Социально-институциональный анализ социетальной сферы торговли в современном обществе (15.06.2009)

Автор: Бородай Владимир Александрович

Нормативизация поведения в сфере современной российской торговли рассмотрена в трех аспектах: нормативизация потребления и практик потребления, формирование современной культуры торговли и нормативизация различных видов оппозиционного экономического поведения.

Культура торговли – это характеристика комплексного процесса взаимодействия двух субъектов – продавца и покупателя. Значительные изменения, произошедшие в культуре торговли в связи с рыночными преобразованиями – это изменение структуры и параметров взаимодействия продавцов и покупателей, формирование квалифицированного покупателя, изменение параметров его компетентности, включение ориентации на покупателя в число базовых мотиваторов поведения продавца.

Нормативизация практик потребления предполагает, в первую очередь, легитимизацию неравенства в потреблении, признание общественным сознанием правомерности и справедливости этого неравенства, отказ от идейного или вынужденного потребительского аскетизма, легализацию гедонизма и потребительства как ведущих мотивов совершения покупки. Известно, что прямого соответствия между уровнем доходности социальных групп и объемом их потребления и не существует. Богатые становятся для многих россиян не столько классовой оппозицией, сколько референтной потребительской группой, эталонным стандартом потребления.

Совершение выгодной покупки в условиях расширенного выбора требует поиска и обработки информации, оценки товарных альтернатив с точки зрения ожидаемой выгоды, выбор предпочтительного варианта. Нормативизация покупательского поведения рассматривается как опривычивание рациональных стадий совершения покупки (получение информации, формирование предпочтений, оценка альтернатив, принятие решения).

Идеально-типически принципы рыночного поведения ориентируются на нормы рациональности и взаимовыгодности. Но реальное рыночное поведение испытывает сильное влияние таких ограничений как информационная асимметрия и экономический эгоизм, что создает возможность манипуляции партнером и нормативизации оппортунистического экономического поведения. В работе рассматриваются примеры и последствия данного типа поведения, а также предпосылки его нормативизации, связанные с господством в российском обществе норм простого утилитаризма, т.е. стремления индивида максимизировать свою полезность вне связи со своей продуктивной деятельностью.

Считается, что эти нормы унаследованы от советского прошлого и составляют риски переходного периода. Но как показывают исследования теневого порядка в России, готовность к «теневым» практикам и оппортунистическому поведению составляет не столько рудимент прошлого, сколько производится условиями новой социально-экономической действительности. Нормой торговых отношений для значительного числа субъектов сферы торговли становятся такие виды оппозиционного поведения как обман клиентов, незаконное использование названий известных торговых марок, продажа товаров-суррогатов, нарушение договорных обязательств и т.д. О нормативизации отношений обмана говорит появление и широкое распространение специфической лексики (лингвистическая объективация соответствующих практик). Последствия нормативизации оппортунистического поведения в сфере торговли – расширение его применения на все поле экономических взаимодействий и укрепление криминального или полукриминального рынка.

Рассмотрение проблемы в контексте метаконкуренции социально-экономических институтов показывает, что нормативизация оппортунистических экономико-поведенческих стратегий является результатом конкуренции лиц, участвующих в торговых практиках, выбирающих типы взаимодействия, способные в наибольшей степени обеспечить преимущества в данных конкретных условиях.

В главе VI. «ОСОБЕННОСТИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ В СФЕРЕ ТОРГОВЛИ» рассмотрены итоги институционального развития торговли за период социально-экономических реформ, выявлены тенденции и сформулированы проблемы институциональной трансформации сферы торговли.

6.1. Экономическая политика в сфере торговли: ориентиры и механизмы социальной регуляции. Автор считает, что рассмотрение итогов институционального развития торговли в контексте экономического кризиса закономерно по следующим основаниям: кризис является испытанием институциональной системы на прочность и эффективность, вехи российской экономической политики в сфере торговли определялись кризисными явлениями развития общества – 1989-91 и 1998 гг., в кризисный период происходит разрешение противоречий, накопленных за предыдущий период, кризисы позволяют осуществить необходимые новации, совершить рывок в экономическом развитии и институциональном строительстве. В этом ключе в работе дана оценка поворотных моментов новейшей российской институциональной истории и установлена степень неэффективного использования возможностей кризисного периода, Так, возможности восстановления производства в России после кризиса 1998 г. были использованы частично, а эффективного импортозамещения во внутреннем спросе не произошло. Укрепление рубля вело к выгодности импорта, а мировая конъюнктура цен на нефть – к выгоде экспорта сырья привели к тому. В результате внутренне ориентированный рост, преобладавший в 1999—2001 гг., в 2002 г. сменился закреплением экспортно-сырьевой модели. Экономические программы, принимаемые правительством в тот период, ориентировались в основном на экспортно-сырьевую составляющую экономики, но не содержали никаких предложений, рекомендаций, указаний на механизмы перелива капитала, накапливаемого в этом секторе, в обрабатывающие отрасли.

