Кадровая политика в системе государственного управления как фактор укрепления национальной безопасности России (15.12.2008)

Автор: Сельцовский Петр Андреевич

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В последние годы проблемы безопасности России, эффективности их управления и его кадровой системы стали одними из центров внимания в научной обществоведческой литературе, решениях властных структур и средствах массовой информации. Социологи и экономисты, политологи, государственные деятели, политики, публицисты и журналисты анализируют, с точки зрения безопасности, итоги перестройки в СССР и реформ в постсоветской России, различные направления влияния этих итогов на человека, общество и государство. Отмечаются возникновение и усиление многочисленных реальных вызовов, рисков и угроз в экономике, социальной сфере, внутренней и внешней политике, духовно-культурной жизни. Говорится о негативных последствиях политического идеализма, механического применения западных либеральных концепций к российской действительности, подчеркивается необходимость усиления роли государства в экономике, политике, социальной и культурной сферах.

Отмечается, что за годы реформ 90-х годов произошли значительный спад в экономической сфере, разрушение многих отраслей народного хозяйства, ухудшение геополитического положения России, тяжелый демографический кризис (вымирание народа), разрушение национально-патриотической составляющей в духовной жизни, особенно у молодых поколений. Показываются социальная деградация, обнищание и маргинализация значительной части населения, особенно крестьянства, процессы резкой социальной поляризации, что обусловливает возможность роста конфликтогенности, дестабилизационных явлений, качественного перерождения (и вырождения) российского социума.

Однако, как подчеркивалось президентом РФ в выступлении на расширенном заседании Госсовета в феврале 2008 г., «было очевидно стремление нашего народа укрепить государство, изменить положение дел в стране, и именно воля людей, их прямое участие в судьбе России стали решающей силой, позволившей ценой немалых усилий восстановить утраченный за 90-е годы уровень социально-экономического развития, предотвратить распад страны, остановить войну на Северном Кавказе, вернуть Россию на мировую арену в качественно новом состоянии как сильного современного государства. И все это достигалось не за счет людей, а ценой улучшения условий их жизни.

И всё же России пока не удалось уйти от инерционного энергосырьевого сценария развития, следуя которому она не сможет добиться необходимого прогресса в повышении качества жизни граждан, обеспечить безопасность страны, а значит, и само ее существование. Единственной реальной альтернативой такому ходу событий является стратегия инновационного развития страны, опирающаяся на одно из главных наших преимуществ – на реализацию человеческого потенциала. Только так можно сегодня достичь лидерства в экономике и социальном развитии, в обеспечении безопасности страны, в улучшении жизни общества в целом». (См.: "Известия", № 2, 3, 11 февраля 2008 г. С. 4–5).

Сказанное существенно повышает значение проведения исследований в сферах безопасности, государственного управления и кадровой политики, которые сегодня определяются как основные звенья регулирования и развития жизнедеятельности современного общества.

Актуальность исследования характера и направлений дальнейшего развития этих основных звеньев обусловлена, во-первых, главными тенденциями изменения самой общественной жизни, становления новой социальной реальности: возрастанием ее сложности и многообразия, темпов и масштабов происходящих изменений, их нелинейностью и неоднозначностью; увеличением степени свободы индивидуальных действий; переходом от индустриального к постиндустриальному, информационному обществу, основанному на знании и в рамках таких объективных процессов, как глобализация, информатизация, гуманитаризация. Синтезирующей все эти тенденции и процессы выступает закономерность становления мирового сообщества как самоорганизующейся целостной социальной системы. Это, во-вторых.

Однако, в-третьих, происходящий процесс социальной эволюции человечества к превращению его в единое целое "является в реальности покорением всего человечества западным миром как единым целым", а мировое сообщество представляет собой скорее "единое потенциальное поле битвы", живая ткань которого разъедается недоверием и антагонизмом. Налицо, следовательно, формирование деструктивной, чрезвычайно опасной тенденции в сфере обеспечения как глобальной, так и национальной безопасности в современном мире.

Новая социальная реальность требует и иные подходы к своему исследованию. Мировое сообщество уже ныне обладает реальными возможностями преобразования сегодняшних вызовов, опасностей и угроз в условиях завтрашнего социального прогресса. Но для достижения этой цели необходимо, чтобы каждому из национально-государственных сообществ было свойственно достоверное видение будущего, понимание долгосрочных перспектив, другие инновационные способы управления, инициативная, продуктивная кадровая политика по утверждению новой социальной реальности. Такова общемировая и одновременно общенациональная "сверхзадача" любого современного государственного управления, социологическим смыслом и содержанием решения которой является в России осуществление Большого Проекта Возрождения страны в XXI веке.

