Социально-властные отношения в условиях современной России: философская концептуализация (15.06.2009)

Автор: Свириденко Андрей Арьевич

Далее диссертантом исследуются проблемы, возникающие при организации и деятельности органов местного самоуправления в Республике Башкортостан. Приводятся результаты опросов жителей городов Кумертау, Салавата и др. населенных пунктов по вопросам организации деятельности органов местного самоуправления, авторитета этих органов среди населения соответствующих территорий, осуществляется сравнительный анализ мнений жителей периферийных населенных пунктов и г.Уфы (данные Башгосстатистики).

Особое внимание автор уделяет понятию «самостоятельность», т.к. это – одно из ключевых понятий, раскрывающих сущность местного самоуправления. Местное самоуправление, не будучи включено в органы государственной власти, не находится вне системы государственной власти, государственно-властных отношений, как это порой утверждается противниками местного самоуправления. Поскольку в государстве существует государственный контроль за реализацией переданных полномочий, предусмотренный частью 2 статьи 132 Конституции РФ, прокурорский надзор за деятельностью органов местного самоуправления и судебная власть. Деятельность органов местного самоуправления регламентируется также Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления», который запускает в действие реальные механизмы осуществления народовластия.

Автором исследована специфика местного самоуправления на примере города Кумертау. Исходя из того, что органы местного самоуправления являются носителями (субъектами) властных отношений и осуществляют их в рамках правового поля Республики Башкортостан, Президент Республики Башкортостан в своем послании к народу и Государственному собранию подчеркивает, что от результатов муниципальной реформы во многом зависит благополучие людей, дальнейшее развитие экономики и социальной сферы, а также стабильность в обществе. Диссертантом исследованы основные направления деятельности органов местного самоуправления как традиционной общины, претерпевшей реформирование в свете требований времени. Данные диссертационного исследования показывают, что большую активность жители города проявляют в вопросах, связанных с деятельностью органов местного самоуправления. И эта активность имеет тенденцию к возрастанию. Так, в 2004 г. 11,3% респондентов высказали готовность оказать влияние на деятельность органов местной власти, 12,7% считали, что их все устраивает в их деятельности. В 2006 г. 18,4% опрошенных выразили готовность способствовать повышению эффективности власти. Снижается равнодушное отношение жителей города к деятельности органов местного самоуправления. По статистическим данным в 2006 г. Перспективами города активно интересовались 53,8 опрошенных.

Весьма интересным выглядит показатель количества сомневающихся в успешном развитие города. Так, сомневающихся в успешном развитии города в 2005 и 2006 гг. было, соответственно, 23,5 и 24,9%. Такое явление может быть объяснено тем, что народ не разочаровывался в своих надеждах и в политике властей. По мнению 32,7% респондентов, отмечается улучшение архитектурного облика города, благоустроенности. Примерно 47,25% опрощенных негативно оценивают состояние автомобильных дорог.

В городе имеются соответствующие службы коммунального хозяйства, в то же время работы по уборке снега, побелке деревьев и бордюров, кошение травы на прилегающей территории вынуждены проводить учреждения и организации, которым эта деятельность несвойственна. И получается, что хирурги красят заборы, а профессорско-преподавательский состав убирает снег, мусор и т.д. Эту ситуацию негативно оценивают 54,75 опрошенных.

Открытость власти повышает ее авторитет, что особенно характерно для выборных органов. Примерно 25% опрошенных высказали неудовлетворенность работой депутатов городского совета по поддержанию связей с избирателями. В этом плане авторитет городского главы значительно выше. 31,7% респондентов высказывают удовлетворенность от встреч главы городской администрации с ветеранами, студенчеством и т.п. Многие считают, что необходимо проводить встречи, собрания горожан, на которые выносить наиболее актуальные вопросы. Такие встречи и собрания целесообразно проводить по месту жительства. Диссертационный мониторинг показывает, что зачастую практическое отношение респондентов к местным органам власти и неудовлетворенность их работой корениться в недостаточной информированности населения. Следует наиболее активно привлекать горожан к участию в жизни города, следовательно, надо расширять сеть самодеятельных организаций, объединяющих различные категории жителей города.

Следует отметить, что существенное влияние на жизнь города оказывает городская писательская организация, возглавляемая К.А. Абдуллиным. Писатели городской организации проводят встречи в трудовых коллективах, с учащимися школ и студентами. Городской писательской организацией каждый год издается 4-5 книг стихов и прозы. Писательская организация пользуется поддержкой главы С.И. Афонина. Здесь четко проявляется связь субъектов властных отношений с духовной жизнью города.

