Прагматика обещания в современном англоязычном дискурсе (14.09.2012)

Автор: Былина Елена Эдуардовна

Наш анализ показал, что такие признаки, как «взятие на себя обязательства», «благоприятность обещанного действия для адресата», «контролируемость действия адресантом», «выполнение обещанного в будущем», являются доминирующими в ситуации обещания, поскольку отклонения именно по этим признакам влекут трансформацию обещания в другой речевой акт. Например, в речевой акт заверения, относящийся к репрезентативам, цель которого состоит в том, чтобы зафиксировать ответственность говорящего за сообщение о некотором положении дел, за истинность выражаемого суждения:

(10) «Well, my dear one, it went off very well. My mother liked you. You made a conquest of her at once. She’ll adore you».

Lydia laughed.

«Don’t be silly. She detested me».

«No, no, you’re wrong. I promise you. I know her, I saw at once that she took to you» (Maugham 1, p. 95).

В представленной ситуации молодой человек, стремясь разубедить девушку в том, что она произвела плохое впечатление на его маму, говорит, что она не права, и усиливает свои слова, употребляя перформативное высказывание I promise you. Здесь иллокутивная сила обещания блокируется, так как наблюдаются отклонения по нескольким признакам: «выполнение обещанного в будущем времени» (действие уже произошло в прошлом: девушка говорит, что мама молодого человека возненавидела ее – She detested me; ее жених опровергает – I saw at once that she took to you), «контролируемость обещанного действия» (впечатление / мнение одного человека не может быть контролируемо другими людьми), «исполнитель обещанного действия» (субъект обещания и субъект зависимой пропозиции некореферентны: субъект обещания выражен личным местоимением I, а субъект зависимой пропозиции – личным местоимение she). В результате, речевой акт обещания трансформируется в речевой акт заверения.

Анализ обещания во взаимосвязи с другими речевыми актами позволяет смоделировать прагматическую структуру ситуации обещания и выявить роль обещания в достижении прагматической цели коммуниканта.

Прагматическое значение высказывания определяется как слагаемое из двух компонентов: значения, выводимого из входящих в него языковых единиц, и контекста общения или ситуации – отсюда противопоставление уровней языковой семантики (предложения) и коммуникативной семантики (высказывания) и разграничение семантических и коммуникативных структур. «Высказывание можно определить как множество коррелятивных пар, одним из членов которых является структурно-языковой элемент, другим – коммуникативный (прагматический). В этом случае построение высказываний представляет собой правила перехода от одной координатной системы (языковой структуры) к другой (коммуникативной)» [Почепцов, 1987, с. 29]. Таким образом, прагматическое значение может быть адекватно выведено реципиентом в том случае, если правильно восстановлена прагматическая структура ситуации.

Как показывает анализ фактического материала, обещание может реализовываться в различных типах прагматической ситуации:

обещание как вспомогательный побудительный стимул к чему-либо;

обещание как положительная ответная реакция на речевой или иной стимул.

?ажным для выявления тактического и стратегического потенциала обещания.

В прагматической структуре ситуации обещания первого типа ситуация побуждения включает в себя речевой акт обещания совместно с некоторыми другими актами: просьбы, предложения или извинения. Например:

(11) «I think it would be better if I came with you. I promise not to be in the way. We’ll have the nights together. Don’t you think it would be better if I came with you? » (Chase 2, p. 91).

Здесь мы видим вежливую просьбу, в результате которой мужчина намерен получить согласие девушки на совместную поездку. Так как он полагает, что она не заинтересована в этом, а хочет поехать одна, он обещает сделать нечто благоприятное для нее, пытаясь тем самым повлиять на решение любимой в свою пользу. Функция обещания в данном случае – усилить воздействие на адресата.

В следующем фрагменте высказывание I promise (you) употребляется совместно с речевым актом предложения:

(12) «I'm Jamie McGregor». The man spat.

«What happened here was not my doing. I want to make it up to your men».

«Tell that to their widows». <…>

He said to the man, «I'm closing the diamond field down for three days. I want you to talk to your people. Make a list of your complaints, and I'll look at it. I promise you I'll be fair. I'll change everything here that's not right».

The man studied him, a look of skepticism on his face.

«There will be a new foreman in charge here, and decent working conditions. But I'll expect your men back at work in three days» (Sheldon 1, p. 156).

На рудниках Джэмми Мак Грегора рабочие устроили беспорядки, так как были недовольны жестоким обращением с ними со стороны управляющего. Джэмми, чтобы уладить конфликт и заставить работников вернуться к выполнению своих обязанностей, предлагает им составить список жалоб и обязуется рассмотреть их, обещая при этом быть справедливым, улучшить условия труда и нанять нового управляющего.

Достаточно часто наблюдается использование высказывания I promise (you) с речевым актом извинения:

(13) «You hurt me very much, » she said, close to tears.

«I didn’t sleep all night. You were drunk. You shouted at me. You were horrid».

«Yes, I was all that, and I am sorry. I promise it won’t happen again». Tentatively he put his arm around her, and after hesitating, she relaxed against him (Chase 2, p. 103-104).

Это вполне закономерно, что коммуникант, извиняясь, обещает не совершать таких же проступков в будущем с целью добиться прощения собеседника.

Вышесказанное свидетельствует о том, что адресант, намереваясь достичь преследуемые им цели в ходе коммуникации, зачастую употребляет обещание для усиления воздействия на адресата.

И.М. Кобозева [Кобозева, 1986а], рассматривая вопрос связи лексического значения глагола и его возможности употребляться перформативно, разделяет смысловые компоненты, входящие в лексическое значение глаголов речи, на две группы – те, что сохраняют информационную ценность при перформативном употреблении, и те, что теряют ее. Глагол promise принадлежит к первой группе, так как его значение включает компоненты-интенсификаторы: Promise - to tell sb that one will definitely give or do sth (OALD of CE, 1998). Сема ‘definitely’ (‘определенно’, ‘точно’), безусловно, принадлежит к числу информационно ценных «дополнительных смыслов». Отсюда можно сделать вывод, что употребление перформативного высказывания I promise (you) совместно с различными речевыми актами побудительного характера объясняется тем, что оно позволяет адресанту придать своей речи большую убедительность и обеспечить достижение прагматической цели.

Особенность прагматической структуры ситуации обещания второго типа заключается в том, что в этом случае обещание употребляется в дискурсе реагирования в ответ на такие речевые акты, как жалоба, утверждение, сообщение, просьба, приглашение, запрос, позволение, запрет, упрек, совет, приказ, заявление, предложение, предостережение, угроза. Здесь обещание представляет собой положительную ответную реакцию на речевой или иной стимул, о чем свидетельствует благоприятный характер обещанного действия для адресата. Например:

(14) Robert telephoned a friend at the FBI. Al Traynor had crossed Robert’s path half a dozen times in the past, and Robert trusted him.

«Tray, I need a favour». <…> «I’d like you to run a computer check on someone».

«You’ve got it. Give me a name».

«Monte Banks <…> ».

«No problem. I’ll call you in the morning».

«Thanks. I owe you a lunch».

«Dinner».

«You’ve got it» (Sheldon 3, p. 127).

Роберт обращается к другу с просьбой, и тот обещает выполнить ее, то есть реакция на предъявленный речевой стимул положительная, и адресат обещания должен быть вполне удовлетворен результатом коммуникативного взаимодействия (в случае выполнения просьбы он получит выгоду).


загрузка...