Социальные и культурные факторы российско-кавказского взаимодействия (вторая половина XIX – первая треть XX вв.) (15.03.2010)

Автор: Туаева Берта Владимировна

Из-за сильного территориального смешения национальностей было очень трудно, а порой и невозможно, основывать размежевание республик по этническому признаку. Зачастую этот фактор отступал на второй план перед экономической целесообразностью, просьбами национальностей об усилении экономического потенциала соответствующих образований и другими обстоятельствами. Местное руководство стремилось поднять статус своих национально-государственных образований, которые окончательно еще не были установлены, а взаимоотношения с центром законодательно урегулированы. Вся военно-федеративная государственная организация к исходу 1920-х гг. представляла собой довольно неустойчивое объединение.

Несомненной заслугой советской власти можно считать и то, что за десятилетие во всех республиках и многих автономиях сформировались местные элиты с присущей им этнической спецификой. Многое было сделано для создания и развития национальной интеллигенции, особенно в тех регионах, где она была иногда в зачаточном состоянии. Уже к середине 1920-х гг. во многих республиках стала формироваться художественная, творческая и научная интеллигенция. Несколько десятков бесписьменных в прошлом народов обрели свою письменность и литературу; стали издаваться книги, журналы и газеты на национальных языках; были открыты национальные школы с обучением на нерусских языках, готовились собственные учительские кадры. Были проведены многочисленные мероприятия по ликвидации неграмотности; появилась сеть школ, клубов, национальных театров, ансамблей песни и пляски, добровольных объединений и союзов. Особая роль в этом процессе на местах отводилась Бюро Национальных меньшинств этнических партийных секций.

Процесс демократических преобразований в культуре начался с декретов об уничтожении сословий и чинов, уравнении женщин в правах с мужчинами, ликвидации национального неравенства. Введение 8-часового рабочего дня, правил об отпусках, решение квартирного вопроса давало трудящимся некоторые возможности культурного досуга. Но неграмотному человеку не нужны библиотеки, театры, музеи. Более того, как подчеркивал В.И. Ульянов-Ленин, «безграмотный человек стоит вне политики...». В этих условиях главной целью культурного строительства в Советской России стала ликвидация неграмотности. По решению коллегии Наркомпроса, 21 января 1920 года была выпущена специальная инструкция, разъясняющая отдельные положения декрета от 26 декабря 1919 года «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» и намечающая конкретные пути его скорейшей реализации. В соответствии с этим документом были образованы губернские комиссии по ликвидации безграмотности по всей территории страны, а вскоре областные и городские.

Мероприятия по ликвидации неграмотности на территории северокавказского региона носили ряд специфических черт: преобладание сельского населения, пёстрый этнический состав, неодинаковый социокультурный уровень развития народов - всё это создавало значительные трудности для претворения в жизнь декрета 1919 года. Кроме того, слабая материально-техническая база образовательных учреждений, нехватка квалифицированных преподавателей, постоянное пополнение рядов неграмотных подростками не позволяли достичь запланированных темпов обучения. Согласно данным переписи населения 1926 года, грамотность в стране достигала 56 %. Улучшению организации работы по обучению взрослых способствовал развернувшийся в 1927-1928 гг., по инициативе комсомола, «культурный поход на ликвидацию неграмотности». Но плановые задания и обязательства по ликвидации неграмотности зачастую не выполнялись, так как были изначально завышены и не учитывали реальные возможности (нехватка обучающего персонала, малое количество школ грамотности и пр.).

На помощь госструктурам в политике повышения культурного уровня масс пришли воскресные школы, рабочие клубы и общества. При участии самих трудящихся были найдены и новые формы культурной работы среди взрослых (красный уголок, «живая картинка»), которые сыграли большую роль в разъяснении политики Советской власти, в распространении книг, журналов. Инициатива трудящихся помогла создать новые типы культурно-просветительных учреждений - школу взрослых, ликпункт, избу-читальню.

В заключении диссертационного исследования подведены итоги и сделан ряд обобщающих выводов.

