Становление и развитие художественных центров в конце ХVI–ХVIII веках: иконопись Архангельского края (15.12.2008)

Автор: Кольцова Татьяна Михайловна

Список красок, которыми писали северные иконописцы, весьма разнообразен. Большие запасы их были в монастырях, в Холмогорском архиерейском доме, где постоянно занимались живописью. Краски и золото приобретали в крупных городах, на поморских ярмарках, а также привозили из Москвы и кораблями из европейских городов. Ряд из них составляли на основе северных пигментов. К примеру, в холмогорских документах конца XVII в. упомянута краска «толстуха», которая составлялась «по указке» Алексея Струнина. На Мезени в качестве красящего вещества использовали мергель, в обилии встречающийся на берегах этой реки. Желтые, красные и коричневые охры на иконах XVII в. из с. Койнас (АОМИИ) аналогичны палитре знаменитых мезенских прялок.

Технико-технологические особенности северной иконописи пока остаются малоизученными. Можно лишь поделиться отдельными наблюдениями. Большинство северных икон написано на сосновых досках, реже – на еловых. Толщина досок к концу XVII – началу XVIII в. увеличивается, иконы становятся довольно массивными. В это же время для крепления наиболее крупных досок появляются дополнительные шпонки – типа «ласточкин хвост». Иконы XVII – XVIII вв. покрывает плотная и грубая паволока, иногда она ложится только по местам стыковки досок. Грунты на иконах неоднородные. Можно отметить особенность грунтов на иконах Поонежья, Каргополья, где использовался довольно толстый, рыхлый и нестойкий гипсовый левкас.

На Севере строились, как правило, деревянные храмы, каменные были редкостью. Практика показывает, что лучше сохранились иконы, которые происходят из деревянных не отапливаемых храмов, где сезонные перепады температуры и влажности были менее заметны. Большинство северных икон XVI – XVII вв. дошли до нас под частичными или сплошными записями, слоем загрязнений и потемневшей олифы. Они нередко имеют многослойные поновления или сплошные записи, как икона «Вознесение» с. Лядины Каргопольского района (АОМИИ). В 1767 г. по распоряжению Холмогорского духовного правления были поновлены иконы в церквах епархии. Назначили иконописцев, которые выполняли эти работы: Е. Либеровского, Я. Никонова, А. Мехрякова и других мастеров. «Оперхалые» иконы поновлялись на средства приходов. Поздним обновлениям подверглись иконы Холмогорских, Важских, Поморских волостей. В меньшей степени – иконы Онежских волостей.

В письменных источниках найдено более двухсот пятидесяти имен иконописцев, работавших на Архангельском Севере ХVI – ХVIII вв. (см. Приложение I).

В шестой главе «Северные иконостасы» рассматриваются история, структура и эволюция конструкций северных иконостасов.

В Архангельской области сохранилось мало иконостасов. Они находятся в действующих церквах или в музейных комплексах. Некогда богатейшая культура русских иконостасов до сих пор мало исследована. Исключение составляют отдельные части иконостасов, как, например, царские врата или декоративная скульптура, которые попали в поле зрения специалистов. В то же время письменные и изобразительные источники дают богатейший материал для атрибуции сохранившихся иконостасов, их частей, а также сведения об иконостасных мастерах, работавших в Архангельском крае в ХVII – ХVIII вв.

Древние иконостасы северных храмов были преимущественно тябловыми. Резные каркасные конструкции появляются лишь с конца ХVII в., а период наиболее активного их создания начинается со второй половины ХVIII в. Иконостас каждого храма был самостоятельным художественным произведением, базирующимся на синтезе архитектуры, живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства.

Высокие пятиярусные иконостасы появились на Севере лишь к началу ХVII в. (Преображенский собор Соловецкого монастыря), со значительной задержкой по сравнению со среднерусскими землями. В широкую практику они входят еще позже, лишь к концу столетия. Высокие иконостасы, состоящие из четырех-пяти рядов, ставились только в холодных, не отапливаемых храмах. Это можно объяснить тем, что в условиях Севера потолки теплых храмов, независимо от их общей высоты, устраивались достаточно низко. Необходимо было беречь тепло, максимально сократив кубатуру нагреваемого объема. Поэтому в теплых храмах умещались только конструкции в два-три яруса. В часовнях устраивались небольшие иконостасы в один-два ряда, хотя по документам известны даже четырехъярусные.

