Интеграция нового экономического пространства России: глобальный, корпоративный и региональный аспекты (14.12.2009)

Автор: Слипенчук Михаил Викторович

Использование нематериальных активов существенно изменяет поведение корпораций. В 90-е годы их внимание было сосредоточено в основном на более эффективном использовании оборотного капитала (компонентов, сырья, запасов, незавершенного производства, готовой продукции) с целью повышения оборачиваемости запасов, снижения текущих издержек на хранение запасов, а также на повышении эффективности спросом. Ключевыми показателями экономической деятельности были производительность, оборачиваемость запасов, эффективность капитала, в том числе оборотного.

При систематическом использовании интеллектуального капитала в поведении корпораций возникают две новые тенденции. Первая тенденция состоит в передаче составляющих производственного процесса, связанных с физическим капиталом, внешним структурам и в распределении их по цепочке поставщик-потребитель. Вторая тенденция состоит в объединении ряда звеньев такой цепи в холдинги, финансово-промышленные объединения и т.п. Обе тенденции способствуют более рациональному использованию накопленного капитала и увеличению стоимости компаний. Возникающий на этой основе рост знаний относительно различных уровней экономической активности позволяет получить и сохранить конкурентное преимущество компании на протяжении значительного периода времени. Наличие конкурентного преимущества является главной причиной увеличения стоимости компании.

Технология обеспечения устойчивости конкурентного преимущества предполагает использование двух основных факторов. Первый фактор - умение активно формировать структуру того сегмента рынка, на котором он получил конкурентное преимущество. Второй фактор – создание подходящих петель положительной обратной связи. Каждая петля положительной обратной связи по своей природе является самоусиливающейся, но соединенные воедино петли с общим элементом многократно усиливают действие друг друга. Утрата конкурентного преимущества ведет к уменьшению стоимости компании и к возможному банкротству в будущем.

К рассматриваемым активам принадлежит и качество корпоративного управления. Сегодня можно говорить о двух основных типах корпоративного управления: командном, основанном на наличии единственного лидера на самом верхнем уровне управления и жесткой иерархии начальников и подчиненных на каждом последующем уровне, и лидерском, в которой управленческая иерархия ослаблена наличием лидеров на каждой ступени корпоративного управления.

По существу, это два разных типа корпоративной культуры. Различие между ними становится важным по мере ухудшения экономической конъюнктуры или при неожиданных изменениях внешней экономической среды, требующих быстрых ответных реакций корпорации.

Лидерской компанией управляет множество лидеров. Управление компанией возникает как результат взаимодействия всех лидеров и всех сотрудников, создавая условия для открытого общения и совместного принятия решений. Массовое лидерство снижает риск принятия ошибочного управленческого решения.

Одно из важных преимуществ компании лидерского типа – ее гибкость. Благодаря гибкости она способна находиться в состоянии постоянных, но постепенных изменений. Это позволяет своевременно заметить новую инновационную волну, приспособиться к ней или даже подняться на ее гребень.

Понятие лидерства тесно связано с понятием креативности. Креативность – это способность личности или компании не столько приспосабливаться к существующей хозяйственной конъюнктуре, сколько формировать ее (полностью или частично), исходя из собственных целей. Креативность корпорации определяется наличием в ней креативных (творчески одаренных) сотрудников, благодаря которым компания становится креативной.

Переход от совершенной конкуренции или монополии к монополистической конкуренции и усиление роли инноваций в конкурентной борьбе приводит к тому, что постепенно возникает ситуация, когда компания в большей мере нуждается в креативных сотрудниках, чем они в ней. В ответ на эту тенденцию во многих корпорациях лидерского типа существенно повышается степень свободы действий работника. Работники творческого типа начинают жить не в мире приказов, а в мире согласованных усилий, направленных на достижение поставленной цели.

По нашему мнению, сегодня можно говорить о фракталоподобном моделировании процессов корпоративного управления.

Преимущества фрактального моделирования корпоративного управления заключаются в следующем. В этом случае:

1) выясняется, что корпоративное управление является не детерминированным, а стохастическим процессом, который должен моделироваться вероятностными распределениями;

2) в качестве подходящих вероятностных распределений для фракталов надо использовать не нормальное распределение вероятностей, а степенные распределения вероятностей, допускающие достаточно большие вероятности существенных отклонений от стандартного поведения;

3) выясняется, что в процессах корпоративного управления могут появляться различного рода сбои и «катастрофы», которые не обязательно вызваны изменениями внешних условий;

4) достижение максимальной устойчивости корпоративного управления в изменяющихся условиях предполагает децентрализованную структуру управления (централизованная система управления не является фракталом).

