Структура и семантика односоставных предложений в русском и таджикском языках (15.02.2010)

Автор: Салимов Рустам Давлатович

3) Побудительно-пожелательные (лексически ограничены, но весьма употребительны в разговорной речи). Ро?и сафед! Шаби хуш! Счастливого пути! Доброй (спокойной) ночи! Частое использование их в определенных ситуациях стало причиной своеобразной «фразеологизации» эллиптических по образованию слов и словосочетаний, функционирующих со значением пожелания и повеления, в некоторых случаях граничащих с неполными предложениями. Предложения этого вида представляют устойчивые сочетания, не нуждаются ни в каких пополнениях и должны рассматриваться как полные.

4)Оценочно-бытийные (констатируют существование, наличие предметов речи или мысли и содержат их качественную или количественную характеристику; включают восклицательные частицы ч? (что, какой), ?ай (какой),э? (эх),о?(ох,ах), ин ч?(что за, какой) и др.: Ч? тазоди ногуворе!- Какое-то противоречивое чувство! (Насриддинов. Де?а?ои ша?ид). Оценочно-бытийные предложения произносятся с восклицательной интонацией.Они констатируют бытие, существование предметов, содержат их эмоциональную оценку.

5) Собственно-назывные (названия статей, книг, учреждений, улиц и т.д.): Кўчаи Ниёз?-Улица Ниязи , Сартарошхона.-Парикмахерская.

Все заглавия книг пишутся для того, чтобы сообщить людям о содержании книги. Покупая газету и открывая страницу газеты, где размещена программа телевидения, мы выбираем те названия, которые нас интересуют. Следовательно, это единица коммуникации, единица общения, поэтому нет оснований именное название не считать за предложение. Название таких произведений, как «Донаи умед» – «Семена надежды»; «Лахзаи Човид». – «Вечное мгновение» ( Бахт?); название статей в газете: «Супориши охирин» – «Последнее задание»; «Асал аз за?р» – «Мёд из яда»; вывески в магазинах: Мол?ои р?згор – Хозяйственные товары, относятся к специфическим средствам письменной речи и играют роль самостоятельных коммуникативных единиц.

6. «Именительный представления» (специфическая разновидность номинативных предложений: называет предмет речи и мысли для того, чтобы вызвать представление о нём в сознании собеседника, читателя).

В таджикском языке нет категории падежа, поэтому этот тип номинативных предложений можно назвать номинатив ( представление).

Осиё... ?итъаи бузурги ман... - беихтиёр ин калима?о аз да?онам мебароянд (Му?аммадиев, 182).- Азия... Великий мой материк – невольно вырываются эти слова из моих уст .

В современном таджикском языке, как и в русском, наблюдается количественный рост номинативных предложений. В связи с активизацией номинативных предложений в их экспрессивной функции значительно увеличивается употребление сложных описаний, представляющих собой многочленные цепочки номинативов. Такие описания-цепочки могут занимать: положение в начале текста ( в начале всего произведения или его части, абзаца): ?ай навою созу тараб! ?ай дуди кабобу ?аври палаву б?и палаву б?и мантуву самб?са?о! ?ай ар?ушту замзамаву на?маи тору наю думбра! (Абдурахмон Расул?. Савти хиромон, 5). – Ах какая музыка и веселье! Ах какой дым шашлыка, какой дым плова, какой запах плова, какой запах манты и самбусы. Ай какие танцы, мелодии напева тора, ная и думбры!; положение после предложений, содержащих обозначение предмета или явления, который характеризуется, конкретизируется с помощью номинативных предложений: Фикр мекардам, ки чунин маърўзаи хуб навишта, оё боз шарт буд моро аз барои довар? ё масли?ат даъват намудан. Та?лили ами?, забони содда ва дар айни замон пурбору ороста, о?озу анчом фишурда,бамазмун. (Саттор Турсун. Китобе ба номи зиндаг?, 225). – Думал, что, написав такое хорошее выступление, была ли необходимость приглашать нас в качестве арбитров или консультантов (советников). Глубокий анализ, простой язык (доступный, несложный) и в то же время полный и выразительный (красочный, яркий), лаконичный, содержательный.

Расхождение номинативных предложений русского и таджикского языков связано с особенностями порядка слов в русском и таджикском языках: для русского языка постпозиция определения является показателем двусоставности предложения, для таджикского языка таким показателем служит лишь препозиция определения; указательные номинативные предложения таджикского языка могут употребляться без указательной частицы, в русском языке такого случая не наблюдается; в таджикском языке употребляется одна форма времени глаголов в пределах контекста, что не предполагает использование номинативных предложений, когда в контексте речь идет о событии в прошлом.

Сравнительное изучение номинативных предложений русского и таджикского языков осуществляется впервые и поэтому возможно и не достаточно полное их описание. Поскольку данная тема впервые является объектом сопоставительного исследования двух контактирующих языков (русского и таджикского), она должна получить дальнейшую разработку в сопоставительном плане. Первые попытки сопоставления, надеемся, послужат материалом для дальнейших исследований.

