает, что внешняя политика отдельных государств является производной от системы международных отношений в целом. Вместе с тем, представляется, что речь идет всего лишь о двух равнозначных методологических подходах.

В представлениях разных политических лидеров существуют различные представления о том, из каких регионов состоит мир. Выявить эти различия представляется возможным тремя путями. Во-первых, семиотический анализ позволяет определить эти различия на основе сопоставления текстов выступлений этих лидеров. Во-вторых, их можно выявить на основе сопоставления текстов основополагающих документов по внешней политике данных государств. В-третьих, их можно определить и на основе сравнительного анализа структур внешнеполитических ведомств этих государств. Использование всех трех методов не только позволяет провести верификацию полученных результатов, но и сформулировать дополняющие друг друга выводы.

В представлениях одного политического лидера границы одного региона могут изменяться с течением времени. Эти изменения могут привести и к изменениям во внешней политике отдельных государств. Ведь с включением в тот или иной регион нового государства могут возникнуть представления о том, что проблема именно этого государства является ключевой для решения некоторых проблем всего региона, а соответственно, появятся дополнительные стимулы для активизации политики, направленной на решение этой проблемы.

Некоторые регионы с течением времени исчезают из представлений политических лидеров о внешней политике. Этот вывод позволяет определить регион не как множество стран, общность которых обуславливается некими объективными причинами, но как множество стран, объединенное исключительно в представлениях того или иного политического лидера в интересах структурирования процесса формирования внешней политики в своем государстве, а также с целью обоснования отдельных внешнеполитических решений.


загрузка...