Город как многослойное образование несет отпечаток разных эпох. Основание города – это реализация экономических и военно-стратегических устремлений государства на том или ином историческом этапе. В северокавказском регионе в пореформенное время стали развиваться рыночные отношения и разноуровневые модернизационные явления, которые разрушали былую замкнутость, усиливали миграционные потоки, формировали новую городскую общественную среду. Эти обстоятельства способствовали развитию городской жизни и духовной культуры.

В социокультурной сфере городской жизнедеятельности особая роль принадлежала культурно-просветительским и благотворительным обществам. Русские горожане как социально и культурно доминирующие группы, являлись носителями традиций российской и европейской культуры. Они основывали многочисленные организации и учреждения, создавали культурную инфраструктуру, к которой приобщались остальные горожане, особенно после запрета правительством национальных обществ, комитетов, кружков и т.п. Большую активность в этом процессе проявляли армяне, евреи, осетины, кабардинцы, грузины, греки. Их деятельность сочетала национальные традиции и европейскую культуру. Наибольшее количество добровольных обществ насчитывалось в Ставрополе, Владикавказе, Грозном, Пятигорске. Прогрессивное развитие, приобщение к достижениям европейской и российской культуры во многом определяло деятельность культурно-просветительских и благотворительных организаций. Для успешного функционирования общества прибегали к различным видам сборов, где ведущее место занимали благотворительные акции и пожертвования. Сила благотворительности заключалась в мобильности, быстроте реагирования, разнообразии форм помощи и ее индивидуализации. Разграничение прав и обязанностей государства, общества и частных лиц, их взаимодействие и объединение в сфере культурного развития и социальной помощи являлись условием ее эффективности. Наиболее многочисленными и разветвленными среди общественно-полезных обществ рубежа XIX – XX веков были благотворительные, образовательные, культурно-просветительские и национальные. Их активность обычно проявлялась в тех областях, где существовавшие потребности населения не были в полной мере удовлетворены государством.

Важнейшим аспектом благотворительности являлось войсковое призрение. Ретроспективный экскурс позволил нам рассмотреть, в рамках данного исследования, разнообразные виды благотворительности и общественного призрения Терского казачьего войска. Стараясь решать насущные, разноплановые проблемы беднейшего казачества, войско умело сочетало филантропическую деятельность с главной обязанностью – защита Отчизны. Являясь военно-служилым сословием, казаки имели собственные ценностные ориентации, что определяло их поведение в мирное время и на войне. Наиболее важными среди них были чувство коллективизма, взаимопомощи, ответственности.

Возникновение и функционирование добровольных гражданских и войсковых объединений в поликультурном макрорегионе проходило без отрыва от общих социально-политических, экономических и культурных преобразований в российском государстве. Специфика заключалась в региональных особенностях рассматриваемого субъекта. Природно-климатические условия, социально-экономическое и политическое развитие Северного Кавказа, пестрота этнического состава обусловили создание и функционирование одних групп общественных организаций в большей степени, других – в меньшей. Многообразные формы работы действовавших добровольных обществ свидетельствует о высокой степени активности провинциальной общественности, формировавшей единое поликультурное и социокультурное пространство российского государства.

Конечно, посредством благотворительности нельзя было решить колоссальные социальные и культурные проблемы как в целом по России, так и на Северном Кавказе. Но все же, несомненно, что вклад в дело просветительства, образования, межэтнической консолидации, развития научного мировоззрения, действенной помощи нуждающимся культурно-просветительских и благотворительных обществ в северокавказских городах в пореформенное время был ощутимой и актуальной частью становления и развития городской общественно-культурной среды.

Смена политической и общественной идеологии в первой трети XX века привела к изменению субъекта помощи, однако механизм социальной поддержки сохраняется и закрепляется в новой исторической реальности. Формы и способы социального призрения, выработанные в дореволюционное время различными государственными и общественными структурами, были использованы в формировании новой системы социальной защиты населения, которая стала сугубо государственным делом.