Содействовать научными методами государству и обществу в деле предотвращения процессов углубления кризиса, ослабления их потенциала и уровня жизнеспособности, содействовать соединению усилий государства, общества и человека в реализации стратегии становления безопасной, демократической и свободной России – задача любого социологического исследования.

Степень разработанности темы исследования. В последние годы появился целый ряд работ, специально посвященных комплексу проблем безопасности России и актуализирующих необходимость выявления, предупреждения, нейтрализации, отражения социальных и других опасностей и угроз, проведения теоретических и практических разработок в сфере безопасности. Среди них выделяются концептуальные разработки, материалы конкретных социологических исследований по проблемам национальной безопасности России Института социально-политических исследований РАН, Российской Академии государственной службы при Президенте РФ, работы В.Н. Кузнецова, Г.В. Осипова, А.А. Прохожева, А.А. Кокошина, С.В. Кортунова и др.

Значительный импульс усилению внимания к тематике национальной безопасности вызвали остроконфликтные события, государственные перевороты конца XX – начала XXI вв. в Афганистане, Югославии, в Израиле, Ираке и других арабских странах, на социальном пространстве СНГ – в Грузии, Украине, Киргизии, в самой России (Чечня), которые были обусловлены борьбой политических, экономических, семейно-клановых и других группировок за передел мира и собственности, слабостью властей, низким жизненным уровнем населения, зарубежным влиянием, острыми цивилизационно-культурными противоречиями. Прогнозируется возможность их повторения по сходному сценарию в Белоруссии, Молдавии и других территориях бывшего CCCP.

Обостряют внимание к проблеме социальной безопасности протестные массовые выступления населения во многих регионах РФ по поводу попыток решения «сверху» некоторых острых социальных проблем – протесты, связанные с низким уровнем жизни, введением нового жилищного кодекса, монетизацией льгот, реформами образования, науки, здравоохранения, ЖКХ и др.

Сегодня, когда решается важнейший, по определению президента РФ, для судьбы России вопрос – разрабатывается стратегия развития страны до 2020 года и ставится конкретная задача достижения качественного изменения ее экономики и социальной сферы, всей жизни в целом, учитывая, что за последние годы Россия уверенно восстановилась после хаоса 90-х, после экономической разрухи и ломки всего прежнего уклада жизни, при любых разногласиях все общественные силы страны должны действовать по простому, но жизненно важному принципу: ничего – в ущерб России и ее гражданам, всё – для блага России, для ее национальных интересов, для благополучия и безопасности каждого гражданина в России. (См.: "Известия", № 23, 11.02.2008. С. 6).

Не только провозглашение, но и главное – реализация этого жизненно-важного принципа вновь и вновь выдвигают на передний план чрезвычайно актуальный вопрос: каковы причины столь катастрофического в новейшей истории характера происходящих в нашей стране изменений, в результате которых под серьезное сомнение каждый раз ставится само существование России, способность ее государства и общества к безопасному, независимому и самобытному развитию? Ведь нетрудно понять, что каждая из трех исторических катастроф, пережитых российским народом в ХХ веке – революция и гражданская война; Великая Отечественная война; перестройка и неолиберальная трансформация, закончившиеся распадом СССР, имели свои причины, движущие силы и трагические последствия.

Трудно не согласиться с выводом ведущих российских социологов о том, что основным противоречием нашего общества остается разрыв между реальными объективными возможностями России как единственной самодостаточной страны мира, наличием мощного арсенала средств их воплощения в действительности и низким уровнем ее социального развития и качества жизни народа

Известно, что специфику социологического знания выражает изучение взаимопереходов объективного и субъективного в жизнедеятельности общества, ее осуществление на макро- и микроуровнях в их взаимосвязи. Главная же истина современной социологической науки заключается в принципе: человек не только продукт общественных отношений, но и основной субъект, и самоцель развития общества.

Значение субъектности, "человеческого измерения" общественной жизни убедительно демонстрирует социологическая экспертиза реформ, осуществляемых в современной России. У этих реформ, разумеется, были фундаментальные, объективные, реальные предпосылки. Среди них – глобальный кризис человеческой цивилизации в целом; общий кризис технологии и идеологии индустриализма; формационный кризис коммунизма; результаты "холодной войны"; тяжелое наследство тоталитарной системы.

Однако в великой и мощной державе не оказалось социальной силы, способной помочь обществу с полной и беспощадной ясностью осознать, в каком положении оно оказалось и по какой причине; в каком направлении необходимо двигаться и что следует конкретно делать, чтобы преодолеть исторические опасности и трудности, угрозы и кризисные процессы. В обществе не стало общенациональной идеи и идеологии, не нашлось и общенациональных лидеров, социальных слоев и общественно-политических сил, могущих предложить органическую для страны концепцию созидательных реформ и организовать ее выполнение. Подобное положение оказалось для России роковым.