Северные мастера хорошо знали требования, предъявляемые к структурному составу иконостасов, выполняя регламентирующие требования церковных соборов. Первые холмогорские архиереи следили за созданием иконостасов в храмах и даже рассылали соответствующие распоряжения «образов поставить по чину ж и по обычаю святыя восточныя церкви». При этом допускались местные отклонения и дополнения. Так, в составе местного и деисусного рядов церквей Онежского Поморья и вотчин Соловецкого монастыря можно встретить образы Антония Сийского, Зосимы и Савватия Соловецких; в вотчинах Кожеозерского монастыря – образ Никодима Кожеозерского. В вотчинах же Крестного монастыря – святых Алексия Человека Божия и Марии Египетской, покровителей царя Алексея Михайловича и царицы Марии Ильиничны, при которых был основан монастырь на Кий-острове. В Каргополье, в низовьях Онеги – Александра Ошевенского и Никодима Кожеозерского.

Большинство икон древних иконостасов ХVII – ХVIII вв. имеет на обороте цифровую или текстовую маркировку, которая определяла их точное местонахождение. Иногда ее заменяли процарапанные параллельные линии, по количеству которых можно установить порядковый номер иконы в чине. Маркировка бывает двойной, что свидетельствует о перестройках и ремонтах иконостасов. Эти пометы незаменимы при реконструкции комплекса.

Для иконостасов небольших придельных храмов и часовен были характерны иконы, являющие собой многоярусный иконостас в миниатюре, со множеством объединенных на одной доске сюжетов. Многофигурные деисусные чины, написанные на одной горизонтальной доске – явление, характерное для Севера. Они встречаются ростовые, поясные и оплечные. К примеру, из с. Верхняя Мудьюга происходит двухрядная икона: «Деисусный чин с праздниками» XVII в (АОМИИ). Верхний ярус составляют двенадцать праздников, а нижний – деисус из двадцати трех фигур. Каждый сюжет углублен в свой ковчег. Из Каргопольского района происходит аналогичная трехрядная икона, на ней дополнительно присутствует пророческий чин (АОМИИ). По письменным источникам известны даже четрехрядные иконостасы на одной доске.

Особенностью северных иконостасов ХVII – ХVIII вв. были спаренные иконы, или, как пишут в древних описях, «на одних цках». На иконной доске совмещали изображения пророков с праздничными сюжетами, реже – деисусные и праздничные чины, пророки и праотцы. Такое встречается на иконах ХVII в. из Никольской церкви с. Ратонаволок, Никольской церкви с. Койнас, Воскресенской церкви с. Матигоры, Воскресенской церкви с. Сельцо. Перечисленные явления – спаренные иконы и иконы-иконостасы – известны и в других регионах Русского Севера, и даже в Центральной России. Но лишь Архангельский край формирует устойчивую традицию этих видов, воплощенную преимущественно в крупноформатных иконах.

На рубеже XVII – XVIII вв. тябловые иконостасы стали постепенно заменять каркасными конструкциями. Этот процесс был долгим, продолжался в XVIII – XIX вв. Таким образом, тябловые конструкции довольно долго бытовали на Севере наряду с новыми формами иконостасов. Сначала резные иконостасы устраивались только на уровне местного ряда, а затем распространились на всю конструкцию. Первыми появились резные навершия над иконами местного ряда и колонки со сквозной резьбой, разделяющие иконы. Сначала мастеров-резчиков иконостасов приглашали на Север из Москвы и Новгорода. Из Николо-Перервинского монастыря около 1700 г. приезжает старец Александр, который создает иконостасы в Преображенском соборе на Соловках, и в Холмогорах. На Север кораблями привозили деревянные резные изделия из Западной Европы: зеркала, мебель. Они послужили северянам образцами формы и стиля эпохи. В ХVIII в. уже активно работают местные мастера-резчики, полностью вытесняя приезжих: семейная артель иконостасных мастеров Спицыных на Онеге, столярная мастерская Холмогорского архиерейского дома. Северяне всегда умели и любили работать с деревом. Искусство иконостасной резьбы достаточно быстро вошло в их постоянную практику. Им особенно близки были иконостасы с высокой барочной резьбой, замысловатый узор которых позволял проявить свое искусство.