Трудности и противоречия экономического, культурного и национального строительства в период НЭПа отразились и на процессе демократических преобразований в социокультурной сфере. В 1921 - 1929 гг. наблюдался рост культурных потребностей простого населения. В некоторых городах граждане охотно посещали не только развлекательные мероприятия, но и серьезные музыкальные концерты, лекции, беседы научно-политического и научно-просветительского характера. Довольно быстро была ликвидирована массовая неграмотность, появилась сеть школ, клубов, национальных театров, ансамблей песни и пляски, добровольных объединений и союзов; особая роль в регионах отводилась Бюро Национальных меньшинств этнических партийных секций.

Культурно-просветительская и политико-воспитательная работа среди национальных меньшинств проводилась через партийные секции и национальные клубы; организовывались лекции, доклады на родных языках, ставились спектакли; особая роль привлечению женщин и молодежи к общественной деятельности, насаждение научного и антирелигиозного мировоззрения. Главной задачей стоящей перед партсекциями нацменьшинств было улучшение «взаимоотношений между нацменьшинствами» и снижение межэтнической напряженности. Особая роль отводилась исторически сложившимся полиэтничным и поликультурным регионам, каким по праву был и остается и Северный Кавказ.

В рамках реализации культурной и национальной политики проводились мероприятия, способствовавшие как повышению уровня грамотности граждан, так и распространению среди широких слоев населения мировоззренческих установок советской власти, идей социализма. С первых дней существования советское правительство провозгласило, что грамотность и образованность должны стать фундаментом постройки нового социалистического общества. В культурно-просветительной деятельности уделялось самое серьезное внимание проведению агитации и пропаганде культурных преобразований в обществе путем распространения листовок, брошюр, организации специальных праздников, бесед и т.д.

На современном этапе общественного развития наметилась тенденция формирования комплексной системы государственной, общественной и частно-благотворительной социальной помощи населению – материальной, финансовой поддержки нуждающихся и социально незащищенных. Возрождаются такие формы негосударственного участия в социальном обеспечении, как пенсионные фонды, организации страхования жизни, медицинские страховые компании, благотворительные фонды. Система общественной благотворительности получает новый импульс, становясь профессиональной деятельностью.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии:

Туаева Б.В. Города Северного Кавказа: общественно-культурная среда во второй половине XIX – начале XX вв. - Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2008. – 12,75 п.л.

Туаева Б.В. Локальная история: особенности культурной и общественной жизни городов Северного Кавказа во второй половине XIX - первой трети XX вв. - Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2010. – 14 п.л.

Публикации в периодических изданиях, рекомендуемых ВАК РФ:

Туаева Б.В. Из истории российского здравоохранения 2-ой половины XIX – начала XX веков: северокавказский регион// Вестник Поморского университета им. М.В. Ломоносова. Серия «Гуманитарные и социальные науки». - Архангельск, 2008. № 10. С. 54-58 – 0,5 п.л.

Туаева Б.В. Вопросы сохранения этнокультурного разнообразия России: северокавказский регион// Известия РГПУ им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. - СПб., 2008. № 12 (84). С. 218-225 - 0,5 п.л.

Туаева Б.В. Особенности формирования северокавказского поликультурного общества в пореформенной России: народно-образовательный аспект// Известия Алтайского государственного университета. Серия «История. Политология». - Барнаул: Изд-во АлтГУ, 2008. № 4/5 (60) - 2008. С. 207-213 - 1,0 п.л.

Туаева Б.В. Войсковое призрение как вид благотворительности: вторая половина XIX - начало XX века// Вестник Поморского университета им. М.В. Ломоносова. Серия «Гуманитарные и социальные науки». - Архангельск, 2008. № 12. С.101-105 - 0,5 п.л.

Туаева Б.В. Терское казачество в российском социокультурном пространстве// Общенациональный научно-политический журнал «Власть». - М.: Учреждение Российской академии наук Институт социологии РАН, 2009. № 8. С. 67-80 - 0,5 п.л.