Таким образом, анализ номинативных предложений в современном русском и таджикском литературных языках позволяет говорить о том, что отсутствие глагола в номинативных конструкциях русского и таджикского языков имеет системную языковую природу.

Основными грамматическими признаками номинативных предложений русского и таджикского языков являются их односоставная структура, морфологическая природа главного члена, особая интонация и синтаксическая членимость (кроме атрибутивных компонентов, выделяются приименные объектные и обстоятельственные детерминанты как характерные части полных самостоятельных предложений).

В русском и таджикском языках в зависимости от значения и структуры выделяются такие однотипные разновидности номинативных предложений: бытийные, указательные, побудительно-пожелательные, оценочно-бытийные и «именительный представления» (представление-номинатив).

Сопоставительно-типологическое изучение номинативных предложений способствует осознанному их использованию при переводе.

Все структурно-семантические типы номинативных предложений функционируют в обоих языках, хотя в таджикском языке до сих пор не были выделены оценочно-бытийные, побудительно-пожелательные и «именительный представления» (состоящий из имени-основы).

Расхождение номинативных предложений русского и таджикского языков связано с особенностями порядка слов в русском и таджикском языках: для русского постпозиция определения является показателем двусоставности предложения, для таджикского языка таким показателем служит препозиция определения; указательные номинативные предложения таджикского языка могут употребляться без указательной частицы, в русском языке такого случая не наблюдается; в русском и таджикском языке употребляется одна форма времени глаголов в пределах контекста.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ односоставных предложений в русском и таджикском языках подтверждает факт наличия их в обоих языках, что свидетельствует о родстве языков на глубинном и поверхностном синтаксических уровнях.

В русском и таджикском языках выделяются определенно-, неопределенно-, обобщенно-личные, безличные и номинативные предложения.

Отсутствие инфинитивных предложений в таджикском языке объясняется морфологической спецификой грамматического строя таджикского языка.

Каждый тип односоставных предложений имеет свои структурные особенности, разновидности, сферу распространения и стилистического использования.

При всем разнообразии способов выражения главного члена односоставных предложений можно отметить формы, закрепившиеся за определенными разновидностями их в качестве основных. Для определения их разновидности, для отграничения их друг от друга, недостаточно знания способа выражения главного члена, необходимо учитывать и семантику предложения.

В функционировании определенно-личных предложений в русском и таджикском языках, несмотря на семантическую общность, имеются некоторые различия: в таджикском языке определенно-личные предложения могут быть глагольными и именными. Поэтому таджикские именные определенно-личные предложения передаются на русский язык двусоставными; определенно-личные предложения в русском языке имеют сказуемое в формах настоящего и будущего времени индикатива и в форме императива. Поэтому все таджикские определенно-личные предложения со сказуемым в формах прошедшего времени передаются двусоставными и, наоборот, русские двусоставные предложения со сказуемым в формах прошедшего времени в таджикском языке передаются очень часто определенно-личными, так как таджикские контекстуально-стилистически обусловленные определенно-личные предложения не знают ограничений в формах времени и наклонений. Это связано с особенностями морфологического оформления сказуемого этих предложений.

Наблюдения показали, что помимо семантических и информативных выразителей целей односоставность предложения обусловливается особыми факторами: а) контекстуально-речевым, когда неполная реализация структурной схемы (пропуск в речи определенной обязательной или возможной части предложения) обусловливается контекстуальными стилистическими целями; б) коммуникативно-информативным фактором, когда односоставные конструкции являются единственным средством для оформления, передачи и хранения какой-либо информации.

В русском и таджикском языках неопределенность производителя действия (личность) может быть абсолютной или завуалированной, что более свойственно таджикскому языку. Вследствие этого подгруппы неопределенно-личных предложений в русском и таджикском языках не совпадают.

Анализ фактического материала (оригинального и переводного) сопоставляемых языков дал возможность выявить общие признаки структурного и семантического характера, что проявляется в грамматической форме сказуемого, выражаемого третьим лицом множественного числа, характеризуемого значением неопределенной личности. Различия неопределенно-личных предложений в сопоставляемых языках проявляются в их функционировании, что обусловливается спецификой грамматического строя таджикского языка, характеризуемого категорией грамматического лица, проходящей через все формы изъявительного и условного наклонения глагола и наличием большого количества наклонений. Немаловажное значение имеет психология национального отражения действительности, что сформировало оригинальное языковое сознание.

Сопоставительный анализ структурно-семантических типов обобщенно-личных предложений в русском и таджикском языках позволяет говорить, что обобщенно-личные конструкции являются характерной особенностью русского и таджикского синтаксиса. Они имеют семантическое ядро – значение обобщенности действия, относящегося к любому лицу, типизированную форму этого значения в сопоставляемых языках. Имея сходства семантического плана, обобщенно-личные предложения в русском и таджикском языках совпадают и в способах выражения этого значения. Ядром выражения значения обобщенности являются формы второго лица единственного числа изъявительного и повелительного наклонений, второго лица множественного числа изъявительного наклонения, что встречается реже в русском языке: А?аб ?одисае, касеро ба мехмон? хабар кун? ва ёру чура?ои он ме?монро ма?з барои иззати ? даъват кун? ва ?ама оянду худи ме?мон наояд (Му?аммадиев, 332). - Интересно получается! Приглашаешь человека, зовёшь общих друзей именно для него – все на месте, а его нет.