На фоне довольно низких темпов прироста производства заметно возросли показатели торговли. Спрос россиян, существенно подогреваемый потребительским кредитованием, стимулировал импорт потребительских товаров, произведенных в западных и новых индустриальных странах. Деньги россиян через каналы импортной торговли инвестировали производства других стран. Но если спрос становится фактором роста не столько производства, сколько фактором роста только торгового оборота, можно сделать вывод о существенных противоречиях проектирования институциональной связи «производство – торговля – потребление».

Поиски решения противоречий и выхода из кризиса актуализировали другие базовые противоречия экономической и торговой политики национальное – глобальное, свобода торговли или торговый протекционизм. Решение этого противоречия в пользу протекционизма может обострить отношения с развитыми странами, затруднить процесс присоединения России к ВТО, поскольку в ходе предыдущих этапов переговоров от России требовали усиления либерализации режима доступа на ее рынки западных компаний. Выработка позиции в отношении присоединения к ВТО должна учитывать, что данная организация допускает применение различных средств защиты национального рынка, в том числе и тарифное регулирование. ВТО не следует рассматривать как угрозу экономической стабильности и независимости России, скорее, как расширение возможностей для российского бизнеса. Россия, не вступившая в ВТО, активно захватывается как западным, так и восточным производителем, о чем свидетельствует постоянный рост импорта по основным товарным позициям. В то же время правовое поле ВТО может рассматриваться как пространство переговоров, как система правил и норм, обеспечивающих возможность достижения условий торговли, наиболее выгодных для страны, но с учетом интересов торгового партнера.

Таким образом, открытость экономики для торговых взаимодействий не исключает самостоятельной и взвешенной внешнеэкономической политики, принятия мер импортозамещения и торговой защиты. Важно учитывать неблагоприятные последствия стратегий импортозамещения, такие как удержание на плаву неконкурентоспособных предприятий и повышение цен, существенное для многих слоев населения. На этих последствиях акцентируют внимание противники стратегии. Автор отмечает неизбежность обострения социальных и экономических проблем, но при этом предлагает ряд аргументов «за» таможенный протекционизм и стратегии импортозамещения. Во-первых, ряд секторов экономики, прежде всего агропромышленный сектор, способны к осуществлению импортозамещения уже в настоящее время. Во-вторых, реализация любой стратегии предполагает определенный временной период, что позволяет активизировать стратегии социальной защиты и помощи малоимущим на момент возможного взлета цен. В-третьих, стратегии импортозамещения ориентируются на избирательное отношение к импорту. Сдерживая импорт потребительских товаров, государство должно создавать механизмы стимулирования импорта качественного оборудования и технологий.

Трудноразрешимое противоречие свободы торговли и торгового протекционизма связано с более масштабной проблемой, обострившейся в результате кризиса – проблемой государственного регулирования экономики. Но как показывают исследования, периодическое усиление государственного регулирования – закономерная тенденция развития капитализма. Поддержка производства как способ стимуляции конечного спроса является своеобразной «работой над ошибками», выведенной из предыдущего этапа экономического развития страны.

6.2. Социальные тенденции развития современного института торговли. Автор рассматривает указанную в заголовке проблему через призму модернизационных и контрмодернизационных тенденций развития российского общества, выявленную ранее. Так, в торговле существуют в единстве процессы нормативизации социального и экономического оппортунизма с процессами укрепления правовых механизмов социальной регуляции. Развитие данного противоречия определяет вектор модернизационных изменений российского общества в целом, так как господство правовой регуляции социальных взаимодействий, утверждение роли закона в качестве принципа социальной и экономической жизни является признаком современного общества и условием модернизации традиционного.

Рассматривая проблему подробно, автор отмечает, что условием формирования правовой культуры личности и общества является включение правовых норм в повседневную жизнь и повседневные практики. Сфера торговли представляет собой отличный «полигон» для «испытания» моделей правового поведения и решения проблемных ситуаций на основе применения правовых норм. Во-первых, в торговле довольно высокий уровень и степень нормативизации оппозиционного экономического поведения. Во-вторых, распространение неправовых и оппортунистических практик в сфере торговли и институционализация этих практик не являются результатами действия относительно автономных факторов, а представляют собой системную проблему современного российского общества. В-третьих, торговля представляет собой уникальную сферу, почти идеальный учебный «тренажер» (ежедневные «упражнения», достаточно простой, но эффективный мотив к борьбе за собственные права, отсутствие отношений личностной или должностной зависимости продавца и покупателя). В-четвертых, основные проблемные ситуации в розничной торговле, возникающие в ходе взаимодействий продавца и покупателя, обеспечены нормативно-правовой базой, позволяющей добиваться защиты нарушенных прав. Речь идет, прежде всего, о Федеральном законе РФ «О защите прав потребителей» и «Правилах продажи отдельных видов товаров».

