Макроэкономическое прогнозирование денежно-банковской системы (15.03.2010)

Автор: Говтвань Олег Джонович

Методика прогнозных расчетов основана на сочетании балансово-параметрических моделей с элементами эконометрики, а также с процедурами оценивания устойчивости финансовых агентов и рынков, миметических изменений динамики («внедрения» в тренды элементов «подражательного» развития) и экспертной коррекции трендов ключевых показателей и основных структурных соотношений с учетом потенциальных изменений экономической политики, мотивов поведения основных макроэкономических агентов и внешних факторов.

Процедуры оценивания устойчивости в целом сводятся к оценке прогнозных балансов макроэкономических агентов на предмет выявления избыточных рисков и основных «точек перехода» (триггеров), определяющих возможное изменение финансовой политики и (или) массового поведения основных экономических агентов. Заметим при этом, что наш прогноз нацелен на нахождение траекторий экономического развития, обходящих потенциальные кризисные явления: прогнозирование возможных путей прохождения кризисов (даже уже начавшихся, а тем более - потенциальных) – слабо алгоритмизируемая задача, не имеющая единственного решения. Вместе с тем наша методика позволяет определить «точки повышенного риска».

Процедуры миметической коррекции параметров динамики заключаются в использовании информации о развитии конкретных процессов в других странах для оценки предполагаемых изменений экономического развития в российских условиях. Это своего рода попытка адаптации ретроспективного опыта других стран к условиям России. Такой подход позволяет элиминировать недостаток (либо нерепрезентативность) информации по особенностям развертывания потенциальных процессов и обосновывается еще и тем фактом, что Россия в значительной степени заимствует нормативную базу и управленческие методики.

Процедуры экспертной коррекции трендов и структурных соотношений используются в тех случаях, когда есть серьезные основания предполагать существенное изменение сегодняшних тенденций в перспективе и, при этом, отсутствует информация для количественной оценки изменений, а «миметические образцы» не адаптируются к российским условиям.

Информационной основой для прогнозных расчетов являются результаты макроэкономического прогноза (традиционного межотраслевого, а также прогноза на основе использования информации с фондового рынка и на основе исторических, логических и функциональных аналогий), а также мониторинг текущей финансовой ситуации, который включает:

анализ показателей основных финансовых балансов (монетарные власти, банковская система, финансы корпораций и домашних хозяйств) и ценностных финансовых показателей (процентные ставки, валютный курс, фондовые индексы и т.п.) и тенденций их изменения;

событийный анализ – оценка ключевых событий, способных оказать влияние на макроэкономическую ситуацию;

мониторинг мнений основных ньюс-мейкеров с целью определения возможных направлений изменения параметров финансовой политики.

По обобщенным результатам мониторинга строятся ситуационные сценарии, подлежащие конкретной проработке в прогнозных расчетах. Примерами актуальных сценариев являются «сценарий активной государственной политики и эффективной адаптации экономики» и «сценарий нейтральной государственной политики и издержек адаптации».

Расчеты ориентированы на анализ основных параметров, определяющих финансовое состояние макроэкономических агентов: ликвидность, доходность и риск. При этом основное внимание уделяется не только и не столько валовым показателям, сколько, прежде всего, структурным. Состояние ликвидности, а также основные параметры доходности финансовых операций, уровень и характер финансовых рисков рассматриваются как ключевые факторы, определяющие динамику отдельных сегментов финансового рынка.

Далее рассмотрим факторы, определяющие основные показатели прогнозируемых финансовых балансов, более конкретно, сделав предварительно одну оговорку. Достаточно сложно описать методику прогнозирования не указывая формы и типы зависимости между показателями прогноза, а последние могут различаться в тех или иных базовых условиях прогноза (не говоря уже о различных сценарных вариантах). В дальнейшем описании мы приводит формы зависимости в том виде, как они были представлены в макрофинансовом прогнозе, выполненном в марте-июне 2007 года.

Начнем со сводного баланса коммерческих банков.

Остатки средств на текущих (расчетных) счетах корпораций и домашних хозяйств в нашей методике рассматриваются как «оборотная касса» соответствующего экономического агента, и находятся в прямой зависимости от платежного оборота и в обратной – от его скорости.

Объем платежного оборота для домашних хозяйств определяется их конечным потреблением, для корпораций - фондом накопления и приростом запасов. Скорость оборота определяется из сегодняшних тенденций развития «технологической скорости» платежей и расчетов, а также показателями доступности кредита (в части замещения оборотной кассы расчетными кредитами).

Для домашних хозяйств в оборотную кассу включаются также деньги вне банков. При этом изменение доли наличных синхронизируется с развитием эквайринга («пластикового» оборота через торговые точки и организации сферы услуг).

Методически аналогично текущим и расчетным счетам оцениваются избыточные резервы банков (корреспондентские счета и депозиты). Платежный оборот в данном случае состоит из двух частей - оборота экономики, определяемого темпами роста ВВП, и финансового оборота, находящегося в зависимости от роста капитализации фондового рынка. Избыточные резервы могут корректироваться в большую сторону при сведении баланса (избыточная ликвидность банковского сектора). Естественно, обязательные резервы определяются динамикой привлеченных средств и тенденциями (проектировками) нормы резервирования.

