Коррупция в переходном обществе: социологический анализ (15.12.2008)

Автор: Алексеев Сергей Васильевич

Алексеев Сергей Васильевич

Коррупция в переходном обществе: социологический анализ

22.00.04 ( «Социальная структура, социальные институты и процессы»

(социологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Новочеркасск - 2008

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт)» на кафедре «Гуманитарные и социальные науки» Шахтинского института (филиала)

Научный консультант

доктор социологических наук, профессор Бондаренко Ольга Васильевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Бороноев Асалхан Ользонович

доктор философских наук, профессор, член- корреспондент РАН

Дмитриев Анатолий Васильевич

доктор социологических наук, профессор,

Мостовая Ирина Владимировна

Ведущая организация Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «21» февраля 2009 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.304.10 по социологическим наукам при Южно-Российском государственном техническом университете (Новочеркасском политехническом институте) по адресу: 346438, г. Новочеркасск Ростовской области, ул. Просвещения, 132.

С диссертацией можно ознакомиться в научно-технической библиотеке Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института) по адресу: 346438, г. Новочеркасск Ростовской области, ул. Просвещения, 132.

Автореферат разослан «___» ______________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Щербакова Л.И.

ОБщая характеристика работы

Актуальность исследования. Развитие коррупции является одним из наиболее существенных деструктивных факторов системного характера, действующих в переходном обществе. Она существенно усложняет и экономическую, и социально-политическую модернизацию, обеспечивая приоритет частных интересов в управлении сложными процессами реконструкции общества, переподчиняя политическую волю государства узкогрупповым интересам меркантильных чиновников и всей своей практикой подрывая доверие простых граждан к власти. Ползучий сетевой характер распространения коррупции позволяет образно ассоциировать ее с раковой болезнью общества, которое смертельно разъедается и становится неконкурентоспособным. Согласно исследованиям Transparency International ( организации, специально созданной для отслеживания международной коррупции и оценки прозрачности национальных экономик ( Россия входит в четверку наиболее взяткоемких стран мира наряду с Китаем, Индией и Бразилией, что, безусловно, подчеркивает актуальную остроту проблемы для отечественного обществознания. В мае 2006 года в своем Послании Федеральному собранию президент России В.В. Путин признал коррупцию одним из самых серьезных препятствий на пути развития страны. Несмотря на принятие различных профилактических, предупредительных и карательных мер, современная коррупция охватывает все новые и новые сферы общественной жизни. Коррупция сказывается, прежде всего, на политической устойчивости и экономической безопасности страны. Подрывая государство изнутри, коррупция создает реальную угрозу национальной безопасности.

активно приступил к реализации своей предвыборной программы. 19.05.2008 эта работа вступила в решающую фазу. "Хватит ждать, - заявил Медведев, проводя соответствующее совещание в Кремле, - коррупция превратилась в системную проблему, и этой системной проблеме мы обязаны противопоставить системный ответ".

В России уровень коррупции по-прежнему высокий. Медведев привел данные - в 2007 году возбуждено десять с половиной тысяч уголовных дел в этой сфере. "Но мы прекрасно понимаем, что это просто вершина айсберга", - усомнился в объективности официальной статистики глава государства. Оно и понятно - коррупция всегда носит скрытый характер, поэтому трудно поймать взяточника за руку. "Трудно найти, трудно расследовать и трудно привлечь к ответственности коррупционеров.

, и постановил образовать Совет при президенте РФ по противодействию коррупции, который сам и возглавил.

То, что коррупция выступает масштабным социальным явлением, а не простой совокупностью криминальных событий, следует из ее характерных форм и черт. Так, согласно Конвенции ООН против коррупции (A/RES/58/4), принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 2003 г., к коррупции причисляют: подкуп национальных и иностранных публичных должностных лиц, администраторов международных организаций; хищение, неправомерное присвоение или иное нецелевое использование ими имущества; злоупотребление служебным положением и влиянием в корыстных целях; незаконное обогащение; подкуп и хищение имущества в частном секторе. Подобные практики были бы бессмысленны или просто невозможны при качественной постановке внутреннего административного и внешнего общественного контроля, но в условиях институциональной дисфункции и монополизации бюрократией сферы общественного управления, что, безусловно, характерно для переходного российского общества, коррупционные практики процветают.