Отметим особо, что и сегодня Россия не является социально зрелым субъектом общественного развития, а скорее представляет собой общество-трансформер, которое характеризуется (с позиций социологического знания) такими чертами, как: 1)"мягкий суверенитет", целью внедрения которого является социально-политическая дезорганизация страны, ослабление самостоятельности воли и способности к реализации общей цели и "больших проектов"; 2) социальная энтропия, т.е. тотальная диссолидация общества и неспособность реализации общенациональных интересов; 3) суррогатная идеология, т.е. перманентный кризис идентичности и неспособность сохранить, защитить свои базовые ценности

Превращение России из общества-трансформера в общество-субъект, т.е. развитое постиндустриальное общество, способное к суверенному, автономному и самобытному развитию, требует решения целого ряда поистине исторических, масштабных проблем и задач, главными среди которых являются:

1) формирование российского общества не просто как информационного, но и как общества знания;

2) переход из состояния страны повышенной опасности и бедности людей к состоянию общества безопасной и благополучной жизни, реальных и равных возможностей для людей, мотивированных к инновационному поведению, к высокопроизводительному труду; общества индивидуальной свободы и социальной справедливости, консолидированного и объединенного общими устремлениями, ценностями и судьбами.

Становление российского общества как социально зрелого субъекта жизнедеятельности, адекватной новой социальной реальности, выражает, с нашей точки зрения, социально-культурный смысл происходящих ныне трансформационных процессов не только в нашей стране, но и в мире в целом, представляет собой центральную исследовательскую проблему современного обществознания. Только с позиций системного характера данной проблемы можно сегодня исследовать проблематику, связанную с обеспечением национальной безопасности России на основе повышения эффективности государственного управления и кадровой политики.

Таким образом, перед мировым сообществом и Россией, в частности, встала проблема, истинные масштабы которой пока еще недостаточно осознаются, и она недостаточно исследуется. Речь идет о создании инновационной теории и практики государственного управления, а следовательно, о формировании управленческих кадров, государственных служащих новой генерации, способных мыслить и действовать в условиях кризисного состояния общества, когда глобализирующийся мир становится не только более открытым, транспарентным и толерантным, но и конфликтным, опасным и уязвимым, не только схожим, но и многообразным, не только технологически и информационно могущественным, но и бездуховным, несправедливым.

Переход общества в качественно новое состояние становится возможным лишь на основе иного социального знания и другой системы управления. Эти знания и управление несут в себе новые методологические и стратегические идеи, связанные с процессами эволюции сложных систем, их нелинейной динамики, становления новой социальной реальности, что означает, прежде всего, отказ от старого способа мышления и деятельности, опирающейся на мифологию и догматические доктрины, на принцип автоматического действия, который присущ природным, техническим или административным системам по типу: "возможность–действительность", "стимул–реакция", "приказ–выполнение", "вход–выход" и т.п.

Сказанное объясняет, почему в современном обществе возросла роль социологической науки, и внутри нее социологии управления, которая становится одной из самых актуальных исследовательских областей. В свою очередь, становится понятным, почему приоритетными предметами самой социологии управления являются в настоящее время главные составляющие управленческой структуры общества – государственное управление (служба) и кадры госслужащих. Повышенная социальная динамика, усложнение трансформационных процессов под влиянием новых инновационно-коммуникационных технологий, глобализация с одной стороны, а с другой – локализация общественных взаимодействий делают неэффективными прежние управленческие системы, а государство как институт управления вынуждают меняться структурно и функционально, организационно и в кадровом отношении, чтобы соответствовать новым вызовам, рискам, опасностям и угрозам.

Эти социальные процессы, качественные изменения, безусловно, связаны с деятельностью управленческих кадров, практикой реализации концепций государственного и социального управления.

Теория государственного и социального управления нашла отражение в довольно обширных научных разработках в прошлом и в современный период. В них отражается многолетний поиск решения важнейшей стратегической задачи – выбора и обоснования основных путей, ведущих к реализации имеющегося потенциала и к сбалансированному развитию страны, а также определения наиболее слабых звеньев, мешающих воспользоваться предоставленными в тот или иной период "окнами возможностей".

Характерно, что несмотря на различные точки зрения, выводы и называемые причины нарастания кризисных процессов как у отечественных, так и зарубежных специалистов, их все можно свести по существу, к одному узловому, критическому пункту: неэффективности системы управления.

Так, например, в докладе "Глобальные тенденции развития до 2015 года: диалог о будущем с неправительственными экспертами", подготовленного Национальным разведывательным советом США и одобренного для публикации Национальным комитетом по внешней разведке и директором ЦРУ, говорится, что экспертное сообщество США "идентифицирует управление как главную движущую силу в будущем и предполагает, что на все тенденции, которые мы рассматриваем, будут влиять решения людей". И далее: "В период до 2015 г. государство останется важнейшей организационной единицей отношений в политике, экономике, безопасности, но ему предстоит выдержать серьезные испытания на эффективность управления".