Иконостасные конструкции и элементы резьбы весьма чувствительны к архитектурному стилю эпохи. На Архангельском Севере было создано много барочных иконостасов, отличающихся обилием резных накладных деталей; сочной, пышной резьбой; использованием позолоты. Большинство из них мы знаем только по фотографиям: иконостасы Преображенской церкви с. Чекуево, Крестовоздвиженской церкви Усть-Кожского погоста, Преображенского собора в Холмогорах.

Мастера резных иконостасов редко работали в одиночку, чаще – артелью. В ее состав входили иконописцы, резчики, мастера позолотного дела. Некоторые функции они могли совмещать, выполняя комплекс работ, связанных с иконостасом: начиная от проекта, плотницких и резных работ, кончая – написанием икон, золочением.

Сегодня крайне сложно проследить эволюцию развития искусства иконостаса на Севере России. Слишком мало сохранилось церквей с полными, не разрушенными интерьерами. Тем важнее атрибуция немногочисленных дошедших до нашего времени произведений. И в этом неоценимую услугу оказывают письменные и изобразительные источники. Именно в них мы находим уникальные чертежи иконостасов северных церквей, сведения об их авторах, материалах и времени исполнения. Эти сведения дополняют картину развития искусства иконостасной резьбы в Архангельском крае.

В Заключении подводятся итоги исследования живописи Архангельского края в ХVI – ХVIII вв.

Проделанная работа позволяет заключить, что искусство Архангельского края – значительное и самобытное явление русской культуры. Тесная взаимосвязь с творчеством крупных художественных центров помогла заложить основы северной иконописи уже в конце ХV в., обрести ей самостоятельность и пережить подлинный расцвет в ХVI – ХVIII вв. Благодаря особенностям историко-культурного развития региона искусство самой отдаленной от центра северной провинции поражает своей масштабностью и разнообразием. В Поморье, Подвинье и в Поонежье процветают разнообразные художественные ремесла: иконопись, серебряное дело, кузнечное ремесло, иллюстрирование книг, печатная гравюра, резьба по дереву и кости, гончарное искусство, выделка кож.

В результате исследования удалось установить, что искусство Архангельского края не является замкнутым изолированным явлением. Напротив, оно было открыто внешним влияниям и воздействиям. Административная подчиненность северных центров Новгороду, Москве, Ростову во многом определила стилистическую ориентацию искусства. Постоянные связи с Западной Европой вывели северных художников на новый уровень мастерства и знаний в области технологии живописи.

Энергичная строительная деятельность в Архангельском крае в ХVII в. привела к созданию новых форм деревянных церквей и часовен. Удалось установить, что были разработаны индивидуальные формы тябловых и каркасных иконостасов, которые привнесли своеобразие в этот вид искусства. К примеру, появилась новая конструкция размещения иконостаса на трех гранях восьмерика (в храмах Зачачья, Ошевенского, Нёноксы). Созданы специфические для Севера двух-трехрядные иконы, соединяющие в себе целый иконостас, которые писали для часовен и небольших придельных храмов. Сформирована уникальная иконографическая программа и структура иконостаса северной часовни. Автору удалось выявить несколько специфических видов маркировки икон в иконостасах, которые помогают делать их реконструкции.

Каменное строительство на Архангельском Севере в период средневековья было редким явлением. Поэтому местом творчества художников-монументалистов стали памятники деревянного зодчества. Северные живописцы разработали особую систему декорации деревянных храмов, которая включала орнаментальные и сюжетные росписи, располагавшиеся на фасадах и в интерьерах храмов. Иконописцы украшали живописью малые архитектурные формы («тощие свечи», киоты, аналои). Северными мастерами разработана уникальная конструкция перекрытия «небом» и иконографическая программа ее росписи.

В результате исследования удалось установить, что на землях Архангельского края сформировалось несколько самобытных художественных центров, искусство которых имеет общие исторические корни, технико-технологические и стилистические особенности. Крупнейшими центрами изобразительного искусства были города – Каргополь, Холмогоры; а также северные обители – Соловецкий, Антониево-Сийский и Кийский Крестный монастыри. Благодаря изучению многочисленных письменных источников, автором документально подтверждено, что в ХVI – ХVII вв. на Севере работали стабильные иконописные артели, которые не только длительное время удерживали единую стилистическую традицию, но и выполняли задачи иконописного образования. Наиболее значительной была артель иконописцев Холмогорского архиерейского дома, а также крестьянские иконописные артели, работавшие в Поонежье (артель М. Алексеева), Каргополье (Богдановых-Карбатовских) и Поморье (Чалковых). Благодаря выявленным архивным документам удалось проанализировать северное искусство в конкретных лицах и живых процессах. Архангельский край являет своеобразную, живую модель художественных процессов, протекающих на окраинах Руси.