Значительные масштабы коррупции и ее всплеск в переходном обществе заставляет сформулировать проблему системной трансформации коррупции в условиях социально-политической и экономической модернизации. Г.А. Сатаров считает, что коррупция в переходных странах связана с возникновением «зазора» между новыми трансплантированными рыночными и демократическими институтами и старыми неформальными практиками социального взаимодействия. Соответственно, чем масштабнее институциональные реформы, тем более глубоки различия между «старыми» практиками и «новыми» правилами. Открывается простор для использования различных форм коррупционного взаимодействия. Таким образом, коррупция становится индикатором неэффективности институциональных реформ. Безусловно, следует выразить солидарность данной позиции, но вряд ли мы сможем «подписаться под каждым словом» ( и это принципиально. На наш взгляд, лишь отчасти можно согласиться с тем, что коррупция есть порождение «старых неформальных норм и практик», как выразился Г.А. Сатаров. Эти неформальные отношения, несомненно, тоже модернизируются и частично даже институционализируются, поскольку в противном случае у лиц, облеченных административной властью, просто не было бы системных возможностей «злоупотреблять» служебным положением. Помимо изучения конфликта между «новым» и «обновляющимся старым» (история коррупции в России насчитывает столетия) в институциональной системе современного общества, следует, на наш взгляд, пристальнее рассмотреть социальные причины коррупции и понять, почему именно эти отношения устойчиво поддерживаются всеми участниками при весьма толерантной при этом позиции общества и государства.

Степень научной разработанности проблемы. Коррупция относится к тем социальным явлениям, которые постоянно пребывают в центре внимания ученых, мыслителей, политиков, общественных деятелей. Поэтому сказать, что это слабоизученное явление невозможно. Еще Платон, Аристотель, Фукидид, Гоббс, Макиавелли высказывались по поводу коррупции, ее причин и социальных последствий. М. Вебер, рассматривая рациональную бюрократию как тип легитимного господства, не мог избежать оценки коррупции как функционального и приемлемого при определенных условиях явления. Российские исследователи проявили более или менее устойчивый интерес к изучению коррупции в конце XIX в. Прежде всего, шел поиск ее национальных корней. Такие ученые как А. Градовский, В. Евреинов, К. Кавелин, В. Ключевский, Н. Коркунов, Б. Чичерин, В.Н. Ширяев и другие подвергли анализу структуру и историю российского государственного управления и доказали, что без понимания истории становления и развития государства невозможно полноценное осмысление коррупции как актуального явления. Разработка методологии и техники социологического исследования в первой четверти ХХ века позволила применить социологический инструментарий к исследованию отдельных социально-профессиональных групп и выявить предпосылки злоупотреблений должностными полномочиями в дефектной организации труда и низкой материальной обеспеченности чиновничества (исследования М. Александрова, Е.И. Агюлама, Н. Бенедиктова, П.А. Берлина, Н. Рубакина и др.).

Советский период отмечен снижением теоретического интереса к коррупции на фоне становления мифологемы о ней как явлении, свойственном только «загнивающему капитализму». Изменение в конце ХХ века российской социальной и правовой реальности привело к тому, что коррупция вновь оказалась в центре внимания российских исследователей, и, прежде всего, в криминологическом аспекте. В работах таких авторов, как В.В. Агильдин, К.А. Волков, Р.Ф. Гараев, Г.С. Гончаренко, Ф. Гребенкин, А.И. Долгова, О.С. Капинус, А.П. Козлов, Н.Ф. Кузнецова, Н.И. Мельник, А.С. Михлин, Н.В. Селихов, Л.П. Турмакина, Н.Ф. Тяжкова, А.В. Шнитенков и других, рассмотрены вопросы определения понятия «преступление» и «коррупция», выявлены основные виды и механизмы коррупции с точки зрения правовых институтов, рассмотрены вопросы общественной опасности коррупционных преступлений, проанализировано антикоррупционное законодательство. Наиболее полно изучены такие виды коррупционных преступлений как взятка, коммерческий подкуп и другие. Причем, большинство исследователей приходит к выводу о необходимости дальнейшего развития криминологического подхода к анализу коррупции, во-первых, в связи с разработкой антикоррупционного законодательства, и, во-вторых, в связи с проблемами и трудностями выявления коррупции как уголовного преступления и привлечения к ответственности виновных лиц.