На периферии в русском языке располагаются формы третьего лица изъявительного наклонения, первого лица множественного числа настоящего времени и единственного числа прошедшего времени, что выражается в их меньшей частотности. Сфера их использования в сопоставляемых языках одинакова: это функционирование в пословицах и поговорках.

Таджикский язык, располагающий развернутой самобытной системой форм времен и наклонений, имеющий специфические парадигмы категории грамматического лица, составляющие ядерную синтаксическую типологию, обладает большим объемом категории обобщенности, нежели русский язык.

Особенность синтаксиса обобщенно-личных предложений таджикского языка составляет возможность использования всех шести личных форм изъявительного наклонения глагола в качестве главного члена этого типа предложений (отсюда и специфика семантической типологии) и выражение категории обобщенно-личности в таджикском языке посредством именных сказуемостных форм: существительного, прилагательного и причастия, - что опять-таки характеризуется спецификой его грамматического строя.

Расхождения имеют прямое отношение к способам выражения обобщенно-личных предложений при переводе с русского языка на таджикский.

Безличные предложения в таджикском языке выражают различные модальные оттенки: возможность/невозможность, долженствование, необходимость. Система безличных предложений в современном таджикском языке представляет 5 ярко выраженных структурно-семантических типов, находящих соответствия в сопоставляемых языках.

При поверхностном сравнении создается впечатление структурного параллелизма. При детальном изучении безличных предложений русского и таджикского языков на речевом уровне, сопоставлении прямых и обратных переводов с русского языка на таджикский и с таджикского языка на русский, используя лингвистический эксперимент, оказывается, что система безличных предложений в русском языке статистически не находит полного совпадения, потому что в таджикском имеются не только вариантные возможности передачи подобного смысла двусоставными типами, для чего служат дополнительные лексические средства, но и единственно возможные типы передачи такого смысла двусоставными предложениями. Можно утверждать, что типология безличного предложения в русском языке перекрещивается с типологией двусоставных предложений в таджикском.

Сопоставительно-типологическое исследование безличных конструкций русского и таджикского языков позволяет сделать выводы, что русским безличным предложениям в таджикском языке соответствуют различные типы безличных предложений и двусоставные.

Способы передачи русских безличных предложений на таджикский язык зависят от конкретных модальных значений и морфологических особенностей языка. Односоставными безличными предложениями передаются на таджикский язык русские безличные предложения со значениями целесообразности, необходимости, нужности, важности и т.д. Двусоставными передаются безличные предложения со значением обладания (поссесивные предложения): У меня нет карандаша.- Ман ?алам надорам (Я карандаш не имею). Двусоставными передаются безличные предложения, в которых главный структурный компонент выражен безличными глаголами: Темнеет.- Торик шуда истодааст.// Торик мешавад.

Двусоставными в таджикском языке передаются безличные предложения с предикатом, выраженным в русском языке словом категории состояния: Мне стало грустно. - Дилам танг шуд ( Ман зи? шудам).

Такое соотношение категорий безличности/личности, как в таджикском языке, имеет место и в других индоевропейских языках, в частности в английском: У него не было часов.- Вай соат надошт. - (Shi didn’t have a watch). Темнеет.- Торик шуда истодааст. - (It is getting dark).

Особое значение при передаче безличных предложений русского языка на таджикский приобретает лексический фактор. Суть лексико-структурного фактора сводится к тому, что в лексической системе русского языка существуют группы безличных слов, т.е таких слов, которые, выступая в позиции сказуемого, не имеют синтаксической потенции сочетания с подлежащим в именительном падеже. Таких слов в русском языке очень много. К ним относятся безличные глаголы с недостаточной морфологической парадигмой (сюда же следует отнести реализацию безличных ЛСВ личными глаголами), предикативы (слова категория состояния, так называемые предикативные наречия), отрицательное слово нет и его эквиваленты, ряд отрицательных глаголов и местоимений. Все эти слова, когда выступают в позиции сказуемого, обусловливают односоставность предложения:

Мне холодно. - Ман хунук хўрда истодаам (Ман хунук мехўрам). Меня не было/ не будет дома/ на работе.- Ман дар хона\ дар кор набудам. Ман дар хона\ дар кор намешавам (букв.: Я дома не буду./ Я на работе не буду). В русском языке лексико-структурный фактор односоставности предложений очень развит, является ведущим способом организации безличных предложений, почти вся знаменательная лексика русского языка может быть классифицирована по признаку личность/безличность. В таджикском языке данный фактор ограничен: ему не свойственны безличные слова. Лексический фактор безличности замыкается модальными словами лозим, мумкин, даркор, нодаркор.

Односоставные инфинитивные предложения характерны лишь для русской синтаксической системы, представляя 11 структурно-семантических типов.


загрузка...