Лингвистические средства создания образа исламской угрозы в англоязычном медиадискурсе (14.09.2012)

Автор: Навицкайте Эдита Антоновна

Предметом данного исследования являются различные языковые средства создания образа исламской угрозы в англоязычных СМИ.

Цель диссертационного исследования заключается в комплексном анализе использования различных языковых средств создания образа исламской угрозы в текстах англоязычного медиадискурса.

Данная цель реализуется в решении следующих конкретных задач:

1) анализ особенностей политического дискурса современных СМИ;

2) выявление средств манипуляции сознанием реципиента в медиадискурсе;

выделение концептуальных признаков и описание структуры концепта THREAT в современном английском языке;

выявление и описание лексических средств актуализации субконцепта ISLAMIC THREAT, а также способов его метафорической репрезентации;

изучение экспрессивно-стилистических и модально-оценочных средств создания образа исламской угрозы в англоязычном медиадискурсе;

исследование имплицитных средств создания образа исламской угрозы в современных англоязычных медиатекстах.

Основные методы исследования, использованные в диссертации – концептуальный, дискурсивный, лингвостилистический и контекстуальный анализ, метод метафорического моделирования. При систематизации и интерпретации текстов СМИ как объектов исследования применялся описательный, логический метод, а также общенаучные методы лингвистического анализа: обобщения и сопоставления.

Научная новизна диссертации обусловлена тем, что в ней впервые в отечественной лингвистике проведен комплексный анализ субконцепта ISLAMIC THREAT в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы, проанализирована его структура, выделены лексические средства объективации, а также средства метафорической репрезентации исследуемого субконцепта в современном англоязычном медиадискурсе. Исследован манипулятивный аспект использования лексических средств, объективирующих субконцепт ISLAMIC THREAT.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что анализ и системное описание различных лингвистических средств актуализации образа исламской угрозы в англоязычном медиадискурсе соотнесены с воплощением авторского «я» в политически ангажированном тексте СМИ, в большинстве случаев рассматривающем внешние силы, другую религию и идеологию как явную или скрытую угрозу. Диссертация вносит определенный вклад в дальнейшую разработку проблем когнитивной лингвистики и дискурс-анализа.

Практическая значимость исследования связана с возможностью использования его материалов в преподавании курсов «Теория и практика массовой информации», «Теория и практика массовой коммуникации», «Стилистика современных СМИ», а также курсов по лексикологии, лингвокультурологии, когнититвной лингвистике, стилистике современного английского языка для студентов и аспирантов филологических специальностей.

Апробация материалов исследования. Основные положения диссертации изложены в докладах на региональных и межвузовских конференциях молодых ученых в Иркутском государственном лингвистическом университете (2008 – 2010 гг.), в тезисах докладов на Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков» в Башкирском государственном университете (Уфа, апрель 2010 г.), на II Международной научно-практической конференции «Наука и современность – 2010» (Новосибирск, апрель 2010 г.), на Международной научно-практической конференции «Межкультурная коммуникация и СМИ» в Алтайском государственном университете (Барнаул, май 2010г.), на Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции «Мировое культурно-языковое и политическое пространство: взгляд через столетия» (Москва, июнь, 2010), на X Международной научно-практической конференции «Лингвистические и культурологические традиции и инновации» (Томск, ноябрь 2010г.).

Основные результаты исследования отражены в 8 публикациях, в том числе в одной публикации в ведущем рецензируемом научном издании. Общий объем публикаций составляет 2,3 печатных листа.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Субконцепт ISLAMIC THREAT, репрезентирующий знание о соответствующем фрагменте действительности, представляет собой сложное ментальное образование, обязательными структурными элементами которого являются: субъект угрозы; опасность, исходящая от ислама; объект угрозы; цель угрозы.

2. Следует четко разграничить две ситуации, связанные с угрозой. В первом случае адресант непосредственно угрожает адресату и воспринимается им как враг или соперник. Во втором случае адресант информирует адресата об угрозе, исходящей от третьих лиц, и расценивается им как помощник и соучастник предотвращения этой угрозы.

3. Медиадискурс, посвященный исламу и мусульманам, организован вокруг определенных тематических кластеров, постоянное тиражирование которых в прессе ведет к формированию в социуме стойких предубеждений в отношении мусульман. Это – «насилие / агрессия», «терроризм / экстремизм», «религиозность / фанатичность», «жестокое отношение к женщинам и детям», «невежество», «жестокость / коварство». Данные тематические кластеры эксплицируют концептуальные признаки субконцепта ISLAMIC THREAT.

4. Концептуализация исламской угрозы в англоязычном медиадискурсе характеризуется высокой степенью метафоричности. В англо-американской лингвокультуре исламская угроза репрезентирована военной, морбиальной, театральной, антропоморфной, механической, школьной метафорами, метафорой рабства, охоты, зоометафорой, фитометафорой.

5. В англоязычном медиадискурсе представлены такие отличительные черты ислама, как экстремизм, тоталитаризм, террористическая деятельность, неуважение к правам человека, нетерпимость к критике. При этом негативная оценка, характеризующая воинственно настроенных мусульман, во многих текстах и в сознании массовой аудитории экстраполируется на всех мусульман и мусульманскую культуру в целом. В результате имеет место гиперболизация предположения об опасности, обнаружение угрозы во всех явлениях действительности, к которым ислам имеет какое-либо отношение.

6. Для медиатекстов, сообщающих об угрозе со стороны ислама, характерна высокая степень экспрессивности, эмоциональности и оценочности используемых лексических средств, включающих лексику с отрицательной коннотацией, имена собственные, мусульманские реалии, различные тропы, а также умелое использование имплицитных смыслов, что значительно усиливает авторскую иллокуцию.