Очевидная неэффективность мер, предпринимаемых в отношении коррупции, заставляет ученых, политиков и просто граждан задуматься о сущности коррупции как социального явления. В ходе многочисленных публичных и закрытых обсуждений, в прессе и научных публикациях, политики и специалисты рассмотрели социальные, управленческие, криминальные и иные аспекты данного явления, выходящие за рамки криминологического подхода. Так, В.В. Кривошеев доказывает, что коррупцию следует рассматривать как проявление криминализации российского общества в целом, П.Э. Жигоцкий связывает коррупцию с организованной преступностью и считает, что коррупция является одним из важнейших признаков этого феномена. Заслуживает внимания предложение С.В. Скурихина рассмотреть коррупцию с точки зрения теории общих систем. В случае реализации данного подхода коррупция может быть представлена как система, существующая наряду с системами другого рода – политическими, правовыми, криминальными, социальными, судебными, экономическими и т.д.

Среди исследований последних лет особенно выделяются работы Ю.А. Болдырева, С.В. Бондаренко, Б.В. Волженкина, Ю.В. Голика, В.В.Лунеева, В.И. Карасева, А.И. Кирпичникова, И.М. Клямкина, С.В. Максимова, Л.М. Тимофеева, Э.Н. Черного и др. Ю.В. Голик и В.И. Карасев развивают вариант междисциплинарного подхода к исследованию коррупции, дополняя криминологический, уголовно-правовой подход социально-философским исследованием коррупции как формы социальной девиации. Авторы доказывают, что в современном российском обществе коррупция из феноменальности отклоняющегося поведения отдельных чиновников превращается в криминальный образ жизни и принцип функционирования государства как социального института.

В фундаментальном научном исследовании С.В. Бондаренко рассмотрены вопросы воздействия коррупции на социальную и экономическую жизнь общества, выявлены причины и предпосылки коррупции, проведена классификация коррупционных деяний. Используя методологию системного анализа, привлекая обширный эмпирический и исторический материал, автор показал особенности функционирования коррумпированных обществ и предложил оригинальные модели использования информационных технологий в антикоррупционной деятельности общества и государства.

Особое место в исследовательской литературе занимает экономическое направление изучения коррупции, ведущее начало от работ Сьюзан Роуз-Аккерман. В рамках экономического подхода коррупция рассматривается как разновидность экономического поведения, целью которого является максимизация полезности, средством – извлечение непроизводительного дохода за счет манипуляции ресурсами, которые находятся в распоряжении должностных лиц в соответствии с должностными полномочиями. В рамках экономического подхода поведение взяткодателя и взяткополучателя трактуется как рациональный расчет выгод и потерь. Соответственно, программы антикоррупционной борьбы предполагают создание ситуации снижения выгоды и увеличения риска потерь от участия в коррупционной сделке. Однако в коррумпированных обществах коррупционер не выступает рациональным изолированным индивидом. Его поведение определяется, прежде всего, давлением социальных сетей и габитуализацией коррупционных практик. Поэтому Г.А. Сатаров, президент фонда ИНДЕМ, обращает внимание на необходимость изучения социальных аспектов функционирования коррупции.

Современные социологические исследования, как правило, инициированы различными международными организациями. Они включают опросы общественного мнения по поводу коррупции, обосновывают выведение индексов коррупции и рейтинга коррумпированности в различных странах, а также содержат определенные попытки выявления социальных причин и особенностей коррупции. Отмечая соответствующее научное продвижение, нельзя, к сожалению, сделать вывод о каких-то существенных достижениях в построении частной теории коррупции. Поэтому заслуживает особого внимания научная позиция Г.А. Сатарова, который настаивает на необходимости становления нового научного направления социологии коррупции. Главным теоретико-методологическим направлением ее исследования в России он считает изучение «взаимодействия между новыми институтами и старыми неформальными нормами и практиками». Тем не менее, сегодня в исследованиях этого явления фактически доминируют криминологические подходы, хотя появляются и монографии о национальной специфике коррупции, изучаются ее экономические аспекты и используются средства математического моделирования (выделим работы таких авторов, как М.И. Левин, В.М. Полтерович, М.Л. Царик). Масштабные исследования коррупции как системного социального явления, обусловленного состоянием ценностно-нормативной и институциональной подсистем переходного российского общества, отсутствуют. Данное исследование представляет собой попытку использования социологического подхода, который позволяет за отдельными фактами коррупции видеть социальные практики и социальные сети, связать в одно целое поведение людей и организованных систем, и тем самым делатентизировать коррупцию, создать эффективную систему профилактики и борьбы с ней.

Основной целью данного диссертационного исследования является анализ российской коррупции как системного социального явления, обусловленного состоянием ценностно-нормативной и институциональной подсистем переходного российского общества.

Реализация обозначенной цели требует решения следующих задач:

1. Сопоставить возможности и обозначить теоретические горизонты криминологического и социологического подходов к изучению коррупции, выделить направления социологического анализа коррупции.


загрузка...