Конституционное право граждан на осуществление местного самоуправления обеспечивается самостоятельностью органов, создаваемых населением и конституционным запретом на ограничение прав местного самоуправления, обеспечивающимся судебной защитой. Ключевым понятием, раскрывающим сущность местного самоуправления выступает самостоятельность. Самостоятельность местного самоуправления подчеркивается тем, что Конституция не включает органы местного самоуправления в систему органов государственной власти. Это ни в коей мере не означает, что местное самоуправление находится вне системы государственно-властных отношений и абсолютно не зависимы от государства, как это порой утверждается противниками местного самоуправления. Речь в Конституции идет о самостоятельности в пределах полномочий. Таким образом, Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» - это не только закон о самостоятельности местной власти, это закон о реальных механизмах осуществления народовластия в России. Из текста закона следует три направления реализации его положений:

Создание нормативной и законодательной базы местного самоуправления.

Создание организационных структур местного самоуправления.

Проведение разграничения полномочий, финансов и собственности (включая землю) между органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Принципиально важным для дальнейшего развития местного самоуправления стало принятие федеральных законов «О финансовых основах местного самоуправления в РФ» и «Об основах муниципальной службы в РФ». Это позволяет, по мнению автора, считать практически выполненными задачи, поставленные перед федеральной властью, в послании Президента РФ Федеральному собранию на 2006г. и перейти ко второму этапу реформы местного самоуправления – созданию условий его социально-экономической дееспособности, условий реализации его конституционных полномочий.

В третьей главе «Сущность социально-властных отношений в политической, судебной, экономической и военной сферах в современном российском обществе» в первом параграфе «Сущность социально-властных отношений в сфере политики, судебной системе и экономике» автор увязывает понятие «власть» и «социально-властные отношения» с понятием государства. Государство суть конечная субстанция, которая возникает из других (догосударственных формирований), развертывает и утверждает себя, достигает зрелости и, исчерпав себя, уступает место другой. Исходя из логики Г.В.Ф.Гегеля и К.Маркса, диссетрант применяет к государству пять ступеней развертывания: ступень неопределенного бытия, ступень определенного бытия, ступень наличного бытия, ступень самостоятельной саморазвивающейся субстанциональной реальности.

Государственная власть как философская категория может быть определена как разновидность власти вообще, выступающая как единичное по отношению к общему. Власть представляет собой способность и возможность оказывать определяющее воздействие на людей, на их деятельность, поведение при помощи каких-либо средств. В принципе, государственная власть стоит в одном ряду с такими разновидностями власти как экономическая, политическая и т.п. Но государственная власть имеет свои отличительные черты, а именно – право применять юридические законы в качестве средства воздействия на людей. В диалектическом аспекте государственная власть может подразделяться на государственную власть раннего государства, государственную власть классового общества, государственную власть политически организованного общества и, наконец, правовую организацию государственной власти.

Диссертант исходит из того, что государственная власть любого конкретного государства, несмотря на разграничение функций внутри ее рамок, всегда должна рассматриваться как целостная категория. В противном случае государство будет неспособно осуществлять свои функции по обслуживанию интересов общества. Это не противоречит принципу разделения властей. Единство государственной власти основывается на том, что источником и носителем власти (в соответствии и Конституцией) является народ, который рассматривается как политическая общность, имеющая общие интересы и волю. Автор разделяет точку зрения Ф.М.Раянова, что основополагающим атрибутом государственной власти следует считать наличие социальной базы как своеобразной опоры.

В диссертации подчеркивается, что единство власти - это характеристика власти как «общего». Разделение властей характеризует порядок функционирования государственной власти как «особенного», а, следовательно, более глубоко по объему. Отсюда следует, что понятие «разделение властей» корреспондируется с понятием «единоначалие». Иными словами, государственная власть, в каждом конкретном случае (определенном государстве) в соответствии с конституцией, может функционировать на принципах единоначалия и разделения властей.

Власть выступает в экономической, военной, социальной и политической ипостасях. Политическая власть осуществляется в деятельности законодательных, исполнительных и судебных органов государства, и оказывает прямое воздействие на бытие индивидуальное и общественное. Ее источником являются как материальные предпосылки, так и сакральные корни, а носителем выступает народ. Исследование социально-властных отношений с позиций социальной философии неразрывно связано с осмыслением сакрально-властной традиции как специфической сферы жизни общества. Таким образом, под политической властью следует понимать совокупность средств и методов проведения своей политической воли всему населению страны. В свою очередь под средствами и методами подразумевается осуществление публичной власти, включающей в себя как убеждение, так и принуждение. Подчеркивается, что в зависимости от исторической ситуации в проведении политической воли роль убеждения и принуждения меняется.