Существенно, что не каждая структура корпоративного управления фракталоподобна. В интересующем нас плане командный тип корпоративного управления не является фракталоподобным, тогда как лидерский тип корпоративного управления фракталоподобен.

Действительно, для командного типа корпоративного управления принцип масштабной инвариантности не выполняется: на высшем уровне иерархии имеется лидер, тогда как на остальных уровнях, характеризующих управление в меньших масштабах, лидер отсутствует. Напротив, в компаниях лидерского типа лидер имеется на каждом уровне иерархии. Из этого, в частности, следует, что лидерский тип корпоративного управления гораздо более устойчив к различного рода неблагоприятным для корпорации изменениям (увеличению рисков, спадам, кризисам, появлению сильных конкурентов), чем более прямолинейный и строго централизованный командный тип корпоративного управления.

Отметим также, что структура компании не ограничивается ее внутренними связями, не меньшее значение имеют ее внешние связи. Основная причина этого состоит в глобализации корпоративной конкуренции. Многие компании сосредотачиваются на основных видах деятельности и отдают остальное на аутсорсинг, поэтому их успех во все большей степени зависит от способности контролировать процессы, происходящие в цепочке создания стоимости за пределами компаний. Возникает то, что целесообразно называть «рассредоточенной корпорацией».

В процессе управления сложными корпоративными проектами большое значение приобретает феномен виртуальной организации. Виртуальная организация - это группа сотрудничающих компаний, быстро объединяющихся для освоения особой возможности. Как только возможность реализована, объединение в большинстве случаев распадается. В идеале, каждая устанавливающая связи с другими компаниями организация вкладывает в виртуальную организацию только то, что является ее ключевыми компетенциями. Команды людей в разных компаниях работают совместно, скорее параллельно, посредством компьютерных сетей в реальном времени. Подобная интегрированная организация не имеет иерархических уровней. Современные компьютерные технологии позволяют осуществлять совместную групповую работу в удаленном режиме.

К тому же изменяется сам статус участника реализации плана компании: он рассматривается не с позиции занимаемой должности, не как функционер, а как потенциальный ресурс, представляющий собой совокупность знаний и умений, доступный для всех членов организации. Формально для виртуальной компании имеет значение только содержание ресурса и его доступность. виртуальная организация – это организационная структура, которая создается только для реализации конкретного проекта. В теории управления определение "виртуальный" стало ключевым.

В диссертации показано, что рассмотренные факторы следует рассматривать не только в качестве стимулов экономического роста, но и как важное условие снижения диспропорций в территориальном развитии.

9. В развитие концепции пространственно-функциональной экономики оценены перспективы более гомогенного меридионально-широтного освоения больших территорий, что является актуальной задачей для России, Казахстана и ряда других постсоветских государств. С этих позиций проанализирован проект создания Трансазийского коридора развития в Срединной Евразии. В пространственно-функциональной экономике важным стимулом и ресурсом развития становится освоенное пространство, пространственное распределение ресурсов и их эффективное использование. Чем больше осваиваемое пространство, тем сильнее, при прочих равных условиях, экономические стимул и ресурс. Напротив, неосвоенное пространство не является ни стимулом, ни ресурсом и служит в основном источником издержек.

Отметим три основных условия освоения пространства: 1) создание инфраструктуры, способной поддерживать определенную плотность населения; 2) выявление и реализация потенциала территории; 3) интенсивное жилищное и транспортное строительство на территории.

Экономически неосвоенная территория характеризуется низкой плотностью населения и слабо развитой системой коммуникаций. Хозяйственное освоение территории начинается с выстраивания на ней инфраструктуры, способной поддерживать определенный уровень заселенности территории и соответствующей экономической активности. Напротив, если уровень населенности территории падает ниже определенного уровня, то освоенная территория может постепенно превратиться в неосвоенную.

Именно эта опасность грозит сегодня отдельным регионам России. Переход к рыночным отношениям четко поляризовал территорию страны в отношении условий и перспектив роста, повернул миграционные потоки в сторону наиболее обжитых и благоприятных для жизни регионов. В последнее десятилетие главным межрегиональным вектором миграций в России стало движение с севера и востока на юг и запад, в противоположность всей истории страны, когда население перемещалось на север и восток страны.

