Собственность на информацию как социально-философская проблема (15.06.2009)

Автор: Латыпов Ильдар Абдулхаевич

ЛАТЫПОВ Ильдар Абдулхаевич

собственность на информацию

как социально-философская проблема

09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Екатеринбург

2009 Работа выполнена на кафедре социальной философии ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького».

Научный консультант - доктор философских наук, профессор

Кемеров В.Е.

Официальные оппоненты - доктор философских наук, профессор Ольховиков Константин Михайлович;

доктор философских наук, профессор Скоробогацкий Вячеслав Васильевич;

доктор философских наук, профессор Шайхитдинова Светлана Каимовна.

Ведущая организация - Институт философии и права УрО РАН.

Защита диссертации состоится “17” сентября 2009 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 063.78.02. по защите докторских и кандидатских диссертаций при ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького» по адресу: 620000, Екатеринбург, проспект Ленина, 51, комн. 248.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького».

Автореферат разослан “___”_________ 2009 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор _____________ В.В. Ким

Общая характеристика исследования

Актуальность темы исследования. Последовательное рассмотрение вопроса об усвоении / присвоении информации в современном обществе делает актуальным анализ вопроса: кто формирует представление о собственности на информацию и устанавливает его пределы, какие субъекты взаимодействуют в этом процессе? И вообще, может ли информация быть собственной, возможна ли собственность на информацию?

Этот вопрос ранее ставился только с познавательной, экономической или юридической точки зрения. С социально-философской же точки зрения собственность на информацию не рассматривалась и не могла рассматриваться как самостоятельный вид собственности (ранее она или включалась в интеллектуальную собственность, или рассматривалась на основе поверхностной аналогии с расширенным пониманием отношений собственности на материальные блага). Все больше нарастает практическая сложность правовых, экономических, культурных и многих других вопросов качества жизни в информационном обществе.

Соответственно актуальность анализа собственности на информацию связана также с тем, что ее формирование и развитие в общественных интересах может снизить уровень информационной бедности и улучшить качественные характеристики человеческой деятельности на основе использования сетевых синергетических эффектов самоорганизации процесса информационной революции.

Необходимость же социально-философской постановки проблемы собственности на информацию назрела именно в современных условиях по нескольким причинам. Прежде всего, ставшее общепринятым (даже обыденным) понятие интеллектуальной собственности стало выражать не столько права интеллектуалов на их собственные творческие разработки, сколько права субъектов, вкладывающих деньги в эти разработки. Аналогично институт авторского права защищает не столько авторов, сколько издателей.

Без всякого сомнения, права субъектов, вкладывающих деньги в творческие разработки, права издателей и легитимных распространителей важны (без них результаты творческой деятельности не нашли бы потребителей, ценящих подобные разработки). Для защиты этих прав и необходимы общепризнанные понятия интеллектуальной собственности и авторского права. Расширение же содержания этих терминов для рассмотрения именно собственности авторов (интеллектуалов) на их творческие результаты работы с усвоенной информацией связано с введением в оборот понятия собственности на информацию. На наш взгляд, в современном информационном обществе анализ проблемы собственности на информацию является даже более важным по сравнению с исследованиями интеллектуальной собственности.

В информационном обществе это востребовано очень многими научными дисциплинами, для которых социальная философия выполняет методологическую функцию. В частности, социально-философская методология анализа собственности на информацию востребована информационным правом, теорией информационной культуры, экономической теорией производства информации, информатикой и т.д. Только за счет социально-философского подхода может быть решена проблема конструирования теории собственности на информацию.

Наряду с этим исследования собственности на информацию необходимы для качественного обновления устаревающих в информационном обществе теоретических представлений о собственности.

Изначально собственность трактовалась как то, что являлось свойственным для ее субъекта: «этимологически "property" восходит к латинскому proprius в значении: свойственный данному человеку, лично ему присущий. На этой основе византийская юриспруденция выработала термин proprietas, или "собственность". [То же по-русски: "собственность" идет от древнерусского, церковнославянского собьство "свойство, своеобразие, сущность"]» (См.: М. Фасмер. Этимологический словарь русского языка. Т. III. М., 1971. С. 704. — Цит. по: Пайпс Р. Собственность и свобода. М., 2000. С. 14).

Классическая трактовка рассматривала собственность как условие формирования и развития свободного гражданина. В современном же обществе овладение большими объемами информации является свойственным для формирования и развития каждого человека, правда, в различной степени. Собственность на информацию (например, на персональные данные) необходима для формирования и развития свободно мыслящей личности в сетевом обществе. В современных условиях развития информационного общества становится востребованным рассмотрение собственности на информацию как родового понятия по сравнению с интеллектуальной собственностью. Действительно, к объектам интеллектуальной собственности относятся те объекты собственности на информацию, которые защищены по форме с правовой точки зрения. Соответственно, выделяется другой вид собственности на информацию, не защищенный юридически ни по форме, ни по содержанию, являющийся вторым членом ее дихотомического деления, наряду с интеллектуальной собственностью. Эта юридически не защищенная собственность на информацию с точки зрения права пока не существует теоретически, но практически используется все чаще и чаще в общественных отношениях по поводу покупки и продажи информации.