Остатки средств населения на срочных депозитах определяются доходами населения и показателем склонности к сбережениям в банках, динамика которого находятся в обратной зависимости от уровня нагрузки на доходы физических лиц, которую оказывают их расходы по обслуживанию долга.

Высокий текущий уровень срочных депозитов корпораций рассматривается как «атавизм», связанный с низкой доступностью кредита для основной части товаропроизводителей. Снижение склонности корпораций к сбережениям синхронизируется с ростом доступности кредита.

Рост собственного капитала банковского сектора определяется внешним макроэкономическим прогнозом на основе информации фондового рынка. На информации этого прогноза построены также и оценки позиций банков на рынке ценных бумаг (рост чистой открытой позиции обратно пропорционален относительному росту капитализации банковского сектора по отношению к экономике в целом).

Динамика иностранных активов и пассивов банков определяется в ходе оценки международной инвестиционной позиции банковского сектора. При этом динамика краткосрочных кредитов и заимствований зависит от объема и структуры внешнеторгового оборота, а долгосрочные долговые инструменты и инструменты собственности в портфеле банков определяются относительной динамикой капитализации банковского сектора.

Что касается взаимоотношений банковского сектора с государством, то в наших расчетах предполагалось, что они будут развиваться пропорционально динамике государственных расходов, которая определялась в общеэкономическом прогнозе.

Кредитные вложения банков оценивались потенциальным спросом на банковские ссуды по целевым категориям. При этом спрос задавался объемом соответствующего целевого рынка: рынок жилой недвижимости для ипотечных ссуд, автомобильный рынок для автокредита. Для необеспеченных потребительских кредитов динамика «целевого» рынка представлена товарооборотом, а для кредитов корпорациям – фондом накопления. Далее показатель доли кредита в финансировании соответствующего целевого рынка определялся исходя из улучшения условий (цена и срок) кредитования для заемщика.

Соответствие спроса на кредит (исчисленного указанным способом) финансовому состоянию потенциальных заемщиков отслеживалось оценочными показателями сводного финансового баланса корпораций и баланса доходов и расходов домашних хозяйств (индикаторами систематических рисков). Речь идет о показателях интенсивности кредитования и относительного уровня расходов по обслуживанию долга. Т.е. оценочные показатели названных балансов выступают в наших расчетах как дополнительные ограничения на взаимоотношения финансового и нефинансового секторов.

Конечный результат количественных оценок сводного баланса коммерческих банков – дефицит (избыток) собственных и привлеченных средств.

Согласование баланса требует качественного анализа с учетом особенностей расчетного сценария. Сводный баланс монетарных властей увязывает широкую денежную базу и государственные накопления с направлениями эмиссионной деятельности: прирост иностранных активов, требований к государству и коммерческим банкам. В значительной части статьи баланса монетарных властей корреспондируют с показателями, рассчитываемыми в прогнозе сводного баланса коммерческих банков.

В диссертации приводятся также конкретные результаты прогнозных расчетов.

Кроме того в диссертации представлены инструментарий и результаты специализированных финансовых исследований прогнозного типа: прогнозы рынков (прогноз развития рынка автокредитов), отраслевые прогнозы (система прогнозных расчетов финансового состояния аграрного сектора) и проблемно-ориентированные исследования (анализ развития ситуации с сокращением положительного сальдо торгового баланса).

6. Предложена модификация эволюционной концепции структурного финансового развития, представляющая финансовую историю как долговременный процесс последовательной смены типов финансовой структуры. Эволюционная концепция дает особый ракурс рассмотрения природы текущего мирового финансового кризиса, который интерпретируется как структурный кризис – кризис становления принципиально нового типа финансовой структуры, основанной на тотальном использовании рынка рисков (инструментов управления рисками) для обеспечения финансирования. Такой контекст открывает возможность нового подхода к антикризисным мерам, основанного на разделении рисков, их перераспределении между экономическими субъектами, участии монетарных властей в управлении рисками.

В определенной мере отправной точкой этих рассуждений можно считать эволюционную концепцию развития финансовых структур Т.М.Рыбжински, который кроме всего прочего высказал свое мнение и о будущем этапе финансово-структурного развития (для 1984 г., когда было представлено его исследование), следующим за этапом экономики финансовых рынков. Он связывал этот этап с развитием производных инструментов и характеризовал тем, что уже не только финансовые ресурсы, но и риски перераспределяются доминирующим образом через рынки.