Политическая власть может выступить как в виде внутригосударственного, так и международного фактора. В этой связи можно выделить четыре уровня: а) мегауровень – политическая власть, осуществляемая в международном масштабе; б) макроуровень – центральные институты политической (внутригосударственной) власти; в) мезоуровень – подчиненные макроуровню органы и аппараты власти, политические институты; г) микроуровень – власть в малых группах социума, обеспечивающая взаимодействие между ними.

В свою очередь каждый из этих уровней делится на два подуровня: а) легально-официальный – представлен виде официально формализованных структур; б) неформальный – власть влиятельных лиц, группировок, особ, приближенных к властвующим субъектам, лидеры кланов и т.п.

Бытие власти, проявляющееся в реализации социально-властных отношений, связано с различными видами господства. Власть осуществляет экономическую, политическую, идеологическую, правовую и военную гегемонию. Социально-философский подход к рассмотрению политической власти как социального феномена исходит из многообразных типов и форм легитимности власти, среди которых принято выделять легальный, идеологический, традиционный, структурный, харизматический, политически целесообразный. Политическая проблема легитимности – это умение политической власти обеспечить участие населения в политической жизни и управлении государством.

Таким образом, политическая власть идентифицируется с противоречивыми политическими отношениями: господство – подчинение, управление – исполнение и т.д. Для объяснения природы политической власти в обществе выдвигались аргументы, указывающие на биологические, психологические, культурологические факторы природы человека и общества, а также на склонность людей к рациональности и иррациональности.

Диссертант обращается к соотношению между государственной и политической властью, солидаризируясь с мнением Тихомирова Ю.А., что содержание политической власти по своему объему значительно шире, в то время как государственная власть есть лишь ее частное проявление. Различие между государственной и политической властью состоит в составе субъектов, обладающих соответствующими властными полномочиями. При этом непосредственными субъектами государственной власти должны выступать и, в конечном итоге, выступают государственные органы, субъектами же власти политической, будут выступать политические партии и другие общественные формирования, способные выступать в качестве участников избирательного процесса, а также органы местного самоуправления.

Под экономической властью следует понимать осуществляемый со стороны государства, в лице специально уполномоченных на то органов, контроль над экономическими ресурсами, право собственности на различного рода материальные ценности. В стабильные периоды общественного развития экономическая власть доминирует над другими видами власти, поскольку экономический контроль - это контроль над средствами достижения наших целей. Диссертант доказывает преимущество хозяйствования над экономикой, что является своеобразным новым подходом к вопросу социально-властных отношений в экономической сфере. Показано, что российское общество изначально тяготеет к хозяйствованию, а экономика как явление навязана нам Западом, ее кредо: «экономический рост в ущерб здоровью». В качестве альтернативы диссертант усматривает ряд идей, выработанных в рамках евразийской концепции. Евразийская концепция экономического мышления предполагает отказ от вестернизации и переосмысление глобализации в контексте ключевой роли России – Евразии в интеграции общества на принципах духовно-экологического и ноосферного объединения. Примером прообраза, будущей евразийской экономики и системы хозяйствования может служить создание и развитие шанхайской организации сотрудничества, а также формирование Международного Координационного Совета «Наш общий дом Алтай». Ценным является то, что евразийская концепция предполагает осуществление экономической власти на основе сочетания личностного начала и экономической свободы в хозяйствовании и государственного хозяйствования, плана и рынка, личной и иных форм собственности.

Во втором параграфе «Сущность социально-властных отношений в военной сфере» автор философски осмысливает развитие социально-властных отношений в военной сфере. Эмпирической базой является, в числе прочего, сравнительный анализ основных положений теории К. Клаузевица, в частности, представления о том, что «война есть просто продолжение политики другими средствами».

Диссертант исходит из того, что развитие государственности, в том числе и политической формы власти, основано на взаимосвязи власти и организованной вооруженной силы. Автор солидарен с мнением Л.Е. Гринина, что война зачастую выступала основой создания материальной базы при формировании как ранней, так и более поздней государственности, а, следовательно, власти и, прежде всего военной. Военный фактор формирования государственности имеет свои особенности, а именно то, что он может одновременно выступать и как внутренний, и как внешний.