Качество управления как национального, так и международного уровня, подчеркивается в докладе, будет определяющим в том, насколько успешно государства и сообщества справятся, прежде всего, с глобальными силами. Эффективность управления будет все более и более определяться способностью к сотрудничеству с целью использования увеличивающихся потоков информации, новых технологий, миграции и влияния негосударственных факторов. Государства с компетентным управлением адаптируют правительственные структуры к резко изменившейся глобальной среде, приспосабливая их к более взаимосвязанному миру.

Государства с неэффективным и некомпетентным управлением не только будут не в состоянии извлекать пользу из глобализации, но в некоторых случаях будут порождать конфликты дома и за границей, еще более расширяя, чем сейчас, существующий разрыв между региональными победителями и проигравшими.

В связи со сказанным нам интересен еще один вывод, сделанный в докладе: развитым демократиям будет легче обеспечить эффективность управления, так как они будут стремиться наделять узаконенными правами негосударственные структуры как коммерческого, так и некоммерческого секторов, способствовать деятельности институтов и процессам, сближающим традиционные общины, стремиться к прозрачности госаппарата и эффективности предоставления общественных услуг, поддерживать институты регулирования деятельности легитимных коммерческих и некоммерческих организаций и сдерживать активность незаконных преступных сообществ".

Характерно, что красной нитью в докладе проходит мысль о тесной взаимосвязи эффективности государственного управления с решением проблем укрепления национальной безопасности в различных странах. Что касается России, то сегодня можно отметить, что в стране в создании условий для сохранения и укрепления безопасности участвуют в той или иной мере многие государственные органы, общественные силы и структуры. Определяющую роль, конечно, играют государственные центральные и региональные органы законодательной, исполнительной и судебной власти, вооруженные силы. Однако существенная роль в укреплении безопасности (или в ее ослаблении) принадлежит различным экономическим институтам и организациям, политическим партиям, общественным организациям и движениям, средствам массовой информации как выразителям интересов социальных групп и слоев, отдельных граждан; имеет место влияние зарубежных сил. И все же еще раз подчеркнем, что среди всех сил, участвующих в управленческих отношениях, важнейшими субъектами обеспечения национальной безопасности России являются органы управления и кадры госслужбы. Результаты трансформационных процессов в стране также не подтверждают тренда ослабления роли государства в обществе.

Какова же эффективность государственного управления (госслужбы) в современной России?

Анализ официальных документов показывает, что среди множества актуальных проблем, решение которых не терпит отлагательства, руководство страны систематически (например, глава государства в своих Посланиях Федеральному Собранию РФ практически ежегодно) ставит вопросы об уровне и качестве работы госуправления и его кадров, о государственном строительстве и административной реформе. Говорится о том, что главной причиной длительного и глубокого экономического кризиса является неэффективное государство, что сегодня колоссальные возможности страны блокируются громоздким, неповоротливым, неэффективным государственным аппаратом. В программных документах российского правительства отмечается, что "отчетливой проблемой, препятствующей стабильности и долгосрочному экономическому росту в России, является низкая эффективность государственного управления, тесно связанная со слабой институциональной средой".

Основным показателем низкого уровня эффективности государственного управления в нашей стране стал разрушительный характер проведенных реформ, в результате которых мы получили вместо социального государства систему коррупционного, "приватизированного государства".

Не секрет, что характер и результаты современных реформ в решающей степени определяются уровнем и качеством их интеллектуального обеспечения. Прошедшие годы реформ в России показали, что они не были обеспечены ни серьезной научной экспертизой, ни специальным подходом, ориентированным на ведущие тенденции общественного развития. Начинались они тогда, когда потребность в них перезрела, осуществлялись поспешно, на основе старых и новых мифов и догм, абсурдной, по своему смыслу, методологии, ибо для создания условий эффективного развития разрушалась сама основа безопасной жизнедеятельности государства и общества, а рискованность и опасность многих проведенных социальных экспериментов была просто преступной. И все это происходило в ситуации, когда интеллектуальные ресурсы России активно и с успехом использовались во всем мире. Похоже, что российская власть по-прежнему верит больше в силу административных мер, чем в продуктивность интеллекта.

Нельзя сказать, что в теории госуправления сегодня отсутствуют серьезные научные разработки. Они представлены работами Атаманчука Г.В., Василенко И.А., Граждана В.Д., Егорова В.К., Лобанова В.В. Лукьяненко В.И., Лытова Б.В., Малинецкого Г.Г., Оболонского А.В., Сурина А.В., Шаброва О.Ф., Шамхалова Ф. и др.


загрузка...