Обратим внимание, что бумаги, обороту которых вменяются в вину сегодняшние кризисные явления (CDS, CDO и т.п.), в большей мере являются инструментами риска, нежели долга. Это приводит нас к выводу, что в мире, действительно, формируется «рынок риска». Не вдаваясь в технические детали совершенства или несовершенства соответствующих инструментов, отметим, что этот принципиально новый рынок по определению, отличается неполнотой и несовершенством и, при этом, в существенной мере находится вне регулирования монетарных властей. В этом, собственно, мы и видим природу нынешнего финансового кризиса в мире – это «кризис роста» принципиально нового рынка – «рынка рисков» (или точнее – рынка инструментов управления риском). Достаточно популярная позиция в этой связи – «держать и не пущать». Иными словами – «закрыть» рынок. К чему это приведет?

Начать придется издалека. Последние столетие – это период наиболее бурного экономического прогресса в мировой истории, что корреспондирует во времени и, на наш взгляд, тесно связано с двумя качественными изменения в финансовой сфере: конец XIX века принес нам двухуровневую банковскую систему и придал деньгам преимущественно долговой характер, а 20-е и 30-е гг. XX века стали периодом становления массового долгового (и фондового) рынка.

Попробуем интерпретировать финансирование как приобретение долга, а поскольку долг может быть оценен как поток будущих доходов заемщика, то финансирование мы можем представить как обмен сегодняшней ликвидности на будущие доходы. Тогда можно говорить о том, что объем финансирования определяется тем, насколько широкий круг доходов мы оцениваем и насколько далеко в будущее мы заглядываем, производя эти оценки. Точностью оценок определяется эффективность финансирования. При такой интерпретации становится понятно, что в условиях функционирования двухуровневых банковских систем обе стороны процесса финансирования приобретают общую основу (долг) и тем самым снимается внешнее финансовое ограничение, а в лице рынка мы получаем эффективный инструмент оценки. Нам представляется, что бурный рост последнего столетия во многом определяется этими двумя качественными прорывами (финансовыми революциями), направленными на снятие финансовых ограничений с экономического роста.

«Рынок риска» – это прорыв того же уровня. Здесь, пожалуй, не надо дополнительных объяснений. Проблема в том, что он дал сбой: можно его, конечно, в этой связи «закрыть», но это означает, что в плане финансирования надо будет вернуться на 15-20 лет назад, что влечет и соответствующую коррекцию в производстве и уровне жизни. По-видимому, в большей мере надо все же думать о помощи этому рынку в формировании оценок, ориентиров, об организации эффективного регулирования и контроля, а не об ограничениях. Последние, наверное, тоже должны иметь место, но должны быть селективными и не сверхжесткими.

У нас пока нет готового решения: рассмотрение современного кризиса в контексте эволюции финансовых структур позволяет лишь говорить о том, что требуется решение структурного типа. Приобретение деньгами преимущественно долгового характера просматривалось уже в «финансовых экспериментах» Джона Ло в на чале XVIII века. Но это стало реальностью только во второй половине XIX века, когда деньги-долг получили должное институциональной «обрамление» в виде двухуровневых банковских систем. Между этими событиями период достаточно вялого экономического развития – полтора века поиска должного структурного решения.

7. Представлены рекомендации по совершенствованию денежно-кредитной политики, направленные на более полный учет при ее осуществлении структурно-финансовой проблематики, системного и систематических рисков. Предлагается разработка долгосрочных программ денежной политики, ориентированных на целенаправленное финансово-структурное строительство, экономический рост и его качество, а также постепенная переориентация программ текущей монетарной политики на профилактику финансовых рисков системного и систематического характера.

Рекомендации по совершенствованию денежной политики, в первую очередь, касаются необходимости разработки долгосрочной денежной политики. Действительно, в настоящее время денежная политика регулируется денежными программами с годовой перспективой. Т.е. денежная политика носит краткосрочный характер. Если внимательно посмотреть на денежные программы последних лет (пожалуй, за исключением самой последней на содержание которой повлиял мировой финансовый кризис) они достаточно однотипны. Несколько утрируя, сначала они провозглашают цели относительно инфляции, а затем объясняют, почему центральный банк не может полностью гарантировать их достижение (наличием немонетарных факторов и недостатком институтов).

Проблема в том, что краткосрочные денежные программы не позволяют обеспечить контроль за достижением долгосрочных целей, среди которых находится институциональное строительство и, кстати, предмет наших исследований – развитие финансовой структуры. Наличие долгосрочной денежной программы, которая могла бы корректироваться и пролонгироваться в одни сроки с краткосрочной, позволит снять эту проблему. В противном случае и в дальнейшем неэффективность в достижении целей краткосрочных программ будет оправдываться (фактически так и получается) отсутствием политики в отношении долгосрочных целей. Небольшое дополнение: институциональное строительство (как предмет регулирования долгосрочной денежной программы) не может ограничиваться созданием должного нормативно-правового поля, оно должно включать и накопление прецедентов использования соответствующих норм.

Экономическая литература, посвященная денежно-банковской проблематике, выделяет две основных цели денежной политики (в нашей формулировке):

- обеспечение стабильности национальной денежной единицы и национальной денежной системы (внутренняя цель денежной политики);

- содействие поддержанию экономического роста и обеспечению его качества (внешняя цель денежной политики).


загрузка...