Осмысление такого социального явления, как вооруженное противостояние, позволяет выделить здесь две составляющие: вооруженный конфликт и война. Далее автор показывает роль войны в ходе общественного развития и совершенствования институтов государственной власти, раскрывает специфические особенности военного фактора в формировании государственно- властных отношений. Автор формулирует вывод о том, что основы военной власти и управления и, вытекающие отсюда, властные отношения являются атрибутивным признаком социума на протяжении всей его истории, а в наши дни этот фактор приобретает все более приоритетное значение. Отмечается, что основы военной власти и управления возникают еще при родоплеменном строе, в период поздней общины, и достаточно четко формируются в период античного рабовладельческого общества. Организация военной власти в эпоху Античности послужила фундаментом для формирования военной власти и управления для периода средних веков и нового времени.

Философски осмысливая военную власть, диссертант останавливается на учении Б.Л. Гарта - своеобразном образце военной философии, включающий в себя философию военной власти, военного управления, военного искусства и философию непрямых действий. Философский анализ военной власти и управления позволяет сделать вывод, что главное для военачальника - не бесконечное увеличение армии, а искусное применение инновационных процессов. Речь идет о развитии военной техники, которая ведет к изменению общевойсковых и флотских структур, изменению тактики и оперативного искусства. Инновации в военном деле меняют психологию военнослужащих и саму философию войны. Цель уничтожения государства противников уже не ставится, а вчерашний противник может превратиться в экономического партнера, а дальше в союзника. Исторические примеры (I и II Мировая война, война США и Ирака) показывают, что победитель вынужден оказывать существенную помощь побежденным в восстановлении экономики. Поэтому сегодня главной (стратегической) задачей военной философии является победа над противником до начала боевых действий. Следует так изменить структуру армии и ее техническое оснащение, чтобы противник осознал всю бесперспективность начала военных действий, то есть философия современной войны есть философия непрямых действий.

Далее автор обращается к современным реформам Вооруженных сил, политики в сфере военного устройства и гражданской обороны, анализирует их достоинства и недостатки. Сегодня Россия, по мнению автора, должна перейти от адаптивной политики к активным действиям на международной арене. Вопросы организации военной власти и конструирования социально-властных отношений в военной сфере стоят сегодня для России особенно остро в силу складывающейся международной обстановки.

Прогностическим потенциалом обладает спроектированная диссертантом социальная модель развития международных отношений на ближайшие 5-10 лет, определяющая перспективы и направления геополитики. Исследуя вопросы военно-властных отношений, автор подробно анализирует такие явления, как боеспособность и боеготовность, анализируя их в философском ключе. В частности, понятие боеготовности с философской точки зрения находится на границе бытия и небытия или между материальным и духовным бытием народа, государства и защищающей их армии. Автор исходит из того, что боеготовность призвана осуществить предназначение, носящее безличный характер, и связано с историческим предназначением того народа, общества и государства, на защиту которого боеготовность направлена. Боеготовность с субъективной стороны – это личность каждого бойца и исторические персонажи, которые ставят перед армией конкретные цели и задачи по разгрому противника; с объективной стороны – это разработка программ по военной подготовке населения, по наращиванию боевой готовности и по развертыванию мобилизационных планов.

В четвертой главе «Моделирование развития социально-властных отношений в Республике Башкортостан и Российской Федерации» в первом параграфе «Модель философии государственности (на примере Республики Башкортостан)» исследуется становление государственности республики Башкортостан и формирование конституционализма республики в философском ключе, анализируется процесс конструирования социально-властных отношений.

Автор начинает исследование с вопроса легализации и легитимации власти в Республике Башкортостан, значения республиканской Конституции в вопросе легализации власти. Нынешняя – четвертая по счету и первая «постсоветская» Конституция РБ - принята Верховным Советом и утверждена Указом Президента республики. Исследование текста Конституции РБ показывает, что с точки зрения философии государственности она тяготеет к естественной школе философии и права. Впервые за последние сто лет государственность Башкортостана сделала решительный шаг к парламентаризму: Государственное собрание (Курултай) суть профессиональный парламент, который строится по принципу бикамеральности. Проявлением государственно-философского подхода к проблеме гарантий прав человека является учреждение в республике института Уполномоченного по правам человека и высшего судебного органа по защите конституционализма, осуществляющего судебную власть в форме конституционного судопроизводства.

Диссертант подчеркивает, что конституционное развитие республики не завершается принятием Конституции, наоборот - данный процесс вступает в новую фазу своего развития. С точки зрения философии государственности Конституция суть выразитель нравственного здоровья общества, инструмент легализации государственной власти.