Туаева Б.В. Вопросы организации социального призрения на Северном Кавказе в пореформенный период// Вестник Томского государственного университета. - Томск: изд-во ТГУ, 2009. № 324 (июль). С. 208-213 - 0,5 п.л.

Туаева Б.В. Деятельность благотворительных профессиональных и национальных обществ в пореформенной России: северокавказский регион// Известия Алтайского государственного университета. Серия «История. Политология». - Барнаул: Изд-во АлтГУ, 2009. № 4/2 (64) - 2009. С. 215-222 - 1,0 п.л.

Туаева Б.В. Этнокультурная природа Северного Кавказа (вторая половина XIX - начало XX веков)// Научно-информационный журнал «Вестник Военного университета». - М.: Фонд «Наука - XXI», 2009. № 3 (19) - 2009. С. 153-159 - 0,5 п.л.

Научные публикации:

Туаева Б.В. «Благотворительное общество для распространения образования и технических сведений среди горцев Терской области»: основание и развитие// Социально-гуманитарные исследования. Сборник научных трудов. - Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2001. № 1. С. 98-107 – 0,5 п.л.

Туаева Б.В. Роль конфессиональных обществ в развитии народного образования на Северном Кавказе (вторая половина XIX-начало XX веков)// Материалы научной конференции. Успехи современного естествознания. - Москва: Изд-во РАЕ, 2004. № 7. С. 96-97 – 0,2 п.л.

Туаева Б.В. Деятельность Общества восстановления православного христианства на Кавказе по развитию народного образования (2-ая половина XIX - начало XX веков)// Депонирование в ИНИОН РАН, № 58844 (от 02. 09. 2004) – 0,4 п.л.

Туаева Б.В. Роль общественной благотворительности в развитии народного образования в городах Северного Кавказа (конец XIX - начало XX веков)// Бюллетень Владикавказского института управления. - Владикавказ: Изд-во ВИУ, 2004. № 11-12. С. 55-69 – 1,0 п.л.

Туаева Б.В. Благотворительные профессиональные общества в социокультурной среде городов Северного Кавказа (вторая половина XIX – начало XX веков)// Материалы VI ежегодной научно-практической конференции Владикавказского института управления «Человек, государство, общество: традиционные проблемы и новые аспекты». - Владикавказ: Изд-во ВИУ, 2004. С. 164-166 – 0,2 п.л.

Туаева Б.В. Художественные и просветительские общества в городской общественно-культурной среде Северного Кавказа (2-ая половина XIX - начало XX веков)// Вестник Владикавказского института экономики, управления и права. - Владикавказ, 2004. № 2. С. 64-76 – 0,75 п.л.

Туаева Б.В. Деятельность северокавказских конфессиональных обществ в российском образовательном пространстве в пореформенный период// Бюллетень Владикавказского института управления. - Владикавказ, 2005. № 15. С. 85-93 – 0,5 п.л.

Туаева Б.В. Общественно-культурная среда полиэтничных городов Северного Кавказа в пореформенный период// Материалы VI Конгресса этнографов и антропологов России: С.-Петербург 28 июня - 2 июля 2005 года. - СПб., 2005. С. 361-362 – 0,2 п.л.

Туаева Б.В. Социокультурный облик северокавказских городов в пореформенный период// Материалы VIII ежегодной научно-практической конференции Владикавказского института управления: «Человек, государство, общество: традиционные проблемы и новые аспекты». - Владикавказ: Изд-во ВИУ, 2006. С. 387-398 – 0,75 п.л.

Туаева Б.В. Общественно-культурные организации в системе межэтнического взаимодействия на Северном Кавказе: традиции и современность.// «Конфликты и сотрудничество на Северном Кавказе: управление, экономика, общество». Сборник тезисов на международной научно-практической конференции Ростов-на-Дону – Горячий Ключ 29-30 сентября 2006 г. - Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2006. С. 226-229 – 0,2 п.л.


загрузка...