Практика защиты собственного права потребителя или наблюдение показательных практик защиты производит переворот в правовом и рыночном сознании россиян: легитимация понятия договор и договорных практик в обыденном сознании, вытеснение неформально-криминального представления о «договоре» как установлении неформальных отношений, происходит практическое осознание на уровне повседневных контактов базовых принципов договорного права, например, такого как свобода договора и принятие личной ответственности за последствия своего свободного решения.

Расширение сферы правовых практик и решений в торговле влияет не только на формирование индивидуальной правовой культуры, но и трансформирует социетальную сферу права в силу принципа антропосоциетального соответствия. Формирование социетальной правовой культуры общества в ходе реализации повседневных практик правового поведения и защиты нарушенных прав средствами правового регулирования не только соответствует параметрам современного типа общества, но выступает способом его конституирования.

Кроме формирования правовой культуры практика защиты прав потребителей и опыт консьюмеристского движения как деятельность, выходящая за рамки индивидуальных действий, укрепляет сферу гражданского взаимодействия, оказывая влияние на формирование гражданского общества в России.

Финансовый кризис 2008 года обнаружил проблему институционального проектирования – сбой в программе связи базовых рыночных институтов – производства, потребления и торговли. Данные институты определяют, как поведение человека в экономической сфере, так и функционирование экономической системы в целом. Автор подробно анализирует характер деформации связи, причины и последствия и доказывает, что восстановление рациональных связей – актуальная задача институционального проектирования сферы торговли, но выходящая за ее рамки.

Разрушение нормальной связи производства и потребления, потребления и инвестирования в реальной экономике согласно принципу антропосоциетального соответствия существует не только как экономический процесс, но и на уровне личностных моделей поведения, характеристик сознания, ценностных ориентаций. Кризис трудовой этики являет собой разрушение в сознании современного человека неразрывной связи уровня и характера потребления с трудовой активностью, профессиональной деятельностью. Кризис кредитных программ демонстрирует не только ошибочность курса экономической политики, но и показывает трансформацию базовой концепции, лежащей в основе модернистской экономико-темпоральной парадигмы: человек в повседневной экономической жизни должен исходить из идеи ее линейного течения, необратимости, неповторимости, неуничножимости произошедшего. В этой парадигме инвестирование сбережений нормально, поскольку представляет собой перенос в будущее части доходов, осуществление депроблематизации будущего, в то время как жизнь в кредит представляет собой противоположность – перенос в будущее долгов и обязательств. Разрушение экономико-темпоральной парадигмы проявляется в изменении представлений об «обычном» порядке производственно-потребительского цикла (не в политэкономическом смысле, а поведенческом, ценностно-мотивационном). Нормальный цикл, отраженный в экономическом фольклоре, выглядит так: «заработал – получил – потребил». До тех пор, пока кредитные отношения выступают инструментом решения частных экономических проблем индивида, организации, инструмент экономической системы, не превращаясь в источник существования и стиль жизни, экономическое поведение человека циклично-нормально. Экспансия кредитных практик ведет к утверждению искаженного цикла («получил-потребил-заработал»), развитию контрмодернистких (или постмодернистских) тенденций экономического поведения – доминирование потребления над сбережением, иррациональных структур над рациональностью. В настоящее время многие экономисты подчеркивают необходимость коррекции системы, ограничиваясь только мерами по ужесточению потребительского кредитования, в то время выводы данной работы показывают, что причина многих проблем и трудностей глубже и лежит в области социетальных процессов.

Кризис четко обозначил антирыночный характер российского корпоративизма в сфере торговли. Корпоративизм российской торговли объясняется многими причинами. Как фактор получения дополнительной прибыли и снижения неопределенности рыночной среды, корпоративизм существует во всех странах рыночной экономики. Возникновение российской торговли и рыночной экономики в целом на «материнской плате» советской монополистической экономики является генетической причиной. Зависимость от советского монополизма проявляется ментально, на уровне устоявшихся социальных связей и как цепочка организационных факторов. Существует политическая причина корпоративизма – власть и социальная причина – корпоративизация многих сфер российской общественной жизни.