Два района страны образуют миграционные полюса – Центр, который стягивает население со всей территории страны, и Дальний Восток, который во все регионы население отдает. Каждый последующий регион, расположенный в западном направлении от Дальнего Востока, теряет население, мигрирующее во все более западные регионы, одновременно частично восполняя его за счет восточных. Благодаря движению с востока Восточная Сибирь компенсирует 10-15 % своих потерь, обусловленных миграцией в западном направлении, Западная Сибирь – уже около половины, а на Урале приток с востока полностью перекрывает отток на Запад. Дальний Восток России, следовательно, является главным кандидатом на превращение этой территории в неосвоенную.

Понятно, что страны и регионы с чистым отрицательным приростом населения нуждаются в притоке мигрантов, восполняющих убыль населения. Мобильность рабочей силы очень сильно сдерживается неразвитостью рынка жилья.

В географическом плане комплексное (системное) освоение территории предполагает два «перпендикулярных» направления пространственного развития: широтное и меридиональное. Именно так должно начинаться освоение огромных малоосвоенных пространств. Примером может служить предполагаемое освоение трансазийского пространства, состоящего из отдельных регионов с различным потенциалом.

Экономический потенциал территории – это скрытые возможности экономического роста и социально-экономического развития этой территории, а также возможности, обусловленные географическим положением данной территории и ее местом в системе национального и международного разделения труда.

Имеют место следующие основные компоненты потенциала территорий имущественный, научно-производственный, демографический, трудовой, инфраструктурный (дороги, транспорт, энерго- и водоснабжение, ЖКХ), инвестиционный, технико-технологический, интеграционный, отраслевой, экологический (в том числе санитарный: качество питьевой воды, радиационный фон и т.п.), туристический, а также компонент, относящийся к финансовому и человеческому капиталу территории.

К дополнительным измерениям мы относим качество земли, близость или удаленность от рынков сбыта, природно-климатические условия, внутритерриториальное и межтерриториальное разделение труда, основной и оборотный капитал предприятий, внешнеэкономические связи и бюджетно-финансовые отношения, платежный баланс территории, размеры трансфертов, субсидий и субвенций, специализация территории, а также качество управленческих решений, в том числе стратегии развития, использующей конкурентные преимущества территории.

Поскольку возможности развития у разных территорий разные, то их более полное использование может увеличить, а не уменьшить различие в социально-экономическом развитии территорий. Напротив, их искусственное выравнивание может уменьшить суммарный экономический рост. Более правильным поэтому представляется определение минимального социально-экономического стандарта, которому должна удовлетворять каждая территория и каждый регион страны.

Кроме того, в диссертации выдвинут тезис о том, что устойчивое экономическое освоение больших территорий в рамках пространственно-функциональной экономики должно происходить как в широтном, так и в меридиональном направлениях. Это верно, в частности, в отношении Трансазийского пространства.

Территория Трансазийского пространства является центром Евразии. На ней сосредоточена основная часть минерально-сырьевых ресурсов (нефть, газ, золото, цветные металлы, алмазы, лес и пр.). Мировые цены на них в среднем устойчиво растут. Однако это пространство удалено от основных мировых рынков, что сдерживает его экономическое развитие. Устранить этот недостаток может Трансазийский Коридор развития, который предлагается основать в Срединной Евразии между Северным Ледовитым океаном и Индийским океаном от 50? и до 90? меридианами в.д. на Трансазийском пространстве. Это позволит осваивать Евразийское пространство по двум геостратегическим осям – вертикальной (Север – Юг) и горизонтальной (Восток – Запад).

Вертикальная составляющая "Большого евразийского перекрестка" – это сам Трансазийский Коридор. Горизонтальная составляющая "перекрестка" представлена совокупностью действующих широтных транспортных коридоров (Северный морской путь, Транссиб, Турксиб, Второй Шелковый путь и Южный морской путь).

Возможна следующая проектная "разметка" Большого Трансазийского пространства:

Северная зона: Уральский федеральный округ Российской Федерации;

Срединная  зона: Азербайджанская Демократическая Республика; республики Дагестан, Калмыкия и Астраханская область Российской Федерации; страны Центральной Азии; Синьцзян-Уйгурский автономный округ и Тибетская провинция Китайской Народной Республики;

Южная зона: Афганистан, отдельные провинции Индии, Иран, Пакистан.

Освоение Трансазийского пространства исключительно важно для России и стран Евразии. Оно может стать существенным прорывом на пути поиска новых форм финансово-экономического сотрудничества Азербайджана, Афганистана, Индии, Ирана, Казахстана, Китая, Кыргызстана, Пакистана, России, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.


загрузка...