Обращаясь к проблемам легитимации власти, диссертант подчеркивает, что между легализацией и легимитацией власти нет жесткого барьера. Правовые процедуры и правовые акты часто выступают как база для создания предпосылок прочной легализации государственной власти, но власть, как государственно-правовой институт, не может опираться только на авторитет силы или на провозглашаемые ею законы. Власть в целях обретения устойчивости и стабильности должна опираться на поддержку общества, определенных общественных структур, средств массовой информации, на авторитет достаточно влиятельных личностей. Отмечается, что традиционная, харизматическая и рациональная легитимация выделялись еще М.Вебером, приводятся современные примеры разных типов легитимации власти. Обосновывается, что наиболее приемлемой в наше время следует считать рациональную легитимацию власти, которая основана на рациональной оценке объективной действительности, вытекает из убежденности в разумности существующего порядка, правил и законов, принятых в демократическом обществе для управления им.

Далее диссертант обращается к проблеме взаимодействия личности и власти, полагая, вслед за А.И.Демидовым, что деградация личности и разрушение власти оказываются взаимосвязанными. Необходимо обеспечить их взаимодействие для обеспечения нормального существования как личности, так и власти. Но стороны не должны ни подавлять, ни отрицать друг друга. Каждая из сторон должна быть как целью, так и внешним ограничителем для существования и деятельности другой. Именно в таком аспекте следует строить, полагает диссертант, и международные, и межэтнические отношения. Абсолютизация власти ведет к развращению человека и общества. В условиях неокрепшей демократии, в период перехода от авторитаризма к демократии, власть может легко превратиться в диктатуру. Существует опасность перерождения в диктатуру парламента, который может начать борьбу с исполнительной властью. В настоящий период в России идет процесс реформирования политической системы, вынося на повестку дня вопрос о формировании государственной идеологии и государственной философии, создание которой – задача отдельной отрасли философского знания – «философии государственности».

Диссертант исходит из того, что философия государственности служит фундаментальной базой для государственной политики, а ее приоритетными направлениями выступают: сохранение и оптимальное использование научного, образовательного и культурного потенциала; целенаправленная поддержка инноваций в духовно-культурной сфере, обеспечивающая ее развитие в новых исторических условиях; ориентация на последовательное, социально-культурное обеспечение экономики и политических реформ; развитие высоких, гуманистических традиций, духовной культуры, противостоящие любым идеям ненависти и насилия. При этом философия государственности рассматривается как самостоятельная отрасль философской науки, изучающая проблемы государственно-политических институтов сквозь призму сущности человеческого бытия с использованием общенаучных и частно-научных методов.

Далее в диссертации на примере РБ осуществляется сравнительно-логический анализ таких социальных явлений, как национальный и государственный суверенитет. Диссертант признает самостоятельный статус национальных интересов в структуре общественных интересов; подчеркивает органическую связь национального суверенитета и государственного суверенитета (они друг без друга не могут, но и не сводятся друг к другу); утверждает, что любой этнос независимо от численности и уровня развития является уникальной ценностью человеческой цивилизации; полагает, что национальный суверенитет одного этноса не должен отрицательно сказываться на других этносах.

Суверенитет с позиции философского осмысления предстает как философско-правовая категория, которая характеризуется рядом положений, а именно: наличием собственной концепции в вопросах государственного строительства; самостоятельным формированием государственно-правовой политики; гарантией развития личности на основе примата интересов личности над интересами государства.

Далее автор предлагает модель развития парламентаризма в Башкортостане, которая предполагает: усиление представительских функций; развитие и совершенствован6ие законодательного процесса; выравнивание конституционного статуса исполнительной и законодательной власти; усиление контролирующих функций парламента; развитие взаимодействия с парламентами других субъектов Российской Федерации и зарубежных стран, а также с органами местного самоуправления.

Во втором параграфе «Модели социально-властных отношений в России в контексте евразийской концепции» раскрывается содержание и сущность развития социально-властных отношений в современных условиях. На основе исторического анализа развития российского общества автор делает вывод о несостоятельности агрессивных рыночных реформ 90-х годов прошлого столетия. Не случайно большинство респондентов в различных регионах РФ основные приоритеты видит в коллективизме, а решающую роль в наведении порядка и установлении стабильности отводят государству.

Автором сделан вывод, что в условиях усиления цивилизационных взаимодействий–противостояний, развертывания глобализационных процессов у народов т.н. «внутренней Евразии» прочно сохраняется, сформировавшаяся в результате многовековых связей и совместной деятельности и совместной жизнедеятельности, сходство базисных ценностей, лежащих в основе данной цивилизационной общности.


загрузка...