Степень разработанности темы. Различные аспекты собственности на материальные средства в разных терминах анализировались многими мыслителями (в отличие от редких упоминаний философских аспектов нематериальных объектов собственности). Для исследования преемственности в развитии отношений вещной собственности важны идеи Д. Локка, Ж.-Ж. Руссо, А. Смита и др. Однако их же идеи в определенной степени и мешают, поскольку сводят собственность лишь к ее вещному виду. В классической философии только Гегель упоминал в «Философии права» понятие духовной собственности (как альтернативу вещной) в том смысле, на котором может основываться современное рассмотрение собственности на информацию. Но Гегель считал основным видом именно вещную собственность и недооценивал духовную.

Анализ развития общества на базе отношений собственности и соотношения материального и духовного производства глубоко и всесторонне представлен в работах К. Маркса, Ф. Энгельса и их последователей. Собственность рассматривалась в марксизме как исторически развивающееся общественное отношение людей по поводу владения, пользования и распоряжения вещами. Тем самым собственность сводилась к своему вещному виду. Но, тем не менее, отношение людей к вещам в марксизме описывается во взаимной зависимости с отношениями между людьми (связи вещной зависимости в капиталистическом обществе). Для данного исследования существенно то, что социальные качества людей обнаруживаются в освоении и модификации ими вещей (предметов) и закрепляют предметную форму индивидуального самоутверждения в обществе. Отношения собственности являются основой производственных, которые в марксизме рассматриваются как наиболее важные из общественных отношений капиталистической формации.

Марксизм основывал развитие и функционирование производственных отношений на базе вещной собственности, которая действительно была определяющей в капиталистическом (индустриальном) обществе. Но, очевидно, что идеи Маркса и Энгельса в современном обществе нуждаются в критическом переосмыслении. Кроме того, собственность на нематериальные объекты практически не интересовала К. Маркса (в догматических и эпигонских характеристиках проводится грубое разделение материального и духовного). Однако существуют и более глубокие характеристики качественных (скрытых) аспектов человеческой деятельности.

Критический подход в исследовании собственности разрабатывался в русской философии В.С. Соловьевым, Н.А. Бердяевым, Г.Г. Шпетом и др. Н. Ф. Федоров, считая грехом всякую собственность, утверждал «Долг авторский и право музея-библиотеки» в противовес авторским правам. В значительной степени этот подход мешает исследованиям проблемы защиты имущественных прав авторов, но он же помогает в сопоставлении с обязанностями исследовать моральные права субъектов интеллектуальной деятельности.

Дилемма обладания собственностью и собственного духовного бытия исследована Г. Марселем в работе «Быть и иметь» и Э. Фроммом в работе «Иметь или быть?». В этой дилемме приоритетное значение, как Марсель, так и Фромм, хотя и с разных точек зрения, уделяли духовному бытию. Вместе с тем в их работах анализ духовного бытия не конкретизируется по отношению к проблеме духовной собственности в определенной социальной форме, хотя вспомогательное понятие нематериальной «псевдособственности» и использовалось Марселем. Подобная конкретизация возможна по отношению к дальнейшим исследованиям духовной деятельности в условиях формирующегося информационного общества.

Разделяя общую точку зрения Гегеля (как и последователей теории естественного права) на собственность как на одно из важнейших условий человеческой свободы, А. Горянин критикует выраженную Р. Пайпсом в современной работе «Собственность и свобода» недооценку роли собственности в российской истории.

Праксеология Л. Мизеса как общая теория человеческой деятельности используется Г.-Х. Хоппе, Г.Г. Саповым и др. для обобщения классических трактовок собственности на основе деятельностного подхода и некоторых современных экономических теорий. Использование этих разработок дает возможность для синтеза деятельностного и конструктивистского подхода к процессуальной трактовке собственности.

Неоинституциональные исследования отношений собственности, проводящиеся нобелевскими лауреатами Р. Коузом и Д. Нортом, а также их последователями Г. Саймоном, О. Уильямсоном, Р.И. Капелюшниковым и др., возвращают человека в социально-экономическую теорию и рассматривают институты как ограничения, структурирующие человеческие взаимоотношения и создаваемые самими людьми. В неоинституционализме проводится анализ издержек, связанных со сбором и переработкой информации, поиском партнеров, с переговорами и принятием решений, оформлением и юридической защитой контрактов в условиях нехватки времени и интеллектуальных возможностей, обилия информационных шумов и дефицита необходимой информации.

По сравнению с исследованиями отношений собственности разработка фундаментальных теоретических проблем информационных процессов (Л. Бриллюэн, Н. Винер, А.Н. Колмогоров, Р. Хартли, К. Шеннон и др.) была менее продолжительной. При этом у данных авторов информация рассматривалась лишь с количественной точки зрения в специализированно-научных аспектах без философского анализа ее социальных качеств.

Философский анализ понятия информации отечественными исследователями долгое время проводился на основе ленинской теории отражения. Таков подход А.Д. Урсула (информация как передающееся отраженное разнообразие), В.И. Кашперского (информация как функциональное отношение, сопрягающее между собой внешние практические взаимодействия в человеческой деятельности и внутренние изменения); исследование информации на основе теории отражения также проводили Р.Ф. Абдеев, В.Г. Афанасьев, Л.А. Петрушенко, А.П. Суханов, В.С. Тюхтин и др. Теория отражения акцентирует информационные аспекты предметной реальности, но для современного социально-философского исследования необходим уже выход за тесные рамки отражения вещей и переход к анализу информации как возможности социальных связей.


загрузка...