7. Большую роль в создании образа исламской угрозы в современном англоязычном медиадискурсе играет функционально-семантическая категория модальности, а именно: активное использование изъявительного и повелительного наклонений, разнообразных средств выражения эпистемической и деонтической модальности, которые в основном представляют угрозу со стороны ислама как объективный, не подлежащий сомнению факт.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, каждая из которых завершается выводами, заключения, библиографического списка, включающего 167 источников (в том числе 58 на иностранных языках), списка лексикографических источников, списка источников примеров. Общий объем работы составляет 172 страницы, из них 150 страниц основного текста.

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, научная новизна, отмечается ее теоретическая и практическая значимость, определяются цель, задачи и методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, даются сведения об апробации работы.

В первой главе «Современный медиадискурс как предмет прагмалингвистического анализа» рассматривается специфика медиадискурса и характеризуются особенности манипуляции сознанием реципиента в средствах массовой информации, а также определяются понятия «образ» и «исламская угроза».

Во второй главе «Актуализация субконцепта ISLAMIC THREAT в англоязычном медиадискурсе» феномен угрозы рассматривается с точки зрения психологии, социологии, политологии, лингвистики. Выделяются базовые признаки концепта THREAT на основе анализа словарных дефиниций ключевой лексемы, анализируется лексическая объективация субконцепта ISLAMIC THREAT, его структура и содержание, выделяются признаки данного субконцепта. Выявляются и анализируются концептуальные метафоры, репрезентирующие субконцепт ISLAMIC THREAT.

В третьей главе «Экспрессивно-стилистические и модально-оценочные средства создания образа исламской угрозы» анализируется роль эпитетов, сравнений, аллюзий, имен собственных и мусульманских реалий в анти-исламском дискурсе, а также влияние модальности и оценочности на создание образа мусульманина-врага.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования и формулируются основные выводы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Одной из важнейших задач когнитивно-дискурсивной парадигмы знания является изучение различных явлений современного политического мира, отражаемых современными средствами массовой информации.

Дискурс, понимаемый как определенный тип общения, состоит из предложений или их фрагментов, а его содержание часто, хотя и не всегда, концентрируется вокруг некоторого «опорного» концепта. В данном исследовании рассматривается медиадискурс, организованный вокруг субконцепта ISLAMIC THREAT.

Будучи связанным с определенной ситуацией общения, дискурс допускает множество измерений. С позиций прагмалингвистики он рассматривается как «интерактивная деятельность участников общения, установление и поддержание контакта, эмоциональный и информационный обмен, оказание воздействия друг на друга» [Карасик, 2000, с. 5]. В современной лингвистике дискурс рассматривается как речь, включенная в коммуникативную ситуацию, осмысливаясь как категория с более отчетливо выраженным социальным содержанием по сравнению с речевой деятельностью каждого конкретного участника речевого акта.

В данной работе медиадискурс понимается как любой вид дискурса, реализуемый в поле массовой коммуникации и продуцируемый СМИ. Это «тематически сфокусированная, социокультурно обусловленная речемыслительная деятельность в масс-медийном пространстве» [Кожемякин, 2010, с. 14].

Медиадискурс, как и отдельный текст, отдельный речевой акт, являющиеся частью этого дискурса, предполагает передачу информации достаточно узкой группой лиц и восприятие ее большей частью культурного сообщества, общающегося на данном языке.

Поскольку медиадискурс ориентирован на массового адресата, он становится эффективным инструментом «вживления» выгодных владельцам тех или иных СМИ мнений и взглядов в сознание адресата медиатекстов [van Dijk, 2006; Кара-Мурза, 2002]. В пространстве политики, как в семантическом поле или концептосфере, каждое отдельное СМИ выделяет центр пространства ? страну, государство или регион, в рамках которых они применяют свою шкалу оценок, выделяя «своих» и «чужих» на основании культурной или этнической принадлежности. Данный дискурс связан с использованием идеологем, тенденциозной информации (biased / one-sided account), основанной на предубеждении (bias), которая используется средствами массовой информации в качестве эффективного средства внушения той или иной выгодной им доктрины [Riggins, 1990].

Манипуляция сознанием представляет собой скрытое психологическое воздействие на адресата с целью навязывания ему воззрений, желаний, намерений, выгодных манипулятору [Кара-Мурза, 2002]. Объектом манипуляции в СМИ служит, прежде всего, сфера чувств реципиента, его эмоции [Лебон, 1995].

Базовой для политического дискурса СМИ является оппозиция «свои» ? «чужие», которая получает экспликацию на разных языковых уровнях. Выбирая способ указания на субъект политической деятельности в своих высказываниях, автор массмедийного текста отражает свои ментальные установки и реализует функцию контроля над установками и поведением читателей, зрителей и слушателей [Hoyer, 1997].

В фокусе данного исследования находятся языковые средства формирования образа врага, а именно – врага-мусульманина, в англоязычной прессе. Под образом врага понимают мысленный конструкт лица или группы лиц, представляющих опасность для государства и общества в определенный период времени. Образ врага создается средствами массовой информации, пропагандируется ими и, как следствие, находит свое отражение в массовом сознании [Костерева, 2010]. Основная функция образа врага заключается в формировании представления о том, что является угрозой самому существованию группы (общества, организации) [Гудков, 2004]. На рубеже XXI столетия таким врагом для стран Запада стал ислам, получивший в западных СМИ метонимическое наименование «зеленой» (исламской) угрозы (The Green Peril, The Green Menace).

Психологические аспекты, связанные с восприятием угроз, еще мало изучены. Психологи предлагают рассматривать угрозу как феномен, относящийся к области человеческой психологии и теории вероятностей одновременно, поскольку угроза воспринимается таковой только до тех пор, пока она выглядит достаточно вероятной [Джадан, 2011].


загрузка...