После создания Холмогорской и Важской епархии в 1682 г., Холмогоры становятся объединяющим культурным центром Архангельского края. Первые архиепископы задают высокий уровень художественного мастерства, ориентированный на лучшие образцы Москвы, Сольвычегодска. При архиерейском доме существовала иконная келья, работали граверы, кузнецы, медники, оловяннишники, резчики по дереву. Неподалеку от Холмогор был Антониево-Сийский монастырь, имевший глубокие иконописные традиции. К концу XVII в. Холмогоры обладали одним из лучших в России сводов образцов – Сийским иконописным подлинником. После «Соловецкого сидения» (1668 – 1676) знаменитый Соловецкий монастырь был подчинен архиепископу Холмогорскому и Важскому и «влился» мощной составляющей в общий культурный процесс региона.

Искусство иконописи Архангельского края было искусством контрастов. Для живописи характерно соседство архаики и классики, высокого профессионализма и незамысловатого ремесла. Это объясняется тем, что на Севере превалировала крестьянская иконопись, утвердившаяся благодаря особому укладу жизни и специфическим социальным условиям. На всех этапах развития народное искусство существовало параллельно с монастырской живописью и творчеством мастеров, работавших в крупных посадах и городах. Удельный вес крестьянской составляющей искусства Архангельского края был несравненно выше, чем на вологодских землях. В ХVIII в. значение северной культуры состояло еще и в том, что она продолжала хранить и развивать древнерусские традиции, постепенно слабеющие в центральных областях России.

В XVI – XVII вв. в северной иконописи сложился свой пантеон наиболее почитаемых святых. Среди них особое место занимают образы северных подвижников благочестия, сформированные и бытовавшие в местной среде: святых Артемия Веркольского, Антония Сийского, Никодима Кожеозерского Прокопия Устьянского и других. Их иконография разработана иконописцами Архангельского края. Созданы свои особые типы паломнических икон, которые были связаны с почитанием чудотворных мощей и монастырских святынь. Они являются важным изобразительным источником по истории и быту Архангельского края.

Архивные источники и изобразительные материалы позволили автору выявить около 300 новых имен иконописцев, художников-монументалистов и мастеров иконостасов, работавших на Севере в ХVI – ХVIII вв. В комплексе с подписными иконами они составляют богатую источниковедческую базу, существенно помогающую в вопросах атрибуции северных памятников.

Приложение I

Аннотированный список иконописцев, работавших в Архангельском крае в ХVI – ХVIII вв.

Приложение II

Аннотированный список иконостасных мастеров, работавших в Архангельском крае в ХVI – ХVIII вв.

Список опубликованных работ по теме диссертации

Монографии, каталоги

1. Небо и его росписи в деревянных храмах Русского Севера. Архангельск, 1993. – 112 с.

2. Резные иконостасы и деревянная скульптура Русского Севера: Каталог выставки (автор-составитель Т.М. Кольцова). М., 1995. – 206 с.

3. Ikonen fra Nord-Russland // Ikonen fra Nord-Russland: Kataloge. Troms?, 1995. – 107 с.

4. Северные иконописцы. Опыт биобиблиографического словаря. Архангельск, 1998. – 192 с.

5. Северные письма: Каталог. Архангельск, 1999. (В соавторстве с О.Н. Вешняковой). – 128 с.

6. Святые каргопольской земли (живопись, графика). Из собраний музеев Архангельской области: Каталог. Архангельск, 2002. – 20 с. (В соавторстве с М.Л. Рягузовой).

7. Крестьянская живопись Поважья: Каталог выставки (Сост. Т.М. Кольцова). М., 2003. – 366 с.

8. Tatiana Koltsova. Northern Painting. Icons from Arkhangelsk // A Window on Paradise. Kayaanin tidemuseo, 2003. Р. 22-123.


загрузка...