Проблемы институционального проектирования торговой сферы заключаются в выработке взвешенной программы снижения корпоративизма там, где он превращается в ценовый сговор, и развитие в тех направлениях, где требуется организационные усилия мощных экономических структур (например, при организации торговли в труднодоступных и северных территориях).

В заключении формулируются основные выводы, предложения и практические рекомендации, определяемые диссертационным исследованием. Вследствие процессов общественного реформирования и становления рыночной экономической системы институциональная структура торговли стала областью пересечения коммуникативных и ресурсных каналов старых и новых институциональных систем. Коммерческие фирмы и торговые предприятия выступили своего рода «синапсами», где происходило институциональное «перекодирование». Наше исследование зафиксировало, что процесс институциональных преобразований сферы торговли еще далек от завершения. Требует разрешения противоречие между стремлением торговли к корпоративизации и монополизации отдельных сегментов и необходимостью развития конкурентной среды. Институциональный характер носит проблема гипертрофированной автономизации торговли от производителя в российской экономике.

Нынешний экономический кризис выявил проблемные социальные характеристики современной торговли: негибкость в ориентации на интересы потребителя, экономический прагматизм и избыточную ориентацию на импорт. Сегодня в самой торговле содержится неиспользованный финансовый источник экономического роста – занижение стоимостных показателей основных фондов и широкомасштабная теневая деятельность в торговле, эффективная борьба с которой даст несомненный социально-экономический результат.

Проблемы теневизации деятельности в таких масштабах, какие допускает розничная торговля, заключается не только в недополучении бюджетом огромных сумм в качестве налоговых поступлений. Проблема связана с особенностью торговли как социетальной сферы, где устойчивые практики воспроизводятся в масштабе общества. В работе показано, что функционирование торговли как социетальной сферы определяет значимость торговых практик как образца социального поведения.

В ходе социально-экономического реформирования институт торговли одним их первых подвергся рыночным трансформациям. Кроме запланированной функции быстрого наполнения прилавков товарами, сферы занятости для высвобождаемых в ходе структурных реформ работников, быстрого изменения субъектной структуры российской экономики, торговля исполняла латентные функции адаптации населения к новым социально-экономическим условиям, апробирования рыночных практик и рыночного поведения, утверждения ценностей. Было очевидно, что рыночные институты заработают в полную силу только в том случае, если «сдвинется» в направлении цивилизованной рыночной активности основной пласт институциональной структуры – повседневные экономические практики россиян как конкретные «эмпирические» формы функционирования социальных институтов. Этим определяется приоритет торговли как сферы формирования моделей трансформационной активности россиян.

В настоящее время, в условиях, которые уже можно считать «постпереходной» эпохой, торговля продолжает оставаться актуальной сферой формирования институциональных условий совершенствования всей рыночной среды и дальнейшей модернизации экономики. Развитие торговли должно осуществляться в направлении системного институционального оформления, при котором она максимально успешно будет справляться с выполнением базовой функции опосредования взаимосвязи различных экономических сфер, институтов и организаций, государственных и негосударственных секторов экономики, станет эффективным рычагом экономической политики российского государства.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях автора:

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией:

Бородай В.А. Развитие потребительских вкусов и маркетинговые стратегии современной торговли // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2004. - № 1. – С. 51-56 (0,5 п.л.).

Бородай В.А. Социальный феномен торговли, ее коммуникативные и инновативные функции в историческом генезисе// Научная мысль Кавказа. Спецвыпуск. - 2006. - №10. - С. 84-90 (0,8 п.л.).

Бородай В.А. Перспективы развития современного российского ритейла // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. - № 7. – С. 106-109 (0,4 п.л.).

Бородай В.А. Маркетизация потребительских стандартов в современном обществе // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. - № 2. – С. 147-149 (0,4 п.л.).

Бородай В.А., Бондаренко О.В. Социальные коммуникации в сфере рыночного обмена // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. - № 2. – С. 149-152 (0,38/ 0,25 п.л.).

Бородай В.А. Торговля как социально-инновационный процесс и фактор социальной трансформации // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. - № 4. – С. 175-178 (0,43 п.л.).

Бородай В.А., Бондаренко О.В. Социальная феноменология торговли: критерии социологического анализа // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. - № 4. – С. 179-183 (0,56/ 0,3 п.л.).

Бородай В.А. Торговля в современном обществе: социально-институциональный анализ. - Ростов н/Д., 2008. – 332 с. (19,3 п.л.).

Другие издания:

9. Бородай В.А. Социальная эволюция торговли. - Ростов н/Д.: изд-во «Логос», 2002. – 17 с. (0,8 п